Лучеиспускание, магическая цепь

Всякий человек, увлеченный силою какого-либо желания, стремления или убеждения, имеет сильное влияние и на других людей. Его лучистая атмосфера приходит в сотрясение, так сказать, сгущается, электризует другие человеческие атмосферы и увлекает их за собой, помимо их воли и желания.

Бальзак в «Луи Ламберте» говорит: «Логика и простой вывод из его принципов открыли ему, что воля может накопляться в душе силой притяжения к центру и наоборот может исходить наружу и даже оставаться в материальных предметах. Сила человеческой воли может действовать на другую личность и проникать ее своим влиянием, если только она не будет ему сопротивляться. Приведем исторический пример: Марий и Кимвр, которому поручено было убить его, и т.д.»

Он говорит далее: «Гнев, как и все порывы страсти, действует электрически; явление гнева сильно влияет на присутствующие личности, хотя бы они были совершенно непричастны случившемуся. Мало ли знаем мы примеров, где человек, резко выражая свои стремления, увлекал за собою массы людей?..

Фанатизм и все другие человеческие чувства обладают живой магнетической силой. В некоторых личностях– это сила руки, увлекающей все на пути своем».

Вальтер Скотт говорит в своей «Демонологии»:

«Когда общее чувство опасности и огонь энергии оживляют одновременно сердца нескольких личностей, они составляют как бы электрическую цепь. Их можно сравнить тогда с музыкальным инструментом, все струны которого настроены в один тон и все звучат в унисон».

Тьер говорит в своей «Истории революции»: «Великие accoLuraiu™ возвышают нас, отрешают нас от нашей личности, влекут и соединяют нас с другими».

Бальзак, Вальтер Скотт, Тьер, сами того не подозревая, говорят о магнетической цепи. Эта волшебная цепь есть общий энтузиазм, который настраивает в один ток общие нервные, жизненные силы соединяющихся личностей; умеет возбудить этот единодушный восторг. Значит, повелевать толпой, миром, – это означает царить и управлять, стоять во главе всего мира. Это значит овладеть волей других, отнять ее и поставить им свою волю как высший закон; ваша воля сделает подчиняющихся вам вашими рабами, вашими прозелитами.

«Образовать магическую цепь – значит возбудить ток идей, разливающийся в известном кружке и поглощающий все посторонние идеи.

Эту магическую цепь можно образовать тремя способами: знаками, словами и прикосновением. Связанные между собой личности выбирают известный знак, символ силы в их верованиях. Так христиане познают друг друга в крестном знамении; масоны в световом треугольнике; магики – в микрокосме и т. д.

Магическая цепь, произведенная словами, изображалась у древних золотыми цепями, исходящими из уст Гермеса. Ничто не может сравниться с энергической силой красноречия; слово дает высшее разумение самым необразованным массам. Те, которые настолько удалены от оратора, что не могут слышать его слов, перенимают от других энергическое возбуждение и увлекаются восторгами толпы. Петр Пустынник потрясал Европу восторженным криком: «Так угодно Богу!»

Третий способ образовать магическую цепь есть прикосновение. Между личностями, которые часто бывают вместе, тут же обнаруживается личность, наиболее влиятельная, и самая могучая из всех воля вскоре поглощает все остальные. Прямое непосредственное прикосновение руки с рукой указывает на согласие, единодушие и потому употребляется как знак симпатии, дружбы. Энтузиазм, проведенный в общество пожатием рук и другими прикосновениями, производит магнетический ток».

Гений – есть тот, кто открыл новый реальный закон, и кто на самом деле обладает непобедимой силой действия и направления. Он может умереть, не окончив своего дела, но его воля, его стремление исполнятся после его смерти и даже сама смерть его бывает иногда ускорением его дела. «Когда я воскресну из праха земли, – говорил один вдохновенный маг, – я увлеку за собой весь мир».

Все проповедники, все ораторы, все публично обращающиеся к какому бы то ни было собранию люди знают могущество магической цепи, которая соединяет оратора со слушателями; впечатления говорящего – быстро передаются слушателям и наоборот: впечатления слушателей влияют на оратора. Часто этот общий энтузиазм увеличивается торжественными и сладкими звуками органа и благоуханием кадильного фимиама. Одно чувство овладевает всеми; самые неверующие покоряются общему умилению. В такие минуты совершаются чудесные обращения; в подобные минуты св. Винцент де-Поль силой своего слова заставил женщин высшего круга снять свои драгоценности для великодушного дела; они срывали с себя дорогие золотые цепочки, вынимали серьги из ушей, ожерелья с шеи, чтобы положить основание Дому Призрения Сирот, существующему и до сих пор. Бедный, незначительный священник сделал то, чего не сделал бы сам царь.

Актеры тоже хорошо знают магнетическое влияние публики. Один из них говорил нам об одном из театров в Париже в следующих выражениях:

«В этом театре ложи на авансцене слишком выдвинуты вперед, они мешают симпатическому общению актера с публикой, и необходимы неимоверные усилия, чтоб поддержать его».

Последователь Парацельса и Агриппы не выразился бы лучше. Не достоин ли внимания этот факт, что в артисте говорит внутреннее понимание о том, что свободное течение магнетического тока задерживается этими ложами, как скалы выдвинувшегося в море мыса задерживают волны морские и не допускают их изливаться в тихий залив, огражденный ими?

Если зала театра пуста, зрители скучают и охлаждают таким образом самого страстного актера.

Смех и зевота одинаково заразительны.

Шарлатаны обыкновенно собирают около себя круг слушателей в начинают говорить тогда только, когда целая толпа окружает их; они знают на опыте, что не произведут никакого эффекта на изолированных зрителей. Но как только вокруг них составляется тесный кружок, сейчас же образуется магическая цепь и вот с барабанным боем раздается его резкий голос и благодаря своему яркому костюму, своим широким жестам, поражающим взор, он магнетизирует зрителей; самые злые насмешники поддаются на удочку и кончают тем, что решаются купить на пробу какое-нибудь лекарство, исцеляющее всевозможные болезни: «Что ж не купить, – рассуждают они, – можно попробовать; откуда знать, может быть, и правда; да и стоит-то сущие пустяки».

Если вы даете обед друзьям за круглым столом, удовольствие делается общим и мало-помалу становится все живее и увлекательнее. Если в середине сядут две особы в дурном настроении, никакие усилия не восстановят магнетического тока, потому что цепь порвана и нет прежнего единодушия.

Если произошло соединение идей в одном фокусе, они образуют одну громадную волю, и между людьми участвующими в этом союзе, устанавливается магнетический ток, который мы называем в обиходе «обменом идей», и тот, кто угадал необходимость этого обмена и сумел дать ему направление, принимает на себя всю инициативу дела и даже делается иногда царем.

Планетный ток, проникнутый единодушными стремлениями нескольких личностей, передает их всем сочувствующим как бы силой электрического удара.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх