Правило 3. Свобода аморальна

Что есть мораль? Мораль — это средство управления человеком. Хочешь заставить человека есть яблоки? Убеди его, что есть яблоки — это его долг. Хочешь заставить человека не есть яблок? Убеди его, что есть яблоки — стыдно и подло. Была бы у жертвы мораль, а направить её в нужную сторону — дело нехитрое.

Высокоморальный человек свободным быть не может. Даже если он живёт в лесу, и на сто километров вокруг нет ни одного опытного манипулятора, всё равно его действиями управляют призраки из прошлого: родители, друзья, учителя, голоса из прочитанных книжек.

Поэтому выведение морали из организма — это один из главных шагов к свободе.

В-3-1: Разве не является совесть естественной?

Да, некоторые полагают, будто человек «без стыда и совести» — это инвалид, лишённый одного из важнейших чувств, вроде зрения или слуха. Тем не менее, психологи, во главе с дедушкой Фрейдом, убедительно доказали, что это не так. Стыд и вину взрослые «подсаживают» нам в мозг ещё в детстве. Чтобы ребёнком было удобнее управлять.

В самом деле: как объяснить ребёнку, что надо себя «хорошо вести»?

Традиционных способов два — стыдить и упрекать. Чтобы ребёнок привыкал, соответственно, смущаться или страдать, когда он делает что-нибудь не так. Даже если вооружённая подзатыльником мама и не видит его прегрешения.

В итоге у ребёнка формируется поводок. Средство контроля и управления. Потянул поводок в одну сторону — ребёнок смотрит на банку с вареньем, облизывается, но не ест. Потянул в другую — ребёнок покорно садится за стол и делает уроки.

Рано или поздно, однако, ребёнок вырастает и становится взрослым. Уезжает из родительского дома, заводит свою семью. Но «поводок» морали никуда не исчезает: этот поводок свободно волочится по земле. Поэтому любой манипулятор может без особого труда этот поводок подобрать. Чтобы направить совестливого питомца в нужную манипулятору сторону.

Ссылки:

Совесть как ошейник.(http://fritzmorgen.livejournal.com/52297.html)

В-3-2: Чем стыд отличается от вины?

О: Если не вдаваться в тонкости психологии, то определения будут вот такими.

Стыд — это неприятное чувство, которое человек испытывает, когда другие видят, что он плохо себя ведёт.

Вина — это неприятное чувство, которое человек испытывает, когда он плохо себя ведёт.

Разницу между стыдом и виной проще всего показать на примере. Допустим, высокоморальный юноша, возвращаясь поздним вечером домой из публичной библиотеки, остановился у стены дома, чтобы справить на неё малую нужду.

Даже если юношу никто не увидит, он будет испытывать чувство вины. А если юношу застанут за этим злодейством прохожие, юноша будет дополнительно испытывать ещё и чувство стыда.

Ссылки:

F.A.Q. по Совести.(http://fritzmorgen.livejournal.com/53487.html)

В-3-3: Даже животные огорчаются, когда поступают неправильно

О: Когда животное поступает неправильно, оно не чувствует ни стыда, ни вины. Оно испытывает чувство досады. Чувство досады — здоровое и полезное чувство, которое указывает нам на ошибку. На ошибку при решении математической задачи, например.

Ну а вину и стыд человек испытывает, когда нарушает какой-нибудь запрет.

Разница принципиальная. Одно дело — понять и осознать свою ошибку. Совсем другое дело — быть наказанным за проступок.

В-3-4: Что такое чувство долга?

О: Чувство долга — это ощущение необходимости поступить определённым образом. Например, отслужить два года в пограничных войсках. Или встать на партсобрании и сказать всю правду о подлеце Сидорове.

В общем, в наличии чувства долга нет ничего плохого, когда мы действительно должны. Например, если мы взяли у соседа тысячу рублей до зарплаты, вполне разумно и правильно помнить про это.

Проблема с чувством долга только в том, что мы, как правило, ни у кого ничего не одалживали. Просто нам сказали, что мы должны. Ну, как в весёлые девяностые. Когда бандиты объясняли водителю, поцарапавшему бампер их автомобиля, что он должен теперь продать квартиру, чтобы компенсировать ущерб.

Почему должен так много? Да должен и всё. Ты виноват уж тем, что хочется нам денег.

Распространённый пример. У высокоморальной девушки есть малознакомая подруга, который страдает. Допустим, ей негде ночевать. И чувство долга говорит девушке, что она должна пустить знакомую переночевать к себе, пусть это и доставит ей серьёзные неудобства.

Девушка выполняет обязательство: «предоставлять ночлег знакомым, которым некуда больше пойти».

Вопрос. Когда и при каких обстоятельствах девушка подписывалась под этим обязательством? Возможно, ангел-хранитель пообещал девушке увеличить грудь на два размера, если та будет заботиться о каждом бомже?

Разумеется, ничего подобного не было. Девушке просто в своё время объяснили, что она должна. Как тому водителю, поцарапавшему мерседес. Должна и всё. Должна потому что должна.

В-3-5: Но ведь должны же у человека быть какие-то правила?

Несомненно, правила быть должны. Хотя бы для удобства: чтобы сэкономить время на размышления. Вопрос только в том, будешь ли ты устанавливать себе правила самостоятельно, или разрешишь сделать это за тебя своему хозяину.

Кстати, я вовсе не хочу сказать, что наличие хозяина — это абсолютное зло. Иногда хозяева бывают полезны. Яркий пример: серийный украинский убийца Анатолий Оноприенко.

Никаких моральных запретов в его голове не было, отчасти поэтому он и убивал направо и налево. Полагаю, для него таки было бы лучше иметь совесть.

Однако для человека, который не получает удовольствия от убийств и способен подумать хотя бы на шаг вперёд, стыд и вина будут уже лишними. Мораль — это костыли, которые помогают ходить больным и мешают передвигаться здоровым.

Ссылки:

Юный злодей (или снова про Толика).(http://fritzmorgen.livejournal.com/12779.html)

В-3-6: Как отличить собственные правила от «хозяйских»?

Допустим, у тебя есть правило: уступать место старшим в общественном транспорте. Как узнать, чьё это правило: лично твоё или внедрённое хозяином?

Выяснить очень просто. Нарушение хозяйских правил влечёт за собой наказание. Представь себе, что ты сидишь в автобусе, а над тобой нависает взрослая женщина с толстой сумкой. Какое чувство будешь испытывать? Если досаду, что задумался и сел, хотя и не собирался, то «не сидеть в транспорте» — это твоё личное правило. Если стыд или вину — это таки правило хозяина.

В-3-7: Стыд и вина помогают мне, направляя меня на верный путь в жизни

О: К сожалению, совесть — далеко не лучший управляющий. Давай сравним работу разума и совести.

Предположим, к примеру, что мы решили делать зарядку каждое утро, а наш организм решил против этого, по мере своих сил, протестовать.

Вариант 1. У нас есть совесть

Мы проснулись в восемь утра. Высунули нос из-под одеяла. Вздохнули, легли спать дальше. В девять утра, по дороге на работу, мы чувствуем себя виноватыми. И говорим себе: «я негодяй и подлец. Мне нужно было встать в восемь и сделать зарядку».

Следующее утро. Мы проснулись в восемь утра. Высунули нос из-под одеяла. Вздохнули, легли спать дальше…

Вариант 2. У нас есть разум

Мы проснулись в восемь утра. Высунули нос из-под одеяла. Вздохнули, легли спать дальше. В девять утра, по дороге на работу, мы испытываем досаду и задумываемся, почему нарушили принятое накануне решение. Приходим к выводу, что нам нужен внешний контролёр. И просим жену проконтролировать наш подъём.

Следующее утро. Восемь утра, звенит будильник. Жена приносит из кухни полстакана холодной воды и аккуратно выливает нам на голову. Мы тихим ласковым словом благодарим её, встаём и начинаем делать зарядку. Профит.

Короче, разум, в отличие от совести, позволяет нам работать над ошибками. Поэтому, при наличии разума, полагаться следует именно на него.

В-3-8: Как избавиться от чувств вины, стыда и долга?

О: Чувства вины, стыда и долга иррациональны. Бессмысленны. И это значит, что если придать им смысл, они потеряют свою силу.

То есть, надо задать себе вопросы: «почему я считаю нужным соблюдать это правило», «почему меня волнует мнение этих людей» и «почему я должен делать это».

После того, как ты на эти вопросы ответишь, невидимому контролёру в твоей голове будет гораздо сложнее управлять тобой. Логика рассеивает магический туман его «надо».

И, разумеется, следует помнить о существовании профессиональных психологов. Современные врачи отлично умеют лечить вину и стыд: было бы только у пациента желание вылечиться.

В-3-9: Но есть ведь области, где разумнее полагаться не на свой разум, а на чужой опыт?

О: Однозначно. Главное, делать это осознанно. Есть зияющая пропасть между двумя утверждениями:

а) Я не ем капусту, так как это запретил папа.

б) Я не ем капусту, так как это запретил папа, а я считаю, что папа лучше меня разбирается в медицине.

Одно дело, выполнять приказ царя, совсем другое дело — прислушиваться к рекомендации советника. Царь, в конце концов, редко руководствуется нашими интересами, когда отдаёт нам распоряжение.

В-3-10: Бывают ситуации, когда правило является одновременно и своим, и хозяйским?

О: Скажем чуть иначе. «Бывает так, что хозяин говорит разумные вещи».

Если мы хотим избавиться от власти хозяина, нам не нужно делать всё наперекор. Нелепо покупать охотничий топор и охотиться по ночам на бомжей только потому, что наш паук совести приказывает нам никого не убивать.

Нужно делать так, как мы сами считаем правильным. А что будет по поводу наших действий думать внутренний хозяин — это должно быть уже делом десятым.

Другими словами, услышав визгливый окрик совести, нужно не посылать её сходу в лес, а сначала примерить приказ на текущую ситуацию. Если приказ разумен, конечно же, имеет смысл согласиться с приказом и даже «исполнить» его. Превратив тем самым чужое правило в своё.

В-3-11: Дай, пожалуйста, ссылку на психологов, которые считают, что «вина и стыд подселены родителями»

О: Слово предоставляется Эриху Фромму (цитата из книги «Человек для себя»):

Даже в нашей неавторитарной культуре случается, что родители хотят, чтоб дети были "послушными"…

…Чувство вины доказало свою способность быть самым эффективным средством формирования и укрепления зависимости, а в этом как раз и состоит одна из социальных функций авторитарной этики на протяжении всей истории. Авторитет как законодатель заставляет подчиненных ему людей чувствовать себя виновными за свои многочисленные и неизбежные проступки. Вина за неизбежные проступки перед авторитетом и потребность в их прощении, таким образом, порождает бесконечную цепь прегрешения, чувства вины, потребности в отпущении грехов, которая держит человека в кабале, а благодарность за прощение сильнее критичности по отношению к требованиям авторитета. Именно это взаимодействие между чувством вины и зависимостью укрепляет прочность и силу авторитарных отношений. Зависимость от иррационального авторитета ведет к слабости воли у зависимого человека, и в то же время то, что парализует волю, усиливает зависимость. Так образуется замкнутый круг.

Самый эффективный способ ослабить волю ребенка — это вызвать в нем чувство вины…


Примечания:



Юный злодей (или снова про Толика)

(http://fritzmorgen.livejournal.com/12779.html)

Снова думал про Анатолия Оноприенко, серийного убийцу из Украины. Знаете, он ведь был жесток как ребёнок.

Общеизвестно, что дети, предоставленные сами себе, весьма кровожадные существа. Тот же «Повелитель Мух» — это не сказки на ночь, а вполне правдоподобное описание возможных событий. Либо, как пример, возьмём колонии для несовершеннолетних. По жестокости они превосходят любую «взрослую тюрьму». Какие ужасы творят старшие воспитанники детдомов со своими младшими товарищами — тоже уже давно не секрет.

Почему же так происходит? Куда исчезает эта злость во взрослых? Неужели её купируют? Ведь сейчас не каменный век, когда значительная часть детей не доживала до взрослого возраста. Мы можем уже с уверенностью утверждать, что из жестоких детей вырастают мягкие взрослые. Что же приобретает или теряет человек во время взросления, что делает его менее жестоким?

Первым напрашивается ответ — разум. Взрослые — опытнее, и знают, что за излишние проявления жестокости больно бьют. Другими словами, взрослые осторожнее.

Действительно, психологи утверждают, что дети взрослеют, проверяя границы дозволенного. Ребёнок делает что-то новое для него, и смотрит — накажут ли? Если не наказали — можно продолжать.

Такая теория хорошо объясняет убийства Анатолия. Во-первых, Анатолий вырос в детдоме, где ему не ставили особых границ. Во-вторых, адвокат Анатолия Руслан Мошковский говорит, что Анатолий начал убивать в 1989 году. А когда его не остановили, не обозначили границы дозволенного, продолжил развлекаться.

Другими словами, Анатолий просто не повзрослел, так и остался ребёнком. Жестоким, как все дети.

Но что же происходит с нами, когда мы взрослеем? Неужели взрослые отличаются от детей только тем, что у них в голове больше запретов? И, если убрать эти запреты, мы выйдем на улицы с топорами наперевес?

У меня есть знакомая христианка, которая именно так и считает. Дескать, отмените заповеди — и получите волну убийств и погромов. Некоторые психологи недалеко от неё ушли. Они полагают, что люди не убивают друг друга просто потому, что это невыгодно. Но мне эти логические построения кажутся слишком упрощёнными.

Мне близки слова Сальвадора Дали. «Сначала выучись рисовать и писать красками, как старые мастера, затем можешь делать то, что хочешь». Или, другими словами, сначала выучи правила дорожного движения, а только потом нарушай их.

Есть, конечно, опасность увязнуть в правилах большинства, и стать очередной послушной овцой в человеческом стаде. Но сразу отринув все человеческие нормы, мы рискуем повторить путь серийных убийц.

Путь Левой Руки пролегает по узкой проливу между этими двумя чудовищами. Между Анатолием Оноприенко и Акакием Акакиевичем.



Совесть как ошейник

(http://fritzmorgen.livejournal.com/52297.html)

После вдумчивого чтения камментов к последним постам у меня, наконец-то, родилось красивое определение интеллигента.

Интеллигент — это образованный человек с совестью.

И теперь, когда это определение у меня есть, я наконец-то понимаю настоящую причину моей нелюбви к этим людям. Эта причина заключается в банальном конфликте интересов. Интеллигенты пытаются набросить свою уздечку — совесть — на всех людей, с которыми общаются. А это доставляет мне вполне реальные неудобства.

Чтобы объяснить по какой причине я считаю совесть ошейником, мне нужно показать механизм её формирования.

Рождается ребёнок, как известно, бессовестным. И до какого-то юного возраста растёт, не зная чувства вины. Ну а родители, стремясь управлять своим отпрыском, это чувство вины ребёнку старательно прививают.

Делается прививка совести довольно просто. Допустим, ребёнок погрыз ножку у обеденного стола, и стол стал выглядеть обшарпаным. Как родители поступят с ребёнком? Просто молча поставят в угол?

Скорее всего, нет. Родители начнут ребёнка «стыдить». И будут мучать его нотациями и нравоучениями, пока ребёнок не поймёт, что он поступил нехорошо, и грызть ножки у столов — недостойное занятие для порядочного ребёнка.

Родителям провинившегося ребёнка, по большому счёту, наплевать и на раненый стол, и на оправдания ребёнка. Главная их задача — чтобы ребёнок почувствовал себя виноватым. Тогда у родителей появляется надежда, что следующий раз ребёнок воздержится от очередного гнусного поступка, так как испугается угрызений совести.

Так вот. Если достаточно активно стыдить и виноватить детей, они становятся вполне управляемыми. Ну а тот орган, через который осуществляется управление, принято называть «совестью».

Казалось бы — что здесь страшного? Что же плохого в том, чтобы всем нам прививают совесть?

Дело в том, что совестливым человеком несложно управлять. Манипулятор произносит одну из следующих фраз:

«Василий, ты нам очень нужен. Поработай ещё два часа».

«Василий, у меня нет денег на лекарства. Одолжи мне триста рублей».

«Василий, Гиви попал в беду. Надо помочь его матери».

И Василий, как послушная марионетка, работает, даёт деньги или бросает все свои дела и идёт помогать незнакомым людям.

Совесть отнимает свободу. Человек с совестью не является свободным, так как не может делать того, что хочет. Каждый его поступок должен быть предварительно одобрен маленьким судьёй в мозгу. И на очень многие поступки этот самый судья кладёт своё жёсткое вето. Происходит это примерно так.

У Василия появляется возможность осуществить мечту своей жизни. Его приглашают на крупный завод — реализовать в металле изобретение, над которым Василий работал последние двадцать лет. Однако для осуществления этой своей мечты Василию придётся переехать в Новосибирск, оставив в Екатеринбурге кафедру гальваноплаcтики. А совесть подсказывает Василию, что нельзя оставлять кафедру, которая без него неминуемо загнётся. И Василий принимает решение наступить на горло собственной песне и продолжать «нести свой крест».

Проще говоря, совесть можно сравнить с прожорливой гирей, привязанной к ноге человека, которая мешает ему жить и сосёт из него жизненные соки.

Вернёмся теперь к моему исследованию интеллигентов. Помните выражение Луначарского: «Интеллигент — это тот, у кого за плечами три университета. Первый закончил его дед, второй — отец, а третий — он сам»? Так вот. Теперь понятно, почему интеллигент должен формироваться на протяжении нескольких поколений. Совесть — вот то качество, которому нельзя обучить взрослого. Совесть можно впитать только вместе с отцовскими нравоучениями. Ну а образование — это не более чем дополнение к совести, которое позволяет интеллигенту умело вести проповеди.

Перейдём к практической части. Чем опасен для нас интеллигент-проповедник?

В первую очередь тем, что он может повлиять на наши решения. «Маша, собралась в Турцию? А ты подумала, что станет с ребятами за время твоего отсутствия? У тебя есть совесть?». «Коля, хочешь расширить свой бизнес? А как тебе кусок мяса полезет в горло, когда в Сомали негры голодают?». «Инга, надела короткую юбку? А ведь тётя Лиза умерла всего восемь месяцев назад! У тебя такая короткая память?».

Подобного рода манипуляции настолько распространены, что каждый из нас может легко продолжить этот список. Кстати, ставлю три против одного, Вы возмутитесь — какое право я имею ставить знак равенства между манипуляторами и интеллигентами? Есть ведь люди и необразованные, и бессовестные, которые всячески пытаются использовать других в своих гнусных целях?

Дело в том, господа, что только интеллигенты совершенно искренни, когда говорят о совести. И в этом-то и заключается их опасность для общества. Одно дело, когда к нашей совести взывает краснорожий от обжорства чиновник с липкими волосатыми руками. И совсем другое дело, когда к нашей совести взывает академик бессребреник с седой окладистой бородой и горящими глазами. Разный, совсем разный эффект будет у этих призывов.

Было бы большой ошибкой полагать, что интеллигенты — это забитые жизнью подленькие твари, которые заботятся о своих личных интересах, прикрываясь высокими словами. На самом деле, это совсем не так. Не станет настоящий интеллигент набивать себе карманы ворованной мелочью, даже если и будет полностью уверен, что его не поймают. Увы, когда интеллигент говорит про совесть, он в большинстве случаев говорит то, что думает.

Скажу больше. Именно интеллигенты, в широком смысле этого слова, и являются «совестью нации». Когда какая-нибудь гипотетическая неграмотная фасовщица стыдит и поучает свою внучку, она ничего не выдумывает сама. Фасовщица пользуется готовыми стыдилками, которые заготовили для неё Достоевский, Гоголь и Гумилёв.

«Анечка, как тебе не стыдно бить Петю совочком! Он же меньше тебя!» — повторяет фасовщица внучке чужие слова, и в девочку потихоньку вливается яд совести.

Как можно вылечить эту болезнь?

Лекарство довольно простое. Больной должен осознать, что совесть не является его неотъемлемой частью — такой как, например, рука или глаз. Больной должен осознать, что совесть — это паразит, которого подселили к нему родители, и который был откормлен школой и телевизором. Тогда совесть на глазах потеряет свою убийственную силу.

Впрочем, тысячелетие православия а затем семьдесят лет коммунизма сделали своё черное дело. Хотя угрызения совести и бывают иногда очень болезнены, желающих вылечиться от совести у нас гораздо меньше, чем желающих вылечиться, например, от геморроя. Люди пока не понимают, что совесть — это то, от чего надо лечить.

Однако меня радует уже то, что механизм заражения людей совестью становится мне всё понятнее. Сегодня у меня в голове интеллигенты переместились из ячейки «вредители-по-призванию» в ячейку «разносчики инфекции». И, думаю, на этой радостной ноте мой холивар с интеллигентами можно считать законченным.



F.A.Q. по Совести

(http://fritzmorgen.livejournal.com/53487.html)

Человеку, который впервые придумал сделать F.A.Q. нужно поставить памятник из чистого золота в масштабе один к пяти. Это, поистинне, великое изобретение человечества.

И сейчас я хочу воспользоваться этим великим изобретением, чтобы немного прояснить вопрос Совести. Желание это возникло у меня не на пустом месте. После того, как мой пост «Совесть как ошейник» собрал свои полтыщи камментов и попал в топ Яндекса я понял, насколько же мало люди знают про Совесть. Эту ситуацию я и хочу исправить.

Итак, отвечаю на частозадаваемые мне в камментах вопросы.

В: Что такое Совесть?

Для начала, дам несколько определений.

Совесть — это внутренний механизм, который контролирует человека, используя Чувство Вины.

Чувство Вины — это болезненное ощущение, которое возникает у человека, нарушающего свои Принципы.

Принципы — это набор правил, которые установлены для человека Образами Родителей.

Образы Родителей — это образы родителей и их преемников в голове у человека, воплощающие ранние уроки жизни.

Работает Совесть примерно так. Отец в раннем детстве наказывает Петю за то, что тот соврал про порванную занавеску. В голове у Пети к Образу Родителей добавляется образ отца, который наказывает Петю за ложь. Петя вырастает. У Петра Григорьевича есть принцип — «я не лгу». Теперь каждый раз, когда Пётр Григорьевич лжёт, он испытывает Чувство Вины. Так как в его голове появляется образ отца, который сурово смотрит на Петра Григорьевича и наказывает его за ложь. Разумеется, этот образ появляется в подсознании — сам Пётр Григорьевич полагает, что «не лгать» — это его личное решение.

В: Вы это всё сами выдумали?

Увы, нет. Я — карлик, который стоит на плечах у гигантов. В случае Совести гигантом является великий психолог Эрик Берн. В России, в частности, очень известна его книга: «Люди, которые играют в игры». Ну а конкретно про Совесть и про Чувство Вины Вы можете прочесть, например, в его книге «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных». Книга есть в Интернете на русском языке. Можете скачать и сделать поиск по словам «Вина» или «Совесть».

На всякий случай: да, я читал Ницше, Фрейда и тучу других философов и психологов. Я знаю, что такое «культура совести» и «культура стыда». Я знаю, что такое психоанализ. И я знаком как с советскими, так и с православными определениями Совести.

Поэтому, если Вы с чем-то не согласны, не нужно писать в стиле «Это всё херня, Ницше давно всё сказал». Ссылайтесь на конкретное место у конкретного автора, которое относится к дискуссии. И, крайне желательно, сразу включить цитату в свой комментарий.

В: Чем Совесть отличается от Супер-Эго Фрейда или от Родителя Берна?

Супер-Эго Фрейда можно сравнить с автопилотом, который управляет нами, когда мы не хотим думать. Например, когда мы испытываем желание облегчить мочевой пузырь, мы не тратим время на раздумья в стиле: «А не помочиться ли мне на эту стену». Мы просто встаём с кресла и идём в сортир.

То есть, приняв однажды решение не мочиться на стены, мы следуем ему и дальше. Это совершенно нормальное и здоровое явление — было бы крайне глупо раздумывать над каждым своим поступком. Здоровые люди принимают рутинные решения «на автомате».

Однако иногда контроль над нашим автопилотом (Супер-Эго) захватывает Совесть. У нас появляется Принцип — «я не ссу вне специально отведённых на это мест». И вот теперь, когда мы имеем не просто правило, а Принцип, мы не можем принимать адекватные решения в нестандартных ситуациях.

Например, мы выпили пива и возвращаемся домой пешком по ночному городу. Мы можем потерпеть полтора часа до дома, и нанести тем самым мощный удар по своим почкам. Либо мы можем отлить по пути на какое-нибудь дерево и спокойно продолжить свой путь.

Если наше Супер-Эго заражено Совестью, мы можем принять неверное решение и «перетерпеть». Если наше Супер-Эго здорово, мы трезво оценим ситуацию, и примем решение нарушить правило в условиях форс-мажора.

Ещё пример. Допустим, у нас есть правило — «я не лгу». Оно помогает нам в жизни: наши друзья и партнёры знают, что нашим словам можно доверять, и относятся к нам как к надёжному человеку. Но вот возникает нестандартная ситуация: знакомая спрашивает нас, как она выглядит. Мы можем сказать правду: «Тебе нужно похудеть и вывести прыщи. Кроме того, твоя жёлтая юбка паршиво гармонирует с чёрным пиджаком». Либо мы можем соврать: «Леночка, ты сегодня выглядишь как кинозвезда на пятьдесят миллионов долларов».

Если мы хозява нашего автопилота, мы соврём. Так как в данном случае разумно соврать. Если хозяин нашего автопилота — Совесть, мы скажем правду и обидим Леночку. Поступить так по-глупому нас заставят Образы Родителей, внимательно следящие за нашими словами.

Подробно про автопилот и Сверх-Я я писал вот в этих постах:

Святая троица и Фрейд

Автопилот Совесть

В: Так что же, Вы против Совести?

Да, я считаю, что Совесть — это болезнь, которую следует лечить. Точно так же, как нужно лечить педикулёз, избыточный вес или необоримую тягу к спиртному.

Другими словами, у здорового человека не должно быть Принципов. У здорового человека должны быть только обычные правила, которые он может легко нарушить, когда сочтёт это нужным.

Подробнее про правила я писал вот здесь: ПДД с точки зрения метасатаниста

В: Как можно вылечиться от Совести?

Видите ли, я так и не собрался получить диплом психотерапевта. Возможно, соберусь в следующем году. Ну а пока я не буду давать конкретных советов, чтобы Вы не испортили себе мозг. Единственно, могу посоветовать прочесть книги Эрика Берна. Читаются они легко, а польза от их чтения несоменна.

Ну и, наверное, излишне говорить, что вылечиться от Совести возможно только самостоятельно. Излечить от Совести другого человека, который не считает Совесть болезнью, имхо, практически невозможно.

В: Но ведь Совесть приносит немалую пользу человеку!

Давайте разберём классический пример «пользы» от Совести. Почему-то этот пример любят приводить девушки.

Танечка сидит вечером за компьютером и готовится спать. Танечка знает, что в холодильнике лежит аппетитный кусок торта. Однако Танечка его не ест — в случае поедания торта, на следующий день Танечку будет мучать Совесть.

Как видим, у Танечки есть один из следующих Принципов — «Я не жру на ночь», «Я должна быть тощей» или «Я должна идеально выглядеть». Казалось бы — что в этом плохого? Ведь Принципы уберегли Танечку от глупого поступка — приёма сытной пищи в ночное время.

Давайте теперь задумаемся: а если бы у Танечки не было Совести? Сожрала бы она тогда торт, или легла бы спать голодной?

Опыт показывает, что даже самые беспринципные стервы вполне способны соблюдать диету. Но воздерживаются от тортов они по другим причинам. Возьмём, например, стерву Настеньку. В её голове шевелятся примерно такие мысли:

1. Я хочу быть в хорошей форме.

2. Поедание тортов на ночь ухудшает мою форму.

3. Я не должна есть тортов на ночь без особой на то необходимости.

И наша стерва Настенька спокойно проходит мимо холодильника. Достигнут тот же результат.

Перейдём теперь к следующей ситуации. Допустим, силы воли у девчонок не хватило, и торт таки был съеден. Как поступят в этой ситуации Танечка и Настенька?

С Танечкой всё ясно — она будет мучаться угрызениями Совести. Возможно, даже поплачет перед зеркалом. Ну а на следующий день Танечка положит в холодильник новый торт.

Настенька же задумается — почему она не смогла удержаться? И придёт к выводу, что у неё недостаточно развита сила воли. После этого Настенька примет решение, что тортов дома храниться не должно, так как удержаться от искушения сожрать торт она не в силах.

Другими словами, и Совесть и мозг решают одни и те же проблемы. Но мозг решает проблемы правильно, а Совесть — халтурно, по-советски. Помните традицию завода АвтоВАЗ — не закручивать гайки на болт, а забивать их молотком? Точно так же дела обстоят и с Совестью.

Да, Совесть помогает удержаться от глупых поступков. Точно так же, как и забитая молотком гайка кое-как держит болт. Но мозг принимает решения гораздо лучше, чем Совесть. Точно так же, как завинченная гайка держится лучше забитой.

В: Представим себе, что у людей исчезнет Совесть. Люди тут же бросятся обворовывать пенсионеров, насиловать мужчин и убивать женщин!

И в этом случае мозг отлично заменяет Совесть. Начнём по порядку. С воров. Смотрели фильм «Бумер»? Или хотя бы «Джентельменов Удачи»? Там криминальная жизнь показана довольно близко к реальности.

А именно: «Выпил, украл, в тюрьму». Ремесло вора крайне опасно, поэтому через весьма короткий промежуток времени профессиональный вор оказывается или за решёткой или в могиле. И даже той горстке воров, которая не попадается, не стоит завидовать. Во-первых, они живут в постоянном напряжении и, образно выражаясь, «сгорают на работе». И, во-вторых, если бы они употребили свои таланты «в мирных целях», они достигли бы гораздо лучшего результата.

Для наглядности, представьте себе, например, что Вы — вор-домушник. Как полагаете, сколько Вы совершите краж, прежде чем нарвётесь на вооружённого хозяина квартиры? И как он с Вами поступит? Ещё вопрос — а били ли Вас когда-нибудь ногами сотрудники милиции? Как полагаете, полезно ли это для здоровья?

Дальше. Про убийц, насильников и так далее. Оставим даже в стороне вопрос о выгодности убийств и изнасилований. Задумаемся о другом. А есть ли лично у Вас желание убивать, грабить и насиловать? У меня, например, такого желания не возникает. Я люблю людей, и мне было бы неприятно кого-нибудь убить или испортить. Более того, мне кажется оскорбительной мысль, что только Совесть удерживает меня от убийств и грабежей.

Впрочем, это давнее заблуждение. Ещё христиане считали человека порочным по природе своей, которого нужно Совестью ограждать от дурных поступков. Подразумевалось (и подразумевается поныне), что если христианин лишится Совести, он начнёт бесноваться как дикий зверь: жечь, вешать и разрушать всё вокруг. Ну а лично я убеждён, что здоровый человек не испытывает желания убивать своих сородичей. Если, конечно, ему не прикажет убивать страх, гнев или… Принципы.

В: Совесть нужна, чтобы на улицах было чисто. Как в Германии, где не мусорят, так как у каждого немца есть Совесть.

В Германии чисто по совсем другой причине. Во-первых, бессовестные граждане заботится о том, чтобы было чисто в их собственном доме, дворе и на улице. А из этих маленьких кусочков и состоит страна.

Во-вторых, бессовестные полицейские штрафуют тех, кто мусорит, а бессовестные дворники убирают мусор. И те и те выполняют свою работу хорошо, так как иначе им будут платить меньше.

В-третьих, бессовестные муниципалитеты и городские власти следят за чистотой в городе, заботясь о своих шкурных интересах — чтобы их избрали ещё раз.

И, наконец, в-четвёртых, бессовестные немцы стараются не мусорить, так как так в Германии принято. К человеку, который мусорит, будут относиться гораздо хуже, чем к чистоплотному.

Разумеется, какая-то часть немцев не мусорит именно из-за Совести. Однако эта часть немцев погоды не делает. Прежде всего потому, что нас волнует не та часть, которая не мусорит, а та часть, которая мусорит.

В: Существует хорошая Совесть и болезненная Совесть. Не надо их путать

Любая Совесть болезненная, как я показал выше. Если Совесть не «грызёт» — это не Совесть. Вся суть Совести заключается именно в том, что она заставляет человека страдать, испытывая чувство вины.

Представьте себе, что Вы нарушили какое-то своё правило. Повели себя не так, как Вы от себя ждали. Если Вы испытаете после нарушения чувство вины — это была Совесть. Если Вы испытаете чувство Досады — это было обычное правило.

Кстати, ещё немного про освобождение от Совести. Разумно пересмотреть свои Принципы, и принять по каждому решение — согласны ли Вы с ним, или нет. То есть, «освоить» их. Однако, повторюсь, имейте в виду — если Вы солгали и испытываете чувство вины, значит решение «Не лгать» было не Вашим.

В: Люди без Совести наносят вред обществу. Например, политики

Хороший политик и Совесть — понятия несовместимые. Хороший политик должен заботиться только о своих интересах, иначе он может нанести своей стране огромный вред. Классический пример — Адольф Гитлер. Я писал про это в посте «Кровавые ладошки доброты».

Ну а человек без Совести будет весьма полезен обществу. Например, у Иннокентия нет Совести, но есть желание красиво жить. Иннокентий строит себе трёхэтажный особняк и покупает дорогой автомобиль. В процессе накопления богатств Иннокентий даёт работу огромному количеству людей, и сам выполняет какие-то общественно-полезные задачи. За которые, собственно, ему и платят деньги.

Ещё пример. У Михаила нет Совести, но есть жгучее любопытство. Михаил занимается наукой, и открывает новые законы природы.

В: Но ведь у нас в стране тюрьмы забиты душегубами и ворами. Если бы у них была Совесть, они бы не совершили своих преступлений

Да, действительно, это так. Совесть можно использовать как средство против преступлений. А ещё можно лечить сифилис ртутью, а шизофрению — электротоком. Примерно с той же эффективностью.

Но не лучше ли направить усилия на что-нибудь реально действующее? Например, на установку видеокамер в подземных переходах?

В: Если бы Совесть была не нужна для эволюции, люди без Совести давно вымерли

На это есть два ответа. Острый и правильный.

Острый ответ: по такой логике давно должны были вымереть все сифилитики — ведь сифилис однозначно не нужен для эволюции.

Правильный ответ: Если у человека нет ни Совести, ни мозгов, лучше иметь хотя бы Совесть, чем ничего. Подробно про это я писал в вот этой статье про украинского убийцу Анатолия Оноприенко.

Короче, лучше иметь мозги, чем Совесть. И лучше иметь мозги без Совести, чем мозги с Совестью. Ну а если уж мозгов нет и не предвидится, тогда да — без костылей в виде Совести не обойтись.

В: Невозможно воспитывать детей, не оценивая их поступки и не виня их

Перефразирую: «Будет легче контролировать ребёнка, если привить ему Чувство Вины». Да, действительно, это так — совестливым ребёнком управлять проще. Вопрос только в том, что для Вас важнее — управлять ребёнком, или вырастить его здоровым и счастливым.

Впрочем, конкретных рецептов родителям дошкольников давать не буду — это слишком большая тема, которую я сейчас не готов обсуждать. Ограничусь тем, что пропиарю двух замечательных авторов: Эрика Берна и Владимира Леви.

В конце концов, лучшее, что мы можем сделать для воспитания детей — это вылечить Совесть у самих себя.

В: Если у моих детей не будет Совести, кто будет поддерживать меня в старости?

Другими словами, Вы хотите посадить своих детей на цепь, чтобы они обеспечили Вам достойную старость? Вы хотите, чтобы дети навещали Вас не из-за любви, а из-за того, что так приказывает им Совесть?

Ну что же. Это понятная жизненная стратегия. Однако лично я не настолько боюсь старости, чтобы калечить жизнь своих детей. Кроме того, я не думаю, что буду так уж рад визитам детей «по принуждению».

В: Совесть — это аппарат социализации. Человек без Совести будет отторгнут обществом

Знаете, как это звучит? «Мы живём в обществе одноглазых. Поэтому, человек с двумя глазами будет отторгнут обществом. Следовательно нужно выколоть себе глаз, чтобы быть как все».

Действительно, в нашем обществе принято считать, что у человека должна быть Совесть. Однако мы же с Вами живём не в средние века, верно? Неужели мы действительно должны выполнять требования общества даже тогда, когда они нелепы?

Кроме того, наше общество вполне нормально относится к людям без Совести. Общество не любит людей, которые срут на улицах, воруют магнитолы и не отдают долги товарищам. Короче, общество не любит людей, которые не соблюдают нехитрых правил совместного общежития.

Поэтому обществу не важно, есть у Вас Совесть или нет. Главное, чтобы Вы не совершали антиобщественных поступков.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх