Послесловие


Есть такие слова, которые неизменно вызывают волнение, затрагивая внутрепние струны духовного мира человека: доброта, совесть, справедливость, достоинство, честность, честь. Многие поколения людей – каждый раз по-своему, в соответствии с воспроизводимыми ими социальными условиями своей жизнедеятельности – задавались вопросами: в чем смысл этих слов, где источники добра и зла, которыми проникнуто человеческое бытие? С уверенностью можно сказать, что от ответов на эти вопросы зависел особый, трепетный «нерв» жизни людей, их нравственно-психологическое самочувствие в обществе. Разрешить эти вопросы оказывается особенно трудно, ибо содержание того, что люди считают добром и злом, меняется, как отмечал Ф. Энгельс, от эпохи к эпохе, в соответствии с изменением общественной среды, образа жизни, развитием самого индивида. Лишь в извилистой и противоречивой, Долгой и мучительной борьбе народов за лучшее устройство жизни, за полное раскрытие всех своих творческих потенций капля за каплей собирался тот бесценный нравственный опыт, который позволяет говорить о гуманистической устремленности развития личности во всемирной истории.


Много раз лучшие умы человечества искали ту безусловную и непреходящую формулу смысла жизни, которая привела бы человека к счастью, причем счастью, построенному с чистой совестью, на доброте и справедливости. Предпринимались многочисленные попытки найти тот «эликсир добродетели», который бы основывался на этических Абсолютах, с самоочевидностью проистекавших из неких внеисторических, надчеловеческих «высших сфер» бытия, способных подчинить себе, облагородить «грубую» реальность повседневной жизнедеятельности. Все эти попытки потерпели крах, канули в Лету истории, оставив в ее «этическом музее» безжизненные скелеты спекулятивных конструкций и возвышенных, но пустых иллюзий. Однако упорные поиски человеческой мысли, опиравшиеся на действительный нравственный опыт трудящихся масс – этих творцов истории,- не были бесплодны. Даже в преувеличенных, односторонних этических теориях прошлого зачастую содержатся драгоценные частицы того гуманистического фонда культуры, который является постоянным мощным стимулом, генератором прогрессивного развития общественных отношений. Взятое из самой толщи народной жизни, ее нравственной мудрости, было выдвинуто, например, «золотое правило» поведения, казалось бы простое до самоочевидности: «Никогда не причиняй другому того, что ты не хотел бы, чтобы причинили тебе». Иммануил Кант думал, что ему удалось сформулировать общий моральный закон – «категорический императив», который, в частности, гласит: «…поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству»1,


1 Кант И. Соч. В 6-ти т. М., 1965, т. 4, ч. I, с. 270.


Опираясь на этот «категорический императив», он с пафосом восклицал, говоря о мироощущении человеком своего бытия: «Звездный мир надо мной и моральный закон во мне!» Здесь нравственные основы жизни, моральное начало в человеке возвышались беспредельно, ставясь в один ряд с масштабами всеисторическими, всемировыми. И неудивительно: ведь вся история духовной культуры пронизана страстным этическим поиском, напряженным стремлением к выработке благородных моральных ценностей, придающих глубокий внутренний смысл деятельности людей, их усилиям и свершениям. И именно тогда, когда мыслители в этом поиске становились на почву нравственного возвышения личности в истории как процесса, как бесконечного, восходящего движения вперед, движения, на каждом особом историческом этапе которого человечеству приходится заново решать «вечные» морально-этические вопросы о смысле жизни, счастье, добре и зле,- именно тогда обобщенный ими опыт поколений вливался в общий ход нравственного прогресса. Недаром поэтому так велика в этих исканиях роль идеалов, этих вершин моральности, понимания их творчески-возвышающей жизнь человеческую роли. Еще этик Сенека с уверенностью писал своему другу Луцилию: «Выбери раз навсегда мерило жизни и по нему выпрямляй ее»1.


1 Сенека Л. А. Нравственные письма к Луцилию, с. 37.


Это выражение – «выпрямлять жизнь» – и сейчас звучит емко и мудро.


Наверное, можно с уверенностью сказать, что жизнь человека не меряется ни ее длиной, ни даже внешне благополучным ее течением, а ее «весом», качеством, т. е. внутренней ценностью, которая в решающей степени есть свойство нравственное. Наверное, в этом смысле можно даже утверждать, что долгота жизни сама по себе – факт как бы «внешний» для судьбы человека, которая оценивается по его внутридушевному богатству, воплощенному в его делах и измеренному ими. Верна старая мысль о том, что прожить жизнь достойно – есть высшая награда для самой жизни. К сожалению, эту этическую истину нередко понимают лишь на склоне лет, когда большая часть жизненного пути уже пройдена, причем не прожита, а изжита. В наше время особенно ясно, что две крайние альтернативы: «жизнь с идеалом» и «жизнь без идеала» – это альтернативы «живого» и «мертвого» духовного самобытия. Именно между двумя этими альтернативами и располагается ныне та шкала ценностей жизни и культуры, по которой проходят индивидуальные искания личностью своего морального «предназначения», здесь находятся высоты добра и бездны зла, все обертона оптимистических и пессимистических умонастроений.


Известный советский педагог В. А. Сухомлинский говорил, что Мир вступает в век Человека, связанный с переходом общества к коммунизму как торжеству подлинного, реального гуманизма. В этом определении нашего века содержится глубокая правда: в нем отражена нравственно-психологическая потребность формирования новой, гармонически развитой личности, иначе говоря, идеал коммунизма, взятый в плане развития самого субъекта, творца истории. Этот идеал опирается на весь опыт нравственного прогресса человечества, в том числе – на достижения передовой этической мысли. Конечно, и этот идеал, и этот опыт – не набор готовых рецептов для верного индивидуального морального выбора. Тем более, от умозрительного принятия моральных ориентиров этого опыта жизнь человеческая еще не становится сама по себе, автоматически, «заранее» счастливой и доброй. Всестороннее, гармоническое развитие личности – программная задача Коммунистической партии, оно требует не только создания благодатных объективных условий – материальной базы зрелого коммунистического общества; она не может быть решена без самостоятельных творческих усилий самой личности в деле своего самосовершенствования: самоактуализации, самодеятельности, развития самосознания и т. д. Все это «саморазвертывание» индивидуальных способностей и талантов невозможно без нравственно-психологической солидарности людей, их сотрудничества, сопричастности, сострадания, сочувствия, умения сопереживать и т. п. Эта сложная связь «само-» и «со-» развития личности вместе с тем таит в себе не только перспективы морального совершенствования, но и риск неверного морального выбора, но и тупики, «остановки» в индивидуальном развитии, темные ловушки эгоизма и одиночества. Конечно, утверждать «новое качество жизни» трудящихся, «включающее в себя коллективизм и товарищество, нравственное здоровье и социальный оптимизм…»1,


1 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 14-15 июня 1983 года, с. 73.


– дело непростое и нелегкое, оно требует индивидуальных усилий каждого труженика, его высокой гражданской ответственности – в том числе за себя самого, свою моральность и способность к духовному саморазвитию. Вот почему существует потребность в углубленном этическом знании тех противоречий нравственной жизни современного человека, которые располагаются и на «полигоне его души», где сталкиваются добро и зло, знания, в частности, тех хитроумных этических антиидей, которые оправдывают и делают «привлекательными» индивидуалистические пути и образцы поведения. Само собой разумеется, что нравственной мудрости нельзя просто «научить», ее нельзя просто взять из книг или у других людей «напрокат». Эта мудрость приобретается в индивидуальном опыте, содержащем и свой уникальный момент. Однако люди всегда хотели, чтобы им дали эту мудрость готовой, без трудного пути проб и ошибок в ее освоении (как глубоко личностной, единственно значимой основы жизнедеятельности). И это желание, разумеется, нельзя свести только к попытке избежать личной ответственности за моральный выбор своего «замысла жизни», за всю линию и стиль своего поведения. В нем отражаются противоречия и трудности индивидуальных нравственных исканий, результаты которых действительно могут быть намного более благоприятными для личности, если они опосредованы нравственными ценностями, накопленными и закрепленными в передовом культурном наследии поколений. Эти ценности, этот передовой опыт поколений способны помочь – особенно в моменты кризисных, переломных моментов жизни – чрезвычайно: и как мировоззренческие ориентиры поведения, и как устои самоцельности и убежденности, и как стимулы саморазвития. Недаром К. Маркс писал о том, что наука в будущем (в зрелом коммунистическом обществе) будет одной наукой – наукой о человеке1,


1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 124.


в которой в органическом единстве сольются все отрасли, все способы освоения субъектом действительности. В этой мысли автора «Капитала» – величайшая гуманистическая перспектива исторического развития и науки и ее творца – человека. Так что же, может быть, уже назрело время, чтобы все данные естественных наук о человеке и этическая мудрость жизненного опыта поколений, заключенная в моральном прогрессе человечества, слились бы наконец в нечто единое, целостное – в некие «этоискусство» и «этонауку» правильной жизни, нечто вроде «ортобиоза», о котором мечтал Мечников, или развития «ноосферы», о котором писал Вернадский? Вряд ли сейчас однозначно можно ответить на этот гипотетический вопрос. Несомненно, тем не менее, одно: весь процесс совершенствования развитого социализма и движения к коммунизму можно считать процессом вполне всесторонним, полнокровным и завершенным лишь тогда, когда он протекает в гармоническом единстве с нравственным возвышением и самосовершенствованием личности нового типа. Именно этот процесс как бы «изнутри» – через свободное индивидуальное волеизъявление – выражает и упрочивает новые гуманные ориентиры поведения, обеспечивая нравственно полноцепное, радостное течение жизни людей, преодолевая антиидеи в сознании и поведении.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх