По ошибочным причинам

Но к 2000 г. Алан Гринспен перестал воспринимать реальность: он сам поддался иррациональной эйфории. Как говорят на Уолл-стрит, рынки делают мнения. Мнение председателя Федерального резерва оказалось под влиянием рынка «быков» на фондовой бирже. Бенджамин Грэм писал о рынке «быков» 1949-1966 гг.: «Он создал на Уолл-стрит естественное удовлетворение превосходными достижениями, вызвав к жизни алогичную и опасную уверенность, что и в будущем перед обыкновенными акциями открываются столь же изумительные перспективы».

По словам Уоррена Баффета, акции растут как по верным, так и по ошибочным причинам. В 1982 г. акции были дешевыми; за следующие 14 лет индекс Dowвырос на 550%. И когда Гринспен предостерегающе высказался об иррациональной эйфории, акции уже не были дешевыми. Но в то время об этом уже никто не думал. Гигантский «голосующий механизм» Уолл-стрит, о котором говорил Бенджамин Грэм, создает голоса в пользу акций по технологии «скорей-скорей» и действует по принципу «всегда пожалуйста». Акции растут, и у людей крепнет вера, что так будет всегда.

«Гринспен никогда не допустит экономического спада», - говорили аналитики. «Федеральный резерв непременно вмешается, чтобы не допустить по-настоящему скверного рынка "медведей"», - говорили инвесторы. Владение акциями уже давно перестало быть рискованным делом, говорили они. Похоже, во все это верил даже Алан Гринспен. А если в это верил председатель Федерального резерва, кто может усомниться в том, что все так и будет? Чем сильнее было доверие, тем неистовее был энтузиазм публики.

«В 1990-е годы случилось то, - полагает Роберт Шиллер, автор книги «Иррациональная эйфория» (IrrationalExuberance), - что люди действительно поверили в наступление новой эпохи и охотно шли на такой риск, какого никогда не допустил бы разумный человек… люди не считали, что нужно делать сбережения на будущее. Они тратили все до гроша, потому что решили, что будущее гарантировано»82.

Но риск, как и деньги, объявляется там, где его не ждали. Чем более непогрешимым казался Алан Гринспен, тем более «чрезмерно высокими» становились цены активов. Маэстро предупредил об умеренном варианте иррациональной эйфории, но сам раскручивал ее же с куда большим размахом.

В начале декабря 2000 г. заголовок во французском финансовом журнале LaTribuneгласил: «Гринспен притормозил крах Уолл-стрит». Он и в самом деле вроде бы сделал это. По крайней мере, в тот момент.

Но кроме этого он не сделал ничего. Да и что он мог сделать? Понизить краткосрочный процент? А какой был бы толк? Зачем было частным людям и предприятиям брать дополнительные кредиты, если они и так увязли в долгах?

Пожалуй, понижение стоимости кредита облегчило бы проблему задолженности не в большей степени, чем понижение цен на виски помогло бы в борьбе с пьянством. В обоих случаях проблема не в цене эликсира, а в том, как его используют.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх