Загрузка...


Глава V. Классовая борьба и государство

Общая марксистская теория классовой борьбы была изложена во второй главе. Классовая борьба порождается способом производства, который разделяет общество на классы; один из них действительно участвует в процессе производства (раб, крепостной, наемный рабочий), а другой (рабовладелец, феодал, капиталист) присваивает долю продукта, не участвуя в его производстве. Но в каждую эпоху, кроме двух основных классов, существуют также и другие классы. В слаборазвитых («колониальных» или «полуколониальных») странах наряду с развивающимся классом капиталистов (кроме иностранных капиталистов) и растущим рабочим классом до сих пор еще существуют землевладельцы-феодалы и крестьяне, находящиеся почти на положении крепостных.

Борьба между классами способствует движению че­ловечества вперед к более высокой ступени производства. Если революция одерживает победу, то устанавливается или широко распространяется более высокий способ про­изводства. Путь для дальнейшего развития капитализма в Англии был расчищен революцией Кромвеля и «славной революцией» 1688 года; ту же услугу оказала Франции великая революция 1789 года и последующие революции.

Маркс, однако, не мог ограничиться изложением фактов в общей форме: он внимательно изучал классовую борьбу своего времени, чтобы раскрыть законы борьбы между классами.

Дело, конечно, не в технической стороне. Маркс считал, что для понимания общественного развития имеет значение анализ расстановки классовых сил, участвующих в революционном движении, которое способствует развитию нового способа производства. И изучая, в частности, революционные события 1848 года во многих странах Европы, он показал, что всем им свойственны определенные общие черты.

Каковы же эти общие черты или законы, характерные для революций?

Во-первых, революционную борьбу всегда ведет класс, который приходит к власти при новой системе производства, но не он один. Например, во французской революции 1789 года наряду с поднимающимся классом капиталистов участвовало крестьянство - производитель­ный класс феодального общества, мелкие торговцы, сво­бодные ремесленники и отдельные представители заро­ждающегося рабочего класса. Несмотря на различие интересов, все эти слои населения принимали участие в революционной борьбе против правящего класса, так как понимали, что старый режим означает дальнейшее угнетение, дальнейшие и все возрастающие трудности для них.

Весь последующий опыт борьбы подтвердил вывод Маркса о том, что всякая подлинная революция, направ­ленная на свержение существующего правящего класса, является революцией не только того класса, который должен стать его преемником, но и революцией всех тех, кого подавляет и угнетает существующий правящий класс. На определенной стадии исторического развития революцию возглавляет буржуазия против феодальной монархии и землевладельцев; но когда сформировался рабочий класс, он смог взять на себя руководство всеми слоями населения, принимающими участие в революции. Другими словами, история учит, что во всякой революции широкие слои населения образуют союз против главного врага; во время же революции, направленной против крупных землевладельцев и капиталистов, этот союз возглавляется рабочим классом.

Революция, которая ставит у власти новый класс, призванный установить новую систему производства, является просто кульминационной точкой длительной борьбы между классами, порожденной противоречивыми интересами этих классов в сфере производства. На ранних этапах развития промышленного капитализма конфликты носят разобщенный характер и происходят почти в основном из-за вопросов заработной платы и условий труда на данной фабрике. «Но с развитием промышлен­ности пролетариат не только возрастает численно; он скопляется в большие массы, сила его растет, и он все более ее ощущает» [К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 432]. Рабочие создают профсоюзы, которые перерастают в огромные организации, способные придать этому конфликту общенациональный характер. Они образуют кооперативные общества, чтобы защитить свои интересы как потребителей. А на сравнительно развитом этапе они создают свою собственную политическую партию, способную представлять их интересы как класса и возглавить борьбу за эти интересы. Каким образом ведется эта борьба?

Маркс считал, что задача партии рабочего класса за­ключается в том, чтобы подготовить и организовать свер­жение правящего класса капиталистов, установить власть рабочего класса и создать новую систему производства - социализм. Этот подготовительный процесс включает в себя оказание помощи в развитии всех форм организации рабочего класса, особенно профсоюзов, которые умножают силу рабочего класса и заставляют его «все более ее ощущать». В него входит также оказание помощи каждому слою рабочих, вступившему в борьбу за осуществление своих насущных интересов: более высокую заработную плату, лучшие условия труда и т. д. В ходе этой борьбы рабочие часто добиваются лучших условий для себя, но «Действительным результатом их борьбы является не непосредственный успех, а все шире распространяющееся объединение рабочих». Это Марксово положение некоторые критики толкуют таким образом, что марксисты якобы не думают об улучшении условий рабочих при капитализме, а заняты лишь подготовкой революции. Это не верно. В действительности Маркс и марксисты всегда боролись за улучшение условий жизни народа, рассматривая их как позитивные социальные завоевания. Но на что Маркс обращал особое внимание в этой связи, так это на то, что данные позитивные завоевания непрочны, ибо они не затрагивали основ капитализма; однако они способствовали развитию силы рабочего класса, необходимой для осуществления его конечной цели - уничтожения капитализма. Ибо в ходе этой борьбы рабочие начинали сознавать, что они представляют собой класс, имеющий общие интересы, в противовес классу капиталистов. Политическая партия рабочего класса способствует дальнейшему развитию этого сознания и объясняет, почему до тех пор, пока существует капиталистический способ производства, должна сохраняться классовая борьба, а экономические кризисы и войны будут и впредь причинять трудящимся неимоверные страдания; но, указывает партия, кризисам и страданиям можно положить конец путем изменения способа производства, что, однако, как правило, ведет к насильственному низвержению класса капиталистов.

Марксова теория государства подтвердила этот общий вывод, сделанный на основе изучения предыдущей истории.

Иногда, говоря о государстве, отождествляют его с парламентом. Но Маркс показал, что историческое раз­витие государства имеет мало общего с представительными учреждениями; наоборот, государство является орудием, при помощи которого правящий класс навязывает свою волю народу. При первобытнообщинном строе не было государства; но с разделением человеческого общества на классы противоречия между классами обострились и господствующий класс был уже не в состоянии поддерживать свое господство без вооруженной силы, находящейся под его непосредственным контролем и защищающей его интересы. «Эта общественная власть существует в каждом государстве. Она состоит не только из вооруженных людей, но и из вещественных придатков, тюрем и принудительных учреждений всякого рода» [В.И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 360]. Функцией этой общественной власти всегда яв­ляется поддержание существующего порядка, что означает поддержание существующего классового разделения и классовых привилегий; эта общественная власть всегда представляется как нечто стоящее над обществом, нечто «беспристрастное», чьей единственной целью является «поддержание закона и порядка», но, поддерживая закон и порядок, она поддерживает существующую систему. Эта общественная власть приходит в действие всякий раз, когда возникает какая-либо попытка изменить эту систему. Аресты и тюремные заключения «бунтарей», запрещение «бунтарской» литературы и т. д. являются частью нормальной, повседневной деятельности государственной машины, причем делается это по видимости мирными средствами; но если движение приобретает более широкий размах, полиция открыто прибегает к силе, а в случае необходимости - к помощи вооруженных сил. Этот аппарат насилия, действующий в интересах правящего класса, и является существенным признаком государства.

Осуществляет ли парламент или другое представи­тельное учреждение страны контроль над государственной машиной? Пока представительное учреждение страны представляет только правящий класс, может показаться, что оно осуществляет контроль над государственной машиной. Но когда парламент или другое учреждение не представляет соответственно правящий класс и пытается поддержать меры, направленные против правящего класса, то вскоре становится ясно, что этот парламент или другое учреждение не контролирует государственный аппарат. История знает много представительных учреждений, которые пытались служить интересам другого, не правящего класса, но к ним были применены репрессии, или же там, где было необходимо, они были разогнаны с помощью вооруженной силы. Так, например, обстояло дело в Англии во времена Кромвеля, когда правящий класс одержал победу над старым порядком не при помощи простого голосования в парламенте, а путем создания новых вооруженных сил против государства, против вооруженных сил старого правящего класса.

Класс, господствующий в системе производства, осу­ществляет свой контроль над государственной машиной независимо то того, что происходит в представительном учреждении. Поэтому смена действительной власти вле­чет за собой применение силы против старой государ­ственной машины, весь аппарат насилия которой обра­щается против нового класса, пытающегося изменить существующую систему.

Многие более современные исторические события подтверждают этот вывод, сделанный Марксом на основе анализа истории прошлого. Весь фашистский строй зижделся на уничтожении всех форм представительного учреждения при помощи вооруженной силы. Тот факт, что фашистский режим был новой формой, а не просто старой формой государственного насилия, ничего не ме­няет в основном анализе. Мятеж Франко в Испании в 1936 году против парламентарного правительства, из­бранного конституционным путем, свидетельствует о том, насколько незначительным был контроль представитель­ного учреждения над вооруженными силами.

Но каким образом правящему классу удается осу­ществлять свой контроль над государственной машиной, и в особенности над вооруженными силами, когда внешне, «по конституции», они находятся под контролем парламента? Ответ нужно искать в характере самой государственной машины. В каждой стране высшие посты в вооруженных силах, в судебных органах и в админи­стративных учреждениях вообще принадлежат предста­вителям или доверенным лицам правящего класса. Это обеспечивается системой назначений и протекций. Каким бы демократичным ни было представительное учре­ждение, значительный опыт прошлого подтверждает ту точку зрения, что демократия не в состоянии проникнуть в окостенелую сердцевину государственной машины. Тот факт, что государственная машина отделена от демокра­тического парламента, становится ясным лишь тогда, когда встают серьезные проблемы. Можно привести при­мер даже из истории Англии, где в 1914 году произошел бунт офицеров, стоявших в Керрахе, которые отказались отправиться в Северную Ирландию для борьбы с восстанием, организованным реакцией, чтобы помешать действию закона о гомруле, принятом парламентом.

Таким образом, если действие государственной машины направлено на сохранение status quo, а не на его ликвидацию, то, как показывает опыт прошлого, невоз­можно достичь никакого прогресса на пути к более высокой форме производства без разрушения государственной машины, несмотря ни на какие представительные учреждения, существующие в государстве.

И тем не менее Маркс всегда был сторонником демо­кратических учреждений. Он рассматривал их в истори­ческом плане как одну из арен классовой борьбы.

Вот почему Маркс всегда подчеркивал важность ве­дения борьбы за парламентскую демократию, против различных форм автократических правительств, существовавших в Европе в прошлом веке, и за расширение демократических прав в тех странах, где автократия была уже уничтожена. В то же время он считал, что до тех пор, пока контроль над государством (в том смысле, как это упоминалось выше) остается в руках автократии или класса капиталистов, демократия не является ни прочной, ни эффективной. Только тогда, когда рабочий класс сможет победить и разбить капиталистическую государственную машину, только тогда он сможет подняться до положения правящего класса и тем самым выиграть «битву за демократию». Другими словами, народ сможет стать действительно руководящей силой лишь после того, как будет уничтожено вооруженное препятствие на его пути - капиталистическая государственная машина. Но недостаточно победить и разбить государственную машину предыдущего правящего класса. Рабочему классу, как указывал Маркс, необходимо создать свою собственную государственную машину - свой собственный централизованный аппарат насилия для окончательного подавления класса капиталистов и защиты новой системы от внутренних и внешних нападений.

Более того, рабочему классу необходимо установить свою собственную форму правления, в корне отличную от известных форм правления капиталистического общества, поскольку отлична сама ее цель. Марксу это стало ясно после опыта Парижской Коммуны 1871 года, которая отличалась следующими особенностями: она была «не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. I, стр. 477]; члены ее могли быть отозваны своими изби­рателями в любое время; «Начиная с членов Коммуны, сверху донизу, общественная служба должна была ис­полняться за заработную плату рабочего» [Там же]; должност­ные лица и судьи избирались и могли быть в любое время отозваны по решению своих избирателей. Старая постоянная армия была заменена «Национальной гвар­дией, главную массу которой составляли рабочие» [Там же]. Сущность этих и других характерных черт Коммуны за­ключалась в том, чтобы управленческий аппарат, аппарат насилия и подавления, передать в руки рабочего класса, то есть обеспечить над ним контроль рабочего класса в противоположность капиталистическому контролю, который фактически осуществлялся над старым аппаратом. Эта новая форма государства обеспечила победу в «битве за демократию», так как она в огромной степени расширяла участие простого народа в действительном контроле над своей собственной жизнью. Еще Энгельс, говоря о Парижской Коммуне, писал: «Это была диктатура пролетариата». Есть ли какое-либо противоречие между двумя высказываниями о Коммуне: что она означала огромное расширение демократического контроля по сравнению с парламентарной демократией при капитализме, с одной стороны, и что это была диктатура пролетариата- с другой? Нет. Это просто две стороны одной и той же вещи. Для того чтобы выполнить волю подавляющего большинства народа, было создано новое, подлинно демократическое государство, но выполнить волю народа оно могло лишь при помощи диктатуры, при помощи силы, направленной против меньшинства; это меньшинство составлял класс, который ранее осуществлял свою диктатуру и продолжал использовать все средства - от финансового саботажа до вооруженного сопротивления - против воли народа.

Последующий опыт революционной борьбы рабочего класса подтвердил выводы, сделанные Марксом и Эн­гельсом на основе опыта Парижской Коммуны 1871 года. В период русской революции 1905 года для организации и продолжения борьбы против царизма были созданы советы рабочих депутатов; такие же советы были созданы и в 1917 году во время Февральской революции. Ленин полагал, что в результате небывалого развития рабочего класса со времени Парижской Коммуны эти представительные организации, которые прежде всего состояли из представителей фабрик (а с развитием борьбы в их состав вошли также представители солдат и крестьян), являлись формой функционирования нового государства рабочего класса. Делегаты избирались непосредственно из числа рабочих и могли быть в любое время отозваны по решению своих избирателей; это означало, что буржуазия не могла оказать никакого влияния на принятие решений и что поэтому действительные интересы рабочего класса будут защищаться и развиваться. В то же время это можно было осуществить лишь путем диктатуры, опиравшейся на силу в борьбе против старого правящего класса, который использовал любые средства для того, чтобы подорвать и уничтожить новое Советское правительство. Подлинно демократический характер диктатуры пролетариата был раскрыт Марксом в «Манифесте Коммунистической пар­тии» (1848), где он писал: «Все до сих пор происходившие движения были движениями меньшинства или со­вершались в интересах меньшинства. Пролетарское движение есть самостоятельное движение огромного большинства в интересах огромного большинства» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 435].

Из сказанного выше ясно, что Маркс не считал, что с победой революции рабочего класса сразу же прекратится классовая борьба. Наоборот, победа революции - это лишь поворотный пункт: с этого момента государственный аппарат впервые начинает служить интересам рабочего класса, а не направлен против него. На Третьем Всероссийском съезде Советов, происходившем в январе 1918 года, Ленин рассказал случай, который иллюстрирует это положение. Он ехал в вагоне, где ему пришлось слышать разговор между несколькими финнами и одной старушкой; он не мог понять этого разговора, так какие знал финского языка. Тогда один финн обратился к нему и сказал: «Знаете, какую оригинальную вещь сказала эта старуха? Она сказала: теперь не надо бояться человека с ружьем. Когда я была в лесу, мне встретился человек с ружьем, и вместо того, чтобы отнять у меня мой хворост, он еще прибавил мне» [В.И. Ленин. Соч., т.26, стр. 420]. Аппарат насилия не был больше обращен против рабочих, а действовал в их интересах; он был направлен лишь против тех, кто пытался встать на пути рабочих.

А такие люди, конечно, еще существуют после захвата власти рабочим классом. Старый правящий класс, под­держиваемый правящим классом других стран, мобилизует все вооруженные силы, какие только возможно, чтобы начать открытую войну против государства рабочего класса. Таким путем была разгромлена Парижская Коммуна 1871 года. Немцы освободили тысячи французов, взятых во время войны в плен, и послали их в Версаль, под Париж, для усиления французских реакционеров, и реакционная армия смогла отвоевать Париж у Коммуны и учинить страшную расправу над теми, кто поддерживал Коммуну.

В период с 1918 по 1920 год Советскому правительству в России пришлось столкнуться не только с войсками белогвардейцев, но и с войсками иностранных держав, таких, как Англия, Франция, а также Соединенные Штаты. Во время второй мировой войны Советский Союз оказался перед лицом фашистского вторжения. История, следовательно, подтверждает вывод Маркса, что рабочий класс на протяжении длительного периода после того, как он взял власть в свои руки, должен сохранять господство, чтобы защитить себя и обеспечить себе контроль во время реорганизации системы производства на социалистической основе.

Парижская Коммуна 1871 года и Советское государство, образованное в России в 1917 году, были первыми формами государства рабочего класса. В конце второй мировой войны благодаря силе рабочего движения и существованию мощного Советского государства были созданы предпосылки для осуществления новых форм пе­рехода к социализму и новых форм государства рабочего класса. Этот вопрос будет рассмотрен в последней главе данной работы.

Что именно Маркс понимал под социализмом и его высшей стадией - коммунизмом, будет разъяснено в сле­дующей главе. Но прежде, чем мы закончим тему о государстве и классовой борьбе, необходимо изложить точку зрения Маркса на конечный результат классовой борьбы. Классовая борьба, а вместе с этим и создание государ­ственного аппарата с целью защиты интересов правящего класса, явилась результатом разделения человеческого общества на классы, чьи интересы сталкивались в сфере производства. Классовая борьба и государство будут существовать до тех пор, пока существует разделение человеческого общества на классы. Но когда рабочий класс берет власть в свои руки, он стремится покончить с классовым разделением и установить новый способ производства, при котором не существует больше класса, живущего за счет труда другого класса, короче говоря - установить бесклассовое общество, в котором все служат обществу в целом. Когда этот процесс закончится (в мировом масштабе), не будет классового антагонизма, потому что не будет классов со своими собственными интересами, а поэтому и необходимости в государстве- аппарате насилия, чтобы защитить одну группу интересов от другой. Государство «отомрет», поскольку в одной области за другой будет исчезать надобность в государственной власти, а такой централизованный аппарат, какой существует сейчас, будет заниматься организацией производства и распределения. «На место управления лицами становится, - говорит Энгельс, - управление вещами и руководство производственными процессами».







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх