A-Z

MATHESIS UNIVERSALIS (лат. универсальная наука, от греч. цххФпац — знание, наука и лат. universalis — общий) — философский термин, особенно популярный в 16—17 вв. и обозначающий понятие гипотетической универсальной науки, построенной по типу некоторого исчисления. Восходит к идущей еще от Аристотеля идее всеобщего органона познания (греч. opyavov — орудие, инструмент), а также к свойственному культурам Древнего Востока магически-оккультному пониманию знания как набора эффективных методов. В средневековой арабской математике в духе этой традиции начинается стандартизация методов решения уравнений, создается прообраз современной алгебры (слова «алгебра» и «алгоритм» арабского происхождения, от соответствующих арабских «аль-джебр» — правило знаков при решении уравнений, «аль-Хорезми» — имени арабского ученого 9 в.). В 13 в. францисканский миссионер Раймонд Луллий пытается построить некоторый универсальный алгоритм для автоматизации процесса логических рассуждений («Великое искусство» Лул- лия было напечатано только в 1480). Весь 16 в. проходит под знаком настойчивых поисков удобной алгебраической символики, которая позволила бы создать некоторое исчисление для решения различных задач (К. Рудольф, М. Штифель, Р. Бомбелли, П. Рамус, С. Стевин, Ф. Виет и др.). В кон. 16 в. в Сорбонне Дж. Бруно пропагандирует свой вариант луллиз- ма. 17 в. можно назвать «веком цветения» идеи mathesis universalis. В это же время очень популярна идея человекообразного автомата, «голема». Тогда же Р. Декарт создает свой метод аналитической геометрии, который позволяет сводить решение геометрических задач (некоторого класса) к решению алгебраических уравнений. Декарт хочет свести физику к геометрии, а последнюю — к алгебре, которая тем самым оказывается как бы воплощением искомой mathesis universalis. Метод Декарта в геометрии становится в высшей степени популярным, хотя раздаются и критические голоса. Так, И. Ньютон, блестяще владевший методом аналитической геометрии, считал тем не менее, что сведение геометрии к «вычислениям» игнорирует природу геометрической науки. Еще дальше в направлении реализации идеи mathesis universalis продвинулся Г. В. Лейбниц. Он, планомерно набрасывая вариант этой науки, называл ее «универсальной характеристикой». Открытые Лейбницем (независимо от Ньютона) дифференциальное и интегральное исчисления должны были составлять только ее часть, а именно часть, посвященную проблемам бесконечности. Он делает также наброски «геометрической характеристики» — своеобразного алгебраически-топологического метода изучения кривых и поверхностей. Но главным направлением была задача формализации логики, сведения ее к подобному алгебре исчислению. С помощью последнего Лейбниц надеялся эффективно построить систему естествознания и решить «главные моральные и метафизические проблемы». Однако лишь в 19 в. началось реальное создание математической логики (см. Символическая логика), которая стала мощным средством исследования оснований математики. И именно средствами математической логики удалось доказать ряд теорем «неразрешимости», показывающих невозможность реализации лейбницевского проекта mathesis universalis во всей его полноте (см. Доказательств теория). Вместе с тем с 30-х гг. 20 столетия начинается теоретическое изучение «машинного мышления» (теория алгоритмов), что приводит в 50-х гг. к построению первых электронно-вычислительных машин, а в 70-х — к мощному развитию компьютерной техники. Прогресс последней, повсеместное внедрение компьютеров в сферу управления сложными технологическими процессами, применение их не только в физико-математических науках, но и в гуманитарных — лингвистике, экономике, психологии — позволяют реально решать проблему в определенной степени замены человека в управлении, обработке информации, в поисковой и частично исследовательской деятельности. A Н. Катасонов OPUS POSTUMUM —обозначение ряда текстов И. Канта, содержащих наброски по проблемам натурфилософии и трансцендентальной философии, которые он делал с декабря 1786 по январь 1804. К 1786—96 относятся т. н. несброшю- рованные листы, с 1796 сделано 12—14 набросков, которые объединены в т. н. 12 конволютов. Некоторые из набросков делались для сочинения, предназначенного для публикации. Общий заголовок в первых систематических набросках (1796— 99) — «Переход от метафизических начальных оснований натурфилософии к физике». Между 1800 и 1803 Кант дает своему проекту следующие заголовки: «Переход к границам всего знания — Бог и мир. Бог в его всеобъемлющей сущности и мир в синтетической системе идей трансцендентальной философии, поставленные в отношение друг к другу и т. д.». Или: «Система трансцендентальной философии в трех разделах — Бог, мир, универсум и Я сам, человек как моральное существо». Уже в т. н. Oktaventwurf 1796 в наброске под названием «Количество, качество, отношение и модальность материи» темы задуманного нового сочинения — «эфир», «идея расширяющейся материи, которая наполняет мировое пространство» (21, 3789_18), «целостность мирового притяжения» (21, 3782о), «некое всеобщее мировое тело, которое благодаря первоначальному толчку и [затем] юрывообразно осциллирует в вечность» (21, 379|_з). Эта идея «вечно осциллирующей материи» не согласуется с учением о трансцендентальной диалектике «Критики чистого разума» и с «Метафизическими началами естествознания» (1786), в которых должно было бы содержаться разъяснение категориальной определенности эмпирического понятия материи. В наброске, названном Кантом «Переход 1— 14», материя будет дедуцирована в качестве Единого (одного) предмета опыта и выведена из «принципа согласования ее понятия с условиями возможности Одного опыта», короче: из «априорного понятия единства опыта». В набросках X/XI 7-го и 1-го конволютов развита теория самополагания Я, в которой трансцендентальный идеализм отождествлен со спинозизмом и Шеллинг рассмотрен как представитель трансцендентального идеализма. Правда, Кант называет спинозизм «мечтательным» или «трансцендентальным». Однако в конце концов Кант выдвигает идею трансцендентальной теологии как высшего пункта трансцендентальной философии, объединяющей Я, человеческий дух и мир.

517

«SOLA FIDE» Т. о., Opus postumum документирует длившийся 17 лет процесс работы Канта над трансцендентальной метафизикой природы и трансцендентальной философией, взятыми в их единстве. Эта работа проходит через три фазы: I) после 1786, между 1796 и 1799: исходя из понятия материи как идеи, Кант делает попытку создать основу для всех естественных наук (физики, химии, биологии); 2) 1799 (вторая фаза документирована упомянутым наброском «Переход 1—14»): эта метафизика природы дает трансцендентальную дедукцию a priori для системы трансцендентальной философии и ее центрального понятия мировой системы материи, понятия эфира; 3) 1799—1801: трансцендентальная философия становится спинозизмом. Я превращается в субстанцию-субъект, которая полагает себя в качестве causa sui, производит из себя Бога и мир и объединяет их в своем понятии — понятии человеческого духа (наброски X/XI 7-го и 1-го конволютов). Из трансцендентальной философии она становится, т. о., трансцендентальной теологией, или, как сказано у Канта, «космотео- логией». «Идея связи созерцания с понятиями, согласно философии Спинозы, — пишет Кант, — есть принцип синтетического познания a priori из понятий. 1) Переход от метафизических начальных оснований натурфилософии к физике. 2) Переход от физики к трансцендентальной философии. 3) Переход от трансцендентальной философии к системе, связывающей природу и свободу. 4) Заключение, касающееся всеобщей связи жизненных сил всех вещей во взаимопротивопоставлении Бога и мира» (21, 1717_24)- Согласно реконструкции Э. Адикеса, Opus postumum, напечатанные в XXI и XXII томах Сочинений Канта (издание Прусской академии), рекомендуется читать в той последовательности, которая соответствует времени7 возникновения рукописей и обозначениям самого Канта: 1) 23 несброшюрован- ных листа: Bd. XXI, S. 414-477; 2) т.н. Oktaventwurf 1796 (обозначается у Канта «1—21») — там же, S. 373—412; 3) наброски «А—С» 1797—99— там же; 4) набросок «Переход 1-14» (май-август 1799): Bd. XXI, S. 535-612; 512-520; Bd. XXII, S. 609—615; 5) набросок «Redactio 1-3» и «A—Z» 10-го и 11-го конволютов: Bd. XXII, S. 556-585; Bd. XXI, S. 488-492; Bd. XXII, S. 279-295; Bd. XXII, S. 295-409,453- 539,425—452; 6) наброски 7-refoi 1-го конволютов: Bd. XXII, S. 3-101; 101-131; 409-421; Bd. XXI, S. 9-139; 139-155; 155-158; 3-9. Лит.: Adickes E. Kants Opus postumum dargestellt und beurteilt. В., 1920; Mathieu V. La Filosofia trascendentale e Г «Opus postumum» di Kant. Torino, 1958; TuschlingB. Metaphysische und transzendentale Dynamik in Kants Opus postumum. В.—N. Y, 1971; Ubergang — Untersuchungen zum Spatwerk Immanuel Kants, hrsg. vom Forum fur Philosophie. Bad Hombuig—Fr./M., 1991; Immanuel Kant, Opus postumum, ed. by E. Forster and M. Rosen. Cambr., 1993 (перевод на англ. язык с подробным введением и примечаниями). Б. Тушлинг «SOLA FIDE — Только верою (греческая и средневековая философия. Лютер и Церковь)» — неоконченный труд Л Шеетова, знаменующий переход от литературно-критического к собственно философскому периоду его творчества. Написан в Швейцарии (1911—14), издан посмертно (Париж, 1966). Отдельные главы под названием «На Страшном Суде: последние произведения Толстого» опубликованы в «Современных записках» (Париж, 1920, № 1—2), а позже вошли в книгу «На весах Иова» (Париж, 1929). Частично идеи «Sola fide» использованы в книге «Власть ключей» (Берлин, 1923). Заглавие «Sola fide» взято из переведенного Лютером Послания ап. Павла к Римлянам: слова «человек оправдывается верою» Лютер перевел: «человек оправдывается только верою», что вызвало дискуссии в богословских кругах. Пафос религиозно-философских исканий Шеетова близок борьбе Лютера за веру, символом которой стало изречение «sola fide». На обширном материале Шестов развертывает главную тему своего творчества — отличие божественного Откровения от умозрительной философии и определяемой ею теологии, выявляет истоки противоборства библейского и эллинского начал европейской мысли. Обращаясь к спору Августина и Пелагия, творчеству Тертуллиана, Плотина, У. Оккама, Дунса Скота и их последователей, Шестов показывает, как в результае эллинизации божественного слова теология превратилась в науку, отдав власть разуму, который диктует свои законы как человеку, так и Творцу. Люди верят в Бога, подчиняющегося человеческим моральным императивам. Праведность, основывающаяся на идее воздаяния за добрые дела, стала преградой между человеком и Богом; идеи Лютера Шестов трактует в контексте творчества близких ему по духу мыслителей—«избранников Божьих», которые прозрели пропасть между истиной откровения и истиной разума, религией и моралью, живым, свободным от норм человеческой морали Богом и умозрительным Богом рационализированной теологии. Шестов отождествляет формулу Ницше «по ту сторону добра и зла» и лютеровское «sola fide», сближает критику Лютером Католической церкви с оценкой духовной жизни Европы у Достоевского, рассматривает лютеровское учение о спасении верой в связи с произведениями Толстого. Ю. В. Синеокая





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх