ГЛАВА 10

Третья Государственная Дума. Деятельность П.А. Столыпина. Его слова: «Дайте государству двадцать лет поко.. и вы не узнаете нынешней России!» П.А. Столыпин - великий русский патриот. Оппозиция Столыпина. Встреча Столыпина с кайзером Вильгельмом. Убийство П.А. Столыпина в киевском оперном театре. Последние мысли Столыпина - о России. «Счастлив умереть за Царя». Памятник Столыпину на Крещатике. Письмо Императрицы Марии Феодоровны Императору и его ответ. Богров - убийца Столыпина. Аарон Симанович, секретарь Распутина, пишет, что Распутин знал о готовящемся покушении на Столыпина.


Во внутренней политике России после учреждения 3-й Государственной Думы произошли перемены. Была значительно облегчена цензура и сняты запреты в печати. Была объявлена свобода собраний разных организаций и союзов. Последствием этого явилось то, что в стране возросло число различных союзов и обществ.

По желанию Императора Государственная Дума обратила особое внимание на народное образование. Было внесено в смету на открытие народных школ 8 миллионов рублей. В конце 1908 года думская комиссия разработала план введения всеобщего начального образовани Можно с уверенностью сказать, что если бы не война и революция, то в России была бы полностью ликвидирована безграмотность.

Между председателем Совета Министров П.А. Столыпиным и думским большинством установились дружелюбные отношени Император доверял Столыпину, принимал только от него доклады и отвергал какие-либо попытки членов Думы обращаться лично к нему. Государь большую часть своей работы передал Совету министров. Но он в то же время следил, чтобы никто не попирал его прав.

Жизнь в стране нормализировалась. Восстанавливалось спокойствие. Города, земства, купечество и даже студенчество были теперь настроены по-другому. Чувствовался в их среде мир. Левые партии в студенчестве уже не играли большой роли.

К лету 1908 года обозначилось сближение трех великих государств: России, Франции и Англии. Английский король Эдуард прибыл в Россию, в порт Ревель, в июне 1908 года, а вскоре после этого Россию посетил и французский президент Фальер.

С 1-го января 1907 года стал действовать закон о земельной реформе.125 Разрешался свободный выход из общин и устанавливалась личная крестьянская собственность на землю.

П.А. Столыпин принимал в этом самое активное участие и того же требовал от властей на местах. Император всецело поддерживал Столыпина.

Особо поощрялось правительством выделение отрубов и создание хуторов. Этим создавалось единоличное крестьянское хозяйство.

Некоторые современники сравнивали эти земельные реформы с великими реформами Императора Александра II Освободител

Ленин и его приспешники с неудовольствием наблюдали за успехом столыпинской земельной реформы. Ленин писал, что если земельная реформа будет развиваться так и дальше, то им придется совсем отказаться от аграрной программы партии.126

Наряду с земельной реформой Государственная Дума рассматривала вопрос переустройства армии и воссоздания флота. Армию необходимо было переустроить после неудачной Русско-японской войны, а флот - восстановить.

Дума оставалась солидарной с властью в земельном вопросе; она занималась и реорганизацией армии, но в деле воссоздания флота произошла большая задержка.

После Цусимского разгрома Российского флота в Петербурге было организовано общество морских офицеров, куда входил и молодой капитан Александр Васильевич Колчак, будущий адмирал и Верховный Правитель России.

Целью этого общества было досконально исследовать причины поражения русского флота при Цусиме и разработать проект создания Морского Генерального штаба. Этот проект был одобрен Морским министерством и представлен на рассмотрение Государственной Думы.

Дума приняла проект штатов Морского Генерального штаба, но Государственный Совет воспротивился, внеся оговорку о том, что вопрос одобрения штатов не является прерогативой Государственной Думы. Начались дебаты о кредитах.

П.А. Столыпин считал получение кредитов на судостроение чрезвычайно важным делом. Одного с ним мнения был и Государь, который очень любил флот.

Петр Аркадьевич стал сам изучать дело судостроительства. Он не только посещал лекции специалистов по вопросам морской обороны и стратегии, но и знакомился с кораблестроением.127

Дело с получением кредитов на судостроение затянулось надолго. В это время П.А. Столыпин заболел воспалением легких, что еще больше осложнило положение, но по распоряжению Императора было приступлено к строительству четырех дредноутов, которые были спущены на воду в 1911 году.

Авиация развивалась во всем мире, и в России также. Столыпин живо интересовался полетами и сам поднимался на аэропланах.

Для обследования положения в Азиатской России Петр Аркадьевич Столыпин вместе с министром Земледелия А.В. Кривошеиным ездил в конце лета 1910 г. в Западную Сибирь. Еще раньше там побывал министр финансов В.Н.Коковцев.

Все эти министры пришли к единому мнению о громадном значении Азиатской России. Столыпин был в восторге от богатства и возможностей Сибирского кра Он говорил, что еще несколько лет упорной совместной работы и Россия преобразитс

1909 год дал России исключительный урожай хлеба. Вывоз русского зерна за границу достиг рекордной цифры.

П.С. Столыпин в беседе с редактором саратовской газеты «Волга» сказал, что в провинции наблюдается бодрый оптимизм, совпадающий с проведением в жизнь земельной реформы; что прежде всего надлежит создать гражданина крестьянина-собственника, мелкого землевладельца.

О молодежи, в связи с открытием в Саратове университета, Столыпин выразил пожелание:128

»… сделайте, наконец, нашу молодежь патриотической! Развейте в ней чувство здорового, просвещенного патриотизма! Я недавно был в Скандинавии. Как приятно меня поразил вид тамашней молодежи, одушевленно и гордо проходившей стройными рядами с национальными флагами».

Свою беседу с редактором саратовской газеты Петр Аркадьевич заключил словами:

«Итак, на очереди главная задача - укрепить низы. В них вся сила страны. Их более ста миллионов! Будут здоровы и крепки корни у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа - вот девиз для нас всех, русских! ДАЙТЕ ГОСУДАРСТВУ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ПОКОЯ, ВНУТРЕННЕГО ВНЕШНЕГО, И ВЫ НЕ УЗНАЕТЕ НЫНЕШНЕЙ РОССИИ!».

Министр Иностранных дел России С.Д. Сазонов пишет, что требовался длинный период спокойного времени для программы переустройства России, и что П.А. Столыпин убедил его в этом:129

»… Он настаивал все время во время наших частных, а позже и официальных встреч - на безусловной необходимости избегать всеми силами всяких осложнений с Европой, хотя бы до тех пор, пока Россия вполне не подготовится к защите». (пер. с. англ.)

П.А. Столыпин был большим русским патриотом. В сборнике «П.А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», читаем:130

»… Для П.А. российское государство было единым и нераздельным. Он не стремился к какому-либо династическому господству русского народа над другими, но и не мог перенести уничижения русского народа на почве интернационализма или культурных превосходств. Его симпатии привлекала Германия, сложенная из инородных тел, признающих, однако, неуклонно общеимперский строй, его законы, язык, правовые нормы».

«Прежде всего, Россия пусть будет Российским государством, - говорил П.А., - а затем будем толковать о подразделениях и устройствах внутри ее разных народностей…».

В 1910 - 1911 годах Петр Аркадьевич занимался вопросом устройства земства в Западном крае. Но закон о введении земства, принятый Государственной Думой, был отклонен Государственным Советом в марте 1911 года.

П.А. Столыпин усмотрел в этом интригу, направленную лично против него, хотя интриги не было.131 Тогда он поехал к Государю и попросил принять его отставку. Император был поражен и стал уговаривать П.А. Столыпина взять свое решение обратно. Тогда председатель Совета Министров поставил свои условия, с которыми Государь не сразу согласилс

В силу некоторого компромисса закон о западном земстве прошел и был обнародован, но началась критика действий П.А. Столыпина. Члены Государственного Совета негодовали, и в придворных кругах поднялась сильная кампания против Петра Аркадьевича. Некоторые члены Государственной Думы также были недовольны политикой П.А. Столыпина. М.В. Родзянко пишет о том, что в обществе тогда было много толков, что кружок Распутина принимал деятельное участие в травле П.А. Столыпина.

Оппозиция, как слева, так и справа, направленная против Петра Аркадьевича, существовала с самого начала его блестящей карьеры.

В книге-сборнике «П.А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя» помещена статья из «Исторического Вестника» за октябрь 1911г., где напечатано следующее:132

»…Оппозиция П.А. Столыпина слева обосновывалась теми соображениями, что он слишком будто бы консервативен и национален, оппозиция справа находила его слишком либеральным, конституционным и уступчивым. Вот и извольте тут разобраться! Любопытнее всего то, что противодействие, опирающееся на соображения второй категории, как теперь выясняется, было не столько действием политического порядка, сколько исходило из соображений личной неприязни, на каковом чувстве сошлись как алчущие власти, так и потерпевшие крушение в своей еще недавней блестящей карьере. В походе против Столыпина немалую роль сыграли, между прочим, граф СЮ. Витте и П.Н. Дурново».

Петр Аркадьевич очень устал от напряженной работы и постоянных препятствий, неприятностей и решил уехать на все лето в свое имение Колноберже, передав дела в Петербурге министру финансов В.Н. Коковцеву.

Но проживая в имении он не отдыхал, а целыми днями сидел за своим письменным столом за разработкой дальнейших государственных дел.

П.А. Столыпин был глубоко верующим, православным человеком. Он часто посещал храм Божий и причащался Святых Таин Христовых. Он верил в свою миссию перед Родиной и был убежден, что эта миссия возложена на него Самим Господом Богом. Он знал, что даст Ему во всем отчет.

Однажды он сказал:133

«Каждое утро, когда я просыпаюсь, и творю молитву, я смотрю на предстоящий день, как на последний в жизни, и готовлюсь выполнить все свои обязанности, уже устремляя взор в вечность. А вечером, когда я опять возвращаюсь в свою комнату, то говорю себе, что должен благодарить Бога за лишний дарованный мне в жизни день. Это единственное следствие моего постоянного сознания близости смерти, как расплата за свои убеждени И порой я ясно чувствую, что должен наступить день, когда замысел убийцы, наконец, удастся».

Работая, Петр Аркадьевич не жалел себ Он горел, и своей энергией и динамичностью старался зажечь и других. Ему чужды были всякие признаки честолюби У него было предчувствие ранней смерти, и он спешил сделать все возможное, чтобы выдвинуть Россию на первое место в мире.

Германский император Вильгельм много слышал о П.А. Столыпине и стремился с ним встретитьс Однажды, когда знаменитый русский министр находился на яхте «Алмаз», кайзер Вильгельм послал вдогонку свою яхту «Гогенцоллерн», но Столыпин «ускользнул» от него. Петр Аркадьевич, зная предприимчивый характер Вильгельма, предпочел с ним не встречатьс

Но встреча все же произошла на императорской яхте «Штандарт» во время завтрака Императора Николая II с кайзером Вильгельмом.

П.А. Столыпин сидел рядом с кайзером который, совсем забыв о присутствии Государыни Императрицы, сидевшей с другой его стороны, весь завтрак проговорил только со Столыпиным. Императрица была этим очень обижена. Вильгельм же впитывал каждое слово русского председателя Совета Министров. Потом он сказал, что если бы у него был такой министр, как Столыпин, то он поднял бы Германию на большую высоту.

Проживая летом 1911 года в имении Колноберже, П.А. Столыпин говорил своей семье, что не знает как еще долго проживет. Осенью, перед отъездом из Колноберже, Петр Аркадьевич простился со всеми друзьями и соседями по имению. Этого он никогда раньше не делал. Он как будто чувствовал, что уже не вернется сюда. Ехал он в Киев на открытие памятника Императору Александру II Освободителю. Перед этим он заехал в Ригу на торжество по случаю открытия памятника Императору Петру I Великому.

П.А. Столыпин придавал большое значение празднествам в Киеве, куда должна была прибыть Царская Семь Он знал, что в Киеве ожидается особый подъем среди народа в связи с введением земства в юго-западном крае и хотел быть там. Прибыл П.А. Столыпин в Киев за четыре дня до приезда Императорской Семьи.

В Киеве состоялась торжественная встреча Государя и освящение памятника Императору Александру II. Государь с Семьей посетил Киево-Печерскую лавру, Софийский собор; произвел смотр войск; присутствовал на вечернем концерте в иллюминированном саду на берегу Днепра. П.А. Столыпин появлялся на всех празднествах.

14-го сентября (1-го сент. ст. ст.) в киевском оперном театре должно было состояться представление в Высочайшем присутствии.

П.А. Столыпин сидел в первом ряду партера. Во втором антракте, когда Петр Аркадьевич стоял спиной к сцене, облокотясь о барьер оркестра и разговаривал с министром Двора графом Фредериксом, к нему быстрыми шагами, идя через проход зала, подошел почти вплотную молодой человек в черном фраке и выстрелил в него два раза.

Как вспоминает Киевский губернатор,134 Столыпин как будто не сразу осознал, что ранен. Он посмотрел на свой белый сюртук, который уже заливался кровью и махнул рукой, поняв, что все кончено и громко произнес: «Счастлив умереть за Царя». И повернувшись к императорской ложе, осенил Государя большим крестным знамением.

Народ бросился к убийце, который бежал к выходу и растерзал бы его, если бы не офицеры, которые отбили его от разъяренной толпы и увели.

Поднялся занавес и раздались звуки русского гимна «Боже, царя храни». Государь, прослушав гимн стоя, покинул театр.

П. А. Столыпина уже вынесли, но оркестр продолжал играть гимн, и оставшиеся в зале пели слова гимна и молитву «Спаси, Господи, люди Твоя». Это был подъем, но подъем надрывный, с отчаянием. Многие плакали. Люди сознавали, что пуля, пробившая Столыпина, пробила и сердце России.

Петр Аркадьевич боролся со смертью четыре дн У него была прострелена печень и правая рука.

По своему желанию, со всех сторон России, приехали в Киев известные профессора медицины, чтобы спасти Столыпина. Они сами дежурили у его постели, не доверяя раненого сестрам милосерди

П.А. Столыпин находился в полной памяти и много говорил с В.Н. Коковцевым, давая ему инструкции и передавая ему свои дела.

На следующий день в больницу, где лежал Столыпин, приехал Государь. Но старший врач попросил его не входить к раненому, так как сильное волнение могло ему повредить. Тогда Император прошел в комнату, где находилась супруга Петра Аркадьевича, и говорил с ней.

18-го сентября П.А. Столыпину стало плохо и он уже временами терял сознание. Но он продолжал говорить о России. Его слова пытались записывать. Последние мысли Столыпина на этой земле были о будущем России. Потом его речь стала бессвязной и вечером 18-го сентября П.А. Столыпина не стало.

Император приехал и, сидя у тела усопшего, повторял: «прости».135 Он остался и на панихиду.

Когда Государь выражал свое соболезнование супруге покойного О.Б. Столыпиной, она сказала:

«Ваше Величество, как видите, Сусанины не перевелись на Руси». И эти ее слова облетели весь Киев.136

При переносе тела из больницы в храм Киево-Печерской лавры народу было так много, что можно было понять как ценил русский народ Столыпина и какие большие надежды он возлагал на него. Вся Россия оплакивала великого человека.

Предчувствуя свой недалекий конец от руки революционера, Столыпин как-то сказал:

«Я хочу быть похороненным там, где найду свою смерть».137

Его желание было исполнено. П.А. Столыпина похоронили в Киево-Печерской лавре.

В сборнике «П.А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», в главе «Из газетных сообщений», написано,138 что после похорон, Товарищ министра Внутренних дел Лыкошин и чины земского отдела поднесли вдове Столыпина икону Спасителя, которою Лыкошин благословил сына успопшего. Вокруг иконы был сделан серебряный венок с надписью:

«Счастлив умереть за Царя».

В этом же сборнике в главе «Памяти П.А. Столыпина», подписанной Н. Шубинским, написаны трогательные слова:139

»… В трех шагах от могилы П.А., там же, на берегу Днепра, подле старинного храма - общая могила двух исторических людей Искры и Кочубея «посеченных» (обезглавленных), как гласит надпись на памятнике. Оба героически пали от руки предателя, пали за правду, которая воссияла после них. Пал и П.А. от пули предателя-инородца и также за правду, которую этот деятель принес с собой в русскую жизнь, и которая после него сиять не перестанет! Есть вечные истины, понять и сказать которые он сумел, и которые надолго переживут его самого…

И на обагренной кровью этой дорогой русскому сердцу могиле, на ее гранитной плите мы начертали бы такие слова:

«Спи с миром, начатое тобой не умрет, потому что оно - жизненно и велико!»

Так закрылась яркая страница русской истории. Если бы не убийство П.А. Столыпина, по всей вероятности, Россия не была бы втянута в войну. Столыпин был сторонником мира и, находясь у власти, он своим умом сумел бы предотвратить Первую мировую войну. Не было бы войны - не было бы и революции в России. Но, видно, по воле Божией было попущено, чтобы в России на время восторжествовали темные силы.

Со Столыпиным умерла и его иде В.Н. Коковцев старался проводить столыпинские реформы, но оставался на посту председателя Совета Министров короткое врем Интригами распутинцев он был смещен, а после него этим уже никто не интересовалс

После смерти П.А. Столыпина возникла мысль поставить ему памятник. Пожертвования потекли так обильно, что за три дня только в одном Киеве было собрано достаточно денег на покрытие всех расходов по сооружению памятника.

Через год памятник был открыт в торжественной обстановке. Его установили на площади на Крещатике. П.А. Столыпин был изображен там как бы выступающим в Государственной Думе. Внизу были высечены его пророческие слова:

«Вам нужны великие потрясения - нам нужна Великая Россия».

Великие потрясения и великие разрушения постигли Россию с приходом к власти коммунистов. Тысячи храмов и памятников искусства уничтожены. Десятки миллионов невинных людей погибли от голода, пыток, расстрелов. Слово «Россия» в советское время перестало существовать, а слово «русский» - было забыто и заменено словом «советский». Не стало русского патриота, и оказалась забытой русская история и славные русские предки.

Большевики, полонившие нашу Родину, не могли вынести вида величественного памятника Столыпину в Киеве и его снесли.

В заключение этой печальной главы о смерти П.А. Столыпина приводим два письма. Одно - написанное Императрицей Марией Феодоровной своему сыну, Государю, и второе письмо Государя Императора своей матери.

Императрица Мария Феодоровна 9-го сентября (ст. ст.) 1911г. писала Государю:140

«Мой дорогой Ники,

Мои мысли с тобой более, чем когда-либо, и я не могу выразить как я переживаю и как я возмущена убийством Столыпина. Правда ли, что ты и мои внучки видели этот ужас? Как отвратительно и возмутительно это, и как раз в то время, когда все шло так хорошо, и страна восстанавливала свои силы. Я очень переживаю и сожалею, что этого подлеца толпа не разорвала на куски. Это ужасно и скандально и ничего нельзя сказать хорошего о полиции, выбор которой пал на эту свинью, этого революционера, чтобы работать агентом и охранником Столыпина. Это переходит все границы и показывает глупость тех людей, которые стоят на верхах…» (пер. с. англ.)

В нижеследующем письме Государя своей матери, которое он писал из Севастополя 10-го сентября (ст. ст.), Император с болью в сердце подробно описал выстрел в Премьер-министра:141

»… В тот день, когда мы выехали, я был в Петербурге для спуска на воду «Петропавловска». Это произвело очень глубокое впечатление и тронуло меня так сильно, что я чуть не разрыдался как ребенок. В тот же вечер, 27-го августа, мы поехали в Киев, куда прибыли утром 29-го. Нас встречали очень трогательно, и все было в полном порядке. Я должен был начать встречу с людьми почти что сразу. Борис был послан из Болгарии, чтобы возложить венок у памятника Анпапа (Александра II, деда Государя). Отрытие памятника имело место 30-го августа, и погода стояла прекрасна

Я проводил дни 31-го августа и 1-го и 2-го сентября на больших маневрах войск, вечерами был в городе.

Я себя чувствовал усталым, но все шло так хорошо и гладко, что я держался бодростью своего духа, когда внезапно, 1-го числа в театре это подлое покушение было сделано на жизнь Столыпина. Ольга и Татьяна были тогда со мной. Во время второго антракта мы вышли из ложи, так как там было очень жарко. И мы тогда услышали два звука, как будто что-то упало. Я подумал, что это театральный бинокль упал на чью-то голову сверху, и бросился обратно в ложу, чтобы узнать.

С правой стороны я увидел группу офицеров и других людей. Казалось, что они кого-то тащили. Женщины кричали, и прямо напротив меня, в партере, стоял Столыпин. Он медленно повернул лицо в нашу сторону, и своей левой рукой осенил нас крестным знамением.

Только тогда я заметил, что он был очень бледен, и что его правая рука и сюртук были в крови. Он медленно опустился в кресло и стал расстегивать свой мундир. Фредерике (министр Двора) и профессор Рейн помогали ему. Ольга и Татьяна вернулись в ложу и видели, что происходило. В то время как Столыпину помогали выйти из зала, был слышан сильный шум в коридоре около нашей ложи; народ хотел линчевать преступника. Я должен сказать, что полиция спасла его от толпы и увела в отдельную комнату для допроса. Он был уже сильно избит толпой, и два его зуба выбиты. Потом зал театра опять заполнился и запели национальный гимн, и я покинул зал с дочерьми в одниннадцать часов. Ты можешь себе представить, в каком волнении я был!

Аликс ничего не знала до тех пор, пока я не сказал ей. Она приняла эту новость спокойно. Татьяна была очень расстроена и сильно плакала, и они обе плохо спали.

Бедный Столыпин провел очень плохо ночь и ему сделали несколько уколов морфи..»

2-го сентября, на следующий день, Государь находился в 50 верстах от Киева, на смотре войск, и вернулся в Киев 3-го сентября:

»… Я вернулся в Киев вечером 3-го сентября и поехал в больницу, где лежал Столыпин. Там я встретил его жену, но она не позволила мне видеть его…»

4-го и 5-го сентября Государь с дочерьми, согласно заранее составленному протоколу, был в школе, где отмечалась 100-летняя годовщина ее основания, в военном историческом музее и в музее деревенского искусства, а вечером поехал в Чернигов, где состоялся смотр кадет и полка пехоты, а также встреча с местными крестьянами. Вернулся Император в Киев вечером:

»… 6-го сентября в 9 часов вечера я вернулся в Киев. Там я узнал от Коковцева, что Столыпин скончалс Я сразу же поехал в больницу, где состоялась панихида в моем присутствии. Бедная вдова стояла как каменная и не могла плакать…»

Убийцей Столыпина был Д. Богров, еврей по происхождению. Он ненавидел Россию, он замыслил план убийства Столыпина, и он же привел его в исполнение. Мнение многих сводится к тому, что Богров действовал один. Но так ли это?

Из книги секретаря Григория Распутина Аарона Симановича «Распутин и евреи"142 узнаем, что Распутин знал о готовящемся покушении на председателя Совета Министров П.А. Столыпина и не предупредил его. Распутин сказал Симановичу, что в Киеве может быть еврейский погром. На вопрос А. Симановича, почему, Распутин ответил, что надо будет кончить со СТАРИКОМ (так он называл Столыпина).143

Из этого можно сделать следующее заключение: Богров действовал не один. Кто-то был посвящен в его план убийства П.А. Столыпина. И чтобы предотвратить в Киеве еврейский погром, об этом было сообщено Распутину, который много помогал евреям и являлся их настоящим другом.

После убийства Столыпина Распутин послал телеграмму Государю, и мерами одобренными самим Императором, погром в Киеве был предотвращен. В.Н. Коковцев, по распоряжению Государя, вызвал в город три полка казаков для наблюдения за порядком.

Об убийстве П.А. Столыпина С.Д. Сазонов пишет:144

»… Революционеры, которые убили его, оценивали важность его работы более правильно, чем порядочные люди, некоторые из которых и до сих пор не осознали этого.

История России не знает другого преступления, которое послужило бы своей цели лучше, чем убийство Столыпина. Обычно говорят, что незаменимых людей нет. Это может быть правильно при условии, когда политическая жизнь страны протекает гладко. Но во время острого политического кризиса - это совсем не так. Столыпин был единственным человеком в России, который мог успешно бороться с революцией и побеждать ее. Не было никого, кто бы мог заменить его. Беспомощность и беззаботность одних, которые стояли у власти, и попустительство других - дало возможность революционерам творить свою безумную и кровавую работу и вырывать вместе с плевелами и многообещающий посев пшеницы». (пер. с. англ.)


Примечания:



1

Великая княгиня Елизавета Феодоровна, причисленная к лику святых Русской Православной Церковью за границей 1 ноября 1981 года, а Московской Патриархией - 4 апреля 1992 года.



12

Дневник Императора Николая II. Книгоиздательство «Слово», Берлин 1923, (Переиздано издательством «Лев», Париж), с.254.



13

Дневник Императора Николая II, с.255.



14

Причислен к лику святых Русской Православной Церковью за границей 1 ноября 1964 года, а Московской Патриархией - в июне 1990 года.



125

У С.С. Ольденбурга в его труде «Царствование Императора Николая II» на с. 438, в сноске, читаем:

«Сжатой и выразительной сводкой земельной политики всего царствования служит Высочайший рескрипт 19 февраля 1911 г. (по поводу 50-летия освобождения крестьян):»… Я поставил себе целью завершение предуказанной еще в 1861 г. задачи создать из русского крестьянина не только свободного, но и хозяйственно сильного собственника. В сих видах наряду с отменой круговой поруки, сложением выкупных платежей и расширением деятельности Крестьянского Поземельного банка, я признал благовременным, отменив наиболее существенные стеснения в правах крестьян, облегчить их выход из общины, а также переход на хуторское и отрубное хозяйство; в связи с этим приняты меры к насаждению в земледельческой среде мелкого кредита и распространению в ней сельскохозяйственных усовершенствований и знаний…"



126

Robert К. Massie «Nicholas and Alexandra», с. 242.



127

М.П. Бок «П.А. Столыпин. Воспоминания о моем отце», с. 321.



128

С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II», с. 436.



129

Serge Sazonov «Fateful Years», 1909-1916, с. 32.



130

"П. А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя». Москва, изд «Рюрик», 1991, гл. «Памяти П.А. Столыпина», с. 27.



131

С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II», с. 456,457.



132

"П. А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», гл. «Биография П.А. Столыпина», с. 14.



133

А. Столыпин «П.А. Столыпин 1862-1911». Париж, 1927, с. 84.



134

А. Столыпин «П.А. Столыпин 1862-1911», с. 95.



135

М.П. Бок «П.А. Столыпин. Воспоминания о моем отце», с. 343.



136

"П. А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», с. 35.



137

А. Столыпин «П.А. Столыпин 1862-1911», с. 100.



138

"П. А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», с. 36.



139

П. А. Столыпин - жизнь и смерть за Царя», с. 29.



140

The Secret Letters of the Last Tsar, с 262.



141

Там же, сс. 263-266.



142

Аарон Симанович «Распутин и евреи», изд. «Историческая библиотека», Рига. Переиздана «Просвещением», Тель-Авив, Израиль, сс. 81-83.



143

Распутин любил давать прозвища высокопоставленным лицам.



144

Serge Sazonov «Fateful Years», 1909-1916, сс. 278-279.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх