ГЛАВА 5

Начало Русско-японской войны. Работа Императрицы и Великой княгини Елизаветы Феодоровны на помощь фронту. Русские терпят одно поражение за другим. Подвиг защитников Порт-Артура. Цусимская трагеди Отец Георгий Гапон и «кровавое воскресенье». Убийство Великого князя Сергея Александровича. Работа революционеров во время Русско-японской войны. Портсмутский мир. Манифест Государя о созыве Государственной Думы.


Русское влияние росло на востоке. Был подписан с Китаем договор о Порт-Артуре на 99 лет. Россия нуждалась в незамерзающем порту. В Маньчжурии строилась железная дорога. В Корее открылась русская лесная концесси

Япония, боясь русского влияния на Дальнем Востоке спровоцировала Русско-японскую войну.

Это случилось в ночь с 8-го на 9-ое февраля 1904 года, когда гавани Порт-Артура атакой японских миноносцев были выведены из строя 3 русских судна. В гавани Чемульпо, в первый день войны крейсер «Варяг» вступил в неравный бой с японцами. Но, видя неминуемый плен, капитан крейсера Руднев потопил свой «Варяг» и канонерку «Кореец». В середине апреля погиб броненосец «Петропавловск» с адмиралом Макаровым. Вся страна переживала трагическую гибель знаменитого командира флота, Макарова. Император записал в этот день в своем дневнике:30

«Утром пришло тяжелое и невыразимо грустное известие о том, что при возвращении нашей эскадры к П.-Артуру, брон. Петропавловск наткнулся на мину, взорвался и затонул, причем погибли адм. Макаров, большинство офицеров и команды… Целый день не мог опомниться от этого ужасного несчасть.. Во всем да будет воля Божия, но о милости Господней к нам грешным мы должны просить».

Император Николай II был очень опечален и озабочен. Вопреки народному подъему и энтузиазму, и вере в то, что Россия закончит эту войну в очень короткое время, он знал, что война будет трудной. Он не хотел пролития народной крови. Каждое тревожное сообщение из Порт-Артура ранило его сердце.

Одноколейный Сибирский железнодорожный путь соединял Россию с Дальним Востоком. Не было возможности быстро перебрасывать войска и военное снаряжение на фронт.

Императрица, наравне со своей сестрой Елизаветой Феодоровной, стала работать на фронт. Она организовала склад во дворце Эрмитажа, который снабжал санитарные поезда медикаментами и бельем для раненых. Она посылала на Дальний Восток теплую одежду солдатам, походные церкви, иконки и святое Евангелие. К празднику Рождества Христова Государыня отправила много подарков. Она сама работала целыми днями, сортируя и упаковывая вещи.

Императрица организовала в Царском Селе госпиталь для раненых. Также она построила и в парке дворца «Инвалидный дом», где инвалиды войны обучались различным ремеслам, чтобы можно было им вернуться к нормальной трудовой жизни.

Император Николай II также много работал. Он ездил по армейским частям, где знакомился с положением солдат и офицеров, произносил горячие речи, подбадривая бойцов, отправлявшихся на линию военных действий. Даже рождение Наследника не отвлекло Государя от его долга. Он часто отсутствовал из дворца, объезжая воинские подразделени Как выразился С.С. Ольденбург в своей книге «Царствование Императора Николая II», Государь буквально «исколесил» Россию. Он считал своим долгом проводить воинов и моряков, которые шли защищать Отечество. Он инспектировал верфи, где строились корабли для Российского флота, заводы и различные военные ведомства.

Когда война только началась, Император хотел отправиться на фронт и возглавить армию. Но его отговорили родственники. Государь писал своей матери, что совесть его беспокоит, что он находится в тылу, вместо того, чтобы быть на фронте и разделять со своей армией опасности, невзгоды и лишени

Русские войска, как всегда, храбро сражались, но, несмотря на это, несли поражения и на море и на суше.

Война шла далеко за пределами России, и враг не угрожал вторжением на русскую землю. Но трагедия войны заключалась в том, что Россия не была подготовлена к военным действиям. Не было хорошей связи центра Российской Империи с ее окраинами. В военных ведомствах царила бюрократия, неопытное руководство, отсутствие талантливых полководцев, нередкие случаи взяточничества и хищени Недоставало обмундирования, боеприпасов, медикаментов.

Российская интеллигенция сознавала все это и была очень обеспокоена. Таким положением в стране воспользовались революционеры.

На фронте одно поражение шло за другим: при Тюренчене, Кин-Джоу, Дашичао, под Ляояном. В августе была разбита русская эскадра, пытавшаяся прорваться из Порт-Артура.

Порт-Артур был сдан японцам в начале 1905 года перед праздником Рождества Христова. Этот город-герой выдерживал осаду в течение 7 месяцев, успешно защищаясь от японских штурмов, и выстоял бы этот порт до конца войны, если бы не смерть защитника крепости, генерала Кондратенко. Заменивший его генерал Стессель поспешил позорно сдать Порт-Артур японцам.

В дневнике Государя-Императора, по поводу сдачи крепости находим следующую запись:31

«Получил ночью потрясающее известие от Стесселя о сдаче Порт-Артура японцам ввиду громадных потерь и болезненности среди гарнизона и полного израсходования снарядов! Тяжело и больно, хотя оно и предвиделось, но хотелось верить, что армия выручит крепость. Защитники все герои и сделали более того, что можно было предполагать. На то, значит, воля Божия!…»

За несколько месяцев перед этим, на выручку Порт-Артура был послан Балтийский флот под командой адмирала Рожественского. Для проводов этого флота Император с Императрицей прибыли в Ревель, где Государь инспектировал корабли Балтийской эскадры, подбадривал матросов и офицеров, идущих на помощь Порт-Артуру.

Немногие из них вернулись домой. Большинство погибло в страшном Цусимском сражении, которое произошло уже тогда, когда русская крепость была сдана Стесселем врагу.

В битве под Цусимой была уничтожена вся Балтийская эскадра. Только 4 крейсера и 5 небольших судов спаслись от японцев.

Поражение при Цусиме - 27-го мая, совпало с годовщиной коронации Императора Николая II.32

Свидетельницей того момента, когда Государю принесли телеграмму о Цусимской трагедии, была сестра Императора Великая княгиня Ольга Александровна. Она рассказывала,33 что когда Государь прочитал телеграмму, он задрожал и ухватился за стул, чтобы не упасть. Его лицо стало мертвенно-бледным. Императрица в отчаянии зарыдала. Весь императорский двор в тот день опустился в траур.

Как пишет С. Буксгевден в своей книге «The life and tragedy of Alexandra Feodorovna Empress of Russia», Государь с Александрой Феодоровной помнили всю свою жизнь тот ужас, который они пережили, когда узнали о Цусимской катастрофе.

На суше в 1905 году тяжелое поражение потерпели русские при Сандепу, под Мукденом и Телином.

В России вся нация была в смятении. Гордость русского народа не могла примириться с тем, что великая Российская Держава не выдержала натиска японцев.

Русские солдаты и моряки проявляли невероятную храбрость и стойкость. Они шли на смерть во имя своего Отечества. Сложили они свои кости не на родной земле, а на полях и сопках Маньчжурии, у Мукдена. Лежат они в морях у Порт-Артура и Цусимы. Их храбрость воспевалась в песнях и стихах. Они стяжали себе славу в России, а у Господа - венцы за свои страдани34

Во время войны в России начались террористические акты. В июне 1904 года был убит генерал-губернатор в Финляндии, в июле этого же года, в Петербурге, убили министра Внутренних дел Плеве.

Император с Императрицей думали, что это дело международных анархистов, и отбрасывали мысль, что это начало первой революции.

После сдачи Порт-Артура, начались беспорядки на заводах среди рабочих. Народ, видя, с какой бесхозяйственностью велась Русско-японская война, чувствовал себя обманутым. Тогда и произошло «Кровавое воскресенье"35 22-го января 1905 года (по старому стилю - 9 января), которое стало роковым днем для России. Действующим лицом этого «Кровавого воскресенья» является священник Георгий Гапон. Его краткая биография следующа

Родился Георгий Апполонович Гапон на Украине около 1870 года. Он окончил Полтавскую духовную семинарию и был назначен священником в одну из кладбищенских церквей. Уже в ранней молодости он организовал в Полтаве благотворительное общество «Братство бедных». Когда неожиданно умерла его жена, о. Гапон заболел нервным расстройством, сопровождавшимся галлюцинациями. Оправившись после болезни, он переехал в Санкт-Петербург, где продолжал покровительствовать бедным, появляясь в ночлежных домах, в обществе «Трезвости» и других подобных местах. Вскоре он познакомился с жандармским ротмистром Зубатовым и привлек внимание петербургского градоначальника. О. Гапон думал, что при покровительстве властей ему легче будет организовать рабочее движение. Он хотел оградить рабочих от революционного влияния, и вдохнуть в них веру в монархический строй государства. Он снял квартиру для своих собраний, где и был разработан устав «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». Отец Георгий искренне верил, что при содействии русских интеллигентов-патриотов и священства, он сможет создать для рабочего класса хорошие условия жизни, основанные на принципах христианства. О. Гапон был обаятельным в обращении с людьми и прекрасным оратором. Постепенно он вошел в доверие рабочих.

Со временем в организацию о. Гапона проникли левые элементы. Заинтересовался им и Ленин.

Некоторые заподозрили его в связи с полицией, но большинство рабочих видело в нем священника и лидера, и охотно шло за ним.

После падения Порт-Артура, у о. Георгия оставалось два выбора: или идти вперед и вести рабочих, или оставаться позади в качестве наблюдател Он выбрал первое. В течение недели он организовал несколько собраний, где своими речами зажигал рабочих.

Чья была идея - идти к Зимнему дворцу с петицией к Государю, остается невыясненным. Вероятно, идея шла снизу, и о. Гапон не очень одобрял ее.

В петиции Царю стояли требования не только по улучшению труда и жизни рабочего класса, но и политического характера, как требование создания ответственного правительственного органа, отделения Церкви от государства, прекращения войны, и пр.

О. Георгий говорил: «Если царь нам не поможет, то у нас нет царя!». И рабочие в экстазе повторяли его слова.

Он уже поддался влиянию революционеров, но масса рабочих все еще верила ему. Существуют разные мнения, но вероятнее всего, что о. Георгий согласился вести рабочих к Зимнему дворцу неохотно. У него другого выбора не было. Он уже слишком далеко зашел.

Петербургские власти были обеспокоены готовящейся грандиозной демонстрацией рабочих. Их беспокойство усугублялось еще тем, что за три дня до этого случилось необъяснимое происшествие. 19-го января, в день Крещения Господня, когда в Петербурге происходило освящение воды в присутствии Императора, одно орудие с Васильевского острова произвело выстрел картечью. В результате, - часть картечи попала по окнам дворца и по иорданскому шатру, и один городовой получил ранение.

В своем дневнике Император тогда записал:36

«Во время салюта одно из орудий моей 1-ой конной батареи выстрелило картечью с Васильевского острова и обдало ею ближайшую к Иордани местность и часть дворца. Один городовой ранен. На помосте нашли несколько пуль; знамя Морского корпуса было пробито…»

Созванная скорая следственная комиссия в течение одного дня установила, что это была простая случайность, а не покушение.

Министр Внутренних дел князь Святополк-Мирский был обеспокоен. Но он не уведомил Государя ни о готовящемся шествии рабочих, ни о петиции. Он только накануне демонстрации, в субботу 21-го января, провел совещание с министрами. Запрошенный им начальник полиции Петербурга отказался арестовать о. Гапона под предлогом, что он не имеет подходящих людей, чтобы взять из рук рабочих их вожака. В результате, Святополк-Мирский и его коллеги на совещании решили вызвать в Петербург дополнительные войска, думая, что этим они запугают рабочих и заставят их остановить демонстрацию.

Только вечером 21-го января Святополк-Мирский доложил Царю, что готовится демонстрация рабочих во главе с о. Гапоном. Государь записал в своем дневнике:37

».. Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120.000 человек. Во главе союза какой-то священник-социалист Гапон. Мирский приезжал вечером с докладом о принятых мерах».

О. Георгию Гапону петербургским градоначальником было объявлено, что Император в воскресенье, 22 января, в Петербург не приедет. Кроме того, за два дня до демонстрации в столице был вывешен приказ градоначальника, запрещающий народу собираться толпами.

Весь город был разбит на 8 военных районов во главе с генералами. Главным же командующим был назначен генерал-адьютант С. Васильчиков.

Представители различных партийных организаций воспользовались таким положением и стали раздавать рабочим свои прокламации.

Утром 22-го января, вскоре после 6-и часов утра, двинулись рабочие Ижорского завода. Эта колонна была рассеяна холостыми выстрелами. Убитых не оказалось.

К рабочим у Нарвской заставы приехал о. Георгий Гапон в полном облачении. От волнения он не смог обратиться к рабочим с речью. За него выступил начальник инструментальных мастерских Путиловского завода эсер Рутенберг, который имел на о. Гапона сильное влияние. Он сказал рабочим, что Дворцовая площадь занята войсками, чтобы «не допустить к царю», которого, как он знал, во дворце не было.

Рутенберг сам выбрал путь для демонстрации и предложил о. Георгию, в случае, если солдаты начнут стрелять, забаррикадировать улицы, взять оружие и прорваться к Зимнему дворцу.

Многотысячная толпа с иконами, хоругвями и портретами Императора и Императрицы, двинулась в направлении дворца. У Нарвских ворот их путь был прегражден солдатами.

Полиция стала уговаривать рабочих не идти дальше, и предупреждала, что войска откроют огонь. Толпа продолжала идти.

Сначала двинулись вперед конные гренадеры. Когда же они не имели успеха, солдаты стали стрелять. Толпа в смятении бросилась назад, оставив убитых и раненых.

В самом начале движения у Нарвских ворот, после первого же залпа, Рутенберг повалил на землю о. Георгия Гапона и быстро увел его из толпы.

Рабочими был ранен один поручик и убит околодочный надзиратель.

На Выборгской стороне обошлось без стрельбы. Толпу рассеяли два эскадрона улан.

На Петербургской стороне по Каменоостровскому проспекту шла огромная толпа рабочих, около двадцати тысяч. Путь им был прегражден войсками.

На Дворцовой площади собралась большая толпа, уже наэлектризованная слухами о выстрелах. Из толпы стали раздаваться оскорбительные выкрики в сторону солдат.

Первой стала стрелять рота Преображенского полка. Приказ открыть огонь по Дворцовой площади был дан С. Васильчиковым. После двух залпов на месте остались убитые и раненые.

На Васильевском острове тоже стреляли по баррикадам. Там рабочие громили магазины.

Теперь уже произошел перелом в поведении рабочих. Выстрелы их больше не пугали. Слышались проклятия, вопли, и они уже не бежали, а шли под огонь.

Что-то страшное творилось в этот день в городе Петербурге не только на земле, но и на небе. Утром оно покрылось серо-белой мглою, и мутно-красное солнце дало отражение: на небе появилось три солнца. Около трех часов дня показалась необычная для зимы яркая радуга. Вскоре она потускнела и началась снежная бур

Как будто Господь указывал народу Своему, по какому пути он мог идти - к Святой Троице, и по какому пути он пошел - к революции, к хаосу и к безбожию.

В местных отделах «Собраний русских фабрично-заводских рабочих» не только молодые, но и верующие пожилые рабочие как бы помутились в разуме. Они в исступлении топтали ногами не только портреты Царя, но даже и святые иконы.

Только к одиннадцати часам вечера удалось войскам водворить в Петербурге порядок.

Точное количество пострадавших осталось неизвестным. Правительство занизило цифры, революционеры их завышали. По официальным данным убито было 128 человек, ранено - 360. «9-е января»- стало днем начала революционного движения в России.

Министр Внутренних дел Святополк-Мирский созвал в тот же день вечером совещание, где хотел выяснить, кто дал распоряжение стрелять. В результате расследования было установлено, что командиры не получили приказа открывать огонь. Они действовали согласно общим уставным положениям.

Император Николай II глубоко переживал события «кровавого воскресенья». В своем дневнике он записал:38

«Господи, как больно и как тяжело» .

Он уволил Святополк-Мирского и градоначальника Петербурга Фуллона. Государь пожертвовал из своих личных средств 50 тысяч на пострадавших и принял у себя в Царском Селе депутацию от рабочих.

Дальнейшая судьба главного лица событий «9-го января» - отца Георгия Гапона была следующей:

Спрятанный Рутенбергом о. Гапон остригся, чтобы его не узнали, и стал рассылать прокламации рабочим, где говорилось: «Отомстим же, братья, проклятому народом царю … бомбы, динамиты, - все разрешаю». Вскоре он уехал в Париж и поселился в семье Евно Азефа, где вступил в партию эсеров.

В октябре 1905 года о. Гапон вернулся в Россию и вошел в сношения, с одной стороны, с революционерами, с другой - с тайной полицией.

Рабочие по-прежнему доверяли о. Георгию, а революционеры, наоборот, разочаровались в нем и решили его «убрать». Главным организатором этого дела был Евно Азеф, а исполнителем - Петр Моисеевич Рутенберг. В марте 1906 года о. Гапон был найден повешенным в окрестностях Петербурга.

За границей трагедия «9-го января» была подхвачена прессой и сильно преувеличена. В Англии Императора Николая II называли «убийцей».

С.Ю. Витте уговаривал Государя открыто объявить народу, что он не причастен к событиям «Кровавого воскресенья». Но Император отклонил это предложение. Он не хотел, чтобы общественность винила во всем его армию. Вместо этого он принял депутацию от рабочих в числе тридцати четырех человек. Император говорил с ними, как отец с детьми, и уговаривал их не поддаваться революционной пропаганде. Потом рабочих угощали чаем.

Александра Феодоровна была в отчаянии. В письме сестре, принцессе Виктории Баттенбергской, она писала, что её супруг несет тяжелый крест; что у него нет никого, на кого он мог бы положиться, и она на коленях умоляет Господа - дать ей мудрость, чтобы помогать ему; Императрица писала, что Петербург - это не русский город, что настоящие русские - глубоко преданы своему Государю, и что она так любит свою новую страну…


После «кровавого воскресенья» террор в России стал разворачиваться в усиленном темпе.

18-го февраля 1905 года бомба террориста Каляева разорвала на куски Великого князя Сергея Александровича.

Его супруга, Великая княгиня Елизавета Феодоровна, с тех пор удалилась от светского мира. Когда-то веселая и жизнерадостная, теперь она всецело ушла в молитву и не снимала траура. Она сняла его только тогда, когда была возведена в сан настоятельницы основанной ею Марфо-Мариинской обители.

Ни Государь, ни Императрица Александра Феодоровна не присутствовали на похоронах убитого Великого княз

В день его трагической смерти Елизавета Феодоровна слала одну телеграмму за другой, умоляя сестру с Императором не приезжать на похороны. Она боялась за их безопасность. Государыня в это Время кормила Наследника, и переживания могли плохо отразиться на ее здоровье и на здоровье младенца.

Несмотря на свое горе, Великая княгиня нашла в себе достаточно мужества, чтобы поехать в тюрьму к убийце мужа, Ивану Каляеву. Там она передала ему прощение от имени своего покойного мужа и умоляла его покаяться в совершенным им страшном грехе - убийстве. Но Каляев не внял ее просьбе. Он чувствовал себя героем, и даже гордился своим преступлением. Раскаяние не коснулось его окаменелого сердца.

Елизавета Феодоровна написала прошение на имя Государя, прося о помиловании убийцы.

Император был согласен помиловать Каляева. Он дал секретное распоряжение Директору Полицейского управления Ковалевскому, и тот послал в тюрьму своего сотрудника Федорова, который знал Ивана Каляева еще в студенческие годы.

Федоров стал уговаривать Каляева обратиться к Государю с просьбой о помиловании, и сказал, что его Величество согласен помиловать его.

Но Каляев остался непоколебим и отказался от помиловани Он требовал себе смертной казни.

Иван Каляев был повешен в Шлиссельбургской крепости в мае 1905 года.


Девятьсот пятый год был тяжелым для России: продолжались внутренние беспорядки и поражения на фронте. Но несмотря на это, страна стала готовиться к продолжению военных действий.

К началу лета 1905 года русская армия, сосредоточенная в Маньчжурии, стала пополняться, и в нее все время вливались контингенты новых сил.

Армия была воодушевлена и мечтала о наступлении. Экономическое положение России находилось в превосходном состоянии, а Япония в то время была уже совершенно истощена войной.

Но революция не дремала. В июне произошло первое восстание во флоте, когда матросы броненосца «Потемкин» убили командира и 6 офицеров. Бастовали рабочие, происходили террористические акты. Спешили «воспользоваться» войной левые, чтобы свергнуть существующий государственный строй в России.

Как пишет Е. Алферьев в своей книге «Император Николай II как человек сильной воли»,39 - Япония, как и в Первой мировой войне Германия, опозорила себя тем, что применила бесчестный способ ведения войны, финансируя огромным количеством золота революционное движение в России. (В этом грязном деле принимали участие и союзники Японии).

Подробно об этом находим в книге Дениса и Пегги Вернеров «The Tide at Sunrise».40 История следующая:

Мотоджиро Акаши, 36-летний полковник, японский военный атташе в Санкт-Петербурге, стал распространять свою сеть разведки в России. Потом он выехал за границу, где завербовал Конни Зиллиакуса, финского адвоката и авантюриста, который поставил себе целью бороться за независимость Финляндии.

В Стокгольме состоялась конференция финских революционеров и они согласились на совместную подрывную работу с японцами против России. К ним присоединились и поляки. Польская социалистическая партия в своей прокламации подчеркнула, что война Японии с Россией обессилит Российскую Державу, и от этого выиграет Польша в своей борьбе за независимость.

В июле 1905 года полковник Акаши и Зиллиакус ездили в Швейцарию, чтобы организовать встречу с русскими революционерами. Через Веру Засулич, Акаши познакомился с Лениным и Плехановым. Потом Акаши и Зиллиакус обосновались в Лондоне. Это место они считали наилучшим для координации своей работы. Вскоре ими было закуплено и спрятано в подвалах одного магазина в Лондоне несколько тысяч винтовок, громадное количество бомб, боеприпасов и пистолетов.

Это все предназначалось для отправки в Россию для разжигания там революции. С целью переотправки оружия в Россию Акаши приобрел два небольших парохода, команду которых составляли революционеры из балтийских народов. Позднее Акаши приобрел и третий пароход.

После «Кровавого воскресенья», когда Георгий Гапон бежал за границу, в Париже была устроена полковником Акаши встреча между ним, Талоном и Зиллиакусом.

Гапон согласился организовать конференцию социалистических партий различных национальностей в Женеве. Там присутствовали представители от девятнадцати социалистических партий, включая русских, финнов, латышей, армян, грузин, евреев и других.

На субсидирование революции в России полковник Акаши получил от своего правительства миллион иен.

Революция в России, при активном участии Японии, развивалась. Ввиду неспокойного положения внутри страны русскому правительству необходимо было скорее закончить Русско-японскую войну.

В мае 1905 года Император Николай II получил от президента США. предложение начать переговоры с Японией о мире.

Русский Царь согласился, но при условии, если этого хочет и Япони Он не желал, чтобы только Россия просила мира. Он считал это унизительным для русского народа.

Император Николай II сам лично давал инструкции С. Витте в отношении переговоров с Японией о мире. Когда японцы не соглашались на русские предложения, Государь телеграфировал С. Витте, чтобы он прекратил переговоры. После некоторых колебаний японцы согласились, и Портсмутский мир был подписан.

О реакции Государя на подписание мира с Японией узнаем из его дневника. Запись от 17 августа (ст. ст.):41

«Ночью пришла телеграмма от Витте с известием, что переговоры о мире приведены к окончанию. Весь день ходил как в дурмане после этого…»

Запись от 18 августа:

«Сегодня только начал осваиваться с мыслью, что мир будет заключен и что это вероятно хорошо, потому что так должно быть…»

За успешные переговоры с Японией, С. Витте был пожалован Императором графским титулом.

Несмотря на окончание войны, забастовки и беспорядки в стране не прекратились. Убивали помещиков, грабили их имущество, убивали чиновных лиц, полицейских. В середине октября 1905 года вся Россия была парализована общей забастовкой.

Поезда стояли, по улицам ходили демонстранты с красными флагами, заводы и фабрики закрывались. Из-за плохого снабжения стал ощущаться недостаток продуктов питания в Петербурге. Электростанции работали с перебоями. Был организован Совет Рабочих депутатов, который открыто вышел на арену действий.

Император Николай II был обеспокоен создавшимся положением в стране. Он каждый день встречался с графом С. Витте, и они иногда просиживали с утра до вечера, стараясь найти решение, чтобы вывести Россию из тяжелого состояни

Государь писал своей матери, что здесь могут быть два пути: или подавить начинавшуюся революцию силой, что значит - реки крови, или второй путь - дать народу гражданские права, свободу слова и печати, и также Государственную Думу, которая будет иметь право утверждать законы, что означает - конституцию.

Граф Витте доказывал Императору, что единственный бескровный выход - Государственная Дума. Русский Царь дал свое согласие, и вместе с С. Витте выработал текст манифеста.

Своей матери он писал, что обсуждал с Витте в течение двух дней содержание манифеста, и, с помощью Божией, подписал его.

Заканчивал письмо матери Государь словами:42

».. Моим единственным утешением является то, что это воля Господня, и что это важное решение выведет мою дорогую Россию из невыносимого хаоса, в котором она находится почти уже год…»

В октябре 1905 года Императорский манифест был обнародован и Государственная Дума учреждена.

Председателем Совета Министров стал граф Витте.


Примечания:



3

Любовь Миллер «Святая Мученица Российская Великая княгиня Елизавета Феодоровна». Изд. «Посев», Германия, 1988, с.63.



4

Принц Альберт умер в возрасте 28 лет и претендентом на английский престол, после его отца, стал брат Альберта, Георг.



30

Дневник Императора Николая II, с. 141.



31

Дневник Императора Николая II, с. 188.



32

В двадцатом веке годовщина коронации была не 26-го мая, а 27-го. Был прибавлен еще один день к дате старого стил



33

Ian Vorres «The Last Grand-Duchess», Her Imperial Highness Grand Duchess Оlga Alexandrovna. Hutchinson of London, 1964, с 119.



34

Когда я жила в Маньчжурии, то девочкой не раз проезжала железнодорожные станции, как Ляоян и Телин, и видела из окна вагона кресты на могилах погибших в Русско-японскую войну. Меня всегда умиляло то, что могилки находились в порядке и были заботливо обсажены цветами. Это русское местное население смотрело за ними. Также и в городе Харбине, где я жила, нас, школьниц, не раз водили за город на военное кладбище Русско-японской войны. Там мы убирали могилы и выпалывали сорную траву. Потом духовенством служилась общая панихида у большого каменного памятника с крестом на братской могиле.

Это было время японского владычества в Маньчжурии. Японцы всегда относились с уважением к памяти погибших воинов. Они сохранили и в Порт-Артуре все русские памятники, редуты, траншеи, все знаки минувшей войны.



35

Описание «Кровавого воскресенья» составлено на основании статьи «Роковой день России», напечатанной в журнале «Вече» №1 за 1981, г., а также и по данным в книге Р. Масси «Николай и Александра».



36

Дневник Императора Николая II, с. 193.



37

Там же, с. 194.



38

Дневник Императора Николая II, с. 194.



39

Е.Е. Альферьев «Император Николай II как человек сильной воли». Свято-Троицкий монастырь, Джорданвиль, 1983, с. 38.



40

Denis and Peggy Warner «The Tide at Sunrise». A History of the Russo-Japanese War, 1904 1905. Published by Angus and Robertson (U.K) Ltd. 1975, сс. 160, 246-248, 451-453, 456-458, 522, 523.



41

Дневник Императора Николая II, с. 214.



42

The Secret Letters of the Last Tsar. Edited by Edward J. Bing. Longmans, Green and Co. New York, 1938, с 185.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх