ГЛАВА 3

Жизнь молодых Государя и Государыни в Аничковом дворце. Рождение Великой княжны Ольги. Блистательная коронация Императора Николая II. Несчастье на Ходынским поле.


Молодой Император с супругой жили в Аничковом дворце, там же, где и Вдовствующая Императрица.

Днем Николай II занимался государственными делами, а Александра Феодоровна учила русский язык с г-жой Шнейдер. Обедали вместе с Императрицей Марией Феодоровной. Государь не хотел оставлять мать одну, продолжавшую тяжело переживать свое горе - смерть супруга.

В Аничковом дворце хозяйкой была Мария Феодоровна. Она распоряжалась во дворце и занимала первое место за столом. Император оказывал своей матери внимание, и даже спрашивал советов в политических вопросах в присутствии своей супруги. Александра Феодоровна все это замечала.

В одном из писем своему другу в Германию она жаловалась на одиночество, говоря, что чувствует себя в Аничковом дворце гостьей, что мало видит своего мужа.

Когда Александра Феодоровна жила в Аничковом дворце, ее единственным и самым дорогим времяпрепровождением были вечера, когда Император мог оторваться от своих занятий на час или полтора и покататься с ней по Петербургу и его окрестностям в санях.

Закутавшись в шубу, Александра Феодоровна сидела рядом с любимым мужем и тогда ее счастью не было предела. Снег блестел при лунном свете бесчисленными огнями радуги, морозный ветер бил в лицо, и мимо проносился величественный Санкт-Петербург с его сказочной архитектурой.

Императрица стремилась скорее приступить к своим новым обязанностям, связанным с ее высоким званием. Она хотела начать посещение госпиталей, благотворительных учреждений, принимать у себя, но Аничков дворец был слишком мал. Императорская чета занимала там только пять комнат, и в то время, как Император работал с министрами, Государыня сидела в своей спальне, занимаясь русским языком или вышиванием.

Было решено переехать во дворец в Царском Селе, но его необходимо было отремонтировать и обставить новой мебелью.

Из Москвы приехала Великая княгиня Елизавета Феодоровна и стала помогать сестре в планах, чтобы обновить и декорировать Зимний дворец и дворец Царского Села.

Елизавета Феодоровна была незаурядной художницей и обладала чувством красоты. Она много помогала Царице Александре в выборе мебели и в отделке комнат.

Любимым цветом Императрицы был сиреневый, и она любила живые цветы, которые стояли в вазах во всех ее комнатах.

Александре Феодоровне нелегко было привыкать к новой стране, к новым порядкам при дворе. Она скучала по своему дому в Дармштадте. Одна из последних нитей, которая связывала ее с Дармштадтом, разрывалась, когда ей пришлось расстаться со своей фрейлиной, баронессой Гранси. Г-жа Гранси, или как ее называла Александра Феодоровна, - «Гретхен», теперь возвращалась домой, в Дармштадт.

Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна приставила к Царице Александре двух новых фрейлин: княгиню Голицыну и графиню Ламсдорф.

Мария Михайловна Голицына была типичной «гранд-дамой» старого времени. Она была строгой и требовательной в отношении к другим и к себе. Сначала она пугала Александру Феодоровну своим суровым видом, но потом Государыня привыкла к ней и полюбила ее.

Г-жа Голицына не сумела помочь молодой Царице Александре войти в атмосферу двора.

Когда Государыне представляли дам высшего общества, или представительниц каких-либо благотворительных организаций, М. Голицына, зная каждую из них, не «подсказывала» ей тему для разговора. Княгиня думала, что одно только присутствие Государыни достаточно и делает большую честь этим дамам…


Прошло некоторое время и Государыня почувствовала, что ожидает ребенка. Супруги были счастливы. Они надеялись, что родится сын, наследник престола, но родилась девочка, Ольга. Родители радовались малютке. Впереди было еще много лет, и они мечтали, что следующим будет сын.

Когда родилась Ольга, 101 залп из пушечных орудий Петропавловской крепости известил народ о рождении девочки.20

Ольга появилась на свет в ноябре 1895 года уже в Царском Селе. Елизавета Феодоровна приехала из Москвы, чтобы быть со своей сестрой. Она помогала ей и при родах. Вдовствующая Императрица тоже поспешила в Царское Село, когда узнала, что время рождения младенца приближаетс

Девочка родилась крупной. Она при рождении весила 9 фунтов, и это с гордостью записал Император в своем дневнике.

Александра Феодоровна была примерной матерью. Она сама кормила ребенка, нянчила и купала, вязала своей девочке носочки, чепчики, кофточки, вышивала ей рубашечки, укладывала ее спать и пела ей колыбельные песни.

Государь любил читать вслух своей супруге в свободное от работы врем Сначала это были книги на французском языке, когда Александра Феодоровна еще хорошо не владела русским языком, а вместе с тем и хотела улучшить свой французский. Но потом чтение книг перешло на русский язык. Молодая Царица усердно занималась русским языком.

Основываясь на чтении, она постепенно стала понимать свою новую страну, Россию, и ее народ. Через книги она познала русского крестьянина, но познала его не совсем правильно. Она идеализировала русского мужика. Она представляла его простым, невинным ребенком с его твердой верой в Бога и преданностью своему царю. Царица думала, что будущность России лежит в крестьянстве, в этом сословии народа, которое еще не испорчено цивилизацией.

Александра Феодоровна стала интересоваться всем русским -русской историей, поэзией, искусством, музыкой. Она полюбила русскую мелодию и часто исполняла на рояле пьесы русских композиторов.

Императрицу привлекала русская старина, быт России, ее далекое, таинственное прошлое с царицами, которые в кокошниках, увешанные драгоценностями, сидели в своей половине дворца. Она полюбила церковные службы, такие изумительные по своей красоте, богатые облачения духовенства, запах ладана, старинные иконы, пение хора. Она так этим всем прониклась, что стала чисто русской царицей по своему духу и мировоззрению.

Император Николай II был очень религиозным. Он искренно молился с большой верой в Бога. Это можно было заметить по выражению его глаз, когда он стоял в храме. Он был очень рад, что его супруга так сознательно подошла к Православию и стала истой его последовательницей.

Сделавшись супругой Российского Императора, Александра Феодоровна хотела, прежде всего, исполнять свой долг перед Россией, долг и обязанности императрицы. Она ставила этот долг выше своих личных интересов.

Если бы Александра Феодоровна жила при русском дворе еще при жизни Императора Александра III, как супруга наследника, то Мария Феодоровна научила бы ее - как проводить приемы, устраивать аудиенции, балы и как вести себя, будучи императрицей. Александра Феодоровна узнала бы все и всех при дворе, привыкла бы к его сложному этикету, и вошла бы в роль императрицы совободно и легко. Но этого не случилось, и молодой, двадцатидвухлетней Царице надо было самой обучаться всему.

Родственники Государя не поняли ее и не поспешили ей на помощь. Некоторые, даже наоборот, издали с интересом наблюдали за ней и критиковали ее, видя, в какое трудное положение попала молодая, неопытная Государын

Александра Феодоровна даже побаивалась некоторых родственников. Особенно ее смущали дяди Императора, которые вели себя самоуверенно и «осаждали» его своими советами.

Самыми близкими из родственников к Царице Александре были сестра Императора Ксения, и ее муж, Великий князь Александр Михайлович.

Великая княгиня Елизавета Феодоровна жила с супругом в Москве. Он занимал пост генерал-губернатора, а она работала, помогая во всем мужу. Она не могла даже на время отлучиться из Москвы, чтобы помочь своей сестре. Да она и не очень желала этого. Из ее письма королеве Виктории видно, какие разговоры и сплетни начали развиваться при дворе:21

»… хорошо, что мы не живем в одном городе, особенно вначале. Вы знаете, какие люди злобные, и любовь между двумя сестрами никогда не будет принята просто, Или они скажут - что я интригую и честолюбива - две вещи, к которым я несклонна; или же, что Аликс ничего не может сделать без моего совета - что также неправильно…»

После годичного траура по покойному Императору, наступил сезон выходов: приемы дипломатов, официальных лиц, балы в Зимнем дворце и другие увеселени Это было первое испытание для молодой Царицы.

Балы в Зимнем дворце открывались полонезом, и Император с Императрицей должны были танцевать. Александра Феодоровна танцевала не для удовольствия, а тогда когда ей это было положено по этикету двора. Она не любила пышных придворных балов. Если она робела на маленьких приемах в Дармштадте в присутствии своих друзей, то здесь, когда на балах бывало до двух тысяч незнакомых людей, она совершенно терялась.

Когда все становились в круг и ей представляли молодых девушек высшего света, то Императрица от волнения забывала свой французский язык, смущалась и не могла заставить себя улыбнутьс Это неловкое чувство передавалось и окружающим. Государыня это сознавала, ее губы сжимались и на лице проступали красные пятна. Не находя теплых слов для девушки, она протягивала ей свою руку для поцелуя и этим заканчивала неудавшийся разговор с дебютанткой.

У Императрицы бывали каждый день многочисленные приемы дам. Она не знала, о чем разговаривать с каждой из них, и в этом, как сказано выше, ее ближайшая фрейлина, М. Голицына, не умела ей помочь.

Не привыкшая еще к придворной жизни, Царица иногда делала ошибки, которые сразу же подхватывались обществом. Это общество не понимало Александру Феодоровну. Пошли разговоры, что Императрица гордая и надменна Молодая, неопытная Государыня была этим запугана и ушла в себя, и это часто создавало натянутые отношения при дворе.

Согласно указу Императора Павла I, вдовствующая императрица занимала главенствующее место при дворе, а супруга императора -второе.

Во всех выходах Императрица Мария Феодоровна шла первая под руку с Государем, а Александра Феодоровна следовала за ней с одним из великих князей.

Молодая Царица была всегда очень пунктуальной, а Мария Феодоровна часто запаздывала к выходу. Поэтому нередко случалось, что Александре Феодоровне приходилось у дверей дожидаться Вдовствующей Императрицы.

Мария Феодоровна, как мать, хотела быть ближе к сыну-Императору, но Александра Феодоровна, как супруга, теперь занимала первое место в сердце Государ Царица-мать продолжала заведывать ведомством «Императрицы Марии» и была председательницей общества Красного Креста. Она выдавала шифры отличившимся воспитанницам институтов.

Отношения между Вдовствующей Императрицей и Александрой Феодоровной были внешне хорошими, но внутреннего сближения у них не было.

Александра Феодоровна начала посещать благотворительные учреждени Ходила она вместе с Императором по больницам и приютам. Но большого усердия она сначала здесь не могла проявить, так как приближалось время коронации, и все ее мысли были заняты предстоящим торжеством.

Коронация должна была состояться в 1896 году. Государь пожелал короноваться в мае месяце. В мае венчался на царство и его незабвенный отец, Император Александр III. По установленной традиции, чин священного коронования происходил в Москве, в первопрестольном граде земли Русской.

Задолго до этого дня в Москву стал стекаться народ со всех сторон России. Об этом великом торжестве говорили везде: и в столице, и в городах, и в деревнях. Народ уже успел полюбить своего нового молодого Цар Все православные русские люди молились за него, чтобы Господь благословил его и дал ему спокойное и благополучное царствование.

Император прибыл в Москву 21го мая, в день праздника перенесения мощей Святителя Николая Чудотворца.22

К этому дню на Красной площади были устроены трибуны, где сидели в ожидании прибытия Государя те, кто успел достать себе пропускной билет. А вокруг стояли несметные толпы народа. Каждый хотел взглянуть на своего Цар

Около трех часов пополудни колокольный звон всех московских церквей и пушечные залпы известили о том, что торжественный въезд в Москву началс

Первым появился взвод жандармов, а за ними Императорский Конвой. Проехали в золоченых каретах сановники, потом кавалергарды. Прогарцевали на изящных скакунах правители народов Азии в красочных костюмах, за ними опять кавалергарды, и вот, раздалось далекое «ура». Оно приближалось и ширилось и вскоре загремело с невероятной силой. Казалось, что нет и не будет ему конца.

Войска взяли на караул. Оркестр заиграл государственный гимн «Боже, царя храни», и на белом арабском коне появился Император. Он ехал медленно, приветливо кланялся народу. Лицо его было взволновано и бледно.23

Кортеж проследовал к Иверской часовне, где Император с матерью и супругой приложились к чудотворному образу Иверской Божией Матери.24


До дня коронования Императорская чета находилась в Александрийском дворце, где говела и готовилась к священному таинству.

Когда этот день, 26-е мая, наступил, уже с раннего утра массы народа потянулись к Кремлю. Утро выдалось тихое, светлое. На небе -ни облачка. Казалось, что сама природа красуется и радуетс

Уже в 7 часов утра загремели залпы и понесся благовест колоколов. От ступеней Красного крыльца до самого Успенского собора вытянулись рядами конногвардейцы. На особом возвышении разместился придворный оркестр и хор.

Успенский собор был празднично украшен. Этот собор, построенный на месте старого собора Иоанном III, видел в своих стенах коронование многих царей и императоров Российских. Особый благоговейный трепет охватывает каждого русского, православного, кто вступает под его исторические своды.

Император Николай II для своего коронования выбрал трон царя Михаила Феодоровича, на котором короновался его отец. Этот трон и трон его супруги, Александры Феодоровны - престол царя Иоанна III, стояли на широкой площадке, обтянутой малиновым плюшем, посередине храма.

Духовенство, в великолепных облачениях, вышло из собора и собралось на паперти храма в ожидании Высочайших особ.

Первой, под балдахином, прошла в собор Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна и заняла свое место на приготовленном для нее тронном кресле. Затем духовник Императора, протопресвитер Иоанн Янышев, окропил святой водой путь следования Императорской четы.

Зазвучали трубы и литавры. Это трубачи извещали народ, что начинается Высочайшее шествие. Придворный оркестр и хор стали исполнять торжественное произведение Чайковского «Фанфары».

Первым шел взвод кавалергардов, за ними пажи и нескончаемое шествие представителей земства и городов. Все это переливалось золотом и разными красками, сверкая на солнечных лучах. Процессия спускалась с Красного крыльца к Успенскому собору, и пройдя насквозь собор, собиралась в Синодальной палате, чтобы по окончании церемонии идти обратно во дворец таким же порядком.

Войска взяли на караул - выносили императорские регалии. Сначала прошли два герольда и гренадер со знаменем, а за ними пронесли в собор государственный меч, государственое знамя, печать, порфиру Императора и Императрицы, большую бриллиантовую цепь ордена св. апостола Андрея Первозванного, скипетр, державу и две короны - Государя и Государыни.

Когда Император с супругой появились на ступенях Красного крыльца, грянуло «ура», подхваченное необозримой массой народа, и перебросившееся за пределы Кремл Оркестры заиграли государственный гимн, и все это слилось с радостным переливом колоколов.

Николай II был в форме полковника Лейб-Гвардии Преображенского полка, в Александровской ленте через плечо и с орденом св. Андрея Первозванного. На Александре Феодоровне было платье русского придворного покроя из серебряной парчи.

Императорская чета под роскошным балдахином проследовала к Успенскому собору, где на паперти Московский митрополит приветствовал их словом. Санкт-Петербургский митрополит поднес им крест, а Владыка Киевский окропил их святой водой.

Под пение псалма «Милость и суд воспою Тебе, Господи», Государь с супругой, в предшествии духовенства, вошли в храм. Прежде чем сесть на троны, Император с Императрицей совершили три поклона перед Царскими вратами и приложились к местным иконам.

Священный обряд коронования началс Государь громко и отчетливо прочитал Символ веры, осеняя себя крестным знамением. После хорового исполнения молитвы «Спаси, Господи, люди Твоя», было прочитано пророчество Исаии, послание св. апостола Павла и св. Евангелие. Два митрополита - Петербургский и Московский взошли на тронное место и при помощи ассистентов надели на Императора порфиру и бриллиантовую Андреевскую цепь. Потом митрополит Петербугский благословил Государя и положил крестообразно на его голову свои руки, читая особую молитву. Затем он принял с бархатной подушки корону и передал ее Императору, и Царь сам возложил ее себе на голову. И последние регалии, которые вручил митрополит Государю, были скипетр и держава.

Теперь началось коронование Императрицы. Она опустилась на колени перед супругом, и он, сняв с себя корону, коснулся ею головы Александры Феодоровны, и вслед за тем - увенчал ее малой короной и надел на нее порфиру.

В храме раздалось громогласное «многая лета», провозглашенное протодиаконом венчанному на царство Государю и Государыне.

На Москва-реке раздались залпы орудий и колокольный звон Ивана Великого и всех церквей московских, извещая русский народ о совершении короновани

Император Николай II, встав на колени, прочитал громким голосом молитву, где он просил Бога вразумить его, чтобы управлять государством по воле и заповедям Господним.

Когда Государь поднялся, все присутствующие опустились на колени, и митрополит Петербургский от лица всего народа прочитал «молитву за царя», после которой последовало исполнение хором придворной капеллы гимна Господу - «Тебе, Бога, хвалим».

Во время Божественной Литургии, которая началась после чина коронования, митрополит взял драгоценный сосуд со святым елеем и совершил миропомазание Императора, помазав ему крестообразно лоб, глаза, ноздри, уши, грудь и руки, со словами: «Печать дара Духа Святаго». У Императрицы был помазан только лоб.

Святое миропомазание было возвещено народу колокольным звоном и пушечными залпами.

Перед Таинством Причастия, митрополит ввел Государя в алтарь. Николай II принял святое Причастие у Престола Господн

Роберт Масси в своей книге «Nicholas and Alexandra» на с.77 пишет, что тяжелая цепь св. Андрея Первозванного тогда соскользнула с плеч Императора и упала на пол. Это случилось так быстро, что никто из стоящих в храме этого не заметил, кроме священнослужителей, которые находились рядом с Государем. Эта неприятная случайность долгое время держалась в секрете.

Нововенчанный Император с Императрицей вышли из собора под радостный колокольный звон, залпы орудий и ликование народа. Государь шел в короне со скипетром и державой в руках, а за ним следовала Государын Сначала они прошли на поклонение в Архангельский и Благовещенский соборы, а оттуда во дворец.

Взгляды всего народа были устремлены на плавно покачивающийся императорский балдахин. Солнце своими яркими лучами освещало эту яркую, незабываемую картину. По всей Российской земле в этот день гудели колокола, шли молебны, и везде русский народ чувствовал себя именинником и благословлял молодого Цар

В день коронации был обнародован Императорский манифест, где говорилось, что Государь будет верно и неуклонно продолжать дело строения земли Русской и укреплять в ней веру, просвещение и добродетели. Дальше следовали царские милости: сложение недоимок по налогам и податям; увеличение стипендии учебным заведениям, главным образом женским; улучшение материальных условий военнослужащих; облегчение жизни крестьянства, и много других льгот для всего народа.

Перед обедом Император с супругой вышли на балкон и поклонились народу. Это был поклон не только жителям Москвы, но и всему государству Российскому. И опять народ ответил Государю восторженным «ура».

Для обеденного стола Царской четы в этот день из государственного хранилища были доставлены во дворец старинные столовые приборы, кубки, братины, чаши. Во время обеда хором и оркестром Императорских театров исполнялась во дворце торжественная кантата, написанная композитором Глазуновым. Меню было расписано в русско-славянском стиле художником Васнецовым.

Для пятидесяти тысяч бедных города Москвы, Петербурга, Киева, Варшавы и других городов, за счет Государя в день коронации были устроены обеды. Также в Москве, со дня приезда Императора в Первопрестольную и до дня его коронования пять тысяч бедняков получали бесплатные ежедневные обеды в трапезных московских монастырей.

Чтобы особо отметить день коронации, как это было установлено с давних лет, в Москве была устроена замечательная иллюминаци

В 9 часов вечера Император с Императрицей вышли на балкон дворца. Здесь Александре Феодоровне был поднесен букет живых цветов, и как только она его взяла, он весь засветился скрытыми электрическими лампочками, и в то же мгновение загорелись огни по всем кремлевским стенам. Кремль казался чем-то волшебным, сказочным. На фоне моря огней иллюминации выделялись разноцветными огнями Ивановская колокольня и кремлевские башни. Крыша Спасской башни сияла зеленым светом, а внизу архитектурные изгибы были усыпаны, как бриллиантами и рубинами, белыми и красными огнями. Царская башня была в золотых огнях. Зубцы Кремля были украшены горящими газовыми плошками. У Москва-реки был устроен светящийся всеми огнями радуги фонтан. Вслед за Кремлем и вся Москва засветилась сказочными огнями. В садах и парках были устроены причудливые арки и мосты. Все деревья горели различными огнями. А на общем фоне светящейся Москвы красовался, разукрашенный огнями, храм Христа Спасителя - одно из величайших творений русского гени

М.В. Нестеров в «Воспоминаниях» пишет, что это была волшебная сказка, сон наяву; что народ ходил, как зачарованный среди блистающего самоцветными камнями города. По деревьям Александровского сада висели огненные цветы и плоды. Все сверкало, переливалось алмазами, рубинами на фоне тихой майской ночи. Позднее было замечено, что на Спасской башне начался пожар, который был потушен. Народ стал шептаться и призадумалс

По установленному с давних пор обычаю, все новокоронованные цари устраивали для народа увеселения и угощение.

Для этого выбрали Ходынское поле, где были сооружены павильоны, среди которых возвышался особый, императорский.

В середине поля был устроен ипподром для джигитовки, и две арены с трапециями для цирковых представлений. Рядом были построены здания для театров для выступлений артистов, и один из них предназначался для представления знаменитого дрессировщика Дурова с его животными. Были разбросаны по полю эстрады для музыкантов. По сторонам поля тянулись буфеты с угощением и напитками для народа. В пакетиках с царскими гостинцами была завернута коронационная кружка, сделанная из металла, эмалированная с позолотой, с русском гербом и вензелями их Величеств.

Комиссия по устройству коронационных торжеств, с одобрения Императора, постаралась сделать все возможное, чтобы доставить народу удовольствие, и чтобы этот праздник остался в памяти народной на всю жизнь. Но случилось непредвиденное, страшное несчастье.

Народ еще с вечера стал стекаться к Ходынскому полю, и уже задолго до открытия павильонов стоял плотной стеной перед ними. Там собралось около 500 тысяч человек. Было много женщин и детей. Местные власти этого не предусмотрели и не предоставили достаточного количества полицейских отрядов для соблюдения порядка.

Внезапно разнесся слух, что угощений и подарков для всех не хватит. Тогда задние ряды в нетерпении стали нажимать на передних. Началась давка, которая перешла в панику. Народ повалил вперед, все сметая на своем пути. Люди шли по живым телам, втаптывая их в землю. Много оказалось задавленных и покалеченных. Тогда погибло 1282 человека; раненых - несколько сот.25

Император с Императрицей появились в императорском павильоне на Ходынке и оставались там до 3 часов дн Для Царственной четы это несчастье явилось большим ударом. Государь на месте заботился, чтобы несчастным была оказана скорая помощь. Он хотел отменить все дальнейшие увеселения и провести несколько дней в монастыре, молясь за души погибших и за Россию. Но протокол коронационных торжеств требовал другого. В этот вечер был назначен бал во французском посольстве. Франция затратила большие суммы денег, чтобы достойно отметить в Москве коронацию русского Цар Из Франции специально были привезены бесценные гобелены и серебряная посуда. Прибыло несколько тысяч роз с юга Франции.

Император Николай II колебался между долгом перед союзной Францией и перед своим чувством к русскому народу. Он решил, что нанесет глубокую обиду французам и испортит отношения с Францией, если не появится на балу.

В назначенное время Император с супругой прибыли на этот бал. Государь был бледным, но очень выдержанным. Глаза Александры Феодоровны были заплаканы. Они пробыли на балу ровно столько, сколько требовалось по этикету и уехали к себе во дворец.

Франция оценила этот поступок русского Императора, но в некоторых левых кругах России поднялись разговоры против Императора и Императрицы. Им ставили в вину посещение этого злополучного бала.

На следующий день, по желанию Государя, протопресвитер Иоанн Янышев служил в дворцовой церкви заупокойную Литургию и литию по погибшим на Ходынском поле. Император с Александрой Феодоровной со слезами на глазах молились о упокоении несчастных.

После богослужения они поехали в больницы, где лежали пострадавшие в ходынской катастрофе. Царственные супруги обходили каждого, разговаривали с ними и утешали их. Это производило изумительное действие на раненых. Они приподнимались с постелей, целовали руку Государя и Государыни и плакали от умилени

Так Император с Императрицей несколько дней подряд ходили по больницам. Похороны погибших были организованы отдельно для каждого за государственный счет, и из личных средств Императора каждой пострадавшей семье было выдано по тысяче рублей.


Примечания:



2

Anthony Bird «Empress Alexandra of Russia». Heron Books, Geneva, с.24.



20

Если рождался младенец мужского пола, наследник, то следовало 300 залпов, а если девочка, то 101.



21

Л. Миллер «Святая Мученица Российская Великая княгиня Елизавета Феодоровна», с. 100.



22

В 19 веке день Святителя Николая Чудотворца праздновался 21-го мая (9 мая по ст. стилю).



23

Из книги М.В. Нестерова «Воспоминания». Москва, Советский художник, 1989, с.236.



24

Иверская икона Божией Матери была написана на Афоне по повелению царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Это была точная копия подлинной Иверской иконы, которая пребывает на Афоне в Иверском монастыре. Иверская икона Божией Матери считалась покровительницей города Москвы, и очень чтилась как народом, так и государями. В настоящее время она находится в храме Воскресения в Сокольниках. Икона облечена в серебряную ризу, но лик Пресвятой Богородицы совершенно темный и Его невозможно рассмотреть.



25

С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». Переиздано обществом распространения русской национальной и патриотической литературы, Вашингтон, 1981, с. 59. (Оригинал выпущен этим же О-вом в Белграде, Югославия, в 1939 г.).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх