Загрузка...


Глава III. Капиталистическое общество

Значительную часть своей жизни Маркс посвятил изучению капитализма - способа производства, который пришел на смену феодализму в Англии и в течение прош­лого столетия утвердился во всем мире. Целью иссле­дований Маркса было открытие «закона движения» ка­питалистического общества. Капитализм существовал не всегда, он вырастал постепенно; во времена Маркса он был иной, чем в эпоху «промышленной революции» в Англии в конце XVIII века. Задача была не в том, чтобы просто описать капиталистический способ производства, существовавший во времена Маркса; надо было проанализировать, почему и в каком направлении изменяется капитализм. Такой подход к вопросу был новым. Другие экономисты брали капитализм таким, как он есть, и описывали его, словно это была вечная, неизменная система.

С точки зрения Маркса этот способ производства, как и все другие в истории, претерпевает изменения. Так как он смог проследить действительный путь развития капи­тализма, то результатом его работы было не просто опи­сание этой системы, но и научное предвидение ее раз­вития.

Феодальный способ производства постепенно уступил место производству ради прибыли, которое является не­отъемлемым признаком капитализма. Производство ради, прибыли предполагает два необходимых условия: во-первых, чтобы кто-то имел возможность купить средства производства (ткацкие станки, прядильные машины и т. п.), и, во-вторых, чтобы были люди, лишенные средств производства, не имеющие средств к существованию. Иными словами, должны быть «капиталисты», владеющие средствами производства, и рабочие, для которых единственная возможность поддержать свое су­ществование заключалась в работе на машинах, принад­лежащих капиталистам.

Рабочие производили вещи не непосредственно для себя или для личного пользования своего нового «гос­подина», капиталиста, а для того, чтобы последний мог продать их и получить деньги. Вещи, произведенные таким образом, называются «товаром», то есть предметами, произведенными для продажи на рынке. Рабочий получал заработную плату, предприниматель получал прибыль - нечто такое, что оставалось после того, как потребитель заплатил за товар, и после того, как капиталист выплатил заработную плату, оплатил стоимость сырья и другие издержки производства.

Каков источник этой прибыли? Маркс подчеркивает, что им не может быть продажа капиталистом продуктов по цене выше их стоимости - это значило бы, что все капиталисты постоянно обманывают друг друга и там, где один получает «прибыль» такого рода, другой неизбежно терпит убыток, что прибыли и убытки взаимно уравновешивают друг друга, не давая общей прибыли. Отсюда следует, что рыночная цена предмета должна уже включать в себя прибыль, что прибыль должна возникать в процессе производства продукта, а не его продажи.

Поэтому изучение этого вопроса должно привести к анализу процесса производства, чтобы проверить, есть ли в производстве какой-либо фактор, который делает цену выше стоимости.

Но сначала надо выяснить, что мы понимаем под «ценой». В разговорном языке слово «цена» может иметь два совершенно различных значения. Оно может означать, что использование чего-то представляет собой ценность с точки зрения какой-то личности: например, стра­дающий от жажды человек «ценит» питье; определенное явление может представлять для кого-то «духовную ценность». Но это слово мы повседневно используем и в другом смысле: цена вещи, купленной на рынке любым покупателем у любого продавца, есть то, что известно как «меновая стоимость» вещи.

Правда, даже в условиях капиталистической системы отдельные вещи могут быть произведены для определенных покупателей по специально установленной цене; но Маркс рассматривал нормально-функцио­нирующее капиталистическое производство - систему, при которой миллионы тонн самой разнообразной продукции производятся для рынка вообще, для любого по­купателя. Чем определяется нормальная «меновая стои­мость» продукции? Почему, например, метр ткани имеет большую меновую стоимость, чем булавка?

Меновая стоимость измеряется в деньгах; вещь «стоит» определенную сумму денег. Но что дает возможность сравнивать вещи друг с другом по стоимости, будь то с помощью денег или путем прямого обмена? Маркс подчеркивал, что вещи можно сравнивать таким образом лишь в том случае, если они имеют какой-то общий фактор, который в одних вещах больший, в других меньший; это и делает сравнение возможным. Этим общим фактором, очевидно, не является вес, цвет или какое-либо другое физическое свойство; им не является и «потребительная стоимость» (необходимые продукты питания имеют значительно меньшую меновую стоимость, чем автомашины) или какая-нибудь другая абстракция. Есть лишь один фактор, общий для всех вещей, - то, что они созданы человеческим трудом. Вещь имеет тем большую меновую стоимость, чем больше человеческого труда было затрачено на ее производство; меновая стоимость определяется «рабочим временем», затраченным на производство каждого предмета.

Но при этом имеется в виду, конечно, не индиви­дуальное рабочее время. Когда вещи продаются и поку­паются на общем рынке, их меновая стоимость как индивидуальных изделий выравнивается и меновая стои­мость каждого конкретного метра ткани определенного веса и качества определяется средним «общественно необходимым рабочим временем», затраченным на его производство.

Если такова общая основа меновой стоимости вещей, произведенных в условиях капитализма, то чем опреде­ляется размер заработной платы, выплачиваемой действительному производителю, рабочему? Маркс ставит вопрос именно так: что есть общего между вещами, про­изведенными в условиях капитализма, и рабочей силой при капитализме, которая, как нам известно, тоже имеет меновую стоимость? Такой фактор только один, он, как мы видели, определяет меновую стоимость обычных то­варов,- это рабочее время, затраченное на их произ­водство. Что понимается под рабочим временем, затра­ченным на производство рабочей силы? Это время (среднее «общественно необходимое» время), затрачен­ное на производство продуктов питания, жилища, топлива и других вещей, необходимых для поддержания жизни рабочего. В нормальном капиталистическом обществе вещи, необходимые для содержания семьи рабочего, также принимаются во внимание. Рабочее время, необходимое для производства всех этих вещей, опреде­ляет меновую стоимость рабочей силы, которую рабочий продает капиталисту за заработную плату.

Но в современном капиталистическом обществе время, необходимое для воспроизводства рабочей силы производителя, может равняться четырем часам в день, а его рабочий день может иметь продолжительность во­семь, десять и более часов. Таким образом, каждый день в течение первых четырех часов он своим трудом про­изводит эквивалент того, что выплачивается ему в качестве заработной платы, а все остальные часы своего рабочего дня он производит «прибавочную стоимость», которая присваивается предпринимателем. Это и есть источник капиталистической прибыли - стоимость, произведенная рабочим сверх стоимости, необходимой для его содержания, иначе говоря, сверх заработной платы, которую он получает.

Это краткое изложение Марксова анализа стоимости и прибавочной стоимости нуждается в целом ряде уточ­нений, и сделать это можно многими путями, но, к сожалению, мы не располагаем здесь возможностью для более подробного освещения рассматриваемого вопроса. Можно лишь указать на некоторые общие положения.

Мы употребили термин «меновая стоимость», так как он является основой всего анализа. Но в действитель­ности вряд ли когда-нибудь вещи продавались точно по их меновой стоимости. Как материальные продукты, так и рабочая сила человека продаются и покупаются на рынке по цене, которая или выше, или ниже их действительной меновой стоимости. На рынке может быть избыток отдельных товаров, и в этот день цена на них может упасть намного ниже действительной меновой стоимости; если данных товаров недостаточно, цена может подняться выше стоимости. На эти колебания цен в действительности оказывают влияние «спрос и предложение», и это заставляет многих буржуазных экономистов думать, что спрос и предложение являются единственным фактором, влияющим на ценообразование. Но ясно, что спрос и предложение вызывают колебания цен лишь в определенных пределах. Каковы данные пределы, будет ли это один пенс или сто фунтов стерлингов, - это, конечно, определяется не спросом и предложением, но рабочим временем, затраченным на производство подоб­ных изделий.

Спрос и предложение также оказывают влияние и на действительную цену рабочей силы, то есть на действи­тельно выплачиваемую заработную плату; но наряду с ними влияют на цену и другие факторы, в частности сила профсоюзной организации. Однако цена рабочей силы в капиталистическом обществе всегда колеблется только в определенных границах - она должна обеспечить средства существования, необходимые для жизни рабочего с учетом того, что потребности различных групп и слоев рабочего класса различны, что в свою очередь является по большей части результатом предыдущей борьбы профсоюзов за повышение жизненного уровня.

Рабочая сила различных групп рабочих, конечно, не одинакова по стоимости; за час работы квалифициро­ванный механик производит гораздо большую стоимость, чем за час работы неквалифицированный рабочий. Маркс показал, что при продаже товаров на рынке эти различия фактически учитываются и тем самым фиксируется определенное отношение между тем, что производит в течение часа квалифицированный рабочий, и тем, что производит (за это же время) неквалифицированный рабочий.

Как же возникает это различие в стоимости? Маркс отвечает: оно не связано с «принципом», согласно кото­рому наличие квалификации с этической точки зрения, лучше, чем ее отсутствие, или с каким-либо другим аб­страктным понятием. Тот факт, что рабочая сила ква­лифицированного рабочего имеет большую меновую стоимость, чем рабочая сила чернорабочего, связан с тем же самым фактором, благодаря которому пароход стоит больше, чем весельная лодка, - на его производство затрачено больше человеческого труда. Весь процесс обучения квалифицированного рабочего и, кроме того, более высокий уровень жизни, что важно для сохранения его квалификации, требуют больших затрат рабочего времени.

Другой момент, на который я хочу обратить внимание: рост интенсивности труда по сравнению с предшествующим средним уровнем равносилен удлинению рабочего дня; за восемь часов интенсивного труда может быть произведена стоимость, эквивалентная стоимости, производимой раньше за десять или двенадцать часов нормального труда.

В чем значение анализа Маркса, призванного раскрыть источник прибыли? Значение его в том, что он объясняет классовую борьбу в эпоху капитализма. Заработная плата, выплачиваемая рабочим на фабриках и других предприятиях, не эквивалентна произведенной ими стоимости; она равна приблизительно половине этой стоимости или даже меньше. Остальная стоимость, произведенная рабочим в течение рабочего дня (то есть после того, как он произведет стоимость, эквивалентную его заработной плате), присваивается предпринимателем. Поэтому предприниматель постоянно стремится увеличить эту часть. Он может добиться этого несколькими путями: например, путем сокращения заработной платы рабочего; это значит, что рабочий меньшую часть рабочего дня будет работать на себя, а большую часть - на предпринимателя. Тот же результат достигается при «ускорении», или «интенсификации, труда: рабочий производит стоимость своей рабочей силы за меньшую часть своего рабочего дня, а большую часть дня работает на предпринимателя. Указанный результат может быть достигнут путем удлинения рабочего дня, в этом случае также увеличивается та часть рабочего дня, в течение которого рабочий трудится на предпринимателя. С другой стороны, требуя увеличения заработной платы и сокращения рабочего дня и выступая против интенсификации труда, рабочий борется за улучшение сво­его положения.

Отсюда постоянная борьба между капиталистами и рабочими, которая не может окончиться, пока существует капиталистическая система производства. Эта борьба, начало которой положила борьба отдельного рабочего или группы рабочих против отдельного предпринимателя, постепенно расширяется. Профсоюзная организация, с одной стороны, и организация предпринимателей - с другой, вовлекают в борьбу друг против друга широкие слои каждого класса. В конце концов создаются политические организации рабочих, которые по мере своего расширения могут привлечь к действиям против класса капиталистов всех промышленных рабочих и другие слои народа. В своей высшей форме эта борьба перерастает в революцию - в свержение класса капиталистов и установление новой системы производства, при которой рабочие не тратят часть своего рабочего дня ради выгоды другого класса. Более полно этот вопрос освещается в последующих главах; но здесь важно отметить, что классовая борьба в условиях капитализма вызвана характером самого капиталистического производства - антагонизмом интересов двух этих классов, которые постоянно сталкиваются в процессе производства.

Проанализировав вопросы заработной платы и при­были, мы переходим теперь к изучению капитала. Во-первых, надо отметить, что предприниматель не полно­стью присваивает прибавочную стоимость, созданную рабочим в процессе производства. Она, так сказать, яв­ляется фондом, из которого различные группы капита­листов получают свою долю: землевладелец получает ренту, банкир - банковский процент, посредник - «тор­говую прибыль», а промышленный предприниматель в качестве своей прибыли получает то, что останется. Это ни в коей мере не противоречит предшествующему анализу; это лишь означает, что указанные капиталистические группы в свою очередь борются между собой за раздел добычи. Но всё они объединены Стремлением выжать максимум возможного из рабочего класса.

Что такое капитал?

Капитал выступает в различных физических формах: машинное оборудование, здания, сырье, топливо и другие вещи, необходимые для производства; он также выступает в форме денег, выплачиваемых производителям в форме заработной платы.

Но не всякое машинное оборудование, не все здания и т. п. и даже не всякая сумма денег является капиталом. Например, крестьянин на западном побережье Ирландии имеет какое-то жилище и несколько ярдов земли вокруг него; он может иметь какой-то домашний скот и лодку; он даже может иметь небольшую сумму денег. Но если он не является хозяином по отношению к кому-либо другому, то вся его собственность не есть капитал.

Собственность (в какой бы физической форме она ни выступала) лишь тогда становится капиталом в эконо­мическом смысле, когда она используется для получения прибавочной стоимости; иначе говоря, когда она ис­пользуется для найма рабочих, которые в процессе про­изводства вещей создают также прибавочную стоимость. Каково же происхождение этого капитала?

Оглядываясь назад на историю, мы видим, что перво­начальное накопление капитала представляло собой в подавляющем большинстве случаев открытый грабеж. Авантюристы путем грабежа добывали несметные богат­ства в виде золота и других ценностей в Америке, Индии и Африке. Но это был не единственный путь создания капитала посредством грабежа. В самой Англии в результате огораживаний капитализирующиеся фермеры захватили общинные земли. Тем самым они лишили крестьян средств к существованию и превратили их в пролетариев - рабочих, у которых не было другой возможности существовать, кроме обработки отобранной у них земли в пользу нового владельца или кроме работы на другого капиталистического предпринимателя. Маркс показывает, что таково действительное происхождение капитала («первоначальное накопление»); он высмеял легенду о том, что по происхождению капиталисты были бережливыми людьми, которые «делали накопления» из своих скудных средств к жизни.

«Это первоначальное накопление играет в политиче­ской экономии приблизительно такую же роль, как грехопадение в теологии... В незапамятные времена существовали, с одной стороны, трудолюбивые и, прежде всего, бережливые разумные избранники и, с другой сто­роны, ленивые оборванцы, прокучивающие все, что у них было, и даже больше того... Так случилось, что первые накопили богатство, а у последних, в конце концов, ничего не осталось для продажи, кроме их собственной шкуры. Со времени этого грехопадения ведет свое происхождение бедность широкой массы, у которой, несмотря на весь ее труд, все еще нечего продать, кроме себя самой, и богатство немногих, которое постоянно растет, хотя они давным-давно перестали работать» [К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, стр. 725-726].

Но капитал не остался на уровне первоначального накопления; он возрос в огромной степени. Даже если первоначально капитал был следствием прямого грабежа, то возникает вопрос, каков источник увеличения капитала, которое произошло с тех пор.

Скрытый грабеж, отвечает Маркс. Капиталист заставляет рабочего трудиться большее количество часов, чем это необходимо для сохранения стоимости его рабочей силы, и присваивает стоимость, которую тот создает в остальные рабочие часы, - «прибавочную стоимость». Часть этой прибавочной стоимости капиталист использует для своего существования; остаток используется как новый капитал - капиталист, так сказать, добавляет его к ранее имевшемуся капиталу и таким образом получает возможность нанять больше рабочих и получить большую прибавочную стоимость при следующем цикле производства, что в свою очередь означает увеличение капитала, и так до бесконеч­ности.

Правда, это будет продолжаться бесконечно лишь до тех пор, пока в действие не вступят другие экономические и социальные законы. В конечном счете наиболее серьезным препятствием является классовая борьба, которая время от времени тормозит весь процесс воспроизводства капитала, а в конце концов уничтожает его совсем, устраняя капиталистическое производство. Но существуют и многие другие преграды на пути плавного развития капитализма, которые также обусловливаются природой капитализма.

Происходят экономические кризисы, задерживающие процесс увеличения капитала и даже ведущие к разру­шению части капитала, накопленного в предыдущие годы. «Во время кризисов, - писал Маркс, - разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, - эпидемия перепроизводства» [К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 429-430]. В феодальном обществе богатый урожай пшеницы означал больше пищи для всех; в капиталистическом обществе это означает голод для рабочих, лишившихся работы, так как пшеницу нельзя продать, а поэтому на следующий год ее сеют уже меньше.

Черты капиталистических кризисов были слишком хорошо известны в период между двумя мировыми вой­нами; к ним относится перепроизводство, в результате которого происходит спад производства и рабочие ока­зываются без работы; безработица означает дальнейшее падение рыночного спроса, это ведет к тому, что многие фабрики сокращают производство; никто не создает но­вых предприятий, а некоторые даже разрушаются (напр. верфи на северо-восточном побережье Англии или хлопчатобумажные прядильные и ткацкие предприятия в Ланкашире); пшеница и другие продукты уничтожаются, хотя безработные и их семьи страдают от голода и болезней. Это мир сумасшедших; но наконец запасы кончаются или уничтожаются, производство начинает расширяться, торговля развивается, занятость растет -и на год или два наступает устойчивое процветание, ведущее к кажущемуся безграничным расширению производства; и так продолжается до тех пор, пока неожиданно опять не наступит перепроизводство и кризис, и тогда весь процесс начинается сначала.

Какова причина кризисов? Маркс отвечает: их причина в законе капиталистического производства, в том, что капитал стремится к увеличению - к росту прибылей, а следовательно, к производству и продаже все большего количества товаров. По мере роста капитала расширяется производство. Но в то же время чем больше капитал, тем меньше занятость: машины заменяют людей (то, что теперь нам известно как «рационализация» в промышленности). Другими словами, с ро­стом капитала расширяется производство и уменьшается заработная плата, а поэтому сокращается и спрос на произведенную продукцию. (Вероятно, надо разъяснить, что это не должно быть абсолютное уменьшение общей суммы заработной платы; обычно кризис возникает вследствие сравнительного сокращения, то есть общая сумма заработной платы может в действительности быстро увеличиваться, но она увеличивается в меньшей мере, чем производство; таким образом, спрос отстает от выпуска продукции.)

Эта диспропорция между увеличением капитала и относительным застоем спроса со стороны рабочих яв­ляется конечной причиной кризисов. Но, конечно, про­явление кризиса и конкретный путь его развития могут зависеть и от других факторов. Например, в США начиная с 1950 года гонка вооружений (то есть «спрос» со стороны правительства, который выходит за рамки нормального капиталистического процесса) на время частично скрыла факт нарастания кризисных явлений. Сходную роль играют и другие факторы, такие, как правительственные закупки излишков сельскохозяйственной продукции или широкое распространение потребительского кредита - продажа в рассрочку. Но ни один из этих факторов не сокращает увеличивающуюся пропасть между производством и потреблением; они лишь отдаляют кризис. Затем, в развитии капитализма существует другой важнейший фактор - конкуренция. Как и все другие факторы капиталистического производства, она имеет два противоречивых результата. С одной стороны, стремясь продать как можно больше товаров, каждое капиталистическое предприятие постоянно старается снизить производственные затраты, особенно путем экономии на заработной плате, либо путем прямого сокращения заработной платы, либо путем ускоренного внедрения механических приспособлений, новейшая фор­ма которых известна как автоматизация. С другой стороны, предприятия, обладающие достаточным капиталом для усовершенствования своей техники и производящие изделия с меньшими затратами труда, тем самым спо­собствуют падению спроса, которое происходит вслед­ствие того, что общая сумма выплачиваемой рабочим заработной платы сокращается.

Тем не менее предприятие, которое совершенствует свою технику, в течение какого-то времени получает более высокую норму прибыли, до тех пор пока его конкуренты не последуют его примеру и не начнут также производить с меньшими затратами труда. Но не всем это под силу. По мере того как все более и более расширяется среднее предприятие, необходим все больший капитал для его модернизации и число компаний, которые могут выдержать этот темп, уменьшается. Другие предприятия сходят со сцены - они терпят крах и либо поглощаются более сильными конкурентами, либо уничтожаются совсем. «Один капиталист убивает многих». Таким образом в каждой отрасли промышленности число самостоятельных предприятий неуклонно уменьшается: возникают крупные тресты, которые в большей или меньшей степени господствуют в данной отрасли промышленности. Так из капиталистической конкуренции рождается ее противоположность - капиталистическая монополия. Она имеет новые черты, которые описываются в следующей главе.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх