• Информационные волны, затопляющие рассудок
  • Реальная муха и виртуальный слон
  • Общество спектакля
  • Постановка на российской сцене: действующие лица и исполнители
  • Комментарии читателей:
  • ТРУППА ПАТРИОТОВ В ОРАНЖЕВЫХ КОСТЮМАХ

    Бывают идеи, которые как-то подозрительно быстро овладевают массами. Причем идеи явно бредовые, которые человек в здравом уме и твердой памяти поддерживать не может. Но поддерживает, а когда бредовость становится абсолютно очевидной, предпочитает не анализировать, не вспоминать, как на него нашло такое затмение. А уходя от анализа, не учитывая своих ошибок, вскоре заглатывает новую приманку и попадает в ту же ловушку.

    Информационные волны, затопляющие рассудок

    «Это ж надо! Меня, ученого, кандидата наук, как сопляка обдурили с „деревянным“ рублем! — сокрушался в беседе с нами один московский интеллигент. — Помните? Вдруг, непонятно с чего, пошли разговоры, что рубль, дескать, ничем не обеспечен, что это пустые бумажки, которыми можно оклеивать стены. И все, в том числе и я, соглашались, продолжая на эти „пустые бумажки“ покупать продукты, одежду, машины, стройматериалы… Это теперь выясняется, что как раз доллар, который тогда дружно называли самой твердой валютой всех времен и народов, на самом деле обеспечен товаром на 4 %, и его давно поддерживают искусственно, по политическим соображениям. Короче, все оказалось ровно наоборот… Вот вы, психологи, — обратился он к нам с оттенком вызова, — объясните мне, старому дураку, какую операцию проделали с нашими головами? Это, что ли, и есть НЛП?»

    Мы ответили, что нет. НЛП, нейролингвистическое программирование, более тонкая штука. А это обыкновенная наглая долбежка, которая приводит к потере здравого смысла. Как в известном американском эксперименте: тебе показывают квадрат, но десять человек, один за другим, уверяют, что это треугольник. И когда очередь доходит до тебя, ты, поверив в их коллективный разум, заворожено вторишь: «Треугольник…». Да и задолго до всяких научных экспериментов сей нехитрый трюк ярко и лаконично описал Андерсен в сказке «Голый король».

    Под впечатлением разговора с озадаченным ученым мы вспомнили еще несколько сходных примеров оболванивания. Тогда, в перестройку, это шло бесперебойно. Сколько твердили, что наша земля никому не нужна! «Да кто ее купит? Даром — и то не возьмут!..» И люди, как эхо, повторяли: «Кому она нужна?» И, отождествляя себя с землей, добавляли для усиления эффекта: «Кому мы нужны? — Никому!»

    Последнее — чистая правда. Мы действительно никому не нужны. В особенности тем, кто хочет завладеть землей, которая в реальности оказалась настолько желанной, что закон о ее продаже (в том числе иностранцам) продавливался силой, невзирая ни на какие протесты оппозиции.

    А какую несусветную чушь несли про якобы гениальное западное кино, разрушая под эту сурдинку отечественный кинематограф! Зимой 1992 года мы были на выездном драматургическом семинаре, который вел маститый писатель, модный в то время и отнюдь не бездарный. И он без тени юмора доказывал нам, что фильм «Рэмбо» — шедевр, рядом с которым у нас просто нечего поставить. И ведь эту чушь нес не какой-нибудь малоразвитый пэтэушник, а один из мэтров отечественной драматургии, который, будучи профессионалом, не мог не видеть, что «Рэмбо» и тому подобная кинопродукция — топорная, грубая халтура, рассчитанная на обезьяний уровень зрителей. Наверное, если ему сейчас напомнить о сравнительно недавних его восторгах, он не поверит. Человек нередко вытесняет что-то постыдное в подвалы памяти.

    Завершился этот первый этап массового помрачения кровавой трагедией в Москве — расстрелом защитников парламента в 1993 году.

    Следующая волна информационной накачки пошла в период первой чеченской войны. Тогда тоже возникало впечатление, что люди стали сами не свои. Они с каким-то необъяснимым упоением пересказывали теле- газетную ложь о хилых, трусливых и жестоких «федералах» (то есть о наших российских солдатах), которым никогда не одолеть свободолюбивых повстанцев, рыцарей Кавказа, — так, если вы помните, тогда величали чеченских бандитов. Ну и, конечно, Чечне необходимо немедленно предоставить независимость, поскольку нет никаких прав и оснований удерживать ее в составе России. И вообще, хватит называть Чечней свободную Ичкерию!

    Перелом в отношении к чеченской войне наметился с приходом к власти В.В. Путина и его знаменитым заявлением «будем мочить в сортире». Заявлением, которое ему до сих пор не могут простить либеральные журналисты и их заметно поредевшая аудитория. До этого, как у английского мальчика из анекдота, все было в порядке. Отрезанные уши, отрезанные половые органы и даже отрезанные головы наших солдат, которыми «рыцари Кавказа» играли в футбол; показ по телевидению мусорных баков, в которых годами жили русские при Дудаеве, когда их вышвырнули из собственных домов и квартир; зверские пытки, русские рабы и рабыни — все это было нормально. Во всяком случае, не так возмутительно, как грубая, неинтеллигентная «сортирная» фраза. Фи, какой позор!

    Ну, а настоящее отрезвление пришло опять-таки с пролитием крови в Москве, когда взорвали дома. После этого не то чтобы людям совсем перестали морочить голову, но интенсивность все же заметно снизилась.

    И вот сейчас снова ощущаешь во рту знакомый привкус наживки. Куда ни придешь, везде словно прокручивают одну и ту же пленку. Дескать, в стране революционная ситуация, мы на пороге революции, народ голодает, изнемогает от реформ, люто ненавидит власть, государства уже нет, Россия все равно распадется, все коммуникации пришли в негодность, и точечные аварии не сегодня — завтра придут в резонанс, катастрофы будут нарастать и наступит полный хаос. Поэтому необходимо оседлать процесс и поменять власть, не дожидаясь следующих выборов.

    В общем, «революция неизбежна».

    Не только модным сейчас политтехнологам, но и минимально наблюдательным людям известно, что настоящее помрачение возникает тогда, когда эмоции полностью затмевают разум. Тут логические доводы и апелляции к здравому смыслу бесполезны. Но сейчас процесс находится в начальной стадии. Поэтому спешим затеять разговор, пока третья волна политической лжи не накрыла людей с головой.

    Так уж у нас обеих сложилась жизнь, что мы всегда много путешествовали. Но путешественники бывают разные. Кого-то больше всего интересует живописная природа, кого-то памятники архитектуры. Мы, конечно, тоже любим природу и культурные достопримечательности, но всему предпочитаем общение с людьми. И, может быть, в связи с особенностями профессии, мы привыкли внимательно слушать собеседников, стараться понять, что стоит за их словами, какова реальная ситуация и насколько субъективные оценки соответствуют действительности. Для решения последней задачи, естественно, нужно как следует присмотреться к самой действительности. Словом, профессии психолога и журналиста требуют повышенного внимания и наблюдательности.

    Так вот, наблюдения, сделанные нами во время достаточно частых поездок по стране, свидетельствуют о том, что виртуальная реальность, которую сейчас тщательно формируют идеологи и практики «третьей волны», в очередной раз не соответствует, простите за тавтологию, реальности реальной.

    Реальная муха и виртуальный слон

    Чтобы не быть голословными, пройдемся по пунктам.

    Первое. Никакой объективно революционной ситуации в стране нет. Не будем вдаваться в тонкости социально-политического анализа. Пусть специалисты дискутируют о том, чья теория революции верна. Скажем попросту. Обстановка перед революцией недаром всегда называлась предгрозовой, накаленной. Причем страсти накалялись не только в политической верхушке, но и во всем обществе. Вчера еще вполне дружная семья вдруг раскалывалась на враждующие политические лагеря. Вопросы, вроде бы не имеющие отношения к обыденной жизни, выступали на первый план и заслоняли собой все, заглушая даже родственные чувства и дружеские привязанности, идя вразрез с практическими интересами, нарушая приличия. Главное, все мы знаем это не понаслышке, поскольку совсем недавно испытали на своей шкуре. Сколько скандалов было в семьях, где муж голосовал за «демократов», а жена — за «коммунистов»! Отец, поклонник Зюганова, объявлял бойкот дочери, которая предпочла Явлинского. Кто-то подавал заявление об уходе, расставаясь с любимой работой, потому что начальник оказался «коммунякой». Люди вычеркивали из записных книжек телефоны ближайших друзей, потому что терпеть не могли Гайдара, а их друзья, наоборот, сожалели, что Гайдару «не дали дожать»… Каждый, кому за 30, наверняка, вспомнит что-то подобное из личной биографии, а кто помоложе — из биографии своих родных.

    Где сейчас нечто, хоть отдаленно напоминающее эти мексиканские страсти? Кому сейчас какое дело до того, что происходит в Думе, какие она принимает законы и принимает ли вообще? Это даже не очень адекватно (вернее, очень неадекватно), ведь законы принимаются жизненно важные, затрагивающие каждого. Например, новый КЗОТ, новый Земельный Кодекс, реформа ЖКХ и т. д. А бывшие ярые антагонисты примирились на дачных грядках. Нет больше семейных политических конфликтов. И дед уже не такой поклонник Зюганова, и дочь охладела к своему вчерашнему кумиру Явлинскому. А подросший внук вообще поклоняется иным богам — «Тараканам», «Отъявленным мошенникам», «Крематорию» или каким-то другим группам со столь же выразительными названиями.

    Второе. Об изнемогающем от реформ и голодающем народе.

    Но ведь и тут есть ложь! В чем нетрудно убедиться, — достаточно выйти на улицу. Посмотрите, сколько упитанных, полных и толстых людей. Старики, пережившие войну, свидетельствуют, что не стояла тогда проблема избыточного веса. Дистрофиков же, наоборот, было великое множество. То есть голодающих видно невооруженных глазом.

    А какое количество машин развелось! Разве голодные покупают автомобили? А может ли в период массового голода строительно-ремонтный бизнес стать одним из самых ходовых? И отнюдь не только богачи нуждаются в каменщиках, плотниках, малярах, сантехниках. Еще совсем недавно люди скромного достатка делали ремонт, может быть, пару раз за всю жизнь. И то, по возможности, обходились собственными силами. Контор под названием «Бюро ремонта» было в девятимиллионной Москве раз — два и обчелся. Для кого сегодня открыто так много ремонтных фирм? Для умирающих от голода?

    Вы скажете: «Москва — город особый». Да, конечно. В других местах все выглядит скромнее. Чаще встречается самая настоящая нищета. Хотя тоже по-разному. Но даже попадая в так называемые «депрессивные города» и «дотационные регионы», поначалу вздрагиваешь от контраста с нашей зажиревшей бизнес — столицей, а потом, маленько попривыкнув, начинаешь понимать, что ты будто совершил путешествие во времени и очутился в поздней советской действительности. Не совсем голодной, но без излишеств. В той самой эпохе, которую теперь принято вспоминать как эпоху материального изобилия. И правда, ни о каком голоде тогда речи не шло. Почему же сейчас идет?

    Далее. Реформы, касающиеся каждого (реформа образования, здравоохранения, ЖКХ и т. п.) пока, в основном, существуют лишь на бумаге. Когда же народ успел от них изнемочь? Да, конечно, есть частные школы и частные клиники. Но подавляющее большинство наших граждан до сих пор учит своих детей в бесплатных школах, лечится в обыкновенных поликлиниках и больницах (правда, не без взяток). Разумеется, прожекты реформаторов могут стать былью. Но тогда и реальность станет иной. И в этой реформированной реальности дети уже не будут посещать столько кружков и студий, сколько они посещают в последние годы. И страдать от перегрузок. Равно как не будет перегружено летом железнодорожное направление, ведущее на юг. Ведь теперь, как «в добрые советские времена», опять летом проблемы с билетами. Даже заказывая их за месяц до отъезда, ты рискуешь получить лишь место на верхней полке в последнем купе у туалета.

    Возвращаясь к теме голода, снова хочется подчеркнуть, что голодающие не ездят так массово отдыхать к морю. В том числе, за границу. Разве «берег турецкий и Африку» заполонили только «новые русские»? Их так много не наберется…

    Главное, все это было совсем недавно: пустые музеи, потому что не хватало денег на билеты, пустые поезда, пустые пляжи, пустые кафе и даже пустоватые холодильники. Но тогда либералы, которых в начале 90–х называли «демократами», об этом помалкивали. Почему же заговорили сейчас, когда люди, наоборот, вздохнули, начали как-то обустраиваться в новой реальности, зарабатывать, прирабатывать, рожать больше детей — словом, решили жить дальше?

    Насчет лютой ненависти народа к власти — прямо не знаешь, что сказать. Как точнее определить это беспардонное вранье: «высосано из пальца», «взято с потолка»? Неужели никто никогда не видел, как млеют, как блаженно улыбаются окружающие, когда учреждение, конференцию или юбилейное застолье посещает начальство хотя бы районного масштаба? А уж если «Сам» соизволит посетить, об этом еще долго будут слагаться легенды!

    Да что там власть?! К олигархам — и к тем нет настоящей ненависти. Ну, уехали со своими миллиардами — и скатертью дорога. Воздух стал чище. А власть, конечно, для порядка поругивают, но, тем не менее, встречают с распростертыми объятиями. Интеллигенция (в меру своей испорченности) подозревает и обвиняет народ в чинопочитании ради выгоды или «страха ради иудейска». Но на самом деле народная любовь к власти бескорыстна. Наших людей нужно очень долго и сильно притеснять, чтобы они возненавидели главу государства. Даже Ельцина не возненавидели, несмотря на то, что он откровенно губил страну и людей. Он просто всем надоел, как надоедает шумный пьяница в вагоне метро. Но массовой ненависти даже к нему не было.

    Заявление, что государства уже нет, обнаруживает такую степень дезориентации, при которой можно говорить о довольно грубой психической поврежденности — разрушении словесно-образной связи. Образ наличествующего государства перед каждым из нас предстает по многу раз на дню. Есть вода, свет, газ, работают пути сообщения, пожарная охрана, милиция, суды, прокуратура, школы, больницы, поликлиники. Когда случаются какие-то ЧП, приходит на помощь специальная служба МЧС. Армию никто не отменил (хотя и очень старались!). Так же, как никто не отменил военную субординацию, подчинение младшего старшему вплоть до верховного главнокомандующего, который одновременно является президентом страны.

    Что, разве по улицам Москвы, Пскова или других наших городов беспрепятственно разъезжают молодчики с автоматами, палят то в воздух, то по кому попало, врываются в дома, грабят, насилуют, убивают, а уцелевшие даже не могут потом обратиться в милицию, потому что ее нет, и в суд, потому что судьи, побросав шелковые мантии, кинулись врассыпную? <…>

    Пользуясь случаем, хочется задать еще один вопрос — касательно распада России. Почему, когда губернатор Свердловской области Россель собрался печатать особые уральские деньги, когда Татарстан и другие республики, входящие в состав Российской Федерации, после знаменитого ельцинского клича «Берите независимости столько, сколько сможете проглотить» всерьез готовились к отделению, когда на всех уровнях законодательной власти, вплоть до поселкового совета, принимались законы, не согласующиеся с общероссийским законодательством (т. е. под распад России на мелкие удельные княжества уже подводилась юридическая база), — почему «респектабельная» пресса тогда об этом молчала, а шумели только «маргиналы» и «патриотические отморозки»? А сейчас, когда эта взрывоопасная ситуация как-то сгладилась, смягчилась (и Россель вдруг вроде бы стал патриотом — государственником, а свои тугрики печатать раздумал, и законы местные подправили, приведя в соответствие с общероссийскими, и отделение Чечни, гарантированное позорным Хасавьюртским соглашением, не состоялось), вдруг начали звучать заклинания, что Россия все равно распадется?

    Ну, и по последней, «аварийной» претензии. Людям, которые кличут катастрофы, прежде всего хочется ответить: «Типун вам на язык». Нет, наверное, многие коммуникации находятся в аварийном состоянии, и время от времени где-то что-то ломается. Но это неправда, что ничего не ремонтируют. В чем опять же нетрудно убедиться, посмотрев по сторонам. Идешь по улице или по двору — и видишь: надо обойти траншею, потому что меняют трубы. Читаешь объявление на своем подъезде о временном отключении горячей воды в связи с ремонтом. (Между прочим, когда государство исчезает, такие объявления тоже исчезают!) Или у вас перестает работать телефон. Вы звоните на телефонную станцию и узнаете о повреждении кабеля. Но через некоторое время телефон снова работает. А если его не включают — о ужас! — целую неделю, то возмущению нет границ. Но ведь это значит, что мы привыкли к исправной работе коммуникаций! Даже с длительными безобразиями по отключению электроэнергии на Дальнем Востоке наконец сладили.

    Асфальт на дорогах постоянно заменяется. Заменяются и рельсы на трамвайных и железнодорожных путях. Другое дело, что власти, может быть, уделяют этому недостаточно внимания. Хотя и это не безусловно. Смотря в каких регионах и в какой отрасли хозяйства.

    Снова не можем удержаться от сравнения. Когда в первой половине 90–х годов жизнь начала стремительно разрушаться и люди заволновались, они в ответ на свои волнения слышали, что, дескать, при советской власти было ТАКОЕ и этого «такого» было так много, что нам и не снилось. Просто тогда все тщательно скрывалось, а сейчас гласность, о любой ерунде известно. Так что не извольте беспокоиться, дорогие граждане. Все идет по плану.

    Теперь же из каждой реальной мухи старательно раздувают огромного виртуального слона.

    Общество спектакля

    Выходит, можно спать спокойно? Никакой революцией не пахнет? К сожалению, пахнет. Но не потому что она объективно назрела, а потому что ее наметили. И никакая это на самом деле не революция, а политический переворот, замаскированный под народную революцию. Этакое реалити-шоу, когда у зрителей складывается полное впечатление, что они видят настоящую жизнь, а потом выясняется, что им показали срежиссированный спектакль. Актеры, задействованные в нем, вполне профессионально притворились «людьми с улицы». Теми, кто играть как раз не умеет. И очень правдиво рассказывали про себя всякие душераздирающие истории и изображали как бы спонтанно складывающиеся взаимоотношения. А обманутые зрители говорили друг другу: «Нет, такое придумать невозможно!» И утирали набежавшую слезу.

    Натасканные же борзописцы все эти «подлинные ситуации» расписывали по ролям за обещанный заказчиками гонорар.

    Как стряпаются сегодня политические шоу, рассказывает в книге «Манипуляция сознанием» известный публицист С. Г. Кара-Мурза: «В 1998 году по 14 ведущим странам мира с успехом прошел и собрал кучу премий (восемь только международных) английский документальный фильм „Стыковка“ — о наркодельцах Колумбии и маршруте доставки героина в Лондон. Блестящая работа смелых журналистов. В логово наркобаронов в джунглях их везли с завязанными глазами, под дулом автоматов. Но логово это в действительности было оборудовано в отеле, а на роль страшного „барона“ был нанят пенсионер, бывший банковский служащий. Одним из лучших кадров, который „удалось“ заснять репортерам, была драматическая сцена, когда перед отъездом в аэропорт курьер заглатывает капсулы с 500 г героина, — абсолютная ложь.

    Фильм, разоблачающий „угрозу цивилизации“, снятый одной из ведущих телекомпаний, был фальсификацией — с начала до конца. Авторы фильма даже не подумали вернуть полученные премии. Представитель Би — Би — Си, уличенной в похожих, но менее впечатляющих фальсификациях в своих „документальных“ сериалах, оправдывал их тем, что зритель стал очень привередливым и требует высокого качества съемок, а его при честных съемках не получить. Сама проблема правды и лжи устранена из культуры. Среднему человеку теперь просто сообщается, кого он должен считать „плохим“. А картинка, которой сопровождается сигнал, является условностью.

    В 1992 году всю западную прессу обошла фотография „сербского лагеря смерти“. Это был кадр английских журналистов телекомпании ITN (Independent Television Network). Были и точные данные: изможденное лицо за колючей проволокой принадлежит боснийскому мусульманину Фикрету Аличу, он беседовал с журналистами, протягивал им руки через колючую проволоку.

    Этот телекадр обсуждался в Конгрессе США и стал формальным поводом и оправданием США, чтобы занять открытую антисербскую позицию во время войны в Боснии. В феврале 1997 года в одном журнале в Англии вышла статья, в которой изложены обстоятельства получения этого кадра. Изображен на нем был не „лагерь смерти“, а пункт сбора беженцев, расположенный в здании школы. Забор из колючей проволоки отделял школьный двор от шоссе и был установлен до войны, чтобы дети не выбегали на дорогу.

    Журналисты снимали „узников — мусульман“ через проволоку — а могли обойти ее и снимать просто как отдыхающих на свежем воздухе. Вход и выход за проволоку были свободными, и на других кадрах, не пошедших в эфир, видно, как „заключенные“ перелезают через забор или обходят его. Эти кадры были добыты сотрудниками журнала и помещены в Интернет. Автор статьи обвинил телекомпанию в манипуляции. А та подала в суд на журнал „за клевету“». (Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. М., 2004. С. 302–303.)

    Современное общество все чаще называют «обществом спектакля». Снова процитируем С. Г. Кара-Мурзу: «Особое внимание философов привлекла совершенно невероятным сценарием Тимишоара — спектакль, поставленный для свержения и убийства Чаушеску. Убить его посчитали необходимым, видимо, потому, что он создал недопустимый для „нового мирового порядка“ прецедент — выплатил весь внешний долг, освободил страну от финансовой удавки — показал, что в принципе можно, хотя и с трудом, выскользнуть из этой петли.

    Изучающий „общество спектакля“ итальянский культуролог Дж. Агамбен так пишет о глобализации спектакля, т. е. объединении политических элит Запада и бывшего соцлагеря: „Тимишоара представляет кульминацию этого процесса, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее без ложного стыда и фиговых листков реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм даже не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвитц и поджог рейхстага.

    Впервые в истории человечества похороненные недавно трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой. И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина — чтобы всем стало ясно, что истинное отныне есть не более чем один из моментов в необходимом движении ложного. Таким образом, правда и ложь становятся неразличимыми“» (Там же. С. 284–285)

    Примерно по такому же рецепту изготавливаются политические шоу под названием «оранжевые революции». Вновь дадим слово С. Г. Кара-Мурзе, на сей раз приведя отрывок из его выступления 17 мая 2005 года на «круглом столе», проводившемся в Институте востоковедения: «После ликвидации Советского Союза и советского блока идут непрекращающиеся попытки ускоренными темпами создать так называемый „новый мировой порядок“, и один из разделов этой глобальной программы — втягивание в „новый мировой порядок“ постсоветского пространства. Само слово „постсоветское пространство“ прямо означает, что тут еще не образовалось принципиально иной государственности, а имеет место переходное состояние, в котором и государственность, и общественный строй, и элиты связаны множеством пуповинных связей с советским прошлым. И куски расчлененной страны постоянно обнаруживают тенденцию к восстановлению связей.

    Теперь идет второй этап расчленения страны и превращения кусков постсоветского пространства в нечто принципиально новое, сконструированное в рамках „нового мирового порядка“. Инструментами для этого перехода служат революции нового типа, которые мы сейчас наблюдаем. Смысл этих революций (прежде всего в Грузии и на Украине, а еще раньше — в Югославии, когда в 2000 году был свергнут Милошевич), на мой взгляд, заключается не в замене ключевых фигур, а в глубокой перестройке всей государственности. Постсоветская государственность выросла из советской, и источник легитимизации политического режима находился на нашей территории. Был Горбачев, его сменил Ельцин, которого мы сами выбрали. Ельцин предложил преемника, его тоже приняли. То есть это все порождение нашей земли, нашего больного общества. Теперь же ставится задача сконструировать на постсоветском пространстве государственность, которая дана извне. И легитимируются новые правители через революцию, которая тоже организуется извне. Обратите внимание, что и на Украине, и в Грузии США заранее объявляли, кого они признают настоящей легитимной властью, а кого не признают. И дело не в том, кто хорошо, а кто плохо выполнял заказ Запада. Шеварднадзе, например, сейчас обижается на Америку: дескать, как уж он старался, а американцы почему-то предпочли ему Саакашвили… Но суть ведь не в том, кто как прогибался перед заокеанскими хозяевами. Суть в другом. Легитимность власти имеет символическое значение. Шеварднадзе был еще порожден в самой Грузии. А Саакашвили уже является порождением Запада. Он силен только тем, что его назначил и признал Запад. И тех, кто его поддержали, на Западе как раз и называют „народом“. Точно такая же картина наблюдалась и на Украине. После выборов Ющенко очень много важных зарубежных публикаций было посвящено тому, что теперь — то, наконец, украинцы стали самостоятельным народом и даже нацией. А до этого они были частью советского народа. Таким образом, не только лидер, но и народ как бы назначаются извне. Та часть населения, которая поддержала угодного Западу кандидата, — „народ“, а та, которая не поддержала, — не народ».

    То есть под песни про свободу и независимость от России на постсоветском пространстве происходит дальнейшее закабаление «новых суверенных государств», переформатирование международных отношений. «Оранжевые» революции — очень важный этап простраивания глобальной империи, в которой Америка претендует на роль метрополии, а остальные «регионы мира» вынуждают согласиться на роль периферии, колоний. В колониях, правда, генерал — губернаторов не выбирают, а назначают из метрополии. Но сейчас, на переходном этапе, для приличия имитируется процедура выборов.

    В «оранжевых» революциях все — инсценировка. Никаких реальных социальных целей не ставится, хотя разговоров о «восстановлении порядка и справедливости» очень много. Никакой по-настоящему революционной ситуации, когда значительные массы людей готовы пожертвовать жизнью, сражаясь за свои идеалы, нет. Говорится одно, задачи преследуются совершенно другие. Но при этом создается подобие: подобие борьбы, подобие стихийного народного восстания, подобие самого революционного народа. Уже появились исследования, описывающие, как с помощью новых политических и психологических технологий происходит создание на время выборов искусственного «народа». Организуется толпа, и ей не просто чисто внешне придается статус народа, но она действительно приобретает на какое-то время самосознание народа. Потом, когда дело сделано, толпа распускается. Искусственно созданный «народ» исчезает.

    Иными словами, «оранжевое» шоу — это широкомасштабная политическая манипуляция, основная задача которой — воздействие на сознание большой массы людей. Конечно, для успеха манипуляции важно, чтобы народ был недоволен властью. Но главное не в недовольстве, а в том, что оно может быть стремительно раскручено СМИ до критического уровня. На какое-то время массы поддаются социальному гипнозу и становятся жертвами манипуляторов, которым удается за эти сроки подорвать гегемонию существующей власти, а затем и перехватить бразды правления. Когда же люди осознают, что их одурачили, дело уже сделано. В руках новых правителей все властные и силовые рычаги, и они недвусмысленно дают понять, что «оранжевые» игры кончились, попытка изменить новый статус — кво будет жестоко подавлена. А поскольку настоящей революционной ситуации не было, да и население очень сильно дезориентировано, ему ничего не остается, кроме как смириться с обманом и пытаться выжить в новых условиях.

    Для России «оранжевая» революция означает полный крах, в этом сходятся все мало-мальски здравомыслящие люди. Ясно, что при установлении здесь марионеточного прозападного режима американцы смогут осуществлять контроль над российским ядерным оружием. Помнится, «прорабы» и «подмастерья» перестройки усиленно насаждали мнение, что СССР (а потом и Россия) — это «Верхняя Вольта с ракетами». Тогда казалось, что они просто хотят побольней уязвить наши патриотические чувства, а на самом деле в массовое сознание внедрялся новый образ будущего. С одной стороны, чтобы облегчить намеченную деиндустриализацию, психологически подготовить к ней население. (Действительно, какая промышленность в Верхней Вольте?) А с другой, чтобы символически указать место, уготованное России в «стремительно глобализирующемся мире». Ну, а потом, естественно, пошли разговоры о том, что «Верхняя Вольта» не в состоянии сама контролировать свои ракеты. Нам при нашем «бардаке» нужны компетентные помощники. Да и вообще, ядерное оружие — это слишком дорогое удовольствие, которое могут себе позволить только развитые страны. Слаборазвитым же, типа нашей, оно совершенно ни к чему.

    Так что идеологическая база для «глобального контроля над вооружениями» давно подведена. А если ядерное оружие у нас изымут, говорить о суверенной российской государственности и самостоятельной политике будет просто смешно.

    Постановка на российской сцене: действующие лица и исполнители

    Кто же может принять участие в российской «оранжевой» постановке? В основном, считают эксперты, ей будут подыгрывать крупный капитал, либеральная интеллигенция и молодежь. Прежде всего — студенчество, тяготеющее к массовым сборищам с радикальным антигосударственническим антуражем. Опыт Украины показал, что собрать огромную толпу молодежи, не занимающейся физическим трудом, довольно легко.

    В России, однако, судя по всему, предпринимаются попытки привлечь к оранжевому шоу не только прозападно настроенных либералов, но и патриотов. В том числе православных. И это немудрено, так как либеральная карта, которая стала козырной на Украине, у нас была отыграна во время августовского путча 1991 года, когда сбитая с толку интеллигенция ринулась «защищать демократию», и трагедии 1993 года, когда большинство людей считало, что «красно-коричневые» действительно пытались взять реванш и вернуть страну к тоталитаризму. В общем, массовку «отвязной» молодежи с плеерами, татуировками и пирсингами надо подкрепить более солидной публикой, которая вызвала бы расположение основной массы телезрителей, давно переставшей доверять либеральным политикам.

    И вот депутат Государственной Думы, активист фракции «Родина» А. Н. Савельев торжественно объявляет, что партия «Родина» (в которую, насколько нам известно, входят не все члены думской фракции, но широкой публике это невдомек, зато всем знакомо название «Родина») призвала к социальной революции. Нет, конечно, не к «оранжевой», а к своей, хорошей. Народной и справедливой. А то ведь мы, как с горечью отметил Савельев, впадаем в «новый застой». (Здесь и далее цитируем его выступление на «круглом столе», проводившемся Союзом православных граждан и журналом «Москва» 16 июня 2005 года.)

    А вопрос, по Савельеву, «состоит в том, сможем ли мы выйти из застоя и продлить русскую историю, или мы сгнием на тех рельсах, которые подложили под наш паровоз. Только он почему-то никуда не катится». Савельев отвечает на этот вопрос однозначно: нужна новая революция, которая, якобы, «в умах уже идет», а теперь «должна выйти на улицы, если нам суждено продлить свою историю». Предлагается следующий план действий: «победить коррупцию, уничтожить, физически истребить олигархию, разогнать криминал. Может это сделать только русская диктатура. Русская национальная диктатура. Если мы чаем, чтобы род каждого из нас дотянулся до конца времен, мы сдвинем этот паровоз самыми решительными мерами, наплевав на все демократии, на все ценности, которые записаны у нас в разных конституциях. Наплевав даже на то, что прольется кровь, потому что прольется кровь героев и кровь врагов. И то, и другое для истории является топливом».

    Нет, конечно, признает Савельев, «опасность распада безусловно существует, и нам надо проскочить это узкое горлышко, где надо одновременно совершить национальную революцию и не допустить распада России. Большевики ведь тоже проскочили это на краю. Российская империя сперва распалась на отдельные уделы, где возникли собственные удельные князьки. А потом удалось воссоединить их за счет того, что традиция общего проживания еще сохранялась и была общая энергетика, которая проистекала и от вождей, и от народа. Есть ли сейчас такая энергетика? Трудно сказать. Стоит ли идти на риск? Стоит, потому что эволюционным путем мы точно умрем».

    Какими же силами предлагает Савельев совершить революцию? Это тоже любопытно. «В этом движении революции или контрреволюции могут ли помочь казачество, ветеранские организации, патриотические клубы, православная общественность? Все это у нас существует давно. Есть ли в этом какая-то энергетика? Мы ее видим? Скажем, казаки придут и кого-нибудь выпорют. Я бы очень хотел, чтобы хоть раз это состоялось, но вижу, что все как раз наоборот. Православная общественность уже сама стала о себе писать, что почему-то ничего не происходит, а может, вообще нет этой общественности… Я пока кроме своей партии „Родина“ других политических организаций, являющих силу русского духа, не вижу».

    Абстрагируемся от патетики (хотя патетическая безвкусица не только противна сама по себе, но и попахивает ложью) и постараемся выделить сухой остаток. А он таков: в ситуации, когда, по признанию самого депутата, рассчитывать можно только на энергетику партии «Родина», он призывает людей к заведомо проигрышному бунту. Причем проигрыш приведет к распаду России, и депутат это прекрасно понимает. Вдобавок, его революционные призывы начинают раздаваться как раз в момент подготовки «оранжевой революции», с успехом обкатанной уже в нескольких странах.

    А разве не провокацией пахнут призывы «наплевать на все конституции», «физически истребить олигархов» и спокойно, безо всякого зазрения совести проливать кровь, которая «для истории является топливом»? Примечательно, что через несколько дней после выступления А. Н. Савельева на «круглом столе» его помощник С. П. Пыхтин, в другом собрании, почти слово в слово повторив текст начальника, не постеснялся уточнить объем «топлива». Революция, сказал он, дело кровавое, сантименты тут неуместны, и нужно приготовиться к потере 10–20 миллионов (!) человек.

    Неужели у нас так много олигархов? Неужели так много «героев» и «врагов»?

    Очень легко себе представить, как в разгар «оранжевой революции» по телевидению будут показывать таких пылких патриотов и кричать о «русском православном фашизме». А простые граждане, еще не настолько опростившиеся на своих грядках, чтобы не произвести в уме тоже очень простые подсчеты и сообразить, как высок шанс у их семей оказаться в числе 10–20 миллионов запланированных жертв, безоговорочно поддержат ввод в Россию освободителей в голубых касках и НАТОвских нашивках. Да еще встретят их цветами. Цифры потерь напомнят о жертвах ГУЛАГа и Великой Отечественной войны, а образ «русского фашизма» совсем нетрудно освежить в памяти. <…>

    Некоторые аналитики подмечают почти текстуальное совпадение речей «оранжевых» Саакашвили и Ющенко и наших революционер — патриотов. А есть признаки и более явные, а потому очевидные не только для аналитиков. Многие видели по телевидению, как глава «Родины» Дмитрий Рогозин приехал поздравлять Ющенко с победой и многозначительно щеголял в оранжевом шарфе. А через полгода после оранжевого теледемарша жители ряда районов Москвы обнаружили на дверях своих подъездов ярко-оранжевые листовки с портретом Че Гевары, революционные призывами и подписью молодежного движения «Родина».

    И совсем уж симптоматично выглядит интервью лидера молодежной организации партии «Родина» в студенческой газете «Акция», до которой можно дотрагиваться только пинцетом, чтобы не марать руки. В упомянутом № 4 (41) за май 2005 года юные «родинцы» представлены в достойной компании. На обложке — окруженный толпой молодежи Ходорковский. На следующей странице — рассказ о суде над ним. Название материала, мягко говоря, двусмысленное — «Приговор России». (Россия приговорила или Россию приговорили? Читающий да разумеет.) Там же высказывания в защиту опального олигарха таких знаковых персонажей, как Виктор Шендерович и Валерия Новодворская. Последняя называет бывшего главу «Юкоса» узником совести и требует, чтобы «Международная Амнистия» (Amnesty International) признала таковыми всех, проходящих по этому делу.

    Ну, а дальше опубликовано интервью с Маратом Гельманом, покровителем всяких богохульных мерзостей типа тер — оганьяновского разрубания икон в Манеже, которое Гельман выдает за новое, истинно свободное искусство. Впрочем, у него есть еще одно амплуа, давно сблизившее его с «Родиной». Когда во время выборов в Думу в газетах промелькнуло сообщение, что Рогозин и К° наняли Гельмана в качестве главного пиарщика, сочувствующие им избиратели недоумевали: как же это может быть, такие патриоты — и вдруг такой… Гельман?

    Глупые! Не понимали! Как раз у патриотов должно быть все самое качественное, самое продвинутое, самое крутое. Не хуже, чем у олигархов. Иначе кто их уважать будет?

    Гельман и в своем интервью продолжает продвигать Рогозина заодно со своей скандальной выставкой «Россия–2». Тут опять впору изумиться, ведь Рогозин обратился в Генпрокуратуру с просьбой привлечь организаторов этой выставки (то есть Гельмана) к уголовной ответственности. Но лучше не изумляться, а вспомнить об обществе спектакля и не принимать всерьез борьбу нанайских мальчиков. Помните, был такой номер в советских концертах? Две куклы в этнографической одежке северных народов смешно дрались на сцене, поочередно валя друг друга. Но самое смешное ждало зрителей в финале представления, когда выяснялось, что обоими «мальчиками» управлял один и тот же артист, лежавший на полу и замаскированный пушистыми нанайскими нарядами. Первая кукла была надета на его руки, вторая — на ноги, и фактически номер представлял собой искусный акробатический трюк, сложно согласованные действия разных частей тела одного актера.

    Симптоматичность появления «Родины» в «Акции» еще и в том, что эта студенческая газета (http://www.mediaatlas.ru/editions/?id=3153&idn=992&pagei=0&a=viewi), по-видимому, предназначена стать основным рупором «оранжевых» идей в молодежной среде. Тираж 100 000 экземпляров, бесплатная раздача, весьма статусные члены экспертного совета: генеральный секретарь Союза журналистов России И. А. Яковенко, президент Фонда защиты гласности А. К. Симонов, декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова Я. Н. Засурский, генеральный директор Международного пресс — клуба, вице-президент Российской ассоциации по связам с общественностью А. Н. Чумиков, депутат Московской городской думы С. В. Орлов, зав. кафедрой ценных бумаг и финансового инжиниринга Финансовой академии при Правительстве РФ Я. М. Миркин и разнообразные другие начальники.

    Разрушительная идеология этого издания может быть проиллюстрирована словами все того же Гельмана. На вопрос: «Как бы Вы оценили сегодняшнюю политическую обстановку в России?» — меценат — политтехнолог ответил: «Очевидно, что ветер дует не в нашу сторону. И при сложившейся политической системе мы не сможем вовремя изменить курс. Вот, например, у тебя есть яхта, ты плывешь, куда тебе нужно, но тут ветер стал дуть не туда. Что сделает моряк? Он подкорректирует курс, изменив положение паруса. В современной политической России парус намертво приварен. Его невозможно повернуть никак. И нужно либо менять мачту, либо ее ломать (выделено нами. — И.М., Т.Ш.)».

    Хотя метафора последнего высказывания прозрачна, на всякий случай расшифровываем: нужно либо менять власть путем «цветного» переворота, либо, если это невозможно, уничтожать государство.

    Кроме метафор, в этой газете встречаются и вполне буквальные, конкретные инструкции по режиссуре шоу — революции. Например, нужно обзавестись переносными радиостанциями и тактическим телевидением (то есть таким, которое создается на время агитации и пропаганды). Вопрос, кто будет проплачивать такие дорогостоящие способы агитации, естественно, не обсуждается. Не будем обсуждать его и мы. Наверное, те, кто проплатил газету, помогут найти средства и на радио с телевидением.

    Лучше обсудим другое: почему это подрывное издание беспрепятственно раздается в вузах, в интернет-кафе и прочих местах скопления молодежи? Почему эту газету (надо думать, не без разрешения вузовской администрации) распространяют бесплатно среди студентов? По мнению весьма авторитетных политологов, совершить «оранжевую революцию» без попустительства самой власти невозможно. Что означает такая странная лояльность к «Акции»: недооценку опасности, которую несет в себе газета, методично устраивающая на своих страницах смотр антипутинских сил, или готовность власти к политическому самоубийству?

    Трудно с уверенностью ответить, время покажет. Ясно только, что мы ни при каких условиях не должны поддаваться на провокации режиссеров в оранжевых шарфах и участвовать в их театрально-политической массовке. Напротив, мы обязаны сделать все возможное, чтобы спектакль был сорван. Политические авантюристы на то и авантюристы, чтобы выйти сухими из воды. Вспоминается, как в начале 90–х один ультраоппозиционный политик громогласно призывал организовать патриотическое движение, которое возглавит народную революцию — и Россия будет спасена. Теперь он преуспевающий функционер богатого фонда, возглавляемого как раз тем, против кого он призывал восстать. Находится в отличной для своего 50–летнего возраста форме и абсолютно равнодушен к политике. Предпочитает отдых на экзотических островах, где есть возможность поплавать в окружении акул.

    — Что делать? — говорит он о себе с улыбкой. — Адреналин у меня в избытке. Не могу без драйва.

    Когда-то И. А. Гончаров попросил А. К. Толстого специально для романа «Обрыв» перевести стихотворение Генриха Гейне «Смерть гладиатора». Поскольку стихотворение малоизвестное, приводим его полностью.

    Довольно! Пора мне забыть этот вздор!
    Пора воротиться к рассудку!
    Довольно с тобой, как искусный актер,
    Я драму разыгрывал в шутку.
    Расписаны были кулисы пестро,
    Я так декламировал страстно.
    И мантии блеск, и на шляпе перо,
    И чувство — все было прекрасно!
    Теперь же, хоть бросил я это тряпье,
    Хоть нет театрального хламу,
    Все так же болит еще сердце мое,
    Как будто играю я драму.
    И что за поддельную боль я считал,
    То боль оказалась живая:
    О Боже, я, раненный насмерть, играл,
    Гладиатора смерть представляя!

    Наши любители драйва, сбросив оранжевое тряпье, со свойственной им беспечностью отправятся пить водочку в театральный буфет.

    А раненной насмерть окажется страна.

    06 / 03 / 2007

    Комментарии читателей:

    2010–02–26 16:03Владимир:

    Для Оранжевой революции, требуются, чтобы в обществе была надежда, на то, что в результате прихода к власти, сил более угодных некоему заграничному покровителю, тот улучшит жизнь граждан в обмен на это (т.е. цветные революции — признак крайней несамостоятельности народа той страны, где она происходит).

    Во всех недавних цветных революциях, роль этого покровителя играл Запад и особенно США

    Для большинства Россиян очевидно, что каким бы угодным, для Запада вообще и для США в частности, правительство не было бы, никакого улучшения жизни в России не будет!

    Для цветной революции желательно, чтобы близ страны, где она происходит, была бы страна — антагонист заграничного покровителя — это требуется, чтобы заинтересовать зарубежных покровителей в поддержке цветной революции, т. к. в этом случае заграничный покровитель, усиливает своё влияние в регионе.

    В недавних цветных революциях, роль страны антагониста, играла Россия, а для Революции Роз в Грузии, ещё и географически близкий Иран.

    Близ России нет такого антагониста, для Запада, борьба против которого, могла бы заинтересовать Запад в улучшении жизни в России и это, для большинства тоже очевидно.

    Те, кто призывает к оранжевой революции в России, как правило довольно оторваны от жизни и к ним большинство населения не прислушивается, тем более что многие уже обожглись на Перестройке!

    2009–02–20 17:23Ирина Анатольевна:

    У нас в Украине этот виртуальный слон сработал. Массовый психоз оранжевой «революции» сделал свое дело. Россиянам надо не допустить подобного развития событий. У нас тоже перед этой, с позволения сказать «революцией», наступило относительное благополучие, о котором сужу по собственному кошельку и покупательной способности. Но это как раз кому-то и не нравилось. Не нужна была сильная, независимая и благополучная Украина мировому правительству. Их задача, чтобы гои, т. е. православные русичи (я имею в виду всех славян), должны жить плохо и чем хуже, тем для них лучше. Теперь мы расхлебываем результаты промывания мозгов. Но, хочу сказать, что не все у нас поддались этому оболваниванию. Многие понимали что творится, поэтому и было противостояние «оранжевых» и «бело-голубых». Однако «оранжевые», которые имели прямое финансирование с Запада оказались проворнее, подкованнее юридически, и, наверное, еще что-то повлияло не известное широкому кругу населения. И хотя сейчас Янукович и у власти, это принесло только новые проблемы с его противостоянием с Ющенко.

    2009–02–20 17:23Владимир Лагутин:

    С оценками существующей в стране ситуации из ч.1 и с оценками технологии «оранжевых революций» из ч.2 я, в целом, согласен. В тоже время, думаю, что угроза «оранжевой революции» в России не столь велика. Если сравнить с той же Украиной, то там была реальная база для революции. Дело в том, что на Украине и народ и элита приблизительно поровну поделены на тех, кто тяготеет к России и тех, кто тяготеет к Западу. Кроме того, Кучма в 2004 году был непопулярен, да и нет оснований быть уверенным в том, что он искренне так уж хотел Януковича, и не хотел Ющенко. Ситуация в России принципиально иная. Власть гораздо более консолидирована, популярность Президента высока, сильных конкурентов нет, если Путин решит идти на третий срок — народ за него снова проголосует, если предложит более — менее нормального «преемника» из своей команды — народ и его поддержит. Что касается оппозиционной части граждан, то большинство из них гораздо более антизападно настроены, чем президентская команда. Прозападный электорат в России очень невелик, да и те, кто есть разобщены: СПС и «Яблоко» уже много лет не могут договориться. Если говорить о примкнувших или собравшихся примкнуть к «оранжевому» лагерю «патриотах», то это всего лишь те, кто не смог пристроиться к реальным политическим партиям. Та же «Родина» была создана в 2003 году не без помощи Кремля. Теперь ее влили в «Справедливую Россию», а те «родинцы», которым не нашлось места среди «эсэров» пытаются хоть куда-то пристроиться; сколько-нибудь значительную часть патриотического электората они не представляют. Вспомним, что в 2003 году Березовский пытался объединить левую и либеральную оппозицию, однако по итогам выборов в Думу позиции левых ослабли, а либералы вообще остались за бортом. Для левого электората, а уж тем более для патриотов и для православных, даже если они в оппозиции к власти, либералы — западники гораздо больший враг, чем власть; точно так же либеральный электорат не «переваривает» патриотов. Объединение кого-то из «патриотов» с либералами — западниками на верхушечном уровне только еще больше ослабит электоральные позиции и тех и других. По поводу возможности манипулирования массовым сознанием с помощью СМИ: они действительно велики, но наибольшим манипулятивным ресурсом обладает телевидение, а оно (по крайней мере, в сфере информационно-политического вещания) находится под практически полным контролем Кремля; в период выборов этот контроль только усилится. Поэтому если уж сравнивать с ближайшими соседями, то гораздо более адекватным будет сравнение с Белоруссией, а не с Украиной. Как известно, все попытки Запада провести «оранжевый» сценарий в Белоруссии не увенчались успехом. Максимум, на что могут рассчитывать прозападные силы в России — это организовать толпу, которая начнет буянить и которую придется разогнать силой, а потом поднять правозащитный вой — мол, недемократический режим и т.д. Но при этом Запад не заинтересован в том, чтобы испортить отношения с Россией настолько, насколько он испортил их с Белоруссией. Все-таки и военный и экономический и геополитический потенциал нашей страны слишком велик, а антироссийские действия Запада подталкивают Москву к расширению сотрудничества с Китаем, Индией, исламскими странами и т. д. Поэтому наиболее вероятный сценарий такой: будут периодические акции «Другой России» и иже с ними, может быть кто-то где-то подерется, может быть кого-то из организаторов драки арестуют, наверняка будет западная критика, завывания правозащитников, но выборы пройдут безо всяких «оранжевых революций» и победят на них представители действующей власти.

    2009–02–20 17:23Машков Юрий Валериевич:

    тема серьезная все же революции не каждый день и хотелось бы фактов:

    кто по каким каналам СМИ говорит об этой самой революционной ситуации.

    если это 1–2 придурка которых мало кто слышит / читает — зачем им вообще отвечать — только внимание привлекать если же это статистически значимое явление то тут важно показать на них пальцем: поименно и по-канально вот вчера слушал Эдварда Радзинского и теперь точно знаю что он сволочь (а раньше сомневался) а к тому же и враг вкупе с Познером и Жванецким (а раньше и они мне нравились) вот собственно и надо обличать а то безадресность сильно снижает эффективность а так вы молодцы — Бог в помощь

    2009–02–20 17:23андрейка:

    Шишову и Медведеву на знамена! Распространяйте эти аналитические материалы в православных и не очень СМИ. Чем ближе к выборам, тем сильнее будут завывать либералы о всеобщем кризисе и необходимости смены власти. На Украине народ (не весь правда, но от этого не легче) два с лишним года назад купился на эту брехню и теперь пожинает горькие помаранчевые плоды политических разборок. Русские! Слушайте своих умных мамочек Ирину и Татьяну. Не будете слушать своих мамочек, будете слушать чужих и злых дядечек. Из Одессы с любовью.

    2009–02–20 17:23Александр:

    Дамы, читая Ваши статьи, понимаешь, сколько же во всех нас нелюбви. Если ваши статьи в Великий пост проникнуты такой же манипуляцией о которой вы пишите, сколько же ее в нашем обществе. Не мне вам указывать, сам грешен и уверен, что больше вашего.

    Ваш любимый Кара-Мурза справедливо пишет, что манипуляторы увлекаются деталями, уверяют в них и как правило в них не точны.

    Так и вы, вы пишете про новые законы, не зная что в России больше нет КЗоТа, а есть ТК, то есть вы даете акту нравственно-политическую оценку, а сами не то что его не открывали, даже на обложку не посмотрели.

    А уж музыкальные пристрастия молодежи в вашим описании лет на 10 отстали от нынешних.

    Власть конечно много делает сейчас, но безапелляционно утверждать что все замечательно, а виноваты лишь «перегибы на местах»… справедливо ли? Странно, наш Президент (и именно поэтому он президент с большой буквы) не стесняется критиковать действия своих непосредственных подчиненных, даже питая к ним дружеские чувства. Он много раз говорил о сильной власти, но никогда об идеальной высшей власти, которую выводите вы. Да, Президент не виноват, что асфальт на дорогах хотя и постоянно перекладывают, но не соблюдают норм о его качестве. Но что за это отвечают и высшие контролирующие органы — это так. И кстати эти органы по задумке нынешней власти действительно наделены контролирующими полномочиями, так почему бы не указать на их частое бездействие?

    И главное идеи-то в ваших статьях правильные, хорошие, направленные на стабильность. Только почему уважаемые дамы, вы так стараетесь приправить добрые призывы недобрыми, иногда желчными эмоциями, оценками и непроверенными фактами?

    Вашем трудолюбием и усердием в написании статей можно восхищаться. Приложите же их для того, чтобы научить нас дискуссиям в духе христианской любви, а не подтасованных фактов.

    Простите меня

    Спаси Господи

    2009–02–20 17:23Даниил Сачков:

    Согласен с выводом статьи, меня интересует другое. О чем бы ни писали госпожа Медведева и Шишова, они обязательно ввернут пару — тройку апологий светлого советского времени или советской морали. В связи с чем у меня есть к ним несколько вопросов.

    Известно ли им, что в советское время можно было потерять работу, если бы там узнали что человек посещает церковь?

    Известно ли о том, что в СССР (столь любимом авторами) в Пасхальную ночь показывали бесплатно зарубежные кинофильмы (столь этими авторами нелюбимые), чтобы отвлечь остатки молодежи от посещения церкви?

    Как насчет того что большинство русских людей не могли покреститься и причаститься Святых Тайн?

    Я уже не говорю о сотнях тысяч исповедников за Веру.

    Что это? Перегибы на местах? Головокружение от успехов? Коммунисты обещали нам показать последнего попа. Для госпожи Шишовой и Медведевой падение безбожного коммунизма — это великая трагедия, а для меня и многих других — это время когда стали снова открываться храмы. И вина за то что западная грязь так быстро стала заполнять духовный вакуум, лежит в большой мере на тех кто этот вакуум создавал, разрушая православную веру и насаждая свою безбожную мораль.

    2009–02–20 17:23Дмитрий:

    Уважаемая редакция!

    Признаюсь, надеялся больше не увидеть статей под именами Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой на страницах «Православия» после последней дискуссии, где многие читатели выразили своё отношение к их публикациям. Запретить их публиковать здесь я не требую, но и необходимости печатать тоже не вижу, даже вижу большой вред от творческой деятельности этих авторов. Вам виднее, конечно.

    Непонятно — зачем искушать читателя этими «опусами злобы и ненависти» на православном сайте? Ведь статьи этих авторов ничего кроме злобы не несут. Все они носят явно провокационный характер. И проблемы они выносят на обсуждение несуществующие, вернее, своими публикациями авторы пытаются создать проблемы, которых нет. Впечатление такое, что авторы живут в мире, ограниченном исключительно их собственными головами.

    Вот и сейчас — проблема высосана из пальца. Революционной ситуации, думаю, никто из посетителей этого сайта не ощущает. Даже в оппозиционных интернет-изданиях про надвигающуюся революцию ничего не слышно (готовятся и скрывают, наверно). Много читаю, а вот про революционную ситуацию в России — первый раз «узнаю» на «Православии. Ру». Про февральскую революцию говорили много в последние дни в связи со статьёй Солженицина. Так то про 1917–й.

    Я не знаю — существуют ли на самом деле такие авторы, но статьи под этими именами сеят смятение в душах людей, провоцируют эмоции и все, как одна, проникнуты духом злобы и ненависти. Страшно думать, что редакторы сайта имеют своей целью сеять семена злобы и ненависти вместо добра и любви. Захожу сюда, потому, что привык за годы, потому, что много полезных для души материалов, а «творения» ИМ и ТШ всегда звучат диссонансом со многими другими публикациями. Такое впечатление создалось у меня и моих православных друзей, кто тоже знаком с этими авторами.

    Мне кажется, что такому солидному православному изданию стоило бы критичнее относится ко всему, что публикуется в нём — на другом конце души людей.

    С уважением,

    Дмитрий.

    2009–02–20 17:23Василий:

    Большое спасибо Ирине Медведевой и Татьяне Шишовой за эту жизнеутверждающую статью. И спасибо сайту Pravoslavie.ru за рубрику «Добрые вести Православия». Спаси вас всех Господь.

    2009–02–20 17:23Иван Ковалец:

    Со многим в статье можно согласиться. В первую очередь, с тем, что разнообразные слухи (о голоде, например) преувеличены. И кричат и возмущаются как правило как раз те, кто сам не голодает. Непонятно только, откуда делается вывод: «Так что не извольте беспокоиться, дорогие граждане. Все идет по плану.». По какому плану? Чьему плану? Хотелось бы также пожелать авторам быть более конкретными. Например, тяжеловесное утверждение: «Куда ни придешь, везде словно прокручивают одну и ту же пленку.» стоило бы подтвердить десятком примеров (цитатами из прессы, итд), а примеров не приводится никаких. Поэтому, у некоторых читателей может складывается впечатление, что они попадают на «информационную наживку» с другой «удочки» (см., например, http://vera.mipt.ru/chistotaveri/mifi/medvedevashishova.html).

    В целом же — спасибо за статью.

    2009–02–20 17:23Иван Крупей:

    Какой-то смысл в сказанном несомненно есть, но полуправда всё-таки хуже чем правда.

    В статье авторы явно делят мир на своих и чужих. (чечены например тут представлены полными уродами, и так всё мило, рассудительно.) Но чем мы тогда лучше них. Мы видим какую-то часть реальности и истерически кричим, что остального нет, или в лучшем случае, что остальное — от лукавого.

    Но интереснее всего — при чём тут православие?

    Это обычная шумная статья с намёком на патриотизм, но в ней нет и намёка на Бога.

    Зачем в православной газете печатать политические статьи?

    Объясните мне дураку.

    Ваш покорный слуга,

    Крупей Иван

    2009–02–20 17:23Николай:

    Очень интересная статья. Хотелось бы добавить, что революций на «голодный желудок» не бывает вообще. До февральской, октябрьской «реовлюции» 1917 люди жили значительно лучше, чем после. За гордыню всегда приходится расплачиваться. Как тогда:

    — плохой был для нас Святой Государь Николай II, мы его называли «кровавым» и мягкотелым? — Получили «добрых», «великодушных» Иллича и Сталина.

    — хотели что бы быстро закончилась война 1914? — Получили гражданскую и Вторую Великую Отечественную и т. д..

    Так и у нас в Киеве было осенью 2004. Захотели быстро жить лучше, зарабатывать больше, обвинили действующую власть в бандитизме и воровстве, и что получили…, на смену спокойствию и стабильно (может быть несколько медленно) увеличивающемуся благополучию пришел резкий скачек цен на все в период с января по июнь 2005 г. (хлеб, молоко, мясо, топливо, сахар, крупы, транспорт и т. д.), к власти пришли странные (мягко говоря) люди постоянно меняющие свои политические взгляды, в СМИ разогнался маховик истерической лжи на все и вся…

    Наконец то, с июля 2006 до теперешнего дня ситуация как то начинает стабилизироватся, хотя опять слышны отовсюду призывы про новую «революцию», очередной «поход на майдан». Люди к сожалению выводов не делают.

    Не дай Вам Бог переживать в Москве, то что происходило в Киеве осенью 2004. Живите спокойно, работайте, читайте побольше классической литиратуры и поменьше смотрите телевизор.

    Спасибо за интересную статью.

    2009–02–20 17:23Константин Бравиков:

    Немного про ремонт, т. к. очень показательно.

    В СССР человек не далал так часто ремонт, зато через 20, скажем, лет получал новую квартиру. Сейчас человек делает ремонт в квартире, которую получл 20 лет назад и понимает, что через 20 лет его дети НИКАКОЙ новой квартиры не получат. Сейчас количество ремнтов является показателем того, что люди понимают, что на квартиру у них денег не будет, сколько не копи, и тратят те небольшие (по сравнению со стоимостью квартиры) средства на ремонт того, что есть. Т. е. количество ремонтов — это показатель как раз обратного тому, что утверждают уважаемые авторы.

    Убедительная просьба, не подтасовывайте факты и не вводите читателей в заблуждение!





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх