Линия Солнца

Линия Солнца выходит или из жизненной линии или из бугорка Луны и проводит борозду в бугорок Солнца (tr.).

Она означает: – славу, знаменитость, любовь к искусству; также богатство, счастье.

Ею еще выражается: заслуга, успех посредством работы, смотря по тому из трех миров, который она представляет.

Если она пряма, довольно углублена, чиста, длинна и открывает бугорок Солнца подобно тому, как сошник у плуга взрывает землю, она означает знаменитость в искусстве, заслугу, богатство или любовь к золоту, смотря по более или менее возвышенным способностям.

Даже и те, которые не будут артистами, получат от этой линии желание хороших вещей, богатых материй; у них будет артистический взгляд, если б они и не имели ни вкуса, ни души, если б они принадлежали и к материальному миру.

Если линия Солнца подразделяется на несколько маленьких линий, достигая бугорка, – это слишком изобильный сок, слишком большой задор в искусстве, слишком большое желание эффектов, – это стрела, пущенная слишком сильно, перелетающая за цель и теряющаяся в простpaнcтве.

Если линии проходят через бугорок, – это какая-нибудь случайность в искусстве, уничтожающая все усилия.

Если возвышаются две или три линии одной силы, но неправильные и несколько извилистые, – это склонность или упражнения во многих отраслях искусства, разделяющие силы и мешающие полному успеху.

Если из одной связки, из одной линии выходят, достигнув вершины бугорка, две ветви, идущие направо и налево в форме буквы V, – это – сила нейтрализованная разделением. Это усилия, который балансируют и самоуничтожаются, увлекаясь каждое в противоположную сторону, – это неподвижность в искусстве, причиненная теми же усилиями, которые делают, чтоб идти вперед. Это жажда славы без осуществления.

Когда три ветви выходят из одной связки, – это суть желание славы, богат ства и таланта, которые, борясь между со бою, остаются в состоянии желания или да ют только богатство, которое составляет здесь третий мир.

Напротив, когда линия Солнца составляет три ветви, соединяющиеся в одном канале в минуту прохождения через бугорок, чтоб достичь линии сердца, тогда она предвещает богатство ветвью, идущей от Меркурия, славу – прямою ветвью и заслугу ветвью, идущей от Сатурна.

Но если три линии одинаковой величины, одинаковой глубины и одинаковой формы восходят к безымянному пальцу, проводя, по бугорку Солнца три одинаковых борозды, это знак всемирной славы и уважения.

Глубокая и чистая линия Солнца дает также благосклонность знатных.

Когда линия возвышается не в сопровождении линий, которые ее перегораживают, не разрезая совершенно, это – препятствие на пути к славе, возбужденное завистью или злой волей сильных мира сего.

До сих пор мы говорили обо всех бугорках ладони и о качествах, внушаемых их влиянием.

Мы говорили и о главных линиях, о линиях сердца, головы, жизни, Солнца, судьбы и о кольце Венеры, которое также принадлежит року.

Другие знаки, о которых остается нам сказать, явятся для того, чтоб изменить достоинства в недостатки или пороки. Система проста. До сих пор все объяснено самой формой линии, следуя законам аналогии.

Коротка жизненная линия, – коротка и жизнь; длинна она – жизнь долгая тоже; она имеет форму цепи– и жизнь тягостна; бледна, – дурной формы – здоровье ненадежно, слабо и т. д. Все основано на самых простых вычислениях, так и должно быть. Природа без труда не дает ничего, она скрывает, но скрывает подобно тому, как мать скрывает игрушку от ребенка, желая его самого заставить найти ее. Она все собирает около нас и обучает нас своим правилам посредством аналогии.

В первое время, она представила людям модель лодки, заставив плыть пустую ореховую скорлупу. Дерево, упавшее через поток, дало идею моста, и люди слушали ее тогда, потому что они были просты, и она ясно указывала им на то, что полезно. Позже она обозначила более важные открытия; каждый день объясняла она посредством домашнего горшка разгадку пара. Но тогда на это закрывали глаза. Когда считают себя искусными учеными, никогда не хотят видеть того, что просто, находя это недостойным того, что называют «гением». И когда человек нашел, говорят: но это было так легко! – и оспаривают славу. Когда Христофор Колумб открыл Америку, – завистники унижали его заслугу. Что же он наконец сделал? Ему дали флот, храбрых матросов, он шел все время прямо. Великое дело! Нужно было только терпение, и он его имел. «Кто из вас заставит держаться в равновесии яйцо, на кончике?» – спросил у них Колумб. Все пробовали, но тщетно. «Сделай-ка ты!» – закричали ему. Колумб берет яйцо, разбивает один конец об стол, и яйцо держится прямо. «Вот так трудность!» – вскричали все сразу. «Почему же этого не сделали вы?» – отвечал им Колумб.

Когда Ньютон открыл закон тяготения в падении груши, сколько груш уже упало перед учеными его эпохи и перед его предшественниками?

Но должно сознаться, что только великие люди отыскивают истину с наивным сердцем. Чем становятся сильнее, тем проще делаются приемы, – и так во всем: даже в литературе и в искусстве. Шатобриан начал романтизмом и дошел до того, что написал «Гений Христианства» и «Путешествие в Иерусалим», потому что стал силен; Мольер был сама простота и истина; таким же был и Лафонтен. И действительно, нужно, чтоб человек сознавал себя сильным и богатым в самом себе, дабы отбросить весь ложный блеск стиля и удовлетвориться естественным языком и ясностью здравого рассудка. Он никогда не считает себя достаточно ясным, ибо желает сделать общепонятной свою идею и это из отеческой любви; но тот, чья заслуга покоится на словах, остережется действовать таким образом, как потому, что он не будет в состоянии объяснить того, чего он сам не понимает, так и потому, что он чувствует, ему не останется ничего, как только он бросит барабан, трубы и всю свою блестящую мишуру.

Взгляните на наших великих живописцев: на Тициана, Паоло Веронезе. В их картинах не видно никаких усилий; в них нет ничего манерного: ни в живописи, ни в позах, ни в выражении; они прежде всего отыскивают форму, чувство, душу, краски, – истину, которая выше всего, – и из этого выходит не мишура, а чистое золото. В настоящее время похвалы получают фигляры-артисты, и это понятно. Живопись всего более восхищает любителей и они топочут от радости ногами при виде воздушных красок. Справедливо ли это или нет, – дело не в том; их артистическое воспитание не идет так далеко, ибо тогда они были бы художниками, а не любителями. Это блистательно, это легко, следовательно человек силен. И так во всем. Болтун, своими длинными блестящими периодами всегда успевает в обществе, состоящем из людей невежественных и даже умных, но сомневающихся в самих себе.

Итак, хиромантия, дочь магии, – хиромантия, древняя как мир, разработанная, усовершенствованная людьми наиболее возвышенными, гениями, наиболее великими, эта хиромантия так проста, что ребенок может научиться ей в несколько дней.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх