ГЛАВА 9

Епископ Феофан и Распутин. Вера Государыни в Распутина, как в Божьего человека и целител Болезнь Цесаревича в Спале. Телеграмма Распутину и ответ от него. Пляски Распутина и цыганские песни. Распутин и хлысты. Государыня не верит в разнузданную жизнь Распутина. Охрана Распутина и запись охраны. Посетители Распутина. Друзья Распутина и его противники. Проклятие епископом Гермогеном Распутина и последствия этого скандала. Пьер Жильяр о Распутине. Встреча Распутина с П.А. Столыпиным. Мнение П.А. Столыпина о Распутине.


Григорий Распутин был представлен Государю и Государыне в ноябре 1905 года.

Как уже сказано выше, горячую протекцию Распутину составили Великие княгини Милица и Анастасия Николаевны, а также и епископ Феофан, духовник Императрицы.

Здесь уместно привести выдержку из книги игумена Серафима «Православный Царь Мученик»:98

»… Императрица епископу Феофану, как человеку стоящему во главе высшего богословского учебного заведения, во всем верила, оказывая в духовном отношении полное послушание, так же, как она верила и оказывала послушание прежним духовным руководителям. Но к несчастью Царицы, этот ученый аскет оказался на практике совершенно неопытным в духовной жизни человеком. Он не умел познавать подлинное состояние души человека. Он сам долгое время верил в Г.Е. Распутина, как истинного подвижника, молитвенника и даже прозорливца. Но этого мало: он приводит этого человека в царский дворец, где рекомендует и представляет как великого в наше время подвижника, молитвенника и прозорливца. Это первая ошибка епископа Феофана…»

Второй ошибкой епископа Феофана, как пишет игумен Серафим, было то, что когда он распознал истинное лицо Г. Распутина, он донес об этом Государыне, пересказав ей то, что было сказано ему на исповеди одной женщиной.

Натурально, что Императрица сразу же отшатнулась от него. Она не поверила тому, что он ей говорил. Но самое страшное в ее глазах было то, что епископ Феофан открыл ей тайну исповеди. Александра Феодоровна знала, что никогда, ни при каких обстоятельствах духовное лицо не должно рассказывать того, что было открыто ему во время таинства исповеди.

Григорий Распутин же стал доказывать Государыне, что епископ Феофан пошел против него по той причине, что он не поддержал какую-то протекцию епископа.

Следствием всего этого произошло то, что епископ Феофан перестал быть духовником Царицы и был переведен на менее значительную кафедру.

Игумен Серафим пишет:99

»…Впоследствии ей (Императрице) казалось, что все то, что пишут и говорят про Григория, то все это по зависти клевещут на него и трудно было ее в том разубедить…».

Когда Г. Распутин был представлен Императорской чете, Александра Феодоровна сразу почувствовала к нему расположение и поверила, что он и есть тот Божий человек, о котором говорил ей «доктор» Филипп.100 Она верила, что Распутин поможет ее больному сыну.

Мария Распутина в своей книге «My father» пишет,101 что в 1906 году у Цесаревича Алексея был сильный приступ гемофилии. Обессиленный от потери крови, он лежал на кровати с закрытыми глазами. Рядом с ним на коленях стояла Государыня и горько рыдала.

Вошел Распутин. Он повелительным тоном потребовал, чтобы все присутствующие опустились на колени и молились. Сам же устремил свой проницательный взгляд на больного ребенка и положил руку ему на голову.

Цесаревич слегка вздохнул и открыл глаза. Он не испугался, увидев около себя чужого бородатого человека, а улыбнулс Это был знак того, что жизнь стала возвращаться к больному. Кровотечение остановилось, кризис прошел и Цесаревич стал поправлятьс

Был и другой случай вмешательства Распутина, когда Цесаревич тяжко заболел. Это случилось в Спале.

В 1912 году Царская Семья поехала в Беловежскую Пущу, а оттуда в Спалу, в Польше. В Беловежье Наследник неудачно прыгнул в лодку и, потеряв равновесие, получил растяжение в верхней части левой ноги. В результате произошло внутреннее кровоизлияние.

В Спале состояние здоровья Наследника ухудшилось. У него в паху образовалась кровяная опухоль. Ему не позволяли ходить, а носили на руках.

Учитель Царских детей Пьер Жильяр, который был там в это время, пишет,102 что когда он давал Цесаревичу урок, то заметил, что мальчик выглядел нездоровым.

Вскоре Цесаревича уложили в постель. Через несколько дней положение больного стало настолько серьезным, что из Петербурга вызвали профессоров Раухфуса и Федорова.

В тот вечер, как вспоминает Жильяр, в зале шло представление, и приглашенных в Спалу было много. Он видел, как Александра Феодоровна после спектакля, подобрав свое платье, побежала в комнату Наследника, откуда раздавались стоны.

Государь в зале занял такое положение, что мог наблюдать за дверью, и Жильяр уловил безнадежный взгляд, который бросила Государыня Императору после возвращения от больного сына.

Государь с супругой умалчивали о болезни сына. Обеды и охота продолжались, и Император принимал в них участие. Александра Феодоровна же стала показываться реже.

Когда состояние больного значительно ухудшилось и температура поднялась выше 39°C, граф Фредерикс, министр Двора, попросил Императора опубликовать бюллетень о болезни Цесаревича Алексе

Пьер Жильяр тогда понял, что только благодаря вмешательству министра Двора народ был оповещен о состоянии здоровья Наследника.

После опубликования бюллетеня везде стали служить молебны о здравии Цесаревича.

В Спале не было церкви, и в парке дворца, в палатке, была устроена походная церковь, где священник совершал богослужени

Анна Вырубова о болезни Цесаревича в Спале пишет:103

»…Государыня все это время не раздевалась, не ложилась и почти не отдыхала, часами просиживала у кровати своего маленького больного сына, который лежал на бочку104 с поднятой ножкой - без сознани Ногу эту Алексей Николаевич потом долго не мог выпрямить. Крошечное, восковое лицо с заостренным носиком было похоже на покойника, взгляд огромных глаз был бессмысленный и грустный. Как-то раз, войдя в комнату сына и услышав его отчаянные стоны, Государь выбежал из комнаты и, запершись у себя в кабинете, расплакалс Как-то раз Алексей Николаевич сказал своим родителям: «Когда я умру, поставьте мне в парке маленький каменный памятник».

В критическую минуту болезни Наследника, Анна Вырубова дала Григорию Распутину телеграмму.

Ответ от Распутина из Покровского пришел следующий:105

«Болезнь не опасна, как это кажетс Пусть доктора его не мучают».

Действительно, вскоре положение больного улучшилось, и он был уже на пути к выздоровлению. Но здоровье его восстанавливалось медленно. Для того, чтобы при Цесаревиче Алексее постоянно находился доктор, профессор Федоров вызвал из Петербурга своего молодого помощника, доктора В. Деревенько, который с этого времени и оставался при Наследнике.

Пьер Жильяр в своей книге ничего не пишет о телеграмме Распутину. Возможно, что он ничего о ней не знал. Но он высказывает такое мнение относительно Распутина:106

«Как и во время прежних отлучек Распутина, довольно частый обмен телеграмм происходил при посредстве г-жи Вырубовой, между селом Покровским и различными резиденциями, в которых Царское семейство последовательно проживало в течение 1912 года. Отсутствовавший Распутин оказался более могущественным, чем присутствующий… «.

Вполне возможно, что как в случае со Спалой, так и в других случаях, Вырубова или кто-то другой из приверженцев Распутина, держали его постоянно в курсе дела о состоянии здоровья Наследника. Когда же кризис проходил, то немедленно об этом сообщалось Григорию Распутину, и он или сам приходил, или слал утешительную телеграмму, и выздоровление Цесаревича всецело приписывалось ему.


Распутин, когда жил в Петербурге, сменил несколько квартир. Последним его местом жительства была квартира на Гороховой улице №64.

В то время он достиг уже вершины своей «популярности». Он любил пить вино и часто сильно напивался; любил цыганские песни в пляски, в которых сам принимал участие. Все это подтверждает и его дочь Мария (Матрена) в книге «My father».

Там, на с. 90 она пишет, что ее отец всегда любил плясать. Услышав ритм танца, он начинал в такт покачиваться, а потом присоединялся к танцующим. Когда некоторые порицали такое его поведение, Распутин говорил, что можно молиться Богу и в танцах, так же, как и стоя на молитве.

Танец для Распутина был так же необходим, как воздух и как пища, пишет Рене Фулоп-Миллер. В пляске он выражал свою безудержную внутреннюю чувственность.

Друзья Распутина и его враги знали это очень хорошо, и когда приглашали его к себе, то звали оркестр и цыган. Они знали, что угодить Григорию можно было хорошим вином (особенно он любил мадеру), плясовым русским мотивом и страстными цыганскими песнями и пляской.

Со слов одной из свидетельниц, Рене Фулоп-Миллер описывает Распутина во время пляски в ресторане.107 Он пишет, что когда заиграли «Русскую», Распутин закружился быстро и лихо по комнате. Его волосы и борода метались с одной стороны на другую. Ноги, в тяжелых мужицких сапогах, двигались с изумительной легкостью и скоростью. Выпитое им вино, казалось, умножило его силы. Временами он издавал дикий выкрик, и, подхватив одну из цыганок, продолжал носиться с ней по паркету ресторана.

О любовных похождениях Распутина знали и Петербург и Москва. Этого не отрицает и его дочь Матрена, и осторожно пишет, что окруженный постоянно красивыми и элегантными дамами, он, возможно, чувствовал искушение, особенно когда был в пьяном состоянии. Но добавляет, что его жена Прасковья обожала его и никогда не была ревнивой. Пишет, что ее отец был хорошим семьянином.

Двойственность натуры Распутина - его большую набожность и его величайшую греховность можно объяснить тем, что он принадлежал к секте хлыстов, хотя это и не было официально доказано. Князь Ф. Юсупов в своей книге «Конец Распутина» говорит,108 что как ни скрывал Григорий свою принадлежность к сектанству, но при соприкосновении с ним чувствовалось, что он помимо своей жуткой внутренней силы, обладает еще и какой-то темной таинственной стихией, которая влечет к нему. Эта стихия и была хлыстовством, построенным на сексуальной мистике.

В этом страшном учении сочетается самое грубое воплощение животных страстей с верою в Высшее - в Бога. По вере хлыстов, в момент наибольшего сексуального возбуждения нисходит на человека Святой Дух, и заканчивается хлыстовское радение повальным грехом.

Хлысты, как пишет Ф. Юсупов, не разрывают официально с Православной Церковью, а посещают богослужения и часто причащаютс

Распутин свой страшный разврат оправдывал так же, как и хлысты: он внушал женщинам, что близость к нему не является грехом.

Распутина приглашали всюду. Он ездил из одного дома в другой. Некоторые хотели видеть его из любопытства, другие - удостовериться в его «святости» и прозорливости. И некоторые, благодаря гипнотической силе Распутина, беспрекословно ему подчинялись.

Когда Распутин приобрел влияние в высших кругах, перед ним стали заискивать, давали ему взятки, приглашали в рестораны, спаивали. Вокруг него образовался тесный круг поклонниц. У Распутина «вскружилась голова от сознания своей силы, от подобострастия окружающих, от непривычного количества денег…. Его цинизм дошел до последних границ», - пишет князь Юсупов.109

Генерал Джунковский, Товарищ министра Внутренних дел, хотел убедить Императрицу, что слухи, ходившие о Распутине по Петербургу соответствуют действительности. Он показал Государыне фотографию, снятую в одном из ресторанов тогда, когда Распутин предавался там своему разнузданному кутежу. Но несмотря на неопровержимость такого доказательства, Александра Феодоровна не поверила этому и очень рассердилась. Она приказала произвести расследование, чтобы найти человека, который якобы загримировался под Распутина.110 Конечно, никакого двойника Распутина найдено не было.

Полиция охраняла Распутина, и особенно зорко, когда он жил на Гороховой улице. Чины охраны, переодевшись в штатское, тщательно записывали все, что делал Распутин. Записывали куда он ехал, где был, с кем встречался, когда возвращался и т.д.

Дочь Распутина Матрена как-то спросила Государыню о причине этой охраны.111 Александра Феодоровна ответила, что были попытки совершения покушений на жизнь многих, кто был верен Трону, и что она не может потерять Распутина, который спасает жизнь Наследника Алексе

В записях охраны перечисляются фамилии просителей и с какой просьбой они приходили к Распутину. Имеются записи довольно грязного характера.

Существует, например, запись рассказа двух женщин, свидетельниц скандального поведения Распутина в ночном ресторане «Вилла Родэ».

О том, что Григорий Распутин посещал этот ресторан, пользовавшийся плохой репутацией, находим и в книгах его дочери Марии: «My father», с. 89 и в «Rasputin the man behind the myth», с 6.

В этом ночном ресторане был даже отдельный кабинет, носящий имя Распутина, где он постоянно бывал. Здесь, без посторонних глаз, Распутин и его компания могли весело проводить врем

Стол, в ожидании Григория и его гостей, заранее украшали цветами и накрывали. Там стояли бутылки вина и разная закуска, а в углу размещался, готовый к выступлению, хор цыган.

Всем было известно, что когда «старец» находился в трезвом состоянии, он умел себя сдерживать и был осторожен в словах. Но когда он становился пьяным, то не отдавал себе отчета в своем поведении, и часто его оргии оканчивались скандалами.

Однажды в «Вилла Родэ» произошел скандал, который закончился тем, что один офицер гвардии дал пощечину Распутину. В результате этого ресторан закрыли на некоторое врем112

Враги Григория Распутина знали его слабость к вину, и старались его спаивать, чтобы еще больше скомпрометировать. Потом его слова и поведение выносились наружу, нередко преувеличенные, и попадали в печать, к министрам, в Государственную Думу.

Как сказано у В.М. Руднева в цитате в предыдущей главе, дом Григория Распутина был открыт для всех. К нему приходили люди из разных слоев общества: от крестьян до аристократии.

Обычно просители приносили Распутину денежные подарки. Состоятельные посетители вместе с прошением клали на стол Григория ассигнации, и он, не стесняясь, клал их себе в карман. Он денег не считал, и как бы не знал им цены.

Если бедный крестьянин или крестьянка обращались к нему за материальной помощью, то нередко Григорий вытаскивал из кармана ту большую сумму, которую только что получил от состоятельного просителя, и, не считая, передавал ее тут же бедняку. Этим он хотел похвастаться перед другими и прослыть бессребренником и благодетелем.

На свои личные расходы и на расходы семьи Григорий Распутин тратил мало. Но зато он «сорил» деньгами по ресторанам и у цыган.

Квартира Распутина была обставлена скромно. Единственным украшением являлись подарки от поклонниц.

Как говорили, откладывал деньги Распутин только на приданое своим двум дочерям, Матрене и Варваре. Третьим был сын Дмитрий. 113

Круг особых, личных друзей Распутина всегда собирался вокруг его стола, где стоял самовар, вино и разные закуски. Распутин сидел среди своих почитательниц и почитателей, «поучал» их и отвечал на вопросы. Он всегда и благословлял всех так, как это может делать только духовное лицо, хотя и не имел на это права. Он никогда никакого духовного звания не имел. Он не был ни священником, ни монахом. Распутин даже иногда носил поверх своего кафтана большой золотой наперсный крест, что было совершенно недопустимо.

Когда гости сидели за столом Распутина, то большой честью считалось получить из его рук кусок пирога или что-либо из закусок. Иногда Распутин раздавал сухари из черного хлеба, которые посетители с благоговением прятали в карманы, а дамы в сумочки.

Особой привилегией пользовались у Григория молодые красивые женщины, которых он уводил в отдельную комнату и старался там соблазнить.

Высший свет Петербурга в то время делился на сторонников Распутина и на тех, кто его ненавидел.

Из сторонников и почитателей Распутина выделяются: Анна Вырубова, преклонявшаяся перед ним и считавшая его святым человеком; графиня Игнатьева, салон которой отличался тем, что там интересовались потустронним миром и сверхъестественными явлениями; князь Андронников, пользовавшийся сомнительной репутацией; баронесса Розен; госпожа М. Головина и ее дочь Мария (Муня); В.К. Саблер, обер-прокурор Святейшего Синода; его помощник Даманский; отец Александр Васильев, духовник Государыни; Дворцовый комендант В.Н. Воейков; А. С. Танеев, отец А. Вырубовой; епископ Варнава; митрополит Питирим; Б.В. Штюрмер; А.Д. Протопопов и др.

Окружали Распутина и разные дельцы, которые стремились через него извлечь для себя выгоду: доктор тибетской медицины, бурят, П. Бадмаев; банкиры Д.Л. Рубинштейн и И.П. Манус;114 начальник секретной полиции И.Ф. Манасевич-Мануйлов и многие другие.

Очевидным становится, что имея такое количество влиятельных особ на своей стороне, Распутин чувствовал себя уверенно и, чтобы еще больше упрочить свое положение, он при помощи своих «друзей», продвигал на ответственные посты своих протеже.

Против Григория Распутина были: Великая княгиня Елизавета Феодоровна, которая считала Распутина темной силой; Великий князь Николай Николаевич и другие великие князья дома Романовых; М.В. Родзянко, председатель Государственной Думы; П.А. Столыпин и его кабинет министров; епископ Феофан; Саратовский епископ Гермоген;115 митрополит Антоний Петербургский, а после него, с 1912 года, Владимир митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.116

О митрополите Владимире и о епископе Гермогене подробно изложено в книге протопресвитера М. Польского «Новые мученики Российские».

О митрополите Владимире читаем следующее:117

»…Три года Владыка управляя Петербургской епархией и это было труднейшее время для церковно-общественной работы, ибо тогда усиливалось в Петербурге влияние «темных сил», т.е. «распутинство». Митрополит Владимир со свойственными его характеру прямолинейностью и твердостью убеждений вел посильную борьбу с темными силами…».

И далее читаем о том, что произошло в результате этой борьбы:

«Митрополит Владимир в 1915 году впал в немилость и был удален из Петрограда на кафедру митрополита Киевского».

О епископе Гермогене в этой книге написано следующее:

«Саратовский епископ Гермоген, аскет, образованный человек, добрейший и чистый до конца, и безраздельно был увлечен борьбой с нароставшим революционным брожением. Увидев вред Распутина, он хотел взять с него клятву, что он больше не переступит порога царского дворца. Распутин этой клятвы давать не хотел и еп. Гермоген, стоя в епитрахили и с крестом в руке, проклял Распутина. Он стал телеграммами просить и умолять Государя не принимать Распутина. Это обстоятельство и непорядки в управлении епархией привели еп. Гермогена к лишению епархии и к заточению в Жировицкий монастырь Гродненской губернии…».

Проклятие епископом Гермогеном Распутина и низложение Владыки произошло при следующих обстоятельствах.

Узнав о гнусной жизни Григория Распутина и поняв, что он ошибался в нем, епископ Гермоген решил предпринять меры, чтобы оградить царский дворец от этого человека.

Епископ, по занимаемому им положению, не мог просить аудиенции у Государя или Императрицы, как это мог сделать епископ Феофан, который до своей опалы был духовником Государыни.

Епископ Гермоген, под каким-то предлогом, пригласил к себе Распутина и там, в присутствии монаха Илиодора Труфанова,118 войскового старшины Родионова, своего келейника и странника Мити, стал обличать Распутина в его грязных похождениях и требовать от него обещания никогда больше не бывать в царском дворце и уехать навсегда из Петербурга.

Григорий Распутин нагло отвечал епископу, оскорблял его и выругал площадными словами. Он грозил преосвященному, что расправится с ним.

Вот тогда епископ Гермоген вышел из себя и проклял его.119 Распутин прямо осатанел. Его лицо потеряло всякие человеческие черты. Он бросился на епископа и стал бить его.

Войсковой старшина Родионов выхватил шашку и с остальными бросился к Владыке на помощь. Но Распутин обладал невероятной силой. Он вырвался от них, выбежал на улицу и помчался жаловаться на епископа.

Последствия этого безобразного скандала были очень тяжелые для епископа Гермогена. Через некоторое время, когда обер-прокурором вместо С.М. Лукьянова стал «распутинец» Саблер, епископа Гермогена отправили в ссылку в Жировицкий монастырь.


Впечатление, которое производил Григорий Распутин на здравомыслящих, неподкупных и честных людей, было более, чем отрицательным. Примером могут служить встречи Распутина с П. Жильяром, с П.А. Столыпиным, с В.Н. Коковцевым.

Пьер Жильяр, ввиду того, что являлся ответственным за воспитание Цесаревича Алексея, занимал в Царскосельском дворце комнаты, смежные с комнатами Наследника.

П. Жильяр пишет,120 что Царские дети никогда не говорили в его присутствии о Распутине. Они поступали так по указанию матери. Императрица же опасалась, что Жильяр, как иностранец, не поймет характера того чувства, которое она питала к Распутину.

»…Внушая моим ученикам такое молчание, Императрица давала мне возможность игнорировать Распутина… Она предупреждала всякую возможность с моей стороны, дабы я не был восстановлен против существа, имени которого я не хотел даже знать».

К своему удовлетворению Пьер Жильяр убедился в том, что Распутин играл незначительную роль в жизни Цесаревича Алексе Этот вывод Жильяр сделал благодаря доктору Деревенько, который несколько раз передавал ему забавные размышления, которые Наследник высказывал доктору о Распутине.

В Александровском дворце все устраивалось таким образом, чтобы не было возможности встретиться Пьеру Жильяру с Распутиным. Но однажды эта встреча произошла. П. Жильяр рассказывает следующее:121

»… но вот однажды, когда я собирался выйти, я повстречался с ним в передней. Я имел время рассмотреть его, пока он снимал с себя шубу. Это был человек высокого роста, худощавый, с очень проницательными серо-голубыми глазами, впавшими под нахмуренными бровями. У него были длинные волосы и большая борода «а ля мужик». В этот день на нем была русская голубая шелковая рубашка, собранная на поясе, черные штаны и высокие сапоги.

Эта встреча, которая более не повторялась, произвела на меня впечатление непонятного беспокойства: в продолжении нескольких мгновений, когда встречались наши взгляды, я имел ясное впечатление, что я нахожусь в присутствии существа зловредного и возмутительного».

О встрече Петра Аркадьевича Столыпина с Григорием Распутиным рассказывает председатель Государственной Думы М.В. Родзянко в своей книге «Крушение Империи».122 Он пишет, что в течение четырехлетнего периода, с 1905 года по 1909, Григорий Распутин оставался сравнительно еще в тени. Но постепенно, осознав свою силу, Распутин дал волю себе.

Его амурные похождения стали более циничными и явными. Число жертв, попавших в его сети, увеличилось, но возрастало также и количество его последователей и поклонниц.

Обер-прокурор Святейшего Синода, в то время С.М. Лукьянов, совместно с председателем Совета Министров П.А. Столыпиным, обследовали документы и секретные бумаги архива Синода. В результате, правда о Распутине обнаружилась во всей ее неприглядности.

П.А. Столыпин на основании этих документов составил обстоятельный доклад, который он представил Государю.

Император внимательно выслушал Петра Аркадьевича, но не принял определенного решения, а поручил Столыпину вызвать к себе Распутина и составить о нем свое личное мнение.

М.В. Родзянко о свидании П.А. Столыпина с Распутиным пишет следующее:

»… От самого Столыпина я слышал, что он действительно вызвал к себе Распутина. Последний немедленно, войдя в кабинет министра, стал испытывать над ним силы своего гипнотического свойства: «Он бегал по мне своими белесоватыми глазами, - говорил Столыпин, - произносил какие-то загадочные и бессвязные изречения из Священного Писания, как-то необычайно водил руками, и я чувствовал, что во мне пробуждается непреодолимое отвращение к этой гадине, сидящей против мен Но я понимал, что в этом человеке большая сила гипноза и что он на меня производит какое-то довольно сильное, правда отталкивающее, но все же моральное впечатление. Преодолев себя, я прикрикнул на него и, сказав ему прямо, что на основании документальных данных он у меня в руках и я могу его раздавить в прах, предав суду по всей строгости законов о сектантах, ввиду чего резко приказал ему немедленно, безотлагательно и притом добровольно покинуть Петербург и вернуться в свое село и больше сюда не появляться».

Это было в начале 1911 года. Столыпин оказался сильнее гипнотизера-Распутина, и последний понял, что положение создается для него неблагоприятное.

М.В. Родзянко замечает, что если Григорий Распутин своей гипнотической силой мог подействовать на такого человека железной воли, как Столыпин, то с какой же большей силой он мог действовать на людей со слабыми нервами, которые не могли владеть собой.

В воспоминаниях С.П. Белецкого, бывшего директора Департамента полиции, находим:123

«Когда я был директором департамента полиции, то в конце 1913 г., наблюдая за перепискою лиц, приближавшихся к Распутину, я имел в своих руках несколько писем одного из петроградских магнетизеров к своей даме сердца, жившей в Самаре, которые свидетельствовали о больших надеждах, возлагаемых этим гипнотизером, лично для своего материального благополучия, на Распутина, бравшего у него уроки гипноза и подававшего, по словам этого лица, большие надежды в силу наличия у Распутина сильной воли и умения ее в себе сконцентрировать…»

После инцидента с председателем Совета Министров П.А. Столыпиным, Григорий Распутин уехал в свое село Покровское, но в скором времени за ним последовала Анна Вырубова и привезла его в Киев, где тогда пребывала Императорская Семь Из Киева Распутин отправился за Царской Семьей в Крым и поселился в Ялте в гостинице, под вымышленным именем. Узнав об этом, градоначальник Ялты генерал Думбадзе выслал Распутина из города в административном порядке.

Об отношении Петра Аркадьевича Столыпина к Григорию Распутину пишет его дочь М.П. Бок в своих воспоминаниях о великом отце. Она пишет, что в те годы, хотя Распутин еще и не достиг своей пагубной популярности, но его близость к Царской Семье возбуждала толки в обществе, М.П. Бок спросила своего отца - нет ли возможности открыть глаза Государю на этого человека? П.А. Столыпин с печалью в голосе ответил, что ничего сделать нельзя; что он предостерегал Государя, но что Государь, хотя и согласен с ним, но не может удалить Распутина. Император не хочет огорчить свою супругу-Императрицу. Далее П.А. Столыпин сказал, что Государыня серьезно больна; что она верит, что только один Распутин может помочь ее больному сыну, и что разубедить ее в этом совершенно невозможно.124


Примечания:



1

Великая княгиня Елизавета Феодоровна, причисленная к лику святых Русской Православной Церковью за границей 1 ноября 1981 года, а Московской Патриархией - 4 апреля 1992 года.



9

Письма Императрицы Александры Феодоровны к Императору Николаю II. Книгоиздательство «Слово» Берлин, 1922, том 1, сс. 90,91 (Письма в оригинале были написаны на англ. яз. и переведены на русский книгоиздательством «Слово»).



10

Духовник Императора Александра III протопресвитер Иоанн Янышев, был человеком высокого ума. Он, перед переходом Великой княгинии Елизаветы Феодоровны в Православие, изложил в письменной форме «Пункты различия между Православным и Протестантским вероучением», и послал этот материал в Дармштадт для отца Елизаветы Феодоровны.



11

Г-жа Шнейдер прожила рядом с Императрицей Александрой Феодоровной всю жизнь. Она последовала за Царской семьей в ссылку в Тобольск, а оттуда - в Екатеринбург. Вместе с фрейлиной Анастасией Гендриковой, она была зверски убита палачами-коммунистами в сентябре 1918 года.



12

Дневник Императора Николая II. Книгоиздательство «Слово», Берлин 1923, (Переиздано издательством «Лев», Париж), с.254.



98

Игумен Серафим «Православный Царь Мученик», с. 66.



99

Игумен Серафим «Православный Царь Мученик», с. 67.



100

См. главу четвертую настоящей книги.



101

Maria Rasputin «My father», с. 35.



102

Пьер Жильяр «Тринадцать лет при русском дворе», сс. 14-19



103

А. Вырубова «Русская летопись», кн. четвертая, с. 58.



104

В большинстве приводимых писем и цитат сохранены стиль и орфография подлинника.



105

А. Вырубова «Русская летопись», кн. четвертая с. 59.



106

Пьер Жильяр «Тринадцать лет при русском дворе», с. 49.



107

Rene Fulop-Miller «Rasputin the holy Devil», с. 281.



108

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 33-35.



109

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», с. 36.



110

Там же, с. 56



111

Maria Rasputin and Patte Barham «Rasputin the man behind the myth», a Personal Memoir. Prentice-Hall, Inc., New Jersey, U.S.A., 1977 с.136.



112

Rene Fulop-Miller «Rasputin the holy Devil», с 274.



113

С.П. Белецкий напротив, в своих «Воспоминаниях» пишет, что Распутин тайно вел свои банковские дела и у него были большие личные деньги.



114

Рене Фулоп-Миллер в своей книге «Rasputin the holy Devil» на с. 107 пишет, что во время Первой мировой войны ходили упорные слухи о том, что Манус состоял на службе немецкой секретной разведки.



115

Епископ Гермоген Тобольский, бывший Саратовский, был арестован большевиками и посажен вместе с другими арестованными на пароход «Петроград». На середине реки Туры всех арестованных вывели на палубу и заставили раздеватьс Епископ Гермоген молился за своих мучителей и благословлял их. Палачи сорвали со святителя рясу и подрясник, но епископ продолжал громко молитьс Тогда комиссар крикнул: «Заткнуть хайло!». Последовал сильный удар кулаком в лицо. Владыка умолк. Кровь залила его лицо. Привязав к скрученным рукам епископа двухпудовый камень, палачи, раскачав его, бросили в воду. Как показали свидетели, епископ Гермоген был утоплен напротив села Покровское (в июне 1918 года).

Епископ Гермоген Тобольский причислен к лику святых Новомучеников Российских Русской Православной Церковью за границей вместе со всеми другими Новомучениками.



116

Митрополит Владимир Киевский, бывший Санкт-Петербургский, был зверски убит большевиками у ворот Киево-Печерской лавры в начале 1918 года. Перед расстрелом Владыка молился со словами: «Господи, прости мои согрешения вольные и невольные и прими дух мой С миром!» Потом благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: «Господь вас да простит». Первомученик Российский митрополит Владимир был причислен к лику святых Русской Православной Церковью за границей 1 ноября 1981 года. Московской же Патриархией был причислен к лику святых Новомучеников 4 апреля 1992 года.



117

Протопресвитер М. Польский «Новые мученики Российские», том I. Изд. Свято-Троицкого монастыря, Джорданвиль, С.Ш.А., 1949, сс. 14,15,66.



118

Илиодор после этого скандала уехал за границу, отказался от монашества и стал вести непристойную жизнь.



119

Проклятие с Распутина никогда никем не было снято. Он так и остался с ним до самой смерти.



120

Пьер Жильяр «Тринадцать лет при русском дворе», сс. 62,63.



121

Пьер Жильяр «Тринадцать лет при русском дворе», с. 66.



122

М.В. Родзянко «Крушение Империии», записки председателя Русской Государственной Думы. Архив русской революции издаваемый И.В. Гессеном, кн. XVII изд. «Слово», Берлин, 1926, сс. 33,34.



123

С.П. Белецкий «Воспоминания», Архив русской революции, издаваемый И.В. Гессеном, кн. XII, изд. «Слово», Берлин, 1923, с. 16.



124

М.П. Бок «П.А. Столыпин. Воспоминания о моем отце», с. 331.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх