Правило 24. Зло непобедимо

В честной схватке зло непобедимо. Бороться со злом силой — это как тушить пожар бензином. Чем яростнее ты атакуешь зло, тем сильнее оно становится.

Поэтому единственный способ справиться со злом — это взять на вооружение метод Кутузова. Тихо, мирно, всячески избегая прямых столкновений, уморить зло холодом и голодом.

В-24-1: Разве не вменяется настоящему сатанисту (в чёрном капюшоне и с красными глазами) в обязанность творить зло?

О: Да, есть такой миф, что сатанист якобы должен всячески умножать зло. Ну, собак резать на пилорамах, пионеров обсыпать холерным порошком на детских утренниках.

Ноги у этого мифа растут понятно откуда. Из иудеохристианской традиции. Имя «Сатана» ведь можно перевести на русский и как «враг». Ну а раз Сатана является врагом, врагом рода человеческого, его прямая обязанность нам — людям — вредить. Логично и понятно.

На самом же деле, разумеется, христиане не являются для сатанистов ни врагами, ни даже объектом ненависти. С точки зрения современных сатанистов, христиане — это такие же люди, как и мы, просто с другими взглядами на мир. Не более того.

Поэтому если сатанист вдруг и будет кому-либо вредить, то только в том случае, если сможет извлечь из этого выгоду для себя.

В-24-2: Что есть зло?

О: Зло — это вредящее субъекту явление.

Например, если осенний дождь портит меня и мою одежду — дождь для меня зло. А если дождик тёплый, и одежду мне намочить не страшно, то дождь, наоборот, доставляет мне удовольствие.

Важный момент: невозможно вредить просто так, в пустоту. Вредить можно только кому-то. Следовательно, и зло не бывает абсолютным. Зло — это всегда зло для кого-то конкретного, а не просто зло-в-себе.

В-24-3: Как следует из определения, зло — это то, что вредит сатанисту. А раз так, разве не следует с ним бороться?

О: Действительно. Мы не мазохисты (в широком смысле этого слова, по крайней мере), и терпеть вред смысла не видим.

Однако станет ли вред, причиняемый злом, меньше, если мы начнём с ним бороться? Я полагаю, что нет. Победить зло борьбой, как правило, не менее сложно, чем потушить пожар бензином. По той простой причине, что во время борьбы со злом мы генерируем новое и новое зло.

Конечно, иногда работает и силовой подход. Например, с тараканами в доме разумно бороться именно силовым путём: рассыпая белый яд на их тропах.

Однако применение силы оправдывает себя довольно редко.

Во-первых, пытаясь навредить злу, мы совершаем большой грех: лезем в чужие дела. То есть, вместо того, чтобы сделать хорошо себе, мы пытаемся сделать плохо кому-то другому. А мы ведь не упыри из компьютерных игр: меткий удар, нанесённый врагу по печени, не сможет заживить волшебным образом наш сломанный палец.

Во-вторых, опытные мореплаватели могут использовать ветер, даже если он дует им навстречу. И опытные злодеи также могут использовать в своих гнусных целях энергию, которая тратится на борьбу с ними.

Классический пример. Мафия в США выросла и возмужала во времена Сухого Закона, благодаря тому, что спиртное было запрещено. Именно этот запрет и позволил мафии извлекать сверхприбыли от продажи алкоголя. Не было бы запрета — не было бы и источника дохода для мафиози.

Ссылки:

Борьба со злом для чайников.(http://fritzmorgen.livejournal.com/81420.html)

В-24-4: Ты ведь имеешь в виду какое-то конкретное зло и борьбу с ним?

О: Да. Давай составим небольшой спискок традиционных мишеней для рыцарей в погонах.

Проституция. Считается злом во многих странах, включая Россию. Падшие женщины тесно связаны с криминальным миром, грабят и обворовывают клиентов, а также употребляют наркотики и болеют венерическими заболеваниями.

Почему так? Только из-за того, что проституция запрещена. И девушка, которая выбирает себе эту карьеру, вынуждена жить вне закона, со всеми вытекающими. Вплоть до отсутствия возможности отказать некоторым клиентам в анальном сексе без презерватива.

Как победить зло проституции? Очевидно, легализовав её. Как сделали уже в Голландии и Германии. Результат — сугубо положительный. Работницы публичных домов в этих странах сейчас рискуют здоровьем не больше чем, например, массажист или парикмахер.

Наркотики. Жупел современного мира. Наркотики считаются злом абсолютным, которое должно быть запрещено безусловно. Телевизор ежедневно радует нас кадрами гниющих по подвалам наркоманов, которые живут воровством магнитол.

Однако давай временно отбросим эмоции и задумаемся: почему наркотики насколько вредны?

Во-первых, наркоманы сейчас принимают наркотики некачественные. А это ведёт как к отравлениям примесями, так и к передозировкам. Наркоман часто банально не может рассчитать свою дозу: он не знает, насколько сильно разбодяжен наркотик стиральным порошком.

Во-вторых, через одноразовые шприцы распространяется гепатит и прочие нехорошие болезни. Почему? Потому что наркоманы часто вынуждены принимать наркотики «экстренно», в подъездах и прочих неблагоустроенных местах. И пяти минут, чтобы добежать до аптеки и купить одноразовый шприц у них иногда просто нет. Вены горят — укол надо сделать прямо сейчас. На болезни наркоману в этот момент просто наплевать.

В-третьих, некоторые наркотики стоят довольно дорого. Вместе с тем, отказаться от их приёма наркоман не может. Поэтому многие наркоманы вынуждены грабить и воровать.

Вот, вкратце, верхняя тройка наркоужасов. Передозировки, гепатит со СПИДом, воровство. И все три проблемы являются следствием… борьбы с наркотиками. Если бы наркоман мог спокойно прийти в поликлинику к наркологу и бесплатно получить свою дозу под контролем врача, число передозировок и заражений гепатитом резко снизилось бы.

Собственно, именно по этой причине в некоторых европейских странах сейчас планомерно пытаются добиться легализации наркотиков. Практика при этом подтверждает теорию: даже частичная легализация резко снижает вред от наркотиков, не увеличивая при этом число наркоманов.

Преступность. Третий вид зла, с которым принято бороться силой — это преступность. Преступников у нас ловят и сажают в тюрьмы.

Однако идут ли эти сроки кому-либо на пользу?

Месяц содержания заключённого в тюрьме обходится российскому бюджету в 6 000 рублей. За эти деньги преступник содержится в весьма тяжёлых условиях, озлобляется, получает криминальное образование. И нередко выходит на свободу уже матёрым уголовником.

Получается, что тюрьмы являются своего рода университетами, которые готовят кадры для преступного мира.

А раз так: нужны ли они? Опыт других стран показывает, что нет. Например, в Японии за мелкие преступления наказывают штрафами, а не тюрьмой. Результат — положительный. Воришка, совершив мелкое преступление, имеет очень хороший шанс вернуться в нормальную жизнь.

Оружие. Споров о легализации огнестрельного оружия ведётся много. Во многих странах граждане свободно могут купить себе, например, пистолет Макарова и стрелять из него по жестяным банкам у себя на даче. Статистика говорит, что уровень преступности в этих странах примерно такой же, как и там, где оружие строго запрещено.

Вместе с тем, если мы отменим запрет на ношение оружия, мы сразу же резко снизим число преступников. Не секрет, что сейчас многие люди сидят не за разбой или грабёж, а только за хранение оружия. Которое, кстати, иногда им банально подбрасывают.

В самом деле: сейчас в России достаточно подбросить своей жертве боевой патрон или пакетик героина, чтобы у неё появились более чем реальные шансы сесть в тюрьму. Легализация наркотиков и оружия решит эту проблему.

Ссылки:

Аппарат-то есть.(http://fritzmorgen.livejournal.com/141507.html)

Легализация Лайт.(http://fritzmorgen.livejournal.com/101492.html)

10 причин, по которым свободная продажа кухонных ножей должна быть запрещена.(http://fritzmorgen.livejournal.com/63310.html)

Гуманное наказание.(http://fritzmorgen.livejournal.com/118883.html)

В-24-5: Так что же, нужно игнорировать зло?

О: Вовсе нет. Зло можно одолеть. Но для этого нужно действовать не напрямую: не бороться со злом, а перекрывать ему кислород.

Например, как можно справиться с наркомафией?

Так же, как и с любым другим бизнесом. Сделать продажу наркотиков нерентабельной. Кто будет покупать героин у барыг по 500 рублей за дозу, если можно спокойно дойти до нарколога и получить то же самое практически бесплатно, с гарантированно высоким качеством?

Собственно, именно так в своё время поступили в СССР. В 20-е годы, когда гражданская война оставила в стране целую армию наркоманов. Тогда наркоманы спокойно вставали на учёт к наркологам, которые выдавали им нужные препараты и помогали тем, кто изьявлял желание завязать.

Результат этой политики нам известен: до 80-х годов и Сухого Закона Горбачёва, в нашей стране наркоманов было довольно мало.

Всё то же самое относится и к самим наркотикам. Ведь даже если наркоман и употребляет наркотики цивилизованно, под контролем врача, они всё равно разрушают его мозг. Следовательно, с этой проблемой тоже нужно что-то сделать.

А именно: чтобы победить наркотики, нужно сделать так, чтобы у наркомана не было желания их употреблять. Чтобы у молодёжи было желание жить. И чтобы наркотики ассоциировались с тяжелобольными инвалидами, а не с уголовной романтикой, как сейчас.

Однако, конечно же, сажать наркоманов куда как проще, чем выяснять, что творится у них в душе. Собственно, именно поэтому наркомания в мире пока и не побеждена.

Ссылки:

Как в СССР победили наркотики.(http://fritzmorgen.livejournal.com/33539.html)

В-24-6: А вот Гитлер расстреливал безбилетников, и немцы теперь всегда платят за проезд в транспорте. В Сингапуре наркоманов вешают, и в Сингапуре нет наркоманов. Получается, силовые методы работают?

О: Ну, если не экономить, можно и пожар затушить бензином. Вылить на костёр несколько тонн: пламя потухнет. Однако при этом есть риск получить от подобного «лечения» новые проблемы, как случилось в уже упомянутых мной Соединённых Штатах в 30-е годы.

Что же касается «положительных примеров» силовых решений, то если их немного поскрести, выяснится, что не всё так просто.

Гитлер, например, действительно расстреливал безбилетников. Но было это во время Войны, на оккупированных территориях, и в поездах дальнего следования. В тех обстоятельствах пассажир без билета справедливо подозревался в шпионаже.

Трамвайных же зайцев в Берлине, разумеется, никто не расстреливал: это миф.

Ну а что касается Сингапура, то наркоманов, насколько я знаю, там хватает. Просто они часто предпочитают покупать наркотики не в самом Сингапуре, а ездить в соседнюю Малайзию. Впрочем, наркотиками торгуют и внутри страны.

Простое соображение: если бы в Сингапуре не было наркоманов, откуда бы взялись те тридцать наркоторговцев, которых там ежегодно казнят? Только на транзит это не списать.

В-24-7: Если всё так логично, почему проституция, наркотики и оружие ещё не легализованы в России?

О: Потому что у нас демократическое государство. И вменяемый политик не будет высказываться «против шерсти» избирателей.

Представь себе, например, что завтра Зюганов выступит с инициативой легализовать наркотики. Расскажет про положительный опыт СССР, покритикует Медведева с Путиным. Как полагаешь, что станет после этого с его рейтингом?

Впрочем, что касается, например, проституции, то разговоры о её легализации ходят давно. Жириновский, например, насколько я знаю, является последовательным сторонником разрешения проституции. Поэтому я не удивлюсь, если проституцию у нас вскоре легализуют в каком-нибудь регионе, для эксперимента.


Примечания:



Статьи

id="art_101492">

Легализация Лайт

(http://fritzmorgen.livejournal.com/101492.html)

Мой сосед по Петербургу Гоблин выложил в свой блог комментарии к старому интервью Владимира Познера о героине. Вкратце — Владимир Владимирович (Познер) предлагает легализовать все наркотики, включая героин, и «на пальцах» объясняет почему.

По большому счёту, я согласен с Познером в этом вопросе. Для любопытных — вот здесь несколько моих постов, где я пытаюсь объяснить, почему героин теоретически должен быть легализован. Читать эту подборку, кстати, лучше с самого низа страницы.

Так вот. Сейчас, после того как я прочёл суммарно несколько тысяч комментариев по теме легализации, мне вполне очевидно, что тема эта — очень эмоциональная. Особенно показательны полторы тысячи комментариев в блоге Гоблина, где каждый третий комментатор пропагандирует тактику массовых расстрелов.

Ну, так уж сложилось исторически. Нам Б-г знает сколько лет показывали по телевизору умирающих наркоманов, и некая чаша терпения в головах россиян переполнилась.

Поэтому, если завтра Медведев объявит полную легализацию наркотиков в России, его рейтинг, мягко говоря, сильно упадёт. Собственно, поэтому, как разумный человек, он и не будет легализовывать героин.

Однако значит ли это, что сделать ничего нельзя? Дескать, «народ не поймёт»?

Имхо, можно таки кое-что предпринять. И для начала — внимательно прислушаться к доводам противников легализации.

А их доводы, если отбросить совсем уж неадекватных персонажей, сводятся к следующему — после легализации число наркоманов возрастёт.

Как на это ответить? Объяснять противникам, что не возрастёт? Приводить данные исследований? Цитировать психологов и наркологов? Ну, смешно ведь, верно? Мы с вами живём отнюдь не в сказочной стране. И человека, который предлагает «расстрелять всех цыган» и «показывать школьникам опустившихся наркоманов» не убедят цитаты из Эрика Берна. Собственно, он и читать-то эти цитаты не будет — поставит клеймо «враг народа» и начнёт рассказывать, как его племянник сторчался.

С другой стороны, есть ещё и проблема Ройзмана. Скажите, чем будет заниматься борец с наркотиками Ройзман в случае полной легализации наркотиков? Кого ловить? Кого сажать? О ком писать в своём блоге? Я не думаю, что Ройзмана радует перспектива переключиться на борьбу с карманниками.

Итак, перед легализацией стоят две проблемы.

1. Обыватели категорически против свободной продажи героина.

2. Ройзман, ОБНОН и другие наркоборцы не хотят потерять работу.

И тут, коллеги, самое время вспомнить знаменитую фразу Отто Бисмарка: «Политика — это искусство возможного».

Можем мы сейчас легализовать наркотики в России? Не можем. А что можем? А можем сделать «Легализацию Лайт», которая получит одобрение обывателей и, одновременно, не лишит работы Ройзмана.

Вот только речь не идёт про легализацию анаши. Речь идёт про ту же самую легализацию героина, но… под присмотром врачей-наркологов. Идея следующая.

В районных поликлиниках должен сидеть врач-нарколог, который будет делать укол героина наркоману, нуждающемуся в дозе. Продажа и распространение наркотиков должны при этом караться как и раньше.

Будет доволен обыватель? Имхо, вполне. Врач будет делать укол только зарегистрированным наркоманам. Которые покажут вены и так далее. «Первый» укол врач делать не будет. Следовательно, и число наркоманов расти не будет.

Будет спокоен Ройзман? Вполне. Он по-прежнему сможет ловить мелких барыг и делать себе PR. Более того, деятельность Ройзмана при этой схеме даже начнёт приносить ощутимую пользу. Так как наркоторговцы попадут в ножницы.

С одной стороны — наркоторговцам нужно будет по-прежнему тратить немалые деньги на нейтрализацию Ройзмана и ОБНОН'а. С другой стороны, число клиентов у них резко упадёт, так как наркоманы после десятого-двадцатого-тридцатого укола предпочтут бесплатно получать качественный героин в поликлиниках, а не покупать разбавленное говно у барыг. Таким образом, торговля героином станет гораздо менее рентабельной, что, несомненно, заставит значительную часть наркоторговцев переключится на какой-нибудь более прибыльный промысел.

Решит ли Легализация Лайт все проблемы?

Очевидно, нет. Во-первых, клиентская база у барыг сильно поредеет, но не исчезнет совсем. Они по-прежнему смогут продавать наркотики тем, кто не захочет идти в поликлинику.

Также не решится и проблема с наркосодержащими лекарствами. Ну, вы в курсе — это когда серьёзно больной человек не может получить нужных ему лекарств, так как они могут быть использованы как наркотики. Например, сейчас значительное число умирающих от рака лишены возможности принимать морфий — формальности и получение разрешения на приём морфия могут занимать несколько недель.

Однако даже Легализация Лайт будет огромным шагом вперёд.

Главный плюс — наркоманы смогут законно удовлетворять свою основную потребность. Им не потребуется угонять автомобили, воровать магнитолы, вырывать дамские сумочки и так далее. Уровень преступности резко снизится. Мало того — наркоманы больше не будут уносить вещи из дома, чтобы получить свою порцию.

Заодно, коллеги, серьёзно разгрузятся места лишения свободы, что также немаловажно.

Далее. Гораздо сложнее будет подцепить СПИД, гепатит и прочие сопутствующие заболевания. И гораздо сложнее будет заработать передоз. То есть, наркоманы будут жить дольше. Более того — наркоманы смогут общаться с наркологом. И, если у них возникнет такое желание, смогут лечиться от наркомании.

Подведу итог.

Легализация Лайт принесёт большую пользу обществу, так как после Легализации Лайт резко снизится число преступлений и резко снизится смертность среди наркоманов. Собственно, пример Голландии это и показывает.

Вместе с тем, Легализация Лайт достаточно консервативна. Народных волнений после Легализации Лайт ожидать не приходится — в общем, вменяемые люди уже сейчас понимают, что наркоман — это, прежде всего, больной человек.

Поэтому президент Медведев вполне может решиться на Легализацию Лайт в обозримом будущем. Собственно, от Легализации Лайт пострадает только наркомафия. А она, к счастью, недостаточно сильна, чтобы диктовать России свои условия.



Гуманное наказание

(http://fritzmorgen.livejournal.com/118883.html)

Любопытное дело, вчерашняя статья (про убитого водителем студента) была о гражданской ответственности и о самосуде. А обсуждали в комментариях, в основном, моральных облик убитого и убийцы. Которые, в общем, не имеют ровно никакого отношения к сути вопроса.

Ну вот, допустим, нарисовал бы я на доске прямоугольный треугольник, и начал бы рассказывать про теорему Пифагора. А слушатели бы подходили и мерили угольником — точно ли я угол в 90 градусов вывел? Или, возможно, у меня «на глазок» только 85 получилось? Любопытно, кстати, что никто не придрался к фотографии. Тоже ведь можно было сказать, что на фото изображены совершенно левые люди.

Да какая, коллеги, разница, на какой свет переходил дорогу студент? Какая разница, пинал ли он мерседес, и называл ли он водителя «пидорасом»? Водителю не следовало бить его в любом случае, даже если студент и был в корне неправ.

Впрочем, полагаю, я сам виноват в том, что выразился недостаточно ясно. Мне следовало сообразить, что тема чересчур эмоциональная. И сделать жирным крупным шрифтом дисклаймер: «Водитель — сволочь, бить студентов недопустимо». В начале и в конце статьи.

Ладно. Продолжим обсуждение насилия.

Задумался я сегодня — вот телесные наказания вроде как в цивилизованном мире отменены, ага? А что было бы если бы их ввели? Какое наказание было бы самым жестоким?

Выкалывание глаза? Отрубание руки? Усекновение уха? Раздробление суставов пальцев? Клеймо на лбу?

В общем, ужас, конечно, но не то что бы совсем пиздец, до мурашек на заднице. Можно жить, в принципе, и с одной рукой. И с клеймом на лбу. Да, собственно, даже кастрация — ещё не конец жизни. Особенно если учесть, что дети у меня уже есть, а фаллопротезирование сейчас бурно развивается.

Поразмышлял я ещё немного, и понял, какое наказание будет реально самым жестоким. Принудительное старение.

Вот представьте себе. Вам, допустим, сорок с хвостиком лет. И вдруг Вас приговаривают к принудительному старению. Заходите в специальную камеру, нажатие кнопки, и… Вам уже не сорок два, а семьдесят два. Добро пожаловать в старость. Кстати, автоматически и потенция резко снизится, и внешность кардинально ухудшится.

Как оно? На мой взгляд, средневоковые палачи с их плетьми нервно курят в сторонке. То есть, конечно, я понимаю, что и в семьдесят лет, и в восемьдесят лет жизнь ещё не кончается. Но, господа, ей Б-гу, пусть уж лучше руку отрежут.

Наверное, вы поняли уже, куда я клоню? Ни разу тюремное заключение не является гуманным наказанием. Наоборот — отнять у человека несколько лет жизни — это одно из самых страшных увечий, которые можно ему нанести. Особенно если учесть, что один год, проведённый в тюрьме смело можно считать за два, как на подводной лодке.

Просто мы так привыкли к тюрьмам, что считаем их чем-то нормальным и цивилизованным. Тогда как, на мой взгляд, реально цивилизованные методы наказания — это штрафы или высылка из страны. И эти методы, как показывает опыт других стран, работают весьма неплохо.



Аппарат-то есть

(http://fritzmorgen.livejournal.com/141507.html)

Возьмём машину времени и выдернем двадцатилетнего Фрица Моргена, тридцатилетнего Фрица Моргена и сорокалетнего его же. Посадим всех троих за стол и снабдим спиртным. Как полагаете, придёт эта ревтройка к консенсусу?

Конечно, нет! Будут все трое спорить до хрипоты, и самым кардинальным образом разойдутся во взглядах на жизнь. Так как истина — она где-то рядом, а человеку свойственно ошибаться.

Отчасти по этой причине я морщусь каждый раз, когда вижу призывы «карать», «выслылать из страны» и «давить калёным сапогом».

Вообще, для меня слова «таких надо наказывать» — это очень и очень серьёзный признак скорбного на голову человека. Так как только неадекватные люди полагают, что если человек не прав, то с ним непременно нужно что-то делать.

Попробую показать на голубом примере. Возмём двух врачей, которые глубоко убеждены, что гомосексуализм — это болезнь.

Ход мыслей первого врача: Людвиг — гомосексуалист, следовательно, Людвиг — болен. Сам Людвиг себя больным не считает. Пусть так. Но если Людвиг когда-нибудь передумает и обратится ко мне за помощью, я буду его лечить.

Ход мыслей второго врача: Людвиг — гомосексуалист, следовательно, Людвиг — болен. Сам Людвиг себя больным не считает. Значит, мне следует объяснить Людвигу в том, что он болен. Если же переубедить Людвига не получится, то мой врачебный долг — вылечить Людвига, даже против его желания.

Как видите, в мозгу у второго врача кто-то выжег кислотой принцип: «С неправотой нужно бороться». И несчастный врач борется с неправотой, «леча» гомосексуалистов от несуществующих заболеваний. Электрошоком, например.

Вообще, в ЖЖ борцов за справедливость много. Не далее как вчера в комментриях к вот этой записи на полном серьёзе обсуждался проект по высылке всех тунеядцев из страны. Также блоггеры предлагают сжигать в бензине нетрезвых водителей, выкалывать глаза частным предпринимателям, вводить внутривенно яд коррумпированным чиновникам. Зачем? Потому что все эти гады не правы.

Видите логическую неувязку, да? На вопрос «зачем» ожидается ответ «для того», а не «потому что». Видят эту неувязку и сторонники массовых расстрелов. Поэтому они выдумывают какие-нибудь причины, чтобы оправдать свой платонический садизм.

В некоторых штатах США, например, насильников кастрируют. Как объясняют это средневековое варварство? «Потому что они виноваты»? Вовсе нет. «Мы на всякий случай: ведь насильник может ещё кого-нибудь изнасиловать».

Мне при этом вспоминается старый советский анекдот.

Мужик поссорился с соседом. Сосед стукнул на мужика ментам, менты пришли на следующий день и нашли у мужика на чердаке исправный самогонный аппарат. Следствие, суд, как обычно. Судья зачитывает приговор: три года лишения свободы. Мужик возмущается:

— Товарищ судья, я же не гнал!

— Но аппарат-то есть.

— Ну добавьте тогда ещё и за изнасилование срок.

— А ты что, изнасиловал кого-то?

— Но аппарат-то есть!

Где здесь логическая ошибка? Даю слово покойному Челпанову.

Уклонение от тезиса может происходить ещё и в том смысле, что доказывается слишком много, так что из данных оснований следует не только тезис, но и какое-нибудь ложное положение.

Например, если бы кто-нибудь стал доказывать недозволительность самоубийства на том основании, что человек не может у себя отнимать того, что он сам себе не дал, то из его доказательства выходило бы, что он не может резать ногти, волосы, что он не может продавать унаследованное или полученное в подарок и т. п. Поэтому он тезиса, собственно, не доказывает.

Вернёмся в XXI-й век. Почему сейчас тяжёлые наркотики в большинстве стран мира строго запрещены?

Официальная версия: так как наркоман в состоянии наркотического опьянения не отвечает за свои поступки и может совершить какое-нибудь преступление. Например, разбить у машины окно и вырвать с мясом магнитолу, оставив поруганный автомобиль истекать пластмассой.

Вроде как логично. Однако, коллеги, давайте уж тогда запретим и велосипеды. Ведь велосипедист может попасть под автомобиль, может сбить ребёнка или собаку, и даже может пойти на какое-нибудь преступление ради нового дорогого байка. Чем тихий велосипедист, который ещё никого не сбил, принципиально отличается от тихого наркомана, который ещё ничего не украл?

Это был риторический вопрос.

Короче, получается, что когда мы сажаем наркомана по двести двадцать восьмой статье мы наказываем его превентивно. Для профилактики. Вдумайтесь: три года тюрьмы просто за то, что ты мог украсть магнитолу. Не украл, не пытался украсть, даже не строил планы по краже, а просто вот имел такую возможность. Ну, аппарат-то есть.

Да, ещё нюанс. С чего бы наркоману вдруг понадобилось воровать магнитолы? Да очень просто. Мы ведь не разрешаем наркоманам получать наркотики у врачей, по рецепту. Вот у них и не остаётся иного источника зелья, кроме разного рода барыг, услуги которых стоят довольно дорого. Почему дорого? Так потому что бырыги сильно рискуют: ведь их активно гнобят наркоборцы. Вот и приходится барыгам задирать цены.

Винни-Пух, помнится, аналогичным образом Пятачка воспитывал.

Винни-Пух и Пятачок идут к озеру. Вдруг Винни-Пух как залепит Пятачку лапой в рыло.

— Винни, Винни, за что?!

— От вас, свиней, всего можно ожидать.

Идут дальше. Вдруг Винни-Пух другой лапой Пятачку снова как даст между глаз!

— Винни, Винни, почему?!

— Знаю я вас, свиней. Идёшь тут, всякую хуйню про меня думаешь.

Подведу итог

Наивно негодовать на борцов со Злом, которые переходят на Тёмную Сторону. Ведь они, по сути, являются верёвкой, которая держит воздушного змея. И благодаря которой воздушный змей может летать. То есть, борцы со Злом являются важной частью криминальной команды, на чьей бы стороне они в настоящий момент формально ни находились.



Как в СССР победили наркотики

(http://fritzmorgen.livejournal.com/33539.html)

Речь сегодня снова пойдёт о наркотиках. Давайте заглянем в прошлое, и посмотрим, как СССР победил наркоманию в 1920-е годы.

Полный текст статьи историка Панина лежит вот здесь (http://teacher.syktsu.ru/05/liter/012.htm), а я просто процитирую один очень показательный отрывок.

Новая власть рассматривала наркоманию, как наследие «проклятого прошлого». Это способствовало тому, что 1920-е гг. стали временем либерального отношения к наркоманам.

К примеру, в начале 1925 г. конференция Наркосекции Мосздравотдела решительно высказалась против идеи административного воздействия на наркоманов и создания лагерей для них, что, в свою очередь, предлагал НКВД. Принудительное лечение допускалось только для определенной категории «социально-опасных» наркоманов, с «полной гарантией от административного произвола». Во многом, властные инициативы 1920-х гг. по отношению к «наркоману» предвосхитили самое гуманное отношение к этим больным людям, характерное сегодня для многих западных стран. Иллюстрацией этого может служить политика местных властей в Свердловске. До 1929 г. наркоманы г. Свердловска имели возможность получить наркотики без особых затруднений в любой аптеке. В 1929 г. распоряжением Горздравотдела наркоманы были прикреплены к одной аптеке, где наркотики им отпускались по рецептам наркопункта. Государство взяло на себя заботу о жизни и лечении больных наркоманией и тем самым ликвидировало для них необходимость добывать наркотики преступным путем.

В исследуемый период политику властей в отношении наркоманов в полном смысле можно назвать социальным контролем. Основную тяжесть в работе с наркоманами и проведение профилактических мероприятий взяли на себя органы здравоохранения, а именно наркосекции, наркопункты и наркодиспансеры различного уровня, которые начали создаваться в РСФСР в середине 1920-х годов. К примеру, в Москве лечение больных наркоманией проводили районные наркологи при районных тубдиспансерах и врачи специализированного наркодиспансера. Постепенно стали создаваться учреждения для лечения детей- наркоманов. Кроме того, наркоманам оказывали и психиатрическую помощь. В среднем за два года каждый наркоман ложился в психиатрическую лечебницу (клинику) от 2 до 5 раз и пребывал там 62 дня. Конечно этого было недостаточно, но это был явный прогресс.

Главный удар по наркомании был нанесен в 1925 г., когда власть санкционировала выпуск водки. Население России имело устойчивую культурно одобряемую традицию употребления крепкого спиртного. Она не давала человеку в условиях наличия легко доступного крепкого спиртного и затрудненного допуска к наркотикам (во второй половине 1920-х гг. произошло укрепление государственной границы, таможни, ужесточился контроль за отпуском и использованием обезболивающих препаратов в больницах и аптеках) случайно «подсесть» на морфий.

Наркотический бум постепенно спадал. Однако в разных регионах это произошло в разнос время: в провинции раньше, а в столичных городах позднее. В конце изучаемого периода потребление наркотиков в стране значительно снизилось, даже в среде столичных маргиналов. Так, например, в первом квартале 1929 г. из 778 посещений Василеостровского районного нарколога (Ленинград) только 91 приходилось на наркоманов, из числа последних лишь 15 было первичных. Среди пациентов наркологической амбулатории при ленинградской больнице им. Эрисмана за июнь-август 1929 г. наркоманов было еще меньше — 28 из 989. Кроме того, в конце 1920-х гг. изменилась и структура потребляемых наркотиков, место кокаина, как самого распространенного наркотика, заняли гашиш и анаша, то есть легкие наркотики.

Впечатляет? «Государство взяло на себя заботу о жизни и лечении больных наркоманией и, тем самым, ликвидировало для них необходимость добывать наркотики преступным путем». И это не в какой-то далёкой Голландии — это в том самом Совестком Союзе, который принято сейчас вспоминать как «страну без наркомании». Обратите внимание — наркотики победили без расстрелов, без принудельного лечения, без массовых облав и без стерилизации наркоманов.

Почему же сейчас, в России, мы не можем использовать этот метод? Вот ещё цитата. На этот раз пишет Владимир Маяковский, про Сухой Закон в США.

Типичным бизнесом и типичным ханжеством назовем и американскую трезвость, сухой закон «прогибишен».

Виски продают все.

Когда вы зайдете даже в крохотный трактирчик, вы увидите на всех столах надпись: «Занято».

Когда в этот же трактирчик входит умный, он пересекает его, идя к противоположной двери.

Ему заслоняет дорогу хозяин, кидая серьезный вопрос:

— Вы джентльмен?

— О да! — восклицает посетитель, предъявляя зелененькую карточку. Это члены клуба (клубов тысячи), говоря просто — алкоголики, за которых поручились. Джентльмена пропускают в соседнюю комнату — там с засученными рукавами уже орудуют несколько коктейльщиков, ежесекундно меняя приходящим содержимое, цвета и форму рюмок [у] длиннейшей стойки.

Тут же за двумя десятками столиков сидят завтракающие, любовно оглядывая стол, уставленный всевозможной питейностью. Пообедав, требуют:

— Шу бокс! (Башмачную коробку!) — и выходят из кабачка, волоча новую пару виски. За чем же смотрит полиция?

За тем, чтобы не надували при дележе.

У последнего пойманного оптовика «бутлегера» было на службе 240 полицейских.

Глава борьбы с алкоголем плачется в поисках за десятком честных агентов и грозится, что уйдет, так как таковые не находятся.

Сейчас уже нельзя отменить закон, запрещающий винную продажу, так как это невыгодно прежде всего торговцам вином. А таких купцов и посредников — армия — один на каждые пятьсот человек. Такая долларовая база делает многие, даже очень тонкие нюансы американской жизни простенькой карикатурной иллюстрацией к положению, что сознание и надстройка определяются экономикой.

Вот такой был вердикт поэта революции: «Нельзя отменить сухой закон, так как это невыгодно прежде всего торговцам вином». К счастью, Маяковский ошибался. Одним из лозунгов Франклина Рузвельта на выборах 1932 года была отмена сухого закона. Американцы выбрали Рузвельта президентом, и в том же году печально знаменитый Сухой Закон был отменён.

Почему же наркотики до сих пор запрещены?

Первое, что приходит на ум — наркомафия подкармливает депутатов, которые изо всех сил «борятся» с наркотиками. Пока эти горлопаны живописуют по телевизору ужасы из жизни любителей героина, наркомафии ничего не угрожает — несведущие люди и дальше будут требовать и «смертной казни для наркоторговцев» и прочих мер, поднимающих цены на наркотики.

Однако я не сторонник теории заговоров. Скорее всего, эти депутаты просто удачно «нашли свою нишу». Депутаты просто зарабатывают таким образом очки у своего недалёкого электората.

Я не хочу сказать, что люди глупы. К счастью, в отличие от алкоголя, наркотики ещё не проникли в каждый дом. Поэтому большая часть России ещё просто не понимают сути проблемы. Но с каждым годом наркоманов, увы, становится всё больше и больше. И это значит, что рано или поздно, люди устанут кормить наркомафию и у нас появится свой Рузвельт. Который легализует наркотики и положит этой легализацией конец и наркомафии и наркопреступности.



10 причин, по которым свободная продажа кухонных ножей должна быть запрещена

(http://fritzmorgen.livejournal.com/63310.html)

Почитал комментарии ко вчерашнему посту про легализацию огнестрельного оружия. Как всегда, прозвучал коронный довод сторонников легализации пистолетов — «большинство убийств совершается кухонными ножами».

И ведь действительно — именно кухонными ножами россияне и режут друг друга. Но значит ли это, что нужно разрешить свободную продажу пистолета Макарова? Ведь вполне вероятно, что просто нужно… запретить свободную продажу кухонных ножей. И вот по каким причинам.

1. Кухонными ножами совершается больше убийств, чем всеми остальными видами оружия вместе взятыми.

2. Кухонный нож не является незаменимым предметом. Котлету можно резать и пластмассовым ножом, а хлеб покупать уже нарезанным.

3. Люди, которые не могут обойтись без ножей, например, рабочие заводов, могут пользоваться стационарными ножами на своих рабочих местах.

4. Дети могут порезаться ножами. Кроме того, дети могут по недомыслию кого-нибудь зарезать кухонным ножом. Спящих родителей, например.

5. Мало кто хранит кухонные ножи в оружейном сейфе. Следовательно, ножи доступны и пьяным, и психически ненормальным членам семьи.

6. У каждого человека случаются приступы неконтролируемой ярости. Если в момент такого приступа под рукой будет кухонный нож, человек может совершить общественно опасный поступок, о котором будет позже сильно жалеть.

7. В случае грабежа кухонный нож не сможет послужить оружием самообороны. Наоборот, грабитель, увидев, что жертва вооружена ножом, попытается убить жертву или нанести ей серьёзное увечье. Наоборот, если бы жертва ограбления была с голыми руками, грабитель, скорее всего, ограничился бы парой несильных пинков.

8. Ежегодно в России тысячи людей выкалывают себе глаза в процессе неаккуратного обращения с кухонными ножами.

9. Наличие кухонных ножей в свободной продаже делает их лёгким приобретением для преступников. В том числе для наркоманов.

10. Пока ножи легальны, сотрудники милиции ничего не могут предьявить человеку, который владеет кухонным ножом.



Борьба со Злом для чайников

(http://fritzmorgen.livejournal.com/81420.html)

Подумал я, коллеги, и решил, что пришло время причесать свои мысли о «непротивлении Злу». О том самом «непротивлении Злу», о котором до меня размышляла целый выводок философов разного калибра, включая Льва Толстого и одного знаменитого персонажа на букву И.

Впрочем, по своему обыкновению, я пойду не по проторенной ими тропинке, а рядом с ней — по непримятой (не сильно примятой) траве.

Как Вы, наверное, уже догадались, я буду сейчас агитировать против борьбы со Злом. То есть, буду обосновывать следующее утверждение:

Нужно всячески избегать борьбы со Злом.

Доказывать свой тезис я буду последовательно, в шесть шагов.

1. Примеры борьбы со Злом

Начну с конкретных примеров неудачной борьбы со Злом.

Наркотики

Борьба с наркотиками приводит к их резкому удорожанию — при себестоимости дозы героина в 10 рублей, она продаётся «в розницу» за 500 рублей. Из-за этого наркоманы вынуждены:

а) Совершать преступления в поисках денег на укол;

б) Загонять себе в вены, мягко говоря, некачественный наркотик.

Что будет, если перестать бороться с наркотиками? Пример современной Голландии и пример СССР 20-х годов показывает, что будет — зло наркомании потихоньку сдуется до вполне разумных размеров. То есть, наркоманы никуда не исчезнут, но станут совершать гораздо меньше преступлений и перестанут умирать молодыми.

Проституция

Борьба с проституцией приводит к коррупции, антисанитарии, наркомании среди сотрудниц индустрии и прочим гнусностям. Легализация же проституции, как это сделано, например, в Германии, тут же делает профессию проститутки не менее чистой и безопасной чем, например, профессия массажистки или медработницы.

Преступность

Борьба с преступностью приводит к заполненным тюрьмам. Которые не исправляют заключённых, а, наоборот, становятся кузницами кадров для уголовного мира.

Мелкий воришка, отсидев в тюрьме свой небольшой срок, выходит на волю матёрым бандитом, морально готовым грабить и убивать.

Пример другого подхода к проблеме — Япония, где обычным наказанием за преступление является не тюрьма, а денежный штраф. Уровень преступности при этом в Японии один из самых низких в мире.

Разумеется, штрафы-вместо-тюрем — это только одна из причин законопослушности японцев, однако сам факт возможности такого подхода — сильно уменьшить число заключённых путём отбирания у них денег — очень важен.

2. Определение зла

Теперь, когда из примеров стало ясно, какое именно Зло я имею в виду, следует, пожалуй, дать ему определение.

Зло — это социальное или природное явление, которое причиняет нам вред.

Вред — это уменьшение (или полное уничтожение) какого-либо нашего достояния.

Например, если нам выдавят глаз — нам нанесут вред — уменьшат здоровье. Если у нас похитят $100 — нам нанесут вред — уменьшат пачку денег в кармане. Если нас запрут в погребе на неделю, нам нанесут вред — лишат нас на это время возможности передвигаться.

Ну а те сволочи, которые всё это над нами совершают — это и есть Зло.

Если нам выдавил глаз ревнивый стоматолог Кацман, то Зло — это ревнивый стоматолог Кацман. Если нам выдавил глаз торчащий в тёмном подъезде стальной штырь, то Зло — это торчащие в подъездах стальные штыри. Если нам выдавил глаз хищный медведь панда, то Зло — это медведи панда.

3. Зачем нужно бороться со Злом?

Как обосновывают борьбу со Злом общественные деятели? Логика примерно такая:

а) Сэкономить — значит заработать.

б) Следовательно, если мы избавляемся от воров, то у нас становится больше денег.

в) Мы хотим, чтобы у нас было больше денег.

г) Следовательно, нужно избавляться от воров.

Где в этом нехитром построении находятся ошибки?

Главная ошибка спрятана в пункте г — «нужно избавляться от воров, чтобы у нас стало больше денег». Дело в том, что «избавиться от воров» — это далеко не единственный способ получить больше денег.

Ну, например, если мы будем употреблять кокаин — мы похудеем. Но следует ли из этого, что всем желающим похудеть нужно непременно употреблять кокаин?

Разумеется, нет. Во-первых, мало кто согласится, что худой наркоман — это лучше, чем толстый человек без зависимостей. И, во-вторых, далеко не факт, что кокаин — это самый эффективный способ похудеть.

4. Правильное приложение сил

Ещё одна хитрая манипуляция засела в утверждении «сэкономить — значит заработать».

Манипуляция заключается в том, что борцы со Злом трактуют это, верное, в общем, утверждение чуточку шире: «сэкономить — лучший способ заработать». И превращают банальность в замаскированный фундамент для дальнейшей лжи.

В самом деле, представим себе кухню. На кухонном столе стоят десять банок — с рисом, с крупой, с солью и так далее. Как нам найти сахар?

Правильный ответ: взять банку с надписью «сахар».

Неправильный ответ: взять банку, на которой нет надписи «соль».

То же пострение применимо и к борьбе со Злом.

Допустим, у нас есть велосипед, который могут украсть. Как нам защитить своё имущество?

Правильный ответ: привязать велосипед на цепь.

Неправильный ответ: отлупить клюшкой для гольфа всех велосипедных воров в округе.

Проще говоря, не нужно удалять гланды через задницу. Для удаления гланд у человека есть более удобное отверстие, расположенное между носом и подбородком.

Если у нас есть задача — удержать сограждан от употребления наркотиков — то и заниматься нужно именно согражданами. А не наркоторговцами.

Если у нас есть задача — избавиться от венерических заболеваний среди проституток — то и заниматься надо профилактикой венерических заболеваний. А не борьбой с проституцией.

И вот какая получается по итогу вещь. Как только мы находим правильную точку приложения сил, как только мы начинаем заниматься самой проблемой, а не какими-то смежными вопросами, как тут же выясняется, что само Зло… нам особо и не мешает.

5. Почему Зло не победить

Представим себе воздушного змея. Что нужно, чтобы змей летал? Нужно, чтобы кто-нибудь со змеем «боролся». Шёл по земле и тянул его за верёвку вниз.

Представим себе обычную деревянную доску. Что нужно, чтобы доска устойчиво стояла вертикально? Нужно, чтобы с этой доской «боролась» другая доска. Также поставленная вертикально, голова-к-голове с первой.

Представим себе наркоторговца. Что нужно, чтобы он извлекал суперприбыль? Нужно, чтобы кто-нибудь запретил наркотики и позволил тем самым наркоторговцу продавать наркотики в десять раз дороже, чем он их покупает.

Короче, очень часто, борясь со Злом, мы на самом деле его поддерживаем. Более того: нередко Зло вообще существует только по той причине, что мы с ним боремся.

Ну, например, представим себе родственницу, с которой мы постоянно переругиваемся. Что будет, если мы перестанем с ней ругаться? Родственнице придётся найти себе другого партнёра для скандалов. А скандалы с нами прекратятся.

В общем, бороться со Злом — это всё равно что валять в грязи свинью или ругаться с сетевым троллем. Или всё равно что наказывать студентов за опоздание на лекцию штрафной кружкой пива. Действия, которые ты считаешь болезненными ударами, твой соперник воспринимает как лечебный массаж.

Впрочем, это только одна из причин, по которой Зло так тяжело победить. Вторая причина — Зло играет на своём поле.

Да-да, когда мы боремся со Злом, Зло занимается своими делами. Заботится о своей собственной шкуре. Мы же занимаемся чужими делами. Забываем о собственной шкуре и пытаемся попортить шкуру Зла. Как правило, естествнно, проигрываем.

А вот если мы перестанем со Злом бороться, ситуация изменится на противоположную. Уже мы будем заниматься своими делами, а Зло будет пытаться нам напакостить.

6. Что же тогда делать со Злом?

Естественный вопрос — а что же тогда делать со Злом, если не бороться? Неужели «подставлять другую щёку»?

На мой взгляд, так делать тоже не нужно. Оба решения — «око за око» и «вторая щека» — имеют одинаковый изъян. А именно — мы пытаемся играть «от противника», а не «от себя».

В случае «око за око» мы пытаемся загнобить Зло. В случае «вторая щека» мы пытаемся, наоборот, поощрить Зло. Тогда как правильная стратегия — действовать в соответствии с собственными интересами.

Например, мы столкнулись со Злом — необходимостью дать взятку при получении водительстких прав. То есть, Зло пытается уменьшить наше достояние — честно заработанные бабосы.

Что же нужно сделать — накатать заяву в прокуратуру или безропотно выложить из кармана 3 000 рублей?

Полностью зависит от наших желаний и интересов. Если мы хотим быстро и без геморроя получить права — отдать деньги. Если мы хотим развлечься — накатать заяву в прокуратуру. Если мы хотим сэкономить — потренироваться в вождении и получить права без взятки.

Главное, что думать при принятии решения нужно о себе. А не об оборотнях в погонах и не о справедливости-во-всём-мире.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх