Загрузка...


Глава VI. Социалистическое общество

Ни в одной из работ Маркса нельзя найти подробного описания новой общественной системы, которая должна прийти на смену капитализму. Маркс не написал никаких «Утопий» - произведений, подобных тем, которые создавались его предшественниками, рисовавшими лишь общую картину общества, избавленного от пороков, с ко­торыми эти авторы сталкивались в своей жизни. Но, исходя из основных законов общественного развития, Маркс мог определить главные черты нового общества и пути его развития.

Возможно, наиболее поразительным, хотя в некотором смысле и самым очевидным был вывод Маркса, что организацию нового общества нельзя начать, так сказать, на чистом месте. А поэтому социалистическое общество нельзя было представить себе как общество, «которое развилось на своей собственной основе» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, стр. 13]. Было бы неправильно изобрести огромное количество добродетелей и, смешав их в кучу, извлечь из этого концепцию социалистического общества, которое потом мы создали бы из ничего. Такой подход был бы совершенно ненаучным, и вывод не соответствовал бы действительности.

Напротив, подлинно социалистическое общество, как и все предшествующие общества, может возникнуть лишь на базе того, что уже существовало до него, то есть это будет общество, которое «только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло» [Там же].

Действительно, в недрах буржуазного общества про­исходит такой процесс развития, который подготавливает почву для социализма и определяет характер изменения. Производство приобретает все более общественный ха­рактер в том смысле, что все большее и большее количество людей вовлекается в процесс производства одной и той же вещи; фабрики расширяются, и в процессе превращения сырья в готовые изделия происходит объединение огромного количества людей. Растет и укрепляется взаимозависимость между людьми; старые феодальные узы и связи, ограниченные рамками отдельной области, давно были уничтожены капитализмом, но в процессе своего развития капитализм создал новые, гораздо более широкие связи - настолько широкие, что каждый индивидуум становится в большей или меньшей мере зависим от того, что происходит во всем обществе.

Хотя это постоянная тенденция капиталистического производства, тем не менее продукт, созданный кол­лективным трудом всего общества, является собствен­ностью отдельного человека или нескольких человек, а не собственностью всего общества. Поэтому при по­строении социалистического общества прежде всего не­обходимо организовать производство таким образом, чтобы все общество получило выгоду от тех изделий, которые оно производит, а это значит, что все общество в целом должно владеть средствами производства: фаб­риками, рудниками, оборудованием, кораблями и т. д., которые при капитализме принадлежат частным собст­венникам.

Но подобное обобществление средств производства имеет место лишь на основе того, что унаследовало новое общество от старого. Только сравнительно крупные концерны готовы, так сказать, к переходу в руки общества. Развитие капитализма подготовило все условия для этого. В таких концернах уже существует полный разрыв между собственниками и производственным процессом; единственным связующим звеном остаются дивиденды, или проценты, выплачиваемые держателям акций. Производство осуществляется рабочими и служащими, и передача собственности обществу ничего не меняет в их работе. Поэтому такие крупные концерны могут быть переданы обществу немедленно.

Но это не относится к мелким хозяйствам, принадле­жащим мелким промышленникам, мелким торговцам, лавочникам, мелким фермерам, где владельцы принимают большое участие в производстве и управлении. Если число крупных держателей акций во всех крупных компаниях Англии насчитывает несколько сотен, то количество мелких собственников исчисляется сотнями тысяч. Такую же картину можно наблюдать и в других странах, в особенности там, где слабо развито капиталистическое сельское хозяйство и крестьяне составляют значительную часть населения. Практически невозможно осуществить централизованное управление этими раздробленными производственными и торговыми единицами. Существуют и более важные социальные и политические причины, в силу которых невозможно экспроприировать этих «мелких» собственников и сразу передать государству их собственность.

С социальной точки зрения огромное количество этих людей и их семейств играет существенную роль в хозяй­стве. Крупнейшие монополистические концерны и те трудности, которые испытывают «мелкие» собственники, живущие в обществе, где царит власть денег, оказывают ограничивающее влияние на условия их существования. И хотя большинство из них придерживается капитали­стических и индивидуалистических взглядов, в действи­тельности социалистические преобразования общества принесут им выгоды. Все дело заключается в том, чтобы провести эти преобразования таким образом, чтобы «мелкие» собственники на деле выиграли от этого и осознали, что они выигрывают от этих преобразований, - словом, таким образом, чтобы они стали сторонниками новой общественной системы.

Какие практические шаги можно предпринять в этом направлении относительно сельскохозяйственных товаро­производителей? Энгельс писал:

«Наша задача по отношению к мелким крестьянам состоит прежде всего в том, чтобы их частное производство и частное владение перевести в товарищеское, но не насильственным путем, а посредством примера и предло­жения общественной помощи для этой цели» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, стр. 414-415].

В Советском Союзе и других странах, строящих со­циализм, этот метод поощрения кооперирования был применен в сельском хозяйстве. Совхозы и машинно-тракторные станции были использованы для того, чтобы показать, какие преимущества несут производителям крупное хозяйство и современные методы производства, а государственная помощь, осуществляемая в различных формах, облегчила переход от единоличного хозяйства к коллективному. Одно хозяйство заменяет несколько сот более мелких хозяйств; мелкие товаропроизводители учатся производить сообща, их индивидуалистические взгляды постепенно уступают место коллективистским взглядам; а система образования и прекрасные бытовые условия, которые можно создать в крупном колхозе, способствуют более быстрому развитию этого процесса; коллективистские взгляды ведут к расширению их обще­ственного кругозора. В Китае для объединения крестьян первоначально были использованы самые простые формы кооперации, ведущие к более развитым формам коопе­рации.

Методы кооперирования были также применены для объединения в промышленности частных ремесленников и мелких производителей. Но эти методы нельзя так легко использовать в каждой стране по отношению к раздробленным мелким производителям и торговцам, существующим в огромном количестве. Какие же тогда можно использовать методы? В социалистических странах общий принцип заключался в том, чтобы развивать социалистические предприятия, постепенно вовлекая «мелких» собственников в социалистический сектор ча­стично благодаря перспективе лучших возможностей, частично при помощи налоговой политики. В Китае, однако, где в силу определенных условий стало возможным и даже необходимым оставить сравнительно крупные промышленные и торговые предприятия в руках их собственников, был применен совершенно новый метод постепенного преобразования. Исходя из национальных чувств и признавая огромные успехи, достигнутые Китаем при новом режиме, многие капиталисты были не прочь сотрудничать с китайским правительством, которое в свою очередь на всех этапах процесса преобразования старалось учитывать личные интересы капиталистов.

Этот процесс включает в себя следующие основные стадии:

1) правительство заключает договоры с частными предприятиями, покупая их продукцию по заранее уста­новленным ценам и иногда снабжая их сырьем для обработки;

2) государство и капиталисты совместно владеют отдельными предприятиями - капиталисты получают определенную долю прибыли;

3) государство и капиталисты совместно владеют целыми отраслями промышленности или торговли, причем капиталисты получают определенные проценты (обычно 5%) от установленного размера их вложений;

4) безраздельная собственность государства.

На первой стадии владельцы управляли своими пред­приятиями; на второй -они делили управление с пред­ставителями государства; на третьей - всю ответствен­ность за управление государство взяло на себя, хотя во всех подходящих случаях бывшие владельцы оставались в качестве управляющих или занимали другие ответственные посты.

Если власть находится в руках рабочего класса, который передал крупные предприятия - «командные по­зиции», как называл их Ленин, - в распоряжение народа, то последующее преобразование более мелких капи­талистических предприятий можно провести постепенно, без острого конфликта. Но возможность такого посте­пенного преобразования без резких столкновений зависит от того, в какой мере антисоциалистические силы - бывшие владельцы крупных предприятий наряду с ино­странными империалистами, заинтересованными в этих предприятиях, - прибегают к насилию.

Советский Союз, первая социалистическая страна, оказался перед лицом не только внутренних врагов, ко­торые стремились вернуть старый порядок, но и в ранний период своего существования перед лицом настоящей интервенции вооруженных сил четырнадцати капи­талистических государств, за которой последовали экономическая блокада и саботаж, а в 1941 году - фа­шистское вторжение. Поэтому здесь было неизбежно применение силы в большей степени, чем в других стра­нах, где был построен социализм. Но зато последующие социалистические преобразования протекали в СССР более мирно и менее болезненно и именно потому, что советский народ так беспощадно боролся против своих врагов и победил их; он осуществил грандиозные планы промышленного строительства и социального преобразо­вания и построил первое в мире социалистическое общество.

Известно, что в последний период жизни Сталина сила использовалась не только против опасных врагов Советского Союза, но и против его верных сторонников и что наряду с общим демократическим прогрессом, имевшим место после царского правления, были допу­щены бюрократические извращения.

Когда Маркс говорил, что рабочий класс становится правящим классом и таким образом одерживает победу «в битве за демократию», он имел в виду общий демокра­тический прогресс для народа, который не будет больше зависеть от власти, условий жизни и работы, навязанных ему бывшим классом собственников. Такой общий про­гресс можно было наблюдать в Советском Союзе; в отсталой России, которая не имела опыта демокра­тического управления, самодержавная власть была за­менена демократическими          учреждениями и выборными представительными организациями. Впервые огромная масса людей приобрела демократические права; эти права были неизмеримо шире и глубже тех прав, которые имелись в капиталистических странах с демократической формой правления; например, это относится к условиям труда и организации социального обеспечения.

Но полное развитие демократии было невозможно в условиях борьбы против внутренних и внешних врагов, с которыми столкнулся Советский Союз. На протяжении долгого периода времени, пока Советский Союз напоминал крепость, усиленно осаждаемую капиталистическим окружением, и испытывал огромные трудности внутри страны, было необходимо существование органов безопасности. Также необходимым было наличие сильного централизованного руководства, и Сталин'- выдающийся организатор и теоретик - с каждой победой советского народа приобретал все больший авторитет. Отсюда возник «культ» Сталина, который привел к некоторым грубым нарушениям принципа социалистической демократии; подобные же несправедливые акты были совершены и в странах народной демократии.

Культ Сталина и его последствия причинили известный вред в некоторых сферах жизни Советского Союза. Но это не изменило природу социалистического государства и не умалило тех огромных успехов, которые были достигнуты народом. После смерти Сталина были предприняты меры для восстановления и усиления социалистической демократии во всех социалистических странах, которые преодолели последствия периода культа личности. Условия, при которых стали возможны нарушения демократии и справедливости, больше никогда не повторятся: слишком силен теперь лагерь социализма, а уроки прошлого учат постоянной бдительности.

Если власть сосредоточена в руках народа, то построе­ние нового общества есть, по существу, экономический и социальный процесс. Крупные предприятия, банки, железные дороги и другие «командные высоты» про­мышленности и торговли уже экспроприированы и соста­вляют экономическую основу для дальнейшего развития. Мелкое производство и мелкая торговля остаются в руках частных собственников, и должен пройти более или менее длительный период, прежде чем они сольются с государственной промышленностью и торговлей. По­этому то, чего на первых порах достигает власть рабочего класса, еще не есть социализм; но она гарантирует, что страна будет развиваться в направлении к социализму. Много лет должно пройти, прежде чем все производство и распределение будет осуществляться на социалистической основе, так же как много лет должно пройти, прежде чем весь народ не только признает социализм, но и выработает подлинно социалистическое мировоззрение и социалистический образ жизни.

Передача основных средств производства частных собственников в собственность всего общества - это лишь первый шаг. Следующий шаг состоит в том, чтобы организовать сознательное, плановое развитие произ­водительных сил с целью удовлетворения растущих по­требностей народа.

Было бы неверно думать, что этот путь развития необходим лишь для такой отсталой в промышленном отношении страны, какой была Россия в 1917 году. Когда Маркс говорил, что после захвата власти «Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы... возможно более быстро увеличить сумму производительных сил», он имел в виду промышленно развитые страны. И хотя эти производительные силы со времени Маркса развились в грандиозном масштабе (например, в Англии), они все же отстают по сравнению с тем, чего может достичь сегодня научная мысль. Причина этого отставания кроется в самой капиталистической системе: поскольку производство рассчитано на рынок, а рынок при капитализме ограничен, рост произ­водительных сил тоже ограничен, а в период экономи­ческих кризисов производительные силы - как мате­риальные, так и человеческие - не только терпят ущерб, но и могут быть даже разрушены. Производительные силы отстают еще и потому, что монополии скупают технические изобретения и препятствуют их широкому применению; потому, что производство нельзя вести по плану и, следовательно, не может быть систематического роста; потому, что при капитализме сельское хозяйство остается раздробленным и отсталым; потому, что капитализм вынужден расходовать огромные ресурсы; на войны между соперничающими капиталистическими группировками и на колониальные войны; потому, что капитализм отделяет физический труд от умственного и, таким образом, не открывает путь изобретениям; потому, что классовая борьба поглощает огромное количество человеческой энергии; потому, что капитализм лишает миллионы людей образования и профессионального обучения, которые дали бы им возможность в полной мере принимать участие в развитии ресурсов их страны.

Поэтому фабрики и рудники, электростанции и же­лезные дороги, сельское хозяйство и рыбный промысел могут и должны быть реорганизованы в соответствии с современными требованиями, а весь народ должен быть обеспечен лучшим образованием и профессиональным обучением, чтобы добиться гораздо более высокого уровня производства. Для чего это нужно? Для того, чтобы поднять жизненный уровень народа.

Одним из излюбленных аргументов, который против­ники социализма обычно приводят, является утверждение, что если бы все то, что производится в Англии, разделить поровну, то это изменило бы жизненный уровень рабочих лишь в незначительной степени. Даже если бы это утверждение было верно - а оно неверно, - оно не имеет ничего общего с учением Маркса о социализме. Маркс считал, что социализм поднимет уровень производства на небывалую высоту. Тот факт, что объем промышленного производства в Советском Союзе в 1958 году превысил объем 1913 года в 36 раз, объясняется не только тем, что царская Россия была отсталой страной; даже в промышленной Англии можно было бы достигнуть огромного подъема производства.

Такое увеличение уровня производства и, следова­тельно, повышение жизненного уровня народа является той материальной базой, на которой будет происходить повышение духовного и культурного уровня народа.

Но весь этот процесс требует планового производства. В капиталистическом обществе строительство новых фабрик и увеличение производства какого-либо опреде­ленного товара происходит тогда, когда это может при­нести более высокую прибыль. Но из этого ни в коем случае не следует, будто более высокая прибыль означает, что народ нуждается в указанном товаре. Это может быть следствием требования горстки богачей или может обусловливаться ростом цен на данный товар ввиду исключительных обстоятельств. Если движущей силой является прибыль, то в производстве царит лишь анархия, а результат постоянно один и тот же: перепроизводство в одной области и недостаточное производство - в другой.

В социалистическом обществе, где цель производства не прибыль, а потребление, возможно ведение планового производства. Фактически планирование можно начать еще до того, когда промышленность полностью обобществлена. Как только основные предприятия обобществлены, а деятельность других в большей или меньшей степени регулируется, можно разработать план производства - план, который с каждым годом будет становиться все точнее.

Итак, мы видим, что в экономическом отношении под социализмом Маркс понимал такое общество, в котором собственность на средства производства принадлежит всему обществу и которое характеризуется быстрым ростом производительных сил и плановым произ­водством. И именно в характере планового производства заключается тайна того, почему при социализме не может быть никакого перепроизводства, несмотря на то, что средства производства постоянно растут.

Народнохозяйственный план производства состоит из двух частей: план, предусматривающий создание средств производства: зданий, машин, сырья и т. д.; и план производства предметов потребления, причем сюда вхо­дят не только продукты питания и одежда, но и образо­вание, здравоохранение, зрелищные предприятия, спорт и т. д., за исключением управления. До тех пор пока су­ществует потребность в вооруженных силах, они также должны быть предусмотрены планом.

При социализме никогда не может быть перепроиз­водства, так как валовое производство предметов по­требления всегда соответствует потребностям населения, то есть общая сумма заработной платы и различных выплат равна общей стоимости потребительских товаров. Конечно, могут быть и ошибки в планировании, когда в один год, например, может быть произведено велосипедов больше, чем требуется людям, и слишком мало ботинок. Но такие ошибки легко исправить при составлении плана на следующий год, с тем чтобы достигнуть равновесия. Дело всегда заключается в том, чтобы установить соответствие между отдельными сферами производства, и никогда не встает вопрос о сокращении всего производства, так как потребление в целом никогда не отстает от валового производства потребительских товаров. По мере роста планового про­изводства          этих товаров растет и их плановое потребление.

Но потребительские товары не могут распределяться среди населения в натуральном виде. Для этого исполь­зуется метод распределения денег среди населения в форме заработной платы или других выплат. Поскольку цены на потребительские товары твердо установлены, можно примерно рассчитать так, чтобы общая сумма заработной платы и прочих выплат равнялась общей стоимости потребительских товаров. В социалистическом обществе нет никакого противоречия между производ­ством и потреблением: люди всегда могут купить то, что имеется в продаже. Рост производства означает рост количества товаров, имеющихся в продаже и, следовательно, покупаемых населением.

Часто не понимают роль цен в социалистическом обществе. При капитализме колебания цен являются показателем соотношения спроса и предложения. Если цены растут - значит, предложение слишком мало; если цены падают - значит, предложение слишком велико и должно быть снижено. Следовательно, цены выступают в качестве регулятора производства. Однако в со­циалистическом обществе цены - просто регулятор по­требления; производство осуществляется в соответствии с планом, и цены устанавливаются заранее, так что то, что произведено, будет потреблено.

Каким образом все произведенные потребительские товары распределяются среди населения? Глубоким заблуждением является мнение, будто Маркс когда-либо полагал, что эти товары могут быть распределены поровну. Почему это неверно? Потому что социалистиче­ское общество построено не на совершенно новой основе, а на базе того, что оно унаследовало от капитализма. Разделение товаров поровну было бы невыгодно для тех, чей жизненный уровень оказался выше среднего. Это было бы невыгодно для квалифицированных рабочих, труд которых по мере роста производства приобретает фактически более важное значение для общества, чем труд неквалифицированного рабочего. Равенство, основанное на неравных условиях, оставленных капита­лизмом, было бы поэтому несправедливым, вместо того чтобы быть справедливым. Маркс совершенно ясно вы­сказался по этому вопросу; он писал: «...право, вместо того чтобы быть равным, должно бы быть неравным... Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, стр. 15].

Люди, которые только что выходят из капиталисти­ческого общества, фактически не равны, и относиться к ним нужно не одинаково, если общество хочет быть справедливым к ним. С другой стороны, государство имеет обязанности по отношению к этим людям лишь в том случае, если они приносят пользу обществу. Отсюда принцип: «Кто не работает, тот не ест». А из этого вытекает, что тот, кто выполняет больше полезной работы для общества, справедливо обеспечивается более высоким уровнем жизни. Поэтому распределение всех продуктов потребления основано на принципе: «от каждого по его способностям, каждому по его труду».

Но социалистическое общество не останавливается на той ступени развития, которую оно унаследовало от капитализма; с каждым годом растет его производство, и в то же время повышается техническое мастерство и уровень культурного развития всего народа. А неравная заработная плата - тот факт, что квалифицированные и развитые в культурном отношении люди получают больше, чем неквалифицированные, - является стимулом для повышения квалификации последних. В свою очередь более высокая квалификация ведет к росту продукции, то есть большее количество товаров поступает в оборот, а это способствует повышению жизненного уровня каждого человека. Следовательно, неравенство в социалистическом обществе - это рычаг, с помощью которого повышается общественный уровень всего общества, а при капитализме неравенство - это средство для увеличения богатства меньшинства и роста нищеты большинства.

Считал ли Маркс, что такое неравенство навсегда сохранится в будущем обществе? Нет, он полагал, что наступит такая стадия, когда исчезнет необходимость ограничивать потребление людей в зависимости от той пользы, которую они принесли обществу.

В конечном счете распределение продукции в соот­ветствии с выполненной работой или каким-либо другим принципом означает признание того факта, что общество не располагает достаточным количеством благ для удовлетворения потребностей каждого. Семье, скажем, в капиталистическом обществе, члены которой могут есть столько хлеба, сколько они хотят, не нужно делить буханку хлеба по какому-либо принципу; каждый может брать столько, сколько ему нужно. И когда в социалистическом обществе производство поднимется на такой высокий уровень, когда все граждане смогут получать все, в чем они нуждаются, и не будет таких, кому чего-либо будет недоставать, тогда не будет и малейшего намека на измерение и ограничение продукции, полученной каждым. Когда наступит эта стадия, тогда в основе производства и распределения будет лежать принцип: «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

Именно этот момент и отличает коммунизм от социа­лизма. Социализм, по мнению Маркса, - это начальная стадия, когда средства производства находятся в руках народа и, следовательно, нет эксплуатации человека человеком, но плановое социалистическое производство еще не достигло такого уровня развития, чтобы полностью удовлетворить потребности каждого.

Но понятие «коммунистическая стадия» гораздо шире, чем просто изобилие материальных благ. С того момента, когда рабочий класс берет власть в свои руки и начинает осуществлять социалистические преобразования, происходят изменения и в сознании людей. Все барьеры, которые при капитализме казались непреодолимыми, начинают стираться и наконец исчезают совсем. Все дети, независимо от общественного положения или дохода их родителей, получают все большие возможности для образования и всестороннего развития. «Кастовые» различия вскоре утрачивают свое значение. Дети приучаются не только к умственному, но и к физическому труду. И это представление об уравнении умственного и физического труда постепенно усваивается всем народом. Каждый становится человеком «умственного» труда, а люди умственного труда больше не противопоставляют себя труду физическому.

На женщину больше не смотрят как на существо низшее или неспособное играть определенную роль во всех областях жизни общества. Осуществляются специальные мероприятия для того, чтобы облегчить их труд. На фабриках и в жилых кварталах организуются ясли и т. д., для того чтобы освободить женщин-матерей. Домашняя работа женщин облегчается благодаря тому, что создаются общественные кухни, прачечные и столовые. Никто не принуждает женщин работать, и в то же время создаются все условия, чтобы они имели возможность работать.

Стираются различия между национальными группами. В социалистическом обществе нет «низших рас», нет таких людей, к которым относились бы как к представителям высшей или низшей расы в зависимости от цвета их кожи или национальности. Всем национальным группам оказывается помощь в развитии их экономических ресурсов, а также литературы и культурных традиций.

Демократия не ограничивается голосованием раз в пять лет за представителя господствующего класса, который будет представлять народ в парламенте. На каждой фабрике, в каждом жилом квартале, в любой области жизни мужчины и женщины самостоятельно строят свою судьбу и судьбу своей страны. Все большее и большее количество людей вовлекается в различные сферы общественной жизни и несет ответственность не только за. себя, но и за других. Такая демократия является несравненно более полной, подлинной демократией по сравнению с демократией, существующей в капиталистическом обществе, где богатство и привилегии постоянно оказывают влияние на работу демократических учреждений.

Уничтожаются различия между городом и деревней. Работники в деревне учатся применять машинную технику и повышают свое техническое мастерство до уровня городских рабочих. Если раньше условия для получения образования и культурного развития существовали только в городах, то теперь они возникают и в деревне.

Короче говоря, на основе изменений материальных условий, которые несет с собой социализм, происходят огромные изменения в развитии и во взглядах людей.

Они будут всесторонне развитыми, всесторонне образованными личностями, которые научатся все делать.

Прежде всего своекорыстные, индивидуалистические взгляды, которые прививались капиталистической систе­мой, постепенно уступят место подлинно общественным взглядам, чувству ответственности перед обществом; как заметил Маркс, «труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни». В коммунистическом обществе не нужно будет прибегать к различным стимулам или побуждающим мотивам для того, чтобы заинтересовать людей в работе, потому что у людей будущего не будет других интересов, кроме служения обществу с целью его дальнейшего развития.

Утопия ли это? Только люди, не понимающие значения материалистической основы марксизма (о чем говорилось во второй главе), могли считать это утопией. Человеческая личность не может иметь таких характерных черт и взглядов, которые были бы вечными и неизменными. Например, при первобытнообщинном строе, даже при тех его формах, которые сохранились до недавнего времени, было сильно развито чувство ответственности перед племенем. В более поздние времена, после разделения общества на классы, чувство общественной ответственности исчезло, но все же оно находило свое проявление в определенном чувстве ответственности перед классом. При капитализме чувство общественной ответственности почти исчезает; «каждый за себя» - вот основной жизненный принцип капиталистической системы.

Даже в капиталистическом обществе существует то, что мы называем солидарностью рабочего класса - чувство общих интересов, общей ответственности. Это не просто идея, которую кто-то выдумал и вложил в головы рабочих; это чувство возникает в силу материальных условий жизни рабочего класса, в силу того, что средства к существованию они добывают одним и тем же путем, работая бок о бок друг с другом. С другой стороны, типичным представителем алчного индивидуалиста, человека, лишенного всякого чувства ответственности перед обществом или коллективом, является капиталист, окруженный своими конкурентами, которые ведут борьбу за существование не на жизнь, а на смерть. Конечно, идеи господствующего класса - такие, как конкуренция и соперничество вместо солидарности, - имеют тенденцию распространяться среди рабочих, в особенности среди тех, кто получает подачки от предпринимателей. Но основным условием возникновения взглядов любого класса (в отличие от индивидуумов) являются материальные условия жизни, способ производства материальных благ. Отсюда следует, что с изменением материальных условий жизни, с изменением способа производства могут быть изменены и взгляды людей. Лучшим примером в этом отношении могут служить те изменения, которые произошли в мировоззрении крестьянства Советского Союза.

Многие, кто описывал крестьян царской России, ха­рактеризовали их как корыстных, алчных индивидуалистов. Критики революции обычно утверждали, что крестьян никогда нельзя будет привлечь на сторону социализма, что они уничтожат революцию. И действительно, сознание крестьян было настолько ограниченным, настолько сковано их прежними условиями жизни, что их никогда нельзя было бы «привлечь» на сторону социализма с помощью общих доводов или методов принуждения. Поскольку эти критики не были марксистами, они не поняли того, что образцовые хозяйства и машинно-тракторные станции на практике убедят их в том, что благодаря методам ведения хозяйства в крупных масштабах можно получить лучшие урожаи. Крестьяне убедились в преимуществе машинной техники и методов ведения хозяйства в крупных масштабах, которые можно было применить лишь в результате уничтожения единоличных межей и перехода к коллективной обработке земли. А это в свою очередь вело к ликвидации сепаратизма в их сознании. Они перешли к коллективному образу жизни и стали представлять новый тип крестьянства - кооперированное крестьянство с чувством коллективной ответственности, что является уже шагом вперед на пути к общественному сознанию.

Если, следовательно, материальную основу какой-либо страны составляет социалистическое производство и распределение, если в процессе производства мате­риальных благ люди трудятся на все общество в целом, го чувство общественной ответственности развивается, так сказать, естественно; людей не нужно больше убеждать в том, что общественные принципы правильны. Дело заключается не в том, чтобы абстрактный моральный долг был поставлен над инстинктивными желаниями, «че­ловеческой природы»; человеческая природа сама транс­формируется в процессе практики.

В настоящее время мы не считаем, что социалисти­ческий или коммунистический строй распространяется на весь мир. Но мировая социалистическая система будет означать конец войнам. Когда производство и рас­пределение в каждой стране будет осуществляться на социалистической основе, тогда ни в одной стране не будет какой-либо группы людей, хотя бы в малейшей степени заинтересованной в завоевании других стран. Капиталистическая страна завоевывает какую-либо сравнительно отсталую страну с целью расширения ка­питалистической системы, создания новых возможностей для инвестиций, выгодных финансово-капиталистическим группам, заключения новых контрактов на железные дороги, доки и, может быть, горнорудное оборудование, получения новых источников дешевого сырья и новых рынков. Социалистические страны не станут развязывать войну, поскольку они или какие-либо группы внутри них не заинтересованы в войне.

В силу этих же причин ни одно социалистическое государство ни в малейшей степени не заинтересовано в том, чтобы задерживать развитие какой-либо отсталой страны. Напротив, чем больше каждая страна будет развивать свою промышленность и повышать свой культурный уровень, тем лучше будет для всех стран социализма; чем выше будет уровень жизни во всем мире, тем богаче будет содержание жизни. Поэтому промышленно развитые социалистические страны ока­зывают помощь отсталым странам. Это можно наблюдать на примере Советского Союза, который в настоящее время оказывает помощь таким отсталым в промышленном отношении странам, как Китай, Индия и другие..

В этих условиях социалистическая система достигнет такого прогресса, какого человечество не может себе представить. Если экономика каждой страны будет вестись по плану и будет существовать всеобщий план, координирующий планы каждой отдельной страны, если научные открытия и технические изобретения будут предоставляться в распоряжение всех стран и будет осуществляться самый широкий обмен в области культуры, тогда человечество поистине сделает гигантский шаг вперед.

По направлению к чему? Маркс никогда не пытался это предсказать, поскольку не было условий для научного предвидения. Но ясно одно: с установлением коммунизма во всем мире кончится длинная глава человеческой истории классового разделения и классовой борьбы. Не будет нового классового разделения, поскольку в коммунистическом обществе для этого нет причин. Разделение общества на классы в то время, когда развитие производства находилось на низком уровне, имело своей целью обеспечить организаторов и изобретателей для развития более высоких производи­тельных сил; классовое разделение при капитализме продолжало выполнять эту функцию и способствовало концентрации производства и огромным усовершенство­ваниям техники.

Но на такой стадии развития, когда человек ставит себе на службу такие грандиозные производительные силы, которые позволяют работать лишь несколько часов в день, можно и нужно покончить с классовым разделением. С этого момента человек с новой силой возобновит борьбу с природой, однако эта борьба будет носить иной характер. Человек не будет больше стараться победить природу при помощи магии или отвратить природные бедствия с помощью молитвы, не будет больше прокладывать свой путь вслепую, в потемках классовой борьбы и войн, он будет уверен в себе и в том, что он может осуществлять контроль над силами природы и продвигаться вперед, - это будет человек коммунистического общества, каким представлял его себе Маркс.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх