Прощай, золото

К моменту создания Федерального резерва США являлись частью валютной системы, утвердившейся в 1880 г.: «полноценного» международного золотого стандарта, при котором национальные валюты свободно обменивались на золото. Но закон о Федеральном резерве открыто поставил перед новой организацией задачу: «обеспечить эластичность денег». Полное название закона звучит следующим образом: «Закон о создании Федеральных резервных банков для обеспечения эластичности денег, для налаживания системы переучета векселей, для организации более эффективного надзора за банковским делом в США и для иных целей». Возможно, что законодателей особенно прельстили «иные цели»: немного даровых денег перед выборами никак не помешают.

Полноценный золотой стандарт, вместе с хорошими манерами и архитектурой, пал в окопах Первой мировой войны. Под давлением военных расходов Британия не выдержала, и система рассыпалась. «Закон приняли не раньше, чем перестали существовать условия, в прежнее время принимавшиеся как данность, - пишут Милтон Фрид-мен и Анна Шварц в «Истории денежного обращения в США». - Еще прежде, чем Федеральная резервная система начала функционировать, разразилась Первая мировая война. Воюющие стороны очень скоро отказались от золотого стандарта, и поток золота направился в США в качестве платы за снабжение союзников».

Фридмен и Шварц дают описание системы, служителем которой через 72 года стал Алан Гринспен: «Место квазиавтоматической дисциплины золотого стандарта неизбежно заняли произвольные решения группы людей».

Создание Федерального резерва представляло собой разрыв с традициями предыдущего столетия, когда все держалось на золоте. Люди XIX столетия не забывали уроков XVIII столетия: Миссисип-ский проект Джона Ло, пузырь Южных морей, пузырь Ост-Индской компании, ассигнаты Французской революции, а также различные «мыльные пузыри» с недвижимостью и каналами в Британии. Они не доверяли бумажным деньгам, настаивали на золотом обеспечении и почти целое столетие наслаждались финансовой стабильностью.

Первая мировая война не окончательно вывела золото из игры. В межвоенные годы возникла система золотовалютного стандарта, при котором бумажные деньги все еще были привязаны к цене золота. Но время от времени связи эти слабели и рвались. Межвоенный стандарт существовал до конца Второй мировой войны, когда его сменила Бреттон-Вудская система, в которой уже не отдельные граждане, а только правительства сохраняли право обменивать свои бумажные деньги на золото. Им достаточно было просто обратиться в «золотое окно» центрального банка и потребовать золото вместо имевшихся у них бумажных денег.

Бреттон-Вудское соглашение было аннулировано 15 августа 1971 г., когда Ричард Никсон заметил, что очередь к «золотому окну» все растет и растет. Иностранцы окончательно утратили доверие к доллару и хотели только золота. Показалось, что для решения проблемы проще всего оказалось закрыть золотое окно и, таким образом, расстаться с Бреттон-Вудской системой.

Все было, разумеется, не так просто. Лишившись возможности обменивать свои бумажные доллары на золото, иностранцы начали продавать их на открытом рынке, так что курс пошел вниз. Дешевые доллары сделали импорт более дорогим. Когда владельцы долларов, американцы и иностранцы, бросились избавляться от быстро обесценивающихся денег, инфляция потребительских цен в США ускорилась. Потери коснулись всех, кто имел сбережения или получал постоянный доход в долларах.

Это был грабеж, но кто это заметил? Большинство людей не беспокоятся о том, чтобы думать, и не думают о том, чтобы обеспокоиться. С тех пор, как в июле 1896 г. Уильям Дженнингс Брайан произнес знаменитую речь «Золотой крест», американцы ни разу не выходили на улицы из-за денежных проблем. Брайан сожалел о том, что «твердые деньги» (или деньги, обеспеченные золотом) не открывают перед фермерами и рабочими легких путей избавления от долгов. Бедолагам приходится их выплачивать!

Денежная система, установившаяся после краха Бреттон-Вудского режима, понравилась бы Брайану, потому что там не осталось и следа золота. Начиная с 1971 г. и до наших дней правительства были вольны обесценивать деньги, как им заблагорассудится. Это была международная система управляемых валют, в которой обеспеченность золотом была мало того, что не нужна, но еще и активно преследовалась Международным валютным фондом, потому что она-де снижала способность государств гибко реагировать на возникающие экономические проблемы.

Но на протяжении тысячелетий золото проявило себя как надежная основа денежных систем: золотые византийские монеты, например, не выходили из обращения в течение восьми столетий - их ценность оставалась стабильной, в то время как короли и империи появлялись и уходили в небытие. Причины выбора золота очевидны: его редкость, ковкость, легкость в перемещении. Земля отдает свое золото понемногу и неохотно, тогда как бумагу вывозят с заводов грузовиками, и она легко вспыхивает, сгорая так же быстро, как нажитое состояние. Каждая унция золота, добытая со времен Креза, полностью сохранила свою ценность и полезность до того самого дня, когда родился Алан Гринспен.

Бумажные деньги, напротив, служат недолго. Коллекционеры могли бы увешать все стены образцами вышедших из обращения бумажных денег. Рано или поздно любые бумажные деньги выходят из обращения. В истории нет примеров обратного. Но когда родился Алан Гринспен, золото все еще было важным элементом денежной системы. В тот день унцию золота можно было купить за 20,63 долл. Двенадцатью годами ранее ту же унцию можно было купить менее чем за 19 долл., и такой была цена золота на протяжении почти 200 лет. Доллар так долго был привязан к золоту, что вряд ли был смысл справляться о цене. И в 1926 г., через 13 лет после создания Федерального резерва, которому было вменено в обязанность поддерживать курс доллара, можно ли было усомниться в том, что доллар останется сильным?






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх