Глава 3 Шаг в сторону КАК НЕ ПОДДАВАТЬСЯ СТРАХУ

Стоя на одном месте, многие совершают ложный шаг.


ИЗРЕЧЕНИЕ, СПРЯТАННОЕ В УПАКОВКЕ КИТАЙСКОГО ПЕЧЕНЬЯ


Назван должен быть страх твой, прежде чем изгнать его сможешь ты.

ЙОДА из фильма «Звездные войны: империя наносит ответный удар»


Рио-де-Жанейро, Бразилия


Еще шесть метров – и все. – Беги! Беги-и-и-и!

Ханс не знал португальского, но смысл понял: поднажми! Яростно отталкиваясь кроссовками от каменистой земли, он ринулся грудью вперед к пропасти почти километровой глубины.

На последних шагах он затаил дыхание и от паники едва не потерял сознание. Поплыли предметы вокруг, в глазах потемнело, и вдруг… он полетел. Безбрежная небесная лазурь раскинулась до самого горизонта, едва он понял, что восходящий поток теплого воздуха подхватил его параплан. Страх остался позади, на вершине горы. Паря на трехсотметровой высоте над сочной зеленью тропических лесов и девственной белизной пляжей Копакабаны, Ханс Килинг внезапно прозрел.

Это случилось в воскресенье.

В понедельник утром Ханс вошел в свою адвокатскую контору, затерявшуюся в Сенчери-Сити, райской гавани для корпораций в Лос-Анджелесе. Едва перешагнув порог офиса, он сообщил о том, что увольняется, отработав положенные три недели. Почти пять лет он содрогался от одной мысли: неужели эта каторга еще на 40-45 лет? Однажды, после завершения очередной работы, ему пришлось заночевать в офисе под столом, а на следующее утро вновь впрячься в лямку. Именно в то утро он дал себе клятву: еще два таких аврала – и я здесь больше не работаю. Третий выдался накануне отъезда Ханса в Бразилию.

Кто из нас не зарекался, и с Хансом такое случилось уже не в первый раз, но теперь дело обстояло иначе. Ханс изменился. Пикируя на параплане, он понял: стоит сделать первый шаг – и риск перестанет пугать. Коллеги высказались так, как и ожидал Ханс: зачем бросать столько труда псу под хвост? Ведь он уже адвокат, быстро продвигающийся по служебной лестнице, – какого рожна ему еще надо?

Ханс сам не знал, чего хочет, но новизна пришлась ему по вкусу. Зато он точно знал, что на работе дохнет от скуки, и решил покончить с ней. Хватит с него болванного хождения на работу, хватит ужинов, на которых коллеги бахвалятся автомобилями, хватит хвастовства новеньким BMW – ведь все равно скоро кто-нибудь обскачет его на дорогущем «мерсе». Все, завязано!

Перемены начались внезапно: впервые за долгое время Ханс вдруг ощутил душевный покой и смелое решение уже не тревожило его. Раньше он всегда боялся летать самолетами, особенно попадать в зоны турбулентности, а теперь спал в кресле как младенец даже в сильную грозу. Невероятно, но факт.

Прошел год. Юридические компании по-прежнему зазывали Ханса на работу, но к тому времени он уже основал компанию Nexus Surf, оказывающую услуги любителям экстремального серфинга, и обосновался в тропическом раю – в Флорианополисе, Бразилия. Там же Ханс познакомился с девушкой его мечты – ка-риокой* по имени Татьяна с кожей цвета карамели, и целыми днями или нежился под пальмами, или помогал клиентам пережить незабываемые минуты.

Чего же он так боялся?


Сейчас он часто узнает прежнего себя в офисных доходягах, которых учит ловить волну. В ожидании прилива у туристов часто

* Местное название жителей Рио-де-Жанейро. – Примеч. пер.

вырывается искреннее: «Как бы я хотел жить как ты!» И Ханс все-1да отвечает одно и то же: «Так живи!»

Заходящее солнце отражается в воде и усиливает ощущение Ханса: это не просто временный отдых от работы. Он мог бы во-юбновить карьеру юриста, но думает о карьере меньше всего.

После увлекательного урока Ханс и его подопечный плывут обратно на досках, загребая воду ладонями. Видя приближающийся берег, клиент спохватывается, и реальность тут же забирает свою жертву: «Я бы с радостью, но не могу же я все бросить!»

Ханс только смеется.


Власть пессимизма: определение кошмара

Действие не всегда приносит счастье, но счастья без действия не бывает.


БЕНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ (1804-1881), английский политический деятель и писатель

Быть или не быть? Рискнуть или даже не пытаться? Большинство не рискнет независимо от того, считают эти люди себя смелыми или нет. Неопределенность и угроза поражения могут напугать кого угодно. Многие предпочтут отсутствие счастья неопределенности. Долгие годы я ставил перед собой цели, принимал решения, менял направления – и все напрасно. Я так же изводился от страха и неизвестности, как любой человек.

Четыре года назад ко мне пришла простая мысль. В то время я (арабатывал столько денег, что не знал, куда их девать, – около 70 тыс. долларов в месяц – и все-таки был несчастным. У меня не было свободной минуты, я вкалывал до седьмого пота. Осно-нан компанию, я с запозданием понял, что продать ее будет почти невозможно. Вот тебе раз. Я попал в глупое и безвыходное положение. Надо было это предвидеть, думал я. В кого я такой кретин? 11очему у меня ничего не выходит? Не тупи, хватит быть (далее непечатно)! Что со мной не так? На самом деле, ничего особенного. ) m не я достиг своего потолка: просто рамки моей бизнес-модели н I о время были слишком узкими. Виноват не шофер, а тачка.


Ошибки, допущенные еще при рождении компании, не оставляли никакой надежды продать ее. Даже если бы я нанял в помощники эльфов и подключился к мощному суперкомпьютеру, ничего не изменилось бы. Мое детище имело серьезные врожденные пороки. Вставали вопросы: как мне отделаться от этого Франкенштейна и в то же время помочь ему стать на ноги? Как вырваться из цепких щупалец трудоголизма и страха, что стоит мне отлучиться хотя бы на 15 дней и дело развалится? Как удрать из тюрьмы, которую я возвел своими руками? Выход один – путешествие. Целый год отдыха и поездок по всему миру.

Думаете, я взял и уехал? К этому решению я долго приходил. Сначала примерно полгода боролся со стыдом, смущением и гневом, находил все новые причины, по которым вожделенное путешествие не даст ровным счетом ничего, и так без конца. Плодотворный выдался период, ничего не скажешь.

А потом однажды я вдруг представил себе будущие муки, и меня посетила блестящая мысль. Это было главным озарением моего «нервозного» периода: представь самое худшее, что может случиться из-за путешествия.

Итак, пока я катаюсь по свету, мой бизнес прикажет долго жить – это несомненно. Письмо с последним предупреждением случайно не дойдет до меня, и на меня подадут в суд. Компанию прикроют, товар осядет на полках, а я буду кусать локти где-нибудь на холодном берегу Ирландии, где застряну навсегда. Может, даже разрыдаюсь под дождем. На погашение долгов уйдет 80% денег с моего счета, машина и мотоцикл наверняка будут проданы за бесценок. И в довершение всех бед кто-нибудь плюнет мне на голову с балкона, пока я буду делиться объедками с бродячим псом, который вдруг рассвирепеет и тяпнет меня за нос. Эх, жизнь-жестянка, до чего ж ты сурова.


Победить страх = определить страх

Тебе советую несколько дней подряд довольствоваться скудной и дешевой пищей, грубым и суровым платьем. И тогда ты скажешь сам: «Так вот чего я боялся7.»


СЕНЕКА

А потом случилось удивительное. Несмотря на все воображаемые старания испортить себе жизнь, я начал искать выход. Едва я избавился от смутных тревог и неопределенности, представив самый страшный, кошмарный сценарий, предстоящая дорога перестала пугать меня. Внезапно я поймал себя на мысли, что обдумываю простые шаги ради спасения оставшихся средств и соображаю, каким образом я могу вернуться в накатанную колею, если все-таки случится самое худшее. Если понадобится оплачивать жилье, и всегда могу устроиться куда-нибудь барменом. Могу распродать мебель и готовить еду самостоятельно, а не питаться в ресторанах. Могу красть карманные деньги у школьной малышни, которая каждое утро проносится под моими окнами. Вариантов море. Я понял, что вернуться на прежние позиции, а тем более выжить будет нетрудно. Ничто фатальное мне не грозит, даже при наихудшем раскладе. А пинок-другой как-нибудь переживу.

По 10-балльной шкале, на которой единица означала «никаких перемен», а десятка – «необратимые перемены в жизни», мой так называемый наихудший расклад тянул лишь на 3-4 балла, да и то временно. По-моему, подобным образом обстоит дело в большинстве случаев, но люди чаще всего ведут себя так, будто случилось непоправимое – «вся жизнь – коту под хвост!» Однако если бы мне удалось реализовать самый благоприятный или даже хотя бы вероятный сценарий, он означал бы твердые 9 баллов или кардинальные перемены жизни к лучшему.

Иначе говоря, мне грозило нечто неприятное и временное с вероятностью 3-4 балла и постоянное с вероятностью 9-10 баллов. Более того, никто не собирается закрывать двери в особую тюрьму для трудоголиков, получить новый срок – не проблема! В конце концов до меня дошло главное: риска практически нет, есть только огромный плюс, несущий перемены в жизни, и если я захочу, то всегда смогу двинуться прежним курсом и в том же темпе.

Именно в этот момент я принял решение отправиться в поездку и купил билет до Европы в один конец. Я приступил к планированию авантюр и устранению лишнего физического и психологического багажа. Катастрофа так и не разразилась, зато с тех нор моя жизнь приобрела сходство с волшебной сказкой. Дела пошли лучше, чем когда-либо, и хотя я почти забыл о них, они на протяжении 15 месяцев обеспечивали меня в путешествиях по миру.


Разоблачение страха, прикрытого оптимизмом

Между пессимистом, который твердит: «Все напрасно, нет никакой надежды, поэтому я ничего не буду предпринимать», и оптимистом, который придерживается позиции: «Не стану ничего менять – все сложится прекрасно само собой», нет никакой разницы. И в том

и в другом случае ничего не происходит. ИВОН ШУИНАР* (р 1938), основатель компании Patagonia

Страх многолик, обычно мы стараемся не называть его просто страхом. Одного названия достаточно, чтобы вызвать его. Самые умные люди мира выдают страх за нечто иное – оптимистическое отрицание.

Люди, которые стараются не думать об уходе с работы, лелеют мысль, что со временем ситуация изменится к лучшему и у них появится больше времени и денег. Эта иллюзия выглядит убедительно и даже заманчиво, если нынешняя работа – не ад, а просто нудная каторга. Адские муки требуют немедленных действий, но если все не так плачевно, можно и потерпеть, особенно если найти логичное обоснование.

Но действительно ли вы убеждены, что со временем все наладится, или просто не в меру размечтались и нашли повод посидеть сложа руки? Если бы вы твердо верили в грядущие перемены к лучшему, разве стали бы сомневаться и задаваться подобными вопросами? Конечно, нет. Это страх неизвестности, замаскированный под оптимизм.

Изменилось ли к лучшему ваше положение за последний год, последний месяц, последнюю неделю?

Если нет, значит, нечего рассчитывать, что все наладится само собой. Если раньше вы обманывали себя, пора остановиться и запланировать качественный скачок. Если вы не поклонник эффектных финалов в духе Джеймса Дина**, вам предстоит ДОЛГАЯ

* http://www.tpl.org/tier3_cd.cfm7contentJtern jd=5307 amp;folder_id=l 545

** Джеймс Дин (1931-1955) – киноактер, погиб в автокатастрофе. – Примеч. пер.

Шаг в сторону

55

жизнь. 40-50 лет работы с девяти до пяти – это безумно много, особенно если не подоспеет спасение. Это более 500 месяцев упорного труда.

Сколько еще вам терпеть и мучаться? Хватит растрачивать жизнь впустую!

_,_ mi ¦ „ ¦-----г…………..1'у '"ВШ…..я;--'-

– '--1-"¦…….'"¦---~ " «ТГ"*П


Позовите метрдотеля

У вас есть благополучие. Но не роскошь. Только не гвёщите, чтв дро в деньгах. Роскошь, которую я подразумеваю, не имеет ий- , • ? какого отношения к деньгам. Ее нельзя купить. Это награда тшщ , ,., кто не боится дискомфорта.


ЖАН K0KT0 (1889-1963), фра«%3*««й писатель, художник, менеджер бокса, кинорежи«$р, Сценарист

51 орой случаются удивительные совпадения. Например, когда кто-I нибудь выруливает с забитой сотнями машин стоянки прямо перед вашим носом и освобождает местечко для вас в трех метрах от выезда. Просто праздник какой-то1

IСлучаются и неприятные совпадения. Во время секса вдруг звонит телефон и надрывается чуть ли не полчаса. Курьер из почтовой службы UPS опаздывает на 10 минут. Такие совпадения могут испортить все сразу. Жан-Марк Аше отправился в Западную Африку волонтером, горя же-( ланием предложить руку помощи нуждающимся. В этом смысле он иде-I ально выбрал время: в Гане он появился в начале 1980-х годов, в разгар государственного переворота, на пике гиперинфляции и к началу самой страшной засухи десятилетия. По тем же причинам многие сказали бы, что он прибыл в Африку не вовремя – с точки зрения личной безопасности.

Мало того, Жан-Марк не внял предостережениям. Национальное меню изменилось, из него исчезли такие продукты, как хлеб и чистая вода. Четыре месяца ему пришлось питаться склизким месивом из кукурузной муки и шпината. В кинотеатрах такое не продают.


«УХ ТЫ,ЯУМЕЮВЫЖИВАТЬ!» Жан-Марк перешел роковую черту, но это не имело значения. За Д»е недели он адаптировался к местным завтракам, обедам и ужинам


(с единственным блюдом – размазней по-гански) и уже не пытался бежать. Выяснилось, что в жизни достаточно малого – простой еды и хороших друзей, а события, которые со стороны выглядели катастрофой, оказались на редкость жизнеутверждающими «Самое страшное» было вполне сносным Чтобы радоваться жизни, не нужно ничего исключительного, достаточно умело распоряжаться своим временем и знать, что не так страшен черт, как его малюют.

V 48 летнего Жан-Марка есть отличный дом в Онтарио, однако он прекрасно может обойтись без него. У него хватает денег, но если завтра он разорится, то не пропадет. Больше всего он дорожит воспоминаниями о друзьях и африканской каше. Цель всей его жизни – побольше запоминающихся событий для себя и близких, о пенсии он не задумы еается. Вот уже 20 лет он работает время от времени, хотя на здоровье не жалуется.

Не приберегайте все самое лучшее напоследок. Для этого нет никаких причин.

1. Допустим, вы все-таки решились выполнить задуманное. Каким вам представляется самый ужасный исход? Какие опасения приходят в голову при мысли о больших переменах, которых давно пора (или просто можно) добиться? Представьте случившееся во всех подробностях, вплоть до самых мучительных. Ваша жизнь кончена? Как бы вы оценили необратимые

последствия, если мерить по 10-балльной шкале? Действительно ли последствия необратимы? Насколько велика их вероятность?

2. Какие шаги можно предпринять, чтобы устранить ущерб или добиться хотя бы временного улучшения? Есть вероятность, что все гораздо проще, чем вам кажется. Каким образом можно снова взять ситуацию под контроль?

3. Каковы результаты, временные и постоянные, в случае, если фокус удастся? Вы уже определили, чем грозит наихудший расклад, а теперь задумайтесь о положительных результатах, как внутренних (уверенность в себе, повышенная самооценка и т. д.), так и внешних? Оцените возможную отдачу по 10-балльной шкале. Какова вероятность, что вы сможете добиться хотя бы отчасти хороших результатов? Случалось ли менее разумным людям браться за то же дело и срывать куш?

4. Если бы сегодня вас уволили, что бы вы предприняли, чтобы снова взять под контроль свое финансовое положение?

Представьте себе эту ситуацию и вернитесь к предыдущим вопросам. Если вы бросите работу, чтобы заняться новым делом, каким образом вы сможете вернуться в прежнюю колею, если это будет абсолютно необходимо?

5. От чего вы отказываетесь из-за страха? Как правило, больше всего мы боимся насущно необходимых событий – телефонного звонка, разговора, действия. Страх перед неизвестностью – вот что мешает нам сделать то, что имеет особенное значение. Определите наихудшую ситуацию, смиритесь с прогнозом и действуйте. Повторю еще раз, чтобы эта мысль крепко засела у вас в голове: «Больше всего мы боимся совершать самые необходимые поступки». Где-то я слышал, что жизненный успех человека измеряется количеством «неудобных» разговоров, которые он выдержал. Примите решение каждый день совершать один поступок из числа внушающих страх. Эту привычку я приобрел, пытаясь связаться со знаменитостями и процветающими предпринимателями и обратиться к ним за советом.

6. Во что обходится вам промедление в финансовом, эмоциональном и физическом смысле? Оценивайте не только потенциальные издержки. Так же важно определить грабительскую цену бездействия. Если не стремиться к тому, что увлекает вас, что с вами будет через один год, через пять, через 10 лет? Каково это – поддаться обстоятельствам, отдать им 10 лет и без того недолгой жизни, потратить их на занятие, которое не приносит вам удовлетворение? Если рассмотреть в перспективе 10 лет и убедиться, что они будут наполнены разочарованием и сожалением, и если под риском подразумевать вероятность необратимо негативного результата, тогда бездействие – величайший из всех рисков.

7. Чего вы ждете? Если вы не в состоянии ответить на этот вопрос, не прибегая к уже опровергнутому нами утверждению «еще не время», ответ прост: вы боитесь, как и все люди в мире. Оцените ущерб от бездействия, определите вероятность и степень обратимости большинства ошибочных шагов и приобретите самую ценную привычку тех, кто преуспевает и радуется этому, – привычку действовать.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх