XXIV

Несмотря на блестящую видимость своего положения Антиох далеко не был доволен им. Ничто не могло разрушить его уверенности в своем божественном достоинстве и потенциальном всемогуществе. Однако он видел, что всемогущество фактически далеко не оправдывается. Прежде всего его возмущала природа, совсем ему не повиновавшаяся. На этой почве у него развивалась жгучая ненависть против Бога, которого противодействию он приписывал все эти несвоевременные дожди, несвоевременные жары, вредные циклоны и прочие явления, в результате которых получались постоянные неурожаи. Народ голодал и роптал. Антиох вызывал к себе Аполлония и с досадой допытывался, отчего оказываются бессильны против этих бедствий и научные способы борьбы, и магическое искусство? Аполлоний только руками разводил. Антиох обращался и к Люциферу, и от него слышал лишь отголоски собственных мыслей, что расстройство и расслабление аппарата природы производится Богом — как орудие борьбы против него, Антиоха, и против человечества, бунтующего под его главенством. Но как справиться с этой бедой? Люцифер постоянно повторял, что нужно овладеть небесами, так как силами природы распоряжается могущественнее всего тот, кто властвует на небесах. Но для этой победы еще не достаточно подготовлены легионы Люцифера, как недостаточно достигнуто психическое объединение человечества около Антиоха. Среди людей все еще существуют непризнающие его религии, да и в бесчисленных миллионах единомысленных недостаточна вера в него. Его авторитет время от времени подрывается неудачами, так что являются даже попытки соперничества с ним.

Антиоха особенно раздражало соперничество Кол Изроель Хаберим. Интриги этого общества он часто подмечал даже там, где сначала не предполагал. С некоторого времени начинало становиться очень подозрительным поведение Универсальной церкви, созданной самим Антиохом. В Коллегии Кардиналов все более обнаруживалось стремление к захвату власти помимо Антиоха, и он заподозривал в этом руку Кол Изроель Хаберим. Он знал, что Универсальная церковь кишит франкмасонами и евреями-каббалистами, и первоначально считал это естественным и полезным для себя. Но если бы Кол Изроель Хаберим захотел вооружить против него Универсальную церковь, то мог очень успешно воспользоваться именно этими элементами. В массе своих братьев-масонов Антиох был беспредельно популярен, был их идеалом и гордостью. Но центральная еврейская власть имела множество средств влиять на масонов и заставлять их делать то, чего бы они не хотели.

Предчувствия не обманывали Антиоха. Кол Изроель Хаберим действительно толкнул Универсальную Церковь на захват мирской власти. Пользуясь своими чародействами, она успешно подчиняла себе умы народов всех союзные держав. Всевозможные астрологи, целители, предсказатели и т. п. по всему свету, и при дворах правительств, поставлялись из Рима. Они опутывали своими сетями и массы народа и самих чиновников, прибегая ко всевозможным средствам. Они пускали в ход и гипнотизм, и всякие волшебства, излечивали и напускали болезни, отмщали членам семьи за неповиновение ее главе. Коллегия Кардиналов старалась приучить правителей союзных держав к повиновению себе, а не Антиоху, хотя из осторожности еще не подрывала его власти открыто. Огромные богатства притекали в Рим по мере того как он овладевал умами, и это еще более увеличивало влияние Коллегии, так как она при надобности щедро, оплачивала услуги преданных ей людей.

Правители всех держав были вообще очень преданы Антиоху, считали свои интересы солидарными. Власть свою они поддерживали более всего его авторитетом, а в идейном отношении были вполне единомысленны с ним. Римские притязания были им и не выгодны и противны, и они часто жаловались Антиоху на эту узурпацию. Антиох иногда подымал шум, и тогда Коллегия Кардиналов уступала. Но хотя он и был недоволен ею, однако, по самоуверенности своей, не очень обеспокоивался, рассчитывая, что всегда сумеет справится с человеческими противодействиями. Его гораздо более тревожила недостаточная степень веры людей в него, вследствие чего они недостаточно концентрируют около него свои психические силы и тем замедляют для него возможность выступить на овладение небесами. Для устранения этого слабого пункта нужно было повлиять на умы народов чем-нибудь необыкновенно чудесным.

Он совещался по этому предмету с Аполлонием, и Верховный Маг предложил ему план, который понравился Антиоху. Нужно было устроить в честь Человекобога грандиозный праздник, на котором Аполлоний проявит все свои магические силы, но, сверх этого, должны были проявиться и чудеса самого Люцифера. Праздник решено было обставить как можно торжественнее и пригласить на него правителей всех десяти союзных держав, а также и Римскую Коллегию кардиналов. Присутствием всех этих лиц Антиох хотел воспользоваться кстати, чтобы понаблюдать их взаимные отношения. Необходимость выждать прибытие высокопоставленных гостей значительно отдаляла день праздника, но это время он рассчитывал употребить на окончательное регулирование вероисповедного вопроса.

Собственно с магометанами, казалось бы, нетрудно было сладить. По самой идее Махди, этот магометанский Мессия должен был принести с собой новый закон [Идея Махди принесена в магометанский мир сектантами-измаилитами, теми самыми, к которым принадлежал знаменитый орден ассасинов,[43] системой убийств державший в руках халифов и султанов. У измаилитов уже являлись Махди, которые и возвещали самый необычный новый «закон», обыкновенно безнравственный], так что в принципиальном отношении никакое учение Антиоха в отношении нравственности, образа жизни и т. п. не могло препятствовать его признанию. Но объявить войну Аллаху, признать власть Шайтана — на это не могли пойти даже сектанты. Махди мог получать божественное поклонение, мог быть человекобогом, но — во имя Аллаха. Со стороны обрядовой магометане также не могли допустить статуй, которые рассматривались как идолы. Статуй не допускали также и евреи. Но у них, сверх того, Мессия должен быть национальным вождем и дать Израилю мировое господство. Но Антиох, из-за приобретения себе евреев, не мог оттолкнуть от себя остальное человечество. Переговоры в общей сложности не приводили ни к каким результатам. На каждом заседании повторялись одни и те же аргументы без всякой надежды найти согласительную формулу. Все это раздражало Антиоха, и он наконец решил, что переговоры представляют ошибочную тактику, и что в этом случае, как во всех других, дело Человекобога — не искать соглашений, а заявлять свою волю и требовать повиновения себе.

Он вызвал к себе Эзру Гаона, который ему казался наиболее подходящим орудием для воздействия на евреев, и принял его с величайшей благосклонностью. Антиох сообщил ему, что он — Мессия и что для него наступает момент открыться своему народу. Так как Эзра первый израильтянин, понявший, кто такой Антиох, то его же он избирает для возвещения евреям радостного события. При этом его народ должен знать, что он, Мессия, пришел не искать у кого-нибудь советов, а для того, чтобы повести за собою Израиль к обладанию миром, и на пути к этому евреи должны безусловно его слушаться и исполнять его предначертания. Они не должны обращать внимания на лживые толки его врагов. Истину знает только он, Мессия, и евреи могут ее узнавать только от него. Истина же состоит в том, что он есть воплощение Адама Кадмона, первобытного человека, с зарождением которого мир только и мог наконец организоваться из хаоса. Он, а не Иегова, вел Израиль к обладанию миром. Что касается Люцифера, то это вовсе не злой дух, не Самаель, а Метатрон,[44] высший из божественных ангелов. Для того, чтобы евреи могли, наконец, возобладать на земле, чего не мог им дать Иегова, — он, Антиох, Мессия, должен возобладать небесами, а для достижения этого евреи должны поддерживать его всею душою, беспрекословно исполняя его приказания. Сам он — еврей, и в его лице Израиль уже начинает свое господство, а очень скоро он даст всем истинным евреям управление народами, чтобы вести их к благоденствию.

Все это Эзра должен возвестить Израилю, выбирая для начала наиболее разумных людей. Им требуется также сообщить, что он безусловно воспрещает кумиры, то есть изображения ложных богов, но изображения его или Люцифера — священны, как изображения истинно божественных существ. Посылая теперь Эзру на проповедь, он ему предписывает после праздника привести к нему депутацию избранных сынов Израиля, которые получат от него дальнейшие указания.

Эта сцена произвела на Эзру потрясающее впечатление. Он совершенно уверовал в Антиоха. Радостный и гордый высоким доверием Мессии, он теперь горел одним желанием достойно исполнить его волю. Но с первых же шагов его на этом пути Кол Изроель Хаберим увидел, что еврейству угрожает полное распадение. Часть его Борух увлекал в христианство, другую часть Эзра вел к Антиоху. Под руководством Кол Изроель Хаберим останутся жалкие остатки, уже не имеющие сил для осуществления задач, которые так искусно подготовлялись настойчивыми усилиями лучших умов Израиля. Нужно было торопиться какими бы то ни было способами устранить Антиоха, становящегося поперек дороги этим задачам. Иуда Галеви получил из Рима инструкции ускорить исполнение замыслов Яни Клефта против Антиоха, но действовать так, чтобы участие центрального еврейства в этом деле осталось скрыто непроницаемой тайной. Лучшим способом для этого казалось — бросить все подозрения на евреев-христиан, с которыми евреи-патриоты не могли иметь никакой солидарности.

Порешив со своим мессианством, Антиох отложил магометанский вопрос до приискания подходящего человека, вроде Эзры. Но зато он отправил несколько десятков теософов на проповедь в Индию о появлении в его лице нового воплощения Кришны, который, согласно предсказанию известного индийского святого, Шри Рамакришна Парамагамта, сделанного в середине XIX века, должен родиться не в Индии, а в западных странах. Те же проповедники должны были возвестить об Антиохе как о новом воплощении Будды в Китае и Японии.


Примечания:



4

В переводе с иврита — «Все евреи — братья». Еврейское название Всемирного союза Израэлитов (см. прим. 14).



43

Ассасины и измаилиты — мусульманские шиитские секты.



44

Самаель (Саммаэль) — в иудаизме злой дух, часто отождествляемый с Сатаной. Метатрон — в иудаизме ангел, ближайший к Богу, непосредственно от него получающий приказания.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх