Правило 13. Сосредоточься на спусковом крючке

Как происходит выстрел из пистолета?

Стрелок ласково нажимает на спусковой крючок, пуля вылетает из ствола, стремительно летит сквозь воздух и поражает мишень.

При этом на полёт пули стрелок повлиять не может. Поэтому… стрелку нужно сосредоточиться на том, что он может контролировать напрямую — на спусковом крючке. Собственно, именно это и советуют тренеры по стрельбе.

Ровно то же самое касается и обычной жизни. В любом деле нужно сосредотачиваться на своих собственных действиях. То есть, на том, что ты можешь проконтролировать напрямую.

Ссылки:

Точка опоры.(http://fritzmorgen.livejournal.com/11298.html)

Кто сидит внутри ребёнка.(http://fritzmorgen.livejournal.com/111327.html)

В-13-1: Получается, мишень надо игнорировать?

О: По другому и не получится.

Есть такая старая пословица: «если хочешь изменить мир, начни с себя». На первый взгляд, эта пословица выглядит обыкновенным занудством, из разряда «Петербуржец всегда положит себе самый маленький кусок» или «хорошие девочки не матерятся».

Однако, если вглядеться в суть, становится ясно: слова «начни с себя» — это ни разу не совет. Это закон. «Начать с себя» — это не самый лучший способ изменить мир и не самый праведный способ изменить мир. Это единственный способ.

Никаким другим способом, кроме как начать с себя, мы мир изменить не можем. Физически.

Даже если мы кого-то силой тащим за волосы в нужное нам место, мы всё равно при этом командуем только своими ногами, которые упираются в асфальт и своими руками, которые сжимают волосы нашей жертвы. Даже если мы режем хлеб, мы воздействуем на рукоятку ножа, а не на его лезвие и уж тем более не на сам батон.

В-13-2: Если у меня только один вариант действий, как же я могу ошибиться?

О: Представим себе обычную дверь в обычном бизнес-центре. Дверь управляется кнопкой на стене. Чтобы открыть дверь нужно нажать на кнопку.

Как мы можем ошибиться? Да очень просто: начать ломиться в запертую дверь. Потерять на этом время и силы.

Ту же самую ошибку совершает нетрезвый отец семейства, который учит политиков управлять страной, сидя перед телевизором. Политики не управляются через обратную сторону телевизора.

Чтобы пошевелить политиком, отцу семейства нужно отдать команду своей руке опустить заполненный бюллетень в избирательную урну.

В-13-3: Но мы ведь можем сначала менять других людей, а уже они будут менять мир?

О: Теоретически, да. На практике же нужно понимать, что при подобных «непрямых» действиях перед нами в полный рост встанут две проблемы.

Во-первых, не так-то легко просчитать поведение других людей. Вдеть иголку нитку, держа её в руке — задача достаточно простая. Вдеть в иголку нитку, если эта нитка находится в лапе у кошки, которую мы держим за туловище — уже гораздо сложнее.

А во-вторых, люди меняются крайне неохотно. «Воспитание», увы, процесс совершенно неэффективный.

Вполне очевидно, что собой управлять легче, чем другими людьми. Так как своему телу мы отдаём команды напрямую, а другим людям — только через такие слабые инструменты как, например, собственный голос. По тем же причинам футболисту гораздо проще забить гол самостоятельно, чем уговорить противника поразить собственные ворота.

Вместе с тем, если присмотреться к людям, мы увидим, что большинство из нас не могут справиться даже сами с собой. Ну, например, хотят избавиться от привычки транжирить деньги, но не могут.

Ну а раз так — если у нас не получается воспитать самих себя, почему мы думаем, что получится воспитать других?

В-13-4: Если бы людей было невозможно воспитать, никто бы этим и не занимался

О: Иррациональное стремление воспитывать окружающих, на самом деле, вполне объяснимо. Есть даже старый анекдот на эту тему.

Залман, возвращаясь домой, увидел Абрама, который ползал на четвереньках вокруг фонарного столба.

— Абрам, что ты делаешь?

— Ищу ключи, которые я уронил в канаву.

— Почему же ты ищешь свои ключи под фонарным столбом, а не в канаве?

— Потому что здесь сухо и светло, а в канаве — грязно и ничего не видно.

Так вот. С воспитанием ситуация та же самая. Менять себя — тяжело и неприятно. Читать же вслух нравоучения окружающим — гораздо легче и комфортнее. Поэтому, собственно, люди так часто и ищут ключи под фонарными столбами.

В качестве хрестоматийного примера можно привести жену, которая в течение десятилетий воспитывает своего мужа, однако так и не добивается никакого прогресса. Муж, как забывал замочить грязную посуду после еды в двадцать лет, точно так же забывает сделать это и в пятьдесят пять.

В-13-5: А что же ещё остаётся делать жене с этим уродом?

О: Раз мужа изменить не получается, очевидно, нужно менять себя. Это хоть и тяжело, но, по крайней мере, действенно.

Жена может, например, изменить свои представления об обязанностях мужа и разрешить ему оставлять грязную посуду на столе. Либо, допустим, изменить представления о своих собственных обязанностях и перестать мыть за других членов семьи.

Оба варианта, обратите внимания, никаких действий от мужа не требуют: муж одновременно и оставляется в покое и ставится перед фактом. Собственно, поэтому-то эти действия и эффективны.

В-13-6: Так что же, ты предлагаешь всё терпеть?

О: Давай разберёмся, кто на самом деле терпит. Допустим, на улице мороз минус двадцать пять и Гоша с Азизом мёрзнут.

Гоша пытается изменить мир. Он со злобой изрыгает из своего горла матерные слова, пытаясь убедить Б-га срочно прогреть воздух до плюсовой температуры. Азиз же молча изменяет себя. А именно: безо всяких жалоб одевает тулуп, ушанку и валенки.

Спрашивается, кто из них терпит? Очевидно, тот кто мёрзнет, а не тот, кто молчит.

Так и в случае с женой и посудой. Если жена в течение тридцати пяти лет воспитывает мужа, это значит, что она страдает в течение тридцати пяти лет. Потому что берётся за меч с неправильного конца: пытается менять других, а не себя.

В-13-7: Но ты ведь тоже пытаешься сейчас меня воспитывать своими правилами?

О: У меня нет намерения воспитывать кого бы то ни было. Я просто пишу тексты. С помощью которых мои читатели, если сочтут это нужным, смогут изменить самих себя.

Другими словами, я не пытаюсь заставить читателей заниматься спортом. Я просто предоставляю желающим место для занятий.

Потому что на свои тексты я повлиять могу, а на головы своих читателей — нет.

В-13-8: Так что же, других людей совсем нельзя изменить?

О: Почему же, вполне можно. Если прикладывать усилие в нужной точке.

Сын пишет матери письмо из армии:

— Дорогая мама! Ты десять лет пыталась научить меня быстро одеваться по утрам и аккуратно заправлять кровать. Наш старшина справился с этой задачей за один день.

Предположу, что старшина из этого анекдота не пытался никого воспитывать, не пытался никому читать мораль. В полном соответствии с идеологией метасатанизма, старшина занимался своими собственными делами. А именно: создал такие условия, в которых молодому солдату не осталось другого выхода, кроме как выполнять команды.


Примечания:



Кто сидит внутри ребёнка?

(http://fritzmorgen.livejournal.com/111327.html)

Маленькие дети путаются в местоимениях. Плохо отличают «я» от «ты» или «он». Для ребёнка совсем неочевидна разница между, например, собственным ухом и ухом своей мамы. Оба уха — мягкие и приятные на ощупь. Почему одно из ушей «моё», а другое — «твоё»?

Кстати, об ушах. Помните ушастого мастера Йоду из Звёздных Войн? Как он поднимал силой мысли корабль из болота? Это было очень по-детски. Пытаться пошевелить не своей рукой или ногой, а посторонним предметом.

Взрослые ведь хорошо знают, где заканчиваются границы их тела. Взрослый человек не будет сжимать руки в кулаки и тужиться с красным лицом, пытаясь взглядом убрать с дороги раздражающий его предмет. Взрослый человек понимает, что лежащий на дороге кирпич не подчиняется его командам.

Тем не менее, так ли уж глупо поступают дети, когда пытаются «поднимать корабль из болота»?

Вот, допустим, стоит на полке игрушка. Как ребёнок может её достать?

Конечно, ребёнок может попытаться пошевелить ногами, чтобы подойти к полке, а затем пошевелить руками, чтобы ухватить игрушку. Но есть и ещё один способ. Пошевелить мамой.

А именно — начать кричать, указывая пальцем на игрушку. С большой долей вероятности, мама выполнит команду ребёнка, снимет игрушку с полки и даст ему в руки.

Теперь вопрос. Чем, с точки зрения ребёнка, мама принципиально отличается от руки? Ребёнок может шевелить рукой — и ребёнок может шевелить мамой. Мама не всегда выполняет приказы ребёнка, но и собственные руки тоже не всегда его слушаются.

Короче, если смотреть на вещи широко, то для ребёнка нет особой разницы между своими руками и своей мамой. И конечности, и родители лежат в бухгалтерии разума на одном счёте — Средства Воздействия на Окружающий Мир.

Представьте себе рабочего, которого заперли в экскаваторе. Вылезти из экскаватора рабочий не может — он может только управлять гусеницами и ковшом.

Вначале рабочий, как и ребёнок, будет путаться — где ковш его экскаватора, а где ковш собрата по несчастью. Однако со временем рабочий привыкнет, освоится, и начнёт называть свой экскаватор словом «я».

Однако где-то в глубинах души, даже после многих лет, проведённых в кабине, рабочий будет понимать, что на самом деле экскаватор — это не «я», а просто набор стальных деталей. И что нет особой разницы между стальным экскаватором, канавой, которую он роет и мозолистой рукой рабочего, лежащей на рычаге управления.



Точка опоры

(http://fritzmorgen.livejournal.com/11298.html)

Знаете, на чём нужно концентрироваться во время стрельбы? Новички думают, что на мишени. И стремятся мысленно заставить пулю полететь в самый центр.

Опытные стрелки знают, что это бессмысленно. Пуля не слушается наших мыслей. Мы не можем повлиять на её полёт. Поэтому надо концентрироваться не на мишени, а на спусковом крючке.

Спусковой крючок, в отличие от пули и мишени, находится в нашей власти. Мы контролируем силу и скорость давления указательного пальца. Поэтому, если мы действуем достаточно плавно и аккуратно, пуля попадает в центр мишени.

Бывает так, что я вижу человека с материальными проблемами. И спрашиваю его — «где твои деньги». На этот вопрос девять из десяти людей отвечают одинаково. Как правило, люди-без-денег винят в своих проблемах что-то внешнее: злое правительство, плохую экономическую ситуацию в стране или, скажем, сильную конкуренцию на рынке труда.

Само собой, такой бедолага постоянно получает от судьбы тумаки. Потому что он не может повлиять ни на чиновников, ни фондовый рынок.

Он может повлиять на одного единственного человека. На самого себя. Вот та единтсвенная точка опоры, за которую можно ухватиться. Измениться самому и попытаться найти проблему в самом себе. Тогда и только тогда пуля полетит в цель.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх