ГЛАВА 22

Знакомство князя Ф. Юсупова с Распутиным. Юсупов решается убить Распутина. Князь Юсупов: Распутин работал на врагов России. «Лечение» князя Юсупова Распутиным путем гипноза. Князь Юсупов, Вел. князь Дмитрий Павлович, поручик Сухотин, Пуришкевич и доктор Лазоверт - участники заговора по убийству Распутина. Подробности убийства Распутина. Труп убитого бросают в прорубь реки. Последствия убийства. Великая княгиня Елизавета Феодоровна считает убийство политическим актом. Она видела в Распутине темную силу. Государь возвращается в Царское Село. Ликование в народе по случаю смерти Распутина. Мысли Пуришкевича о России.


Князь Феликс Юсупов познакомился с Распутиным в доме Марии Головиной еще в 1909 году.505 Весь вид Распутина вызвал тогда в князе отвращение. Но вскоре после этого Юсупов уехал в Англию учиться в Оксфордском университете и вернулся в Россию только к началу войны.

Ф. Юсупов видел, какой страшный вред приносит Распутин и его клика Трону. Видел, что нет никакой надежды на то, чтобы Государь и Императрица поняли всю правду о зловредном человеке и удалили его. В голове Юсупова стала мелькать мысль об уничтожении этого злого гения России. Эта мысль зародилась у него в 1915 году и все время укреплялась по мере развития политических событий в стране.

Князь Юсупов пишет, что во время войны влияние Распутина на государственные дела возросло и окрепло. По желанию «старца» постепенно увольнялись все честные и преданные долгу и Трону люди; увольнялись даже те, которые горячо любили Императора, и на их место назначались ставленники Распутина.

После того, как Государь принял на себя Верховное командование, проходимец-Распутин стал почти ежедневно бывать в Царском Селе, встречаясь с Императрицей в доме Анны Вырубовой. Там он давал ей советы государственного значени

Ф. Юсупов захотел узнать мнение петроградской общественности о Распутине. Он начал встречаться с влиятельными людьми и говорить с ними о временщике, и пришел к заключению, что большинство из этих лиц понимает, какой вред приносит Династии и России Распутин, но что почти все они предпочитают молчать, опасаясь за свое благополучие.

Князь Юсупов пишет, что приближался решительный момент войны, к весне 1917 года предполагалось всеобщее наступление союзников, и Россия усиленно готовилась к этому наступлению. Но тогда требовалось крепкое единодушие власти с народом; требовалось полное взаимное доверие; требовался общенациональный подъем духа. Черная же тень Распутина по-прежнему нависала над Ставкой и над правящим Петроградом. Не дремала и Германи Кайзер Вильгельм очень ловко использовал влияние Распутина, и германский Генеральный штаб невидимо держал его в своих руках путем денег и искусных интриг.

Юсупов думал, что ликвидация Распутина спасет Царскую Семью и откроет глаза Государю, и Царь поведет Россию к победе.

Князь просыпался ночами и думал об одном и том же: как уничтожить этого злоде

Юсупов пишет следующее:506

«Как можно убить человека и сознательно готовиться к этому убийству?

Мысль об этом томила и мучила мен

Но вместе с тем внутренний голос мне говорил: «Всякое убийство есть преступление и грех, но, во имя Родины, возьми этот грех на свою совесть, возьми без колебаний. Сколько на войне убивают неповинных людей, потому что они «враги отечества»…

Понемногу все сомнения и колебания оставили князя, и он почувствовал решимость уничтожить Распутина. Он стал готовиться к этому: посвятил в свой план убийства поручика Сухотина и Великого князя Дмитрия Павловича, племянника Великой княгини Елизаветы Феодоровны. Оба дали свое согласие принять участие в ликвидации зловредного мужика.

Ф. Юсупов решил поближе познакомиться с Распутиным, чтобы хорошо изучить его. Он встретился с ним опять в доме Марии Головиной и заметил в нем перемену: лицо «старца» стало одутловатым, он как-то обрюзг и опустилс Весь вид его производил отталкивающее впечатление. Чувствовалось в нем что-то необычайно отвратительное. Держал себя он развязно: хлопал по плечу и по спине г-жу Головину и ее дочь, Марию. Говорил какие-то бессвязные слова из Священного Писани Юсупов старался вникнуть в смысл его слов, но ничего там путного не мог уловить.

Зная, что «старец» хвастается, будто может исцелять от болезней, князь решил испробовать это на себе. Он сказал Распутину, что чувствует себя нездоровым.

Распутин сказал:507

«Вылечу теб Вылечу…. Что доктора? Ничего не смыслят… Так себе, только разные лекарства прописывают, а толку нет… Еще хуже бывает от ихнего лечени У меня, милый, не так, у меня все выздоравливают, потому что по-Божьему лечу, Божьими средствами, а не то, что всякой дрянью… Вот сам увидишь».

Потом Распутин потребовал, чтобы Юсупов спел ему и сыграл на гитаре. Князю стоило больших усилий, чтобы взять гитару и петь перед Распутиным. Но он все-же спел ему несколько цыганских песен. Всесильный мужик с удовольствием слушал исполнение песен Юсуповым и после этого стал звать его ехать к цыганам, но князь отказалс

Ф. Юсупов понравился Распутину и он пригласил его к себе. С этого времени князь стал бывать у Распутина.

Во время одной из бесед на квартире «старца», последний сказал Юсупову о Государственной Думе:508

«Там про меня только худое распускают, да смущают этим Цар.. Ну, да недолго им болтать: скоро Думу распущу, а депутатов всех на фронт отправлю: ужо я им покажу, тогда и вспомнят меня».

На вопрос князя, - действительно ли он может распустить Думу. Распутин ответил:

«Эх, милый, дело-то простое… Вот будешь со мной дружить, помогать мне, тогда все и узнаешь, а покамест вот я тебе что скажу: Царица уж больно мудрая правительница… Я с ней все могу делать, до всего дойду, а Он (Император Николай II)…» - и Распутин неподобающим образом выразился о Государе.

Князь с негодованием слушал, как этот зазнавшийся мужик-конокрад говорит о русском Императоре. Но он сдержал себя и стал спрашивать Распутина:

«Почему вы знаете, Григорий Ефимович, чего от вас самих разные люди добиваются и какие у них цели?…»

Распутин усмехнулся:

«Что Бога хочешь учить? Он, Бог-то, недаром меня послал Своему Помазаннику на помощь… Говорю тебе: пропали бы Они без меня вовсе. Я с Ними попросту: коли не по-моему делают, сейчас стукну кулаком по столу, встану и уйду, а Они за мной вдогонку бегут, упрашивать начнут: «останься, Григорий Ефимович. Что прикажешь - все сделаем, только уж не покидай ты нас». Вот оно, милый, как Они меня любят да уважают. Намедни говорил я Им про одного человека, что назначить его нужно, а Они все оттягивают, да оттягивают… Ну я и пригрозил: «уеду, говорю, от Вас в Сибирь, а Вы тут все без меня сгниете, да и мальчика своего погубите, коли от Бога отвернетесь, и к дьяволу попадете». Вот как, милый… «

Юсупов пишет, что Распутин работал на врагов России. Он рассказывал ему о своих руководителях и называл их «зелеными» и сказал, что «зеленые» живут в Швеции.

На вопрос князя, есть ли «зеленые» в России, Распутин ответил, что в России есть «зелененькие», друзья их:509

»… «зелененькие», друзья ихние, да еще наши есть, умные все люди»,

Однажды, когда князь был на квартире Распутина, он явился свидетелем того, как пришло к хозяину несколько человек. Распутин тогда был очень пьян. Он едва держался на ногах, но соображения не терял. Юсупова он спрятал в своем кабинете и сам пошел открывать дверь новым гостям. Князь, приоткрыв дверь, мог видеть их. Он пишет следующее:510

«Я мог рассмотреть тайных гостей Распутина лица у всех были неприятные. У четырех был, несомненно, ярко выраженный еврейский тип, трое других, до странности похожие между собою, были белобрысые с красными лицами и маленькими глазами. Одного из них, как мне показалось, я где-то видел, но не мог вспомнить, где именно Одеты они все были скромно, некоторые из них сидели, не снимая пальто.

Распутин среди них совсем преобразилс Небрежно развалившись, он сидел с важным видом и что-то им рассказывал.

Вся группа эта производила впечатление собрания каких-то заговорщиков, которые что-то записывали, шепотом совещались, читали какие-то бумаги. Иногда они смеялись.

У меня мелькнула мысль не «зелененькие» ли это, о которых мне рассказывал Распутин?

После всего того, что я от него слышал, у меня не было сомнений, что передо мною было сборище шпионов…»

Когда эта группа покинула Распутина, он появился перед князем с веселым и самодовольным видом. Юсупову было трудно бороться с тем чувством отвращения, которое охватило его при виде этого негодяя, и он, быстро простившись с ним, уехал.

Как-то, при очередной встрече с Распутиным, последний говорил князю, как надо подавлять в себе гордыню:511

«А вот что, милый, бабы эти хуже мужчин, с их то и надо начинать. Да… Вот вожу я всяких барынь в баню, приведу их туда и говорю: раздевайся теперича и мой меня, мужика… Ну, ежели, которые начнут жеманиться, кривляться, у меня с ними расправа коротка…………..тут вся гордыня и соскочит…»

Юсупов пишет:

«Я молча с ужасом его слушал, боясь своими вопросами или замечаниями прервать этот чудовищный рассказ, совершенно непередаваемый в печати…»

Распутин продолжал:

»… А знаешь ты Бадмаева? Ужо познакомлю тебя с ним. Вот у него лекарства какие хочешь, вот уж это настоящий доктор. Что там Боткины и Деревенки - ничего они не смыслят… У Бадмаева средства все природные, в лесах, в горах добываются, насаждаются Господом Богом и, значит, Божеская благодать в них».

«Григорий Ефимович, - перебил его Юсупов, - а что Государя и Наследника тоже лечат этими средствами?»

«Как не лечат. Даем им. Сама (Императрица) и Аннушка доглядывают за этим. Боятся они все, что Боткин узнает, а я им и говорю: коли узнает кто из ваших докторов про эти мои лекарства, больному заместо пользы от них, только большой вред будет. Ну, вот, они и опасаются - все делают втихомолку».

«Какие же это лекарства, которые вы даете Государю и Наследнику?»

«Разные, милый, разные… Вот ему Самому-то дают чай пить и от этого чаю благодать Божия в нем разливается, делается у него на душе мир, и все ему хорошо, все весело. .."512

Когда князь Юсупов пришел к Распутину для «лечения», то произошло следующее:513

«Старец» уложил князя на диван и стал пристально на него смотреть, поглаживая его по груди, шее и голове. Затем он опустился на колени, положив обе руки на лоб Юсупова. В такой позе он простоял довольно долго. Потом, быстрым движением, Распутин вскочил на ноги и стал делать пассы.

Юсупов почувствовал, что сила гипноза начала охватывать его и разливаться теплотой по всему телу. Руки князи и ноги оцепенели и стали неметь. Он попытался что-то сказать, но язык не повиновался ему и он стал медленно погружаться в сон. Он видел только одни глаза Распутина, которые светились каким-то фосфорическим светом, увеличиваясь и сливаясь в один яркий круг. Этот круг то отдалялся от Юсупова, то снова приближался к нему. До слуха князя доносился голос «старца»- неясное бормотанье, но слов разобрать было невозможно.

В таком положении Юсупов лежал неподвижно, не имея сил ни кричать, ни двигатьс Только его мысль еще работала и он сознавал, что постепенно подчиняется власти этого страшного человека. Но он вскоре почувствовал, как в нем начала пробуждаться его собственная внутренняя сила, которая противодейстовала гипнозу и не давала телу и сознанию всецело подпасть под волю Распутина.

Через некоторое время он стал различать фигуру гипнотизера, его лицо и глаза. Страшный яркий круг совершенно исчез.

Распутин сказал:

«Ну, милый, вот на первый раз и довольно будет».

Он внимательно следил за князем, но вероятно, не заметил, что внутренняя сила Юсупова противодействовала его гипнозу.

«Это Божья благодать. Вот увидишь, как скоро тебе полегчает и вся болезнь твоя пройдет». - Сказал он.

Юсупов продолжал ездить к Распутину и тот доверял ему. Однажды Распутин сказал:514

«Знаешь, милый, смышленный больно ты и говорить с тобой легко: все сразу понимаешь. Захочешь - хоть министром сделаю, только согласись».

Такое предложение сильно смутило князя и он стал умолять Распутина отказаться от этой идеи.

Распутин, наконец, согласился:

«Ну, пожалуй, пускай будет по твоему, коли так. А редко вот, кто этак говорит, все больше меня просят: то устрой, это устрой; всякому что-нибудь нужно».

Ф. Юсупов:

«А как же вы эти просьбы исполняете?»

Распутин:

«Пошлю кого к министру, кого к другому важному лицу с моей записочкой, чтобы устроили, а то и прямо в Царское… Так вот и распределяю».

Юсупов:

«И вас все министры слушают?»

Распутин воскликнул:

«Все! Все… Ведь мной они поставлены, как же им меня-то не слушаться? Знают, что коли пойдут против меня, не сдобровать им…»

После этих встреч с Распутиным князь окончательно убедился, что в этом страшном человеке скрыто все зло и причина несчастий России. Юсупов понял хорошо, что если не будет Распутина, то не будет той сатанинской силы, в руки которой попали Государь и Императрица. Князь Юсупов думал, что Распутина нельзя щадить, что Распутин губит Россию и Династию, и своим предательством увеличивает количество жертв на войне.

Князь решил действовать. Он предложил Распутину приехать к нему в один из ближайших дней, чтобы провести вместе вечер. «Старец» давно хотел познакомиться с красавицей женой Юсупова, и охотно ответил, что с удовольствием приедет.

Член Государственной Думы Пуришкевич, речь которого в Думе наделала столько шума в стране, пишет о своей первой встрече с князем Юсуповым:515

«Сегодня, ровно в 9 час. утра, ко мне приехал князь Юсупов. Это молодой человек лет 30 в форме пажа… Он просидел у меня более двух часов…

«Ваша речь не принесет тех результатов, которых вы ожидаете», - заявил он мне сразу. «Государь не любит, когда давят на его волю, и значение Распутина, надо думать, не только не уменьшится, но, наоборот, окрепнет, благодаря его безраздельному влиянию на Александру Феодоровну, управляющую фактически сейчас государством, ибо Государь занят в Ставке военными операциями».

После этого вступительного слова, Юсупов сказал, что необходимо устранить Распутина, убив его, и предложил Пуришкевичу принять в этом участие. Пуришкевич согласилс

В план убийства был еще посвящен и доктор Лазоверт. Теперь заговорщиков было уже пять человек: князь Юсупов, Великий князь Дмитрий Павлович, поручик Сухотин, Пуришкевич и доктор Лазоверт.

9-го декабря (ст. ст.) 1916 г. В.М. Пуришкевич записал в своем дневнике следующее:516

«Боже мой! чем бы я ни занимался, где бы я ни был, с кем бы я ни был, о чем бы я ни говорил, - червем точит меня мысль везде и всюду: жив он - этот позор России; каждый час можно ожидать какой-либо новой неожиданности, каждый день он марает все более и более Царя и его Семью. Уже грязная клевета черни касается, на этой почве, чистых и непорочных Великих княжен - Царских дочерей, а этот гад, этот хлыст забирает что день, то больше и больше силы, назначая и смещая русских сановников и обделывая через шарлатанов вроде Симоновича и князя Михаила Андронникова свои грязные денежные дела».

Князь Юсупов провел несколько совещаний со всеми участниками заговора против Распутина.

Великому князю Дмитрию Павловичу было поручено найти подходящее место на Неве, куда можно было бы сбросить труп убитого Распутина.

Вечером, в день последнего совещания заговорщиков, Дмитрий Павлович приехал к Юсупову. Он был очень усталым после нескольких часов, проведенных в поисках удобного места на реке.

Юсупов пишет:517

«Мы долго с ним сидели и разговаривали в этот вечер. Он рассказал мне о своем последнем пребывании в Ставке. Государь произвел на него удручающее впечатление. По словам Великого князя, Государь осунулся, постарел, впал в состояние апатии и совершенно инертно относится ко всем событиям.

Слушая Великого князя, я невольно вспомнил и все слышанное мною от Распутина. Казалось, какая-то бездна открывалась и готовилась поглотить Россию».

В подвальном помещении дома князя Юсупова была отремонтирована и красиво обставлена комната, которую решили использовать для совершения убийства. К одиннадцати часам вечера были приготовлены чай, бисквиты и сладкие пирожные. Отдельно стояло вино и бокалы.

Доктор Лазоверт, надев перчатки, растолок палочки цианистого калия и, отделив верхний слой пирожных, всыпал туда яд. В бокалы вина тоже был всыпан цианистый калий.

Общее количество яда получилось огромное и, по словам доктора, во много раз сильнее той дозы, которая необходима для смертельного исхода.

Когда все было готово, Ф. Юсупов с доктором Лазовертом, переодетым под шофера, поехали за Распутиным.

Дверь Юсупову открыл сам хозяин. Одет он был в белую вышитую шелковую рубашку, подпоясанную малиновым шнуром, и в черные бархатные шаровары. На ногах его были новые высокие сапоги. Даже волосы на голове и бороде Распутин особенно тщательно расчесал и пригладил. От него пахло дешевым мылом. Повидимому, он много времени уделил своему туалету. Юсупов его никогда еще не видел таким чистым и опрятным.

«А что, к цыганам поедем?» - спросил Распутин.518

Князь ответил, что не знает, может быть.

Вышли они на темную площадку лестницы и стали спускаться в темноте. Распутин потянул князя вниз. Его рука причиняла Юсупову боль и ему хотелось закричать и вырватьс На него нашло какое-то оцепенение, и он потом не помнил, о чем они тогда говорили. В ту минуту князь хотел только одного: не чувствовать прикосновения этой ужасной руки и скорее увидеть свет, увидеть как можно больше света.

Когда они приехали и вошли в дом Юсупова, то услышали голоса друзей и веселую американскую музыку граммофона.

«Что это - кутеж?» - спросил Распутин.519

Князь ответил, что у жены гости, но что они скоро уйдут и предложил Распутину спуститься вниз и выпить чаю.

Сначала Распутин от чая и вина отказался, но потом стал пить чай и есть пирожные.

Действие цианистого калия должно было начаться немедленно, но, к изумлению Юсупова, Распутин продолжал с ним разговаривать, как ни в чем не бывало.

Потом гость стал пить вино. Пил он медленно, маленькими глотками, но лицо его не менялось, лишь иногда он прикладывал руку к горлу, точно что-то мешало ему глотать, и на вопрос Юсупова - что с ним? - ответил:

«так, пустяки, просто першит в горле».

Распутин сидел и пил. Глаза его лукаво улыбались и, казалось, что он говорил Юсупову:

«Вот видишь, как ты ни стараешься, а ничего со мною не можешь поделать».

Но внезапно выражение его лица изменилось. На смену слащавой улыбке, появилось выражение ненависти и злобы. Он смотрел на князя дьявольскими глазами.

Юсупов чувствовал, что теряет самообладание, что между ними идет глухая борьба; что еще мгновение и он будет побежден. У него кружилась голова и он уже ничего не сознавал. Очнувшись, он увидел Распутина, сидящим на том же месте. Голова его была опущена:

«Налей чашку, жажда сильная»- сказал он. Глаза его были тусклыми.

«Сыграй, голубчик, что-нибудь веселенькое, люблю, как ты поешь».

Юсупову было очень трудно петь, но он спел. Странным и жутким показался ему его собственный голос.

Время шло. Часы показывали половину третьего утра. Больше двух часов длился этот кошмар.

«А что будет, если мои нервы не выдержат больше?» - подумал он.

Князь поднялся наверх. К нему бросились его товарищи с револьверами в руках. Посыпались вопросы:

«Ну что, как? Готово? Кончено?»

«Яд не подействовал», - ответил Юсупов.

Все были поражены. Ведь доза была огромной. Тогда князь предложил, что он убъет Распутина выстрелом из револьвера. С большим трудом ему удалось уговорить своих сообщников предоставить ему самому покончить с Распутиным. Они долго не соглашались, боясь за него.

Юсупов с револьвером спустился вниз. Распутин сидел за чайным столом. Голова его была низко опущена и он тяжело дышал. Потом он поднял глаза на княз Взгляд его был тусклый, с бессмысленным выражением.

Юсупов предложил ему мадеры. Распутин выпил залпом и сразу оживился и стал предлагать князю ехать к цыганам. Последний отказался, ссылаясь на поздний час.

«Старец» сказал, многозначительно подмигнув: «Ничего, они привыкли. Иной раз всю ночку меня поджидают. Бывает, вот в Царском-то задержат меня делами какими важными, али просто беседой о Боге… Ну, а я оттудова на машине к ним и еду. Телу-то, поди, тоже отдохнуть требуетс.. Верно я говорю? Мыслями с Богом, а телом-то с людьми. Вот оно что!»

Юсупов в эту минуту мог ожидать от Распутина всего, но не такого разговора. И особенно его поражало то, что прозорливый Распутин, который все чувствовал и угадывал, теперь был далек от сознания своей близкой смерти. Как он не заметил, что за спиной князя в одной руке зажат револьвер?

«Господи, дай мне сил покончить с ним!» - подумал князь, и медленным движением вынул револьвер из-за спины.

«Куда выстрелить - в висок или в сердце», - мелькнуло в голове Юсупова. И точно молния пробежала по его телу и он выстрелил.

Распутин дико заревел по-звериному и повалился навзничь на медвежью шкуру.

На лестнице раздался шум. Это друзья князя спешили к нему на помощь. Второпях они зацепили за электрический выключатель и свет потух. Юсупов очутился в темноте. Наконец, зажгли свет и все бросились к Распутину. Он лежал на спине и лицо его подергивалось, глаза были закрыты. Через некоторое время Распутин совсем затих. Пуля прошла навылет в области сердца и сомнений не было, что он мертв.

Ф. Юсупов пишет:

«Настроение у всех было повышенное. Мы верили, что событие этой ночи спасет Россию от гибели и позора».

Великий князь Дмитрий Павлович, поручик Сухотин и доктор Лазоверт уехали, чтобы устроить фиктивный отъезд Распутина из дома Юсупова на тот случай, если тайная полиция проследила, - куда уехал Распутин. Для этого Сухотин, чтобы изобразить Распутина, переоделся в шубу и шапку «старца». Также они захватили и кое-что из одежды Распутина, чтобы сжечь это в топке санитарного поезда Пуришкевича.

Во дворце Юсупова остались только сам князь и Пуришкевич.

Почему-то Юсупов почувствовал смутную тревогу и желание пойти и посмотреть на тело Распутина.

Он спустился вниз. Распутин лежал на том же месте, где его оставили раньше. Но, прикоснувшись к нему, князь заметил, что тело его было еще теплое. Не зная, почему, он схватил Распутина за обе руки и сильно встряхнул. Тело поднялось, покачнулось и упало на прежнее место. Но внезапно, веко на левом глазу дрогнуло. Юсупов стал пристально вглядываться в Распутина и увидел, что его лицо начало конвульсивно вздрагивать все сильнее и сильнее. Потом его левый глаз приоткрылся и, через мгновение, и правое веко, также задрожав, приподнялось и оба глаза, с выражением дьявольской злобы, впились в княз

Юсупов застыл в ужасе. Мускулы его тела окаменели. Он хотел бежать, звать на помощь, но ни голос, ни ноги ему не повиновались. Он стоял, как прикованный, к каменному полу. И вдруг, Распутин, резким движением, вскочил на ноги. Из его рта шла пена. Он был ужасен. Он стал издавать страшный рев. Юсупов видел, как в воздухе метнулись сведенные судорогой пальцы, и они, как раскаленное железо, впились в плечо князя, стараясь схватить его за горло. Глаза Распутина скосились и совсем выходили из орбит. Хриплым шепотом он все время повторял имя Юсупова: «Феликс».

Князя обуял такой ужас, сравнить который нельзя было ни с чем.

Началась кошмарная борьба:520

«5 этом умирающем, отравленном и простреленном трупе, поднятом темными силами для отмщения своей гибели, было что-то до того страшное, чудовищное, что я до сих пор вспоминаю об этой минуте с непередаваемым ужасом.

Я тогда еще яснее понял и глубже почувствовал, что такое был Распутин: казалось, сам дьявол, воплотившийся в этого мужика, был передо мной и держал меня своими цепкими пальцами, чтобы никогда уже не выпустить…»

Но Юсупов рванулся и с невероятным усилием освободился из цепкой хватки дьявола-человека. Распутин, хрипя, повалился на спину, держа в руке погон князя, оборванный им во время борьбы. Он лежал неподвижно, весь скрючившись. Но вот он опять зашевелилс

Князь бросился наверх и стал звать на помощь Пуришкевича:

«Скорее, скорее револьвер! Стреляйте, он жив!» - кричал князь и побежал в свой кабинет, чтобы схватить резиновую палку, которую дал ему «на всякий случай» Маклаков.

Распутин, на четвереньках, быстро поднимался из нижнего помещения вверх, рыча и хрипя, как раненый зверь. Весь съежившись, он достиг потайной двери, которая вела во двор. Зная, что дверь заперта и ключ увезен уехавшими товарищами, Юсупов встал на верхней площадке лестницы, крепко сжимая резиновую палку.

Но к его изумлению и ужасу потайная дверь распахнулась и Распутин исчез в темноте.

Пуришкевич бросился за ним. Он пишет следующее:521

«То, что я увидел внизу, могло бы показаться сном, если бы не было ужасною для нас действительностью: Григорий Распутин, которого я полчаса тому назад созерцал при последнем издыхании, лежащим на каменном полу столовой, переваливаясь с боку на бок, быстро бежал по рыхлому снегу во дворе дворца вдоль железной решетки…

Первое мгновение я не мог поверить своим глазам; но громкий крик его в ночной тишине на бегу: «Феликс, Феликс, все скажу Царице»… убедил меня, что это он, что это Григорий Распутин, что он может уйти, благодаря своей феноменальной живучести…

Я бросилса за ним вдогонку и выстрелил.

В ночной тиши чрезвычайно громкий звук моего револьвера пронесся в воздухе - промах!

Распутин наддал ходу; я выстрелил вторично на бегу - и… опять промахнулс..

Мгновения шли… Распутин подбегал уже к воротам, тогда я остановился, изо всех сил укусил себя за кисть левой руки, чтобы заставить себя сосредоточиться, и выстрелом (в третий раз) попал ему в спину. Он остановился, тогда я уже тщательнее прицелившись, стоя на том же месте, дал четвертый выстрел, попавший ему, как кажется, в голову, ибо он снопом упал ничком в снег и задергал головой. Я подбежал к нему и изо всей силы ударил его ногою в висок. Он лежал с далеко вытянутыми вперед руками, скребя снег и как будто бы желая ползти вперед на брюхе; но продвигаться он уже не мог и только лязгал и скрежетал зубами».

Князь Юсупов подошел к Распутину. Теперь он уже не подавал никаких признаков жизни.

Услышав выстрелы, ко дворцу спешил городовой, и из дома бежали двое служащих.

Князь стал говорить городовому, что это пустяки, что сегодня у него была вечеринка и кто-то из выпивших товарищей стал стрелять.

Вернувшись к трупу, Юсупов увидел, что тело переменило свое положение.

«Боже мой, он все еще жив!» - подумал князь и на него опять напал ужас при мысли, что Распутин вскочит и опять начнет его душить.

Юсупов вошел в свой дом. Ужасный шепот Распутина, звавшего его по имени, преследовал его. В глазах Юсупова темнело, ему стало плохо.

Пуришкевич нашел князя в уборной. Он стоял над умывальником, держал голову руками, и отплевывалс

«Голубчик! что с вами, успокойтесь, его уже больше нет! Я с ним покончил! Идем со мною, милый, к вам в кабинет».

Испытав тошноту, Юсупов посмотрел на Пуришкевича блуждающим взглядом, но повиновалс Пуришкевич увел князя на его половину. Юсупов шел и все время повторял: «Феликс, Феликс, Феликс…»

В это время вернулся городовой и стал опять спрашивать о выстрелах. Пуришкевич рассказал ему всю правду и просил молчать. Городовой ответил:

«Хорошее дело совершили. Я буду молчать; а вот коли к присяге поведут, тут, делать нечего, - скажу все, что знаю; грех утаить».

Труп Распутина уже внесли в дом и положили на нижней площадке лестницы.

Юсупов чувствовал себя плохо: голова кружилась и он едва мог двигатьс Но он все же взял со стола резиновую палку и пошел к трупу.

Тяжелое и отталкивающее впечатление производило это тело: из всех его ран обильно лилась кровь. Юсупову хотелось убежать и забыть эту страшную действительность, но что-то влекло его к трупу. Он бросился к нему и начал избивать его резиновой палкой. Бил он Распутина в бешенстве и остервенении, куда попало… Тщетно старались остановить князя, но он все продолжал бить, а потом потерял сознание…

В.М. Пуришкевич пишет:522

«Я, стоявший наверху у перил лестницы, в первое мгновение ничего не понял и оторопел тем более, что и к моему глубочайшему изумлению, Распутин даже и теперь еще, казалось, подавал признаки жизни!

Перевернутый лицом вверх, он хрипел, и мне совершенно ясно было видно сверху, как у него закатился зрачек правого, открытого глаза, как будто глядевшего на меня бессмысленно, но ужасно (этот глаз я и сейчас вижу перед собою)».

В это время Великий князь Дмитрий Павлович, поручик Сухотин и доктор Лазоверт вернулись в закрытом автомобиле за трупом Распутина.

Завернув его в сукно и положив в автомобиль, они повезли его на Петровский остров.

Этот страшный путь с мертвецом описывает В.М. Пуришкевич.523 Он пишет, что дорога дальше пошла скверной и стали попадаться ухабы, на которых, лежавший на полу машины труп Распутина подпрыгивал несмотря на то, что на нем сидел солдат. По телу В. Пуришкевича пробегала нервная дрожь, когда его колена касался труп. Он , несмотря на мороз, еще не застыл, а был мягким. Подъезжая к мосту, с которого заговорщики собирались сбросить убитого в реку, князь Дмитрий Павлович замедлил ход машины и остановился у перил моста. Как можно тише открыв дверцу автомобиля, выскочил наружу В.М. Пуришкевич, а за ним солдат и доктор Лазоверт. К ним подоспел и, сидевший рядом с князем, поручик Сухотин. И все они вчетвером, раскачав труп Распутина, с силою бросили в прорубь, которая находилась перед мостом. Но второпях они забыли привязать к телу убитого гири. Пришлось эти гири побросать отдельно в прорубь, а цепи, которыми собирались привязать гири к телу, засунули в шубу Распутина и бросили тоже в прорубь. Затем, обыскав машину, нашли в ней бот убитого, и доктор Лазоверт швырнул его с моста в прорубь. Все это заняло не более двух или трех минут, после чего заговорщики сели в машину, и князь Дмитрий Павлович зажег опять фары и направил автомобиль вперед через мост…

Чтобы скрыть следы преступления, князь Юсупов пожертвовал одной из своих собак, которую застрелили, а потом протащили по следам Распутина, когда он полз по снегу, и оставили ее там.

Утром к князю явился полицмейстер, генерал Григорьев, который хотел узнать подробности ночных выстрелов.

Ф. Юсупов постарался убедить генерала, что ничего страшного там не произошло. Удовлетворенный пояснениями Юсупова, полицмейстер поехал к градоначальнику.

Сразу после отъезда генерала, раздался телефонный звонок. Это звонила Мария Головина, которая, находясь в страшном волнении, просила князя скорее приехать к ней.

Для Ф. Юсупова было невыносимо лгать ей в лицо. Но он это сделал. Мария Головина сказала, что Императрица и Анна Вырубова уверены в том, что Распутин убит, и убит именно во дворце княз Юсупов постарался успокоить Марию.

Ф. Юсупову пришлось написать письмо Государыне. Это была скорее докладная записка. Там он, конечно, все отрицал и повторял ту версию, которую передал генералу Григорьеву: о ночной вечеринке во дворце, и о том, что кто-то из гостей, уезжая, выстрелил во дворе.

Потом князь поехал к своему дяде, председателю Государственной Думы, Родзянко, который знал, что племянник готовит покушение на Распутина.

В коротких словах Ф. Юсупов сообщил Родзянко и его жене о случившемся, и, прощаясь, сказал:524

«Теперь мы отойдем в сторону и предоставим действовать другим. Дай Бог, чтобы общими усилиями можно было воздействовать на Государя и дать ему возможность увидеть всю правду, пока еще не поздно. Более благоприятный момент для этого трудно себе представить».

Родзянко ответил:

«Я уверен, что убийство Распутина будет понято, как патриотический акт, и что все, как один человек, объединятся и спасут погибающую Родину».

Ф. Юсупов решил сразу же уехать из Петрограда в Крым. Когда же он приехал на вокзал, то к нему подошел жандармский полковник, и очень волнуясь сказал, что по приказанию ее Величества, выезд князю из столицы запрещен. Юсупову пришлось вернуться к себе домой.

Великому князю Дмитрию Павловичу позвонил по телефону генерал-адъютант Максимович и заявил, что по приказанию Государыни Императрицы он арестован и не может покидать своего дворца.

Великий князь был этим очень расстроен, так как Государыня не имела на это права. Только Император мог отдать приказ об аресте члена Императорской фамилии.

В это время были перехвачены две телеграммы, которые послала Великая княгиня Елизавета Феодоровна: одну телеграмму она послала великому князю Дмитрию Павловичу, а другую - княгине Юсуповой.

В книге Воейкова «С Царем и без Царя» имеется текст этих телеграмм:525

1. «Москва, 18-12, 9.30. Великому князю Дмитрию Павловичу. Петроград. Только-что вернулась вчера поздно вечером, проведя неделю в Сарове и Дивееве, молясь за вас всех дорогих. Прошу дать мне письмом подробности событий. Да укрепит Бог Феликса после патриотического акта, им исполненного.

Элла».

2. «Москва, 18-12, 8.52. Княгине Юсуповой. Кореиз. Все мои глубокие и горячие молитвы окружают вас всех за патриотический акт вашего дорогого сына. Да хранит вас Бог. Вернулась из Сарова и Дивеева, где провела в молитвах десять дней.

Елисавета».

Великая княгиня Елизавета Феодоровна видела в Распутине темную силу, и думала, что князь Ф. Юсупов, убив его, исполнил то, что было предназначено ему Провидением.

Протопопов прочитал эти личные телеграммы Великой княгини, снял с них копии и отправил их в Царское Село Императрице. Вследствие этого, Государыня решила, что и ее сестра причастна к заговору.

19 декабря из Ставки приехал Государь. Сопровождавшие его рассказывали, что после получения известия о смерти Распутина, Император находился «в таком радостном настроении, в каком его не видали с самого начала войны».

Князь Юсупов пишет:526

«Очевидно, Государь сам почувствовал и поверил, что, с исчезновением «старца», с него спадут тяжелые оковы, которые его связывали и которых он не имел сил с себя сбросить. Но лишь только он возвратился в Царское Село, как его душевное состояние резко изменилось, и он снова оказался всецело под влиянием окружающих».

Труп Распутина был найден в проруби у Петровского моста. Сначала на мосту нашли галошу Распутина с пятнами крови. Снег в этом месте был покрыт следами ног и изъезжен автомобильными шинами.

Князь Юсупов пишет, что достаточно назвать - кто присутствовал при осмотре моста по делу убийства Распутина, чтобы убедиться, какой «государственной катастрофой» являлась его смерть. Там были:527

«высшие чины Министерства Юстиции с министром во главе, прокурор Петроградской Судебной Палаты, Товарищ прокурора, судебный следователь по особо важным делам и представитель Министерства Внутренних Дел…»

Были вызваны водолазы, которые в течение двух с половиной часов производили обследование речного дна.

Вскоре обнаружили, недалеко от полыньи, примерзший ко льду рукав бобровой шубы Распутина. Лед прорубили около этого места и извлекли труп Распутина.

В это время к Петровскому мосту прибыли: министр Внутренних дел Протопопов, главный начальник Петроградского Военного округа, начальник Охранного отделения и другие чины администрации.

При осмотре трупа оказалось, что его ноги и руки были связаны веревкой, а правая рука была крепко сжата в кулак.

На теле Распутина обнаружили две пулевые раны, признанные врачами смертельными: одна в области груди, а другая на шее. Тело положили в деревянный гроб и перевезли в Чесменскую богадельню для вскрыти Но по приказанию Императрицы, вскрытие было остановлено. Вскоре прибыл богато отделанный дубовый гроб и труп увезли в неизвестном направлении.

Арестованные во дворце князь Юсупов и Великий князь Дмитрий Павлович читали газеты и слушали рассказы тех, кто их навещал.

Князь Юсупов пишет,528 что он видел среди людей боязнь проявить смелую инициативу, видел лишь одно пассивное ожидание завтрашнего дн Лица, которые имели возможность действовать, отходили в сторону, и, как бы нарочно, давали дорогу другой слепой силе рока, которая решала судьбу России. Родственники Государя, сплотившись, могли бы повлиять на Императора, что привело бы к положительным результатам. Государь узнав в Ставке о смерти Распутина, был в радостном состоянии духа, следовательно, он понимал весь вред Распутина для России. Приехав же в Царское Село, Император очутился в атмосфере негодования против князя и его сообщников, негодования, которое было настолько велико, что во дворце поднимался вопрос о суровом наказании Юсупова и Дмитрия Павловича, вплоть до расстрела.

Князь Юсупов пишет:

«Одна за другой гасли наши недавние радостные надежды, ради которых мы решились на убийство Распутина и пережили весь кошмар незабываемой ночи с 16-го на 17-ое декабр..

Сколько было во мне и во всех нас чисто юношеской веры в то, что одним ударом можно победить зло!..

Еще печальнее было бы предположить тогда, что появление Распутина не было несчастной случайностью, а стояло в какой-то невидимой внутренней связи с тем незаметным процессом разложения, который совершался уже в какой-то части русского государственного организма…»

Князь Юсупов говорит, что весть об убийстве Распутина была принята жителями Петрограда с восторгом. Люди на улицах останавливались и поздравляли друг друга. То же самое наблюдалось и в армии.

Великая княгиня Мария Павловна, сестра Дмитрия Павловича, приехала из Пскова и передала брату и Юсупову свои впечатлени Она рассказывала, что в армии смерть Распутина вызвала огромное воодушевление, что там верят, что Император теперь разгонит окружившую его распутинскую клику и призовет к себе новых честных и благородных людей.

Из Киева приехал Великий князь Александр Михайлович. Он отправился в Царское Село, чтобы говорить с Государем о судьбе Дмитрия Павловича и Юсупова.

Результатом этого свидания явилось распоряжение Императора отправить Великого князя Дмитрия Павловича в Персию в распоряжение генерала Баратова.529 Князю же Юсупову было приказано покинуть Петроград и ехать в свое имение «Ракитное» в Курской губернии.

В заключение этой главы об убийстве Распутина, хочу привести последнюю запись из дневника В.М. Пуришкевича, который, простившись с Юсуповым, Дмитрием Павловичем и Сухотиным, вернулся в свой санитарный поезд и отправился на фронт. Эта запись очень трогательная и наводит на глубокие размышлени В.М. Пуришкевич, большой патриот нашей Родины России, лежа в своем купе, записал 18-го декабря (ст. ст.) 1916 года следующее:530

«Еще темно, но я чувствую, что день уже близок. Я не могу заснуть. Вихрем проносится в разгоряченном мозгу моем рой быстро сменяющих одна другую мыслей. Я не могу забыться; я думаю о будущем, не мелком, не личном, нет, а о будущем того великого края, который дороже мне семьи и жизни, - края, который зову Родиной.

Боже мой! Как темно грядущее в эти тяжелые годы ниспосланных нам рукою Всевышнего бранных испытаний.

Вынесем ли мы всю тяжесть бремени духовной непогоды, или обессилим, и уставшие и измученные, веру в себя потерявшие, утратим и то место в мире, которое занимали мы в течение многих веков нашего исторического существовани

Кто скажет? Кто ответит? Кто сдернет завесу, рассеет туман, застилающий грядущие дали?

Великий ли мы народ, способный в русле национальной реки пробивать себе путь вперед, поглощая в водах своих другие племена и мелкие народы, или? Или для нас все кончено, и мы, изжившиеся, измельчавшие, растленные ходом времени, обречены стать лишь ареною борьбы между собою других племен, других народов, почитающих славянство низшею расою, способною лишь утучнять чужие поля стран, шествующих по костям его к свету, к знанию и к мировому господству, коего нам достичь судьбою не дано!

Кто скажет? Кто ответит? Кто предречет поток событий в густом молочном тумане просыпающегося дня?…»

В.М. Пуришкевич был свидетелем революции в России, но он не увидел полного разорения любимой его Родины. Он вскоре скончалс531


Примечания:



5

В девятнадцатом веке разница между старым стилем и новым составляла 12 дней



50

Там же, с.421.



51

The Secret Letters of the Last Tsar,с.211.



52

Всеобщая забастовка и попытка восстания в Москве в декабре мес.



53

М.П. Бок «П.А. Столыпин. Воспоминания о моем отце.» Издательство «Либерти» Нью-Йорк, 1990, с.31.



505

Эта глава написана на основании книг: Князя Ф.Ф. Юсупова «Конец Распутина», Воспоминани Изд. «Лев», Париж, 1927, и В.М. Пуришкевича, из дневника, «Убийство Распутина». Русское книгоиздательство Я. Поволоцкий и Ко, Париж, 1923



506

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», с. 68.



507

Там же,сс. 81,82.



508

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 95-97.



509

Кн Ф Ф Юсупов «Конец Распутина», с 105.



510

Там же, с 119



511

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 112,113,114.



512

Ни в письмах Императрицы супругу, ни в ответных письмах Государя - нигде не говорится о лекарствах Бадмаева.



513

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 106-109.



514

Там же,сс. 110, 111.



515

В.М. Пуришкевич «Убийство Распутина», сс. 19,20.



516

Там же, с. 53.



517

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», с. 134.



518

Там же, с. 144.



519

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 149-160.



520

Кн Ф Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс 165-172.



521

В.М. Пуришкевич «Убийство Распутина», сс. 81,82,84.



522

В.М. Пуришкевич «Убийство Распутина», с. 85.



523

Там же, сс. 92,93.



524

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс. 190,191.



525

Дворцовый комендант Государя Императора В.Н. Воейков «С Царем и без Царя». Воспоминания последнего Дворцового коменданта Государя Императора Николая II. Москва, изд. «Родник», 1994, с. 112.



526

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», с. 204.



527

Там же, с. 208.



528

Кн. Ф.Ф. Юсупов «Конец Распутина», сс.216-220.



529

Этим приказом Великий князь был фактически спасен от смерти от рук большевиков.



530

В.М. Пуришкевич «Убийство Распутина», с. 99.



531

В книге Аарона Симановича «Распутин и евреи», на с. 198 написано, что Пуришкевич, после революции, попал в Новороссийск, где заболел тифом и был помещен в лазарет, где врачебный персонал состоял исключительно из евреев. Когда Пуришкевич находился уже на пути к выздоровлению, две сестры, во время припадка, дали ему выпить холодное шампанское, и он скоро после этого скончалс





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх