Загрузка...


  • Изяслав II Мстиславович (1146–1154)
  • Скитания Святослава Ольговича
  • События 1148 г.
  • Юрий Долгорукий выступает к Киеву
  • Юрий Долгорукий занимает Киев
  • Изяслав II возвращается в Киев
  • Юрий Долгорукий снова в Киеве
  • Изяслав II возвращается в Киев зимой 1150 г.
  • Русь 1151–1152 гг.
  • Посольство Петра Бориславовича в Галич
  • Союз Галича и Суздаля
  • Русь 1153–1154 гг.
  • Глава 12

    КИЕВ ПОШАТНУЛСЯ

    Изяслав II Мстиславович (1146–1154)

    Изяслав II Мстиславович въехал в Киев и сел на столе отца и деда в августе 1146 г. Всю Русь с киевских гор увидеть было нельзя, но она была чудесной. Росшие повсюду города стремились если не уподобиться Киеву, то хотя бы походить на него.

    В середине XII в. русские города стали украшаться каменными храмами. Под Смоленском при князе Ростиславе Мстиславовиче возвели каменную четырехстолпную одноглавую церковь Петра и Павла. Храм расположили при княжеской усадьбе. Впоследствии он перешел в веденье городской общины.

    В Пскове в первой половине XII в. был выстроен собор Ивановского монастыря. Это был шестистолпный трехглавый храм, следующий традициям новгородского зодчества. Но он был ниже новгородских храмов XII в. и украшен скромнее. А скромность эта вылилась в тонкое своеобразие псковской архитектурной традиции — она несколько асимметрична, но трогательно проста, по-северному строга и одновременно по-русски сердечна.

    В Старой Ладоге в середине XII в. выстроили одноглавую шестистолпную церковь Успения Богородицы. При устье Волхова редко видели южнорусских князей, и строительство велось силами горожан и жителей посадов. Храм получился строгим и крепким, как сама природа, окружающая Старую Ладогу — эти ворота в необозримые просторы севера.

    Во второй половине XII в. в Старой Ладоге возвели собор св. Георгия. Он во многом походит на храм Успения, но образ его одноглавого силуэта собраннее и строже своего предшественника.

    Это храмы русской архитектуры. Византийское влияние претерпело на Руси столь сильное преломление, что ставить в один ряд эти две архитектурные традиции едва ли возможно без серьезных оговорок.

    Однако не забывали на Руси и чисто византийских приемов в возведении храмов. Примером того может служить собор Мирожского монастыря в Пскове, строившийся в 1136–1156 гг. Это бесстолпная крестообразная в плане церковь, отвечающая византийской архитектурной традиции. Широкого распространения данная конструкция храмов на Руси не получила.

    Русь, несмотря на усобицы князей, в XII в. оставалась в достаточной степени единым государством, объединенным одним славянским этническим типом (хотя и делившимся на отдельные весьма своеобразные союзы), языком, в котором, впрочем, уже намечались местные особенности диалектов, религией, архитектурной традицией в строительстве крепостей, зданий, соборов. Жители Галича, Перемышля или Бреста не воспринимались жителями Пскова, Смоленска или Суздаля как люди нерусские. Напротив, именно Галиция и вышедшие из нее мастера вложили значительную лепту в становление и расцвет архитектурной традиции северовосточной Ростово-Суздальской Руси. Купцы, монахи, воины, путешествуя по Руси, всюду находили благожелательный прием, теплый кров и ласковое слово. Иначе в столь обширной стране было невозможно ни ездить, ни жить. Широта Руси, простор ее полей и подавляющая сознание мощь лесов формировали русский характер — добрый, наполненный теплом ко всякому приходящему, но и диковатый, а подчас буйный и страшный, когда стихия народного выступления, сплотив воедино все вековые обиды рядового человека на власть, запылает подобно пожару в сухой ветренный день и займется багровым заревом на полнебосклона.

    Прелесть русских городов можно ощутить, пройдя несколько десятков верст густыми лесами, полями, оврагами и заросшими кустарником пустошами и выйдя наконец к широкой речной долине, где-нибудь в бассейне Оки, в центре России, в сгущающихся сумерках увидеть далекие огоньки стоящего на возвышении, над рекой, города. Сколько тепла, красоты и широты в этой картине. Русское сердце дрогнет, и на глазах выступят слезы при виде широкой панорамы, где поля, леса и небеса сливаются в единое полотно, посреди которого теплятся огоньки какого-нибудь ныне забытого города Оболенска или Дедославля. Это поэзия русского мира — неброская в деталях, но величественная и покоряющая сердце в целом.

    Но вернемся в Киев 1146 г., к князю Изяславу II Мстиславовичу. Время его правления изобиловало походами, войнами, и каждый год при подробном рассмотрении мог бы составить целый роман о Руси, ее быте, радостях и горе.

    Первым делом Изяслав II велел позвать Святослава Всеволодовича, сына покойного Всеволода II Ольговича. Князья были «сестричи», ибо супруга Всеволода II доводилась родной теткой Изяславу II.

    Новый великий князь худого Святославу не сделал, но далеко от себя не отпускал.

    Вторым делом Изяслава II было поймать бояр, сидевших в Киеве, в лояльности которых новый Великий князь не был уверен. «Изоимаша Данила Великого, и Гюргя Прокопьча, Ивора Гюргевич Мирославля вноука» и многих иных. И «на искоупе поустиша» этих бояр.

    Спустя четыре дня после занятия Изяславом II Киева в болоте «емше» несчастного Игоря Ольговича. Изяслав II отправил князя в монастырь на Выдобиче. Тут Игоря заковали и повезли в Переяславль, где всадили в поруб в монастыре св. Иоанна.

    Пока шли события, связанные со сменой власти, киевляне и дружинники Изяслава II творили свой суд. Они грабили имения Ольговичей в Киеве и в окрестных землях.

    Счастливо избежавший гибели Святослав Ольгович приехал в Чернигов, но, не чувствуя себя в безопасности, оставил в городе посадника «Къстяжка» и уехал подальше от Киева и поближе к степи в Курск, а оттуда в Новгород-Северский.

    Половцы, узнав о случившемся в Киеве, по обыкновению послали к Изяславу II «мира просяче».

    Между тем несчастья Святослава Ольговича не закончились, а лишь начались. Из Чернигова от «Коснятко» к князю прислали сказать, что его двоюродные братья Давыдовичи «доумають о тобе хотять яти» и ездить к ним не следует. Святослав Ольгович и ранее догадывался о корыстолюбии родни, и веские доказательства скоро были представлены.

    По здравому размышлению Святослав понял, что опереться ему можно не на двоюродных братьев, а на дядю великого князя, считавшего, и не без оснований, себя обделенным киевским столом, Юрия Владимировича Долгорукого, потихоньку обживавшего Северо-Восточную Русь.

    Вскоре из Новгорода Северского в Суздаль помчался гонец с приглашением Долгорукому прийти «в Роускоую землю».

    Одновременно к Новгороду Северскому стали сходиться все, считавшие себя обделенными на Руси. Из Старой Рязани приехал Владимир Святославович, внук Ярослава Святославовича Рязанского, в свое время изгнанного Всеволодом II из Чернигова.

    Подошел к Новгороду Северскому с полком и знакомый нам Иван Ростиславович Берладник, изгой галицкого княжеского дома. Отозвались на призыв Святослава Ольговича половцы. Их ханы доводились родственниками по матери Святославу Ольговичу, и взаимопонимание между Ольговичами и степью было полным.

    Так на берегах Десны и Сейма собралась сила, которой в Южной Руси не было места и с которой Изяславу II пришлось бороться.

    Для того чтобы число врагов день ото дня не множилось все более, Изяслав II дал Святославу Всеволодовичу «Боужьскыи и Межибожье» и пять иных городов. При этом Владимир-Волынский, столицу края, великий князь у Святослава Всеволодовича отобрал.

    Не успел Изяслав II уладить дела, как пришлось вспомнить о дяде Вячеславе Владимировиче, сидевшем в Турове. Бояре напомнили Вячеславу, что именно он старший среди Мономашевичей. Князь приободрился и занял все города, которые ранее у него отнял Всеволод II Ольгович. Занял Вячеслав и Владимир Волынский и посадил в нем сына своего покойного брата Андрея Ярополка.

    Изяслав II не мог мириться с действиями дяди и снарядил в поход на Туров брата Ростислава Мстиславовича и Святослава Всеволодовича. Туров у дяди отняли и увели из города епископа Акима и посадника Жирослава Яванковича, а в городе оставили сына великого князя Ярослава Изяславовича.

    Вячеславу Владимировичу велели сидеть в волынском городе Пересопнице или Дорогобуже.

    Скитания Святослава Ольговича

    В то же время Изяслав II обратил взор на Восток от Днепра. Великий князь приехал на «снемъ» с Давыдовичами и велел им идти на двоюродного брата Святослава Ольговича. В помощь Давыдовичам Мстислав II дал сына с переяславцами и берендеев.

    Поход вылился в грабеж богатого имения Святослава Ольговича. Первым делом посланники великого князя убили «Дмитра Жирославича и Андрея и Лазоревича» и стали у «Мелтекове селе». Тут-то и начался разгром имения. Пришедшие стали в «лесе в Порохни». Рядом паслось громадное стадо Ольговича, состоявшее из трех тысяч кобыл и тысячи жеребцов. Скоро запылали окрестные села и затрещало пламя над дворами и полными убранного жита амбарами.

    Святослав Ольгович со стороны наблюдал над занявшимся над его волостью заревом и не имел сил вступиться. Князь лишь послал к Долгорукому гонца с мольбой о помощи.

    Как только Изяслав II узнал, что Долгорукий выступил походом в северские земли, он тотчас послал гонца к рязанскому князю Ростиславу Ярославовичу, и тот принялся воевать волости Северо-Восточной Руси.

    Юрий Долгорукий стоял в Козельске, когда узнал о действиях рязанского князя. Долгорукому пришлось вернуться в Ростово-Суздальскую землю, а в помощь Ольговичу отправить сына Ивана.

    А в северской земле продолжился разгром имений и волостей Ольговичей. Силы великого князя подошли к селу, принадлежавшему сидевшему в заточении Игорю Ольговичу. И «бе оже тоу готовизни много, въ бретьяничахь и в погребех вина и медове и что тяжкого товара, всякого, до железа и до меди, не тягли бяхоуть от множества всего того вывозити».

    Активно участвовали в дележе Давыдовичи. Они велели добро «имати на возы собе и воемъ и потомъ повелеста зажечи дворъ и црквь стго Георгия».

    Близилось Рождество Христово. Стояла глубокая зима, и сани Давыдовичей, едва влекомые лошадьми от обилия товаров, скрипя полозьями, ехали к Путивлю. В городе стоял Изяслав II с «силою Киевьскою».

    Пришел великий князь в Путивль не случайно. Под городом располагалась усадьба Святослава Ольговича, и едва она уступала богатством двору Игоря Ольговича. Киевляне мстили Ольговичам за годы правления Всеволода II Ольговича и разоряли их гнезда.

    Имение Святослава Ольговича было обильно «немочно двигноути». Погреба усадьбы скрывали пятьсот «берковьсковъ медоу». Там же стояло восемьдесят корчаг вина. В княжеской церкви Вознесения «облупиша съсуды серебреныя… и книгы и колоколы». Скоро в имении «не оставиша ничто же». В довершение поделили челядь, которой в усадьбе было семьсот человек. Не забыли поделить скот.

    Святослав Ольгович оказался не просто ограблен, но был лишен возможности существования в собственной волости, ибо у него «нетоуть ни жита ни что». И князь повернул коня на север, в леса вятичей, где еще его отец Олег и дед Святослав искали спасения от потомков Всеволода Ярославовича. Те леса давали защиту, куда более надежную, нежели стены городов Северской земли.

    Святослав Ольгович от Новгорода-Северского уехал к Карачеву. Часть дружины пошла за князем, часть осталась, сев по дворам и усадьбам. Ехали за Святославом и дружинники его брата Игоря. Ехали с князем жена и дети.

    Стоял январь 1146 г. (январь 1147 г. по новому летоисчислению). Вслед за Святославом Ольговичем на север двинулись великий князь, Давыдовичи, берендеи и Святослав Всеволодович — родной племянник гонимого князя. Шли среди глубоких снегов, под высоким морозным небом, от Путивля «на Севьско» (г. Севск) и далее на «Болдыжь». Это был кратчайший путь на Карачев.

    Святослав Ольгович, узнав о идущих к Карачеву, выехал в дремучие брянские леса и, не теряя времени, пошел «оу Вятиче».

    С волостью Святослава Ольговича поступили так. То, что принадлежало Игорю Ольговичу, отошло Изяславу II, а то, что было за Святославом Ольговичем, Изяслав II поделил с Давыдовичами.

    Зимой, сидя в холодном порубе в Переяславле, разболелся Игорь Ольгович. Он послал к Изяславу II просить постричь его. Поруб разобрали, принесли полуживого от холода и болезни Игоря в келью и постригли. Вслед за тем Игоря Ольговича перевезли в Киев, в монастырь св. Федора.

    А в вятичских землях, среди снегов и стужи, продолжали ходить князья с дружинами. Стаи волков с удивлением наблюдали из-под еловых лап за сытыми конями, пар от дыхания которых застилал глухие лесные дороги.

    Изяслав и Владимир Давыдовичи подошли к Брянску, а Святослав Всеволодович приехал в опустевший Карачев, где все говорило о недавнем присутствии дядиной дружины. Улицы города и посада были устланы клоками сена и конским навозом. А дорога, уходившая на север, за лес, к Козельску, была укатана санями и истоптана множеством копыт.

    Изяслав II в брянские леса не поехал и вернулся в Киев. О том тотчас донес в Козельск дяде Святослав Всеволодович. И предупредил, чтобы тот в Козельске не засиживался, ибо Ростислав Мстиславович Смоленский с Давидовичами в Брянске до лета сидеть не собираются.

    Святослав Ольгович выехал из Козельска, пересек Оку и приехал в вятичский город Дедославль, на водораздел между Окой и Доном. Но и тут князь подобно затравленному погоней зверю долго оставаться не решался. Накормив людей и лошадей, обогревшись и поев, князь выехал далее к северо-востоку, на реку Осетр.

    На Осетре от Святослава Ольговича уехал Иван Берладник. Святослав дал князю-изгою, товарищу по несчастию, двести гривен серебра и двадцать одну гривну золота. Иван Берладник уехал к Ростиславу Мстиславовичу Смоленскому.

    С Осетра Святослав Ольгович вышел на берег Оки к городу Колтеск (район г. Каширы). К северу от Оки на сотни верст простирались густые заснеженные леса — владения Юрия Долгорукого. Тут дружина Ольговича вздохнула свободнее. Скоро с севера по льду Оки к Колтеску подошла помощь Долгорукого. Князь слал «тысячю Бренидьець. дроужины Белозерьское».

    Тем временем зима, а вместе с ней и год 1146-й клонились к завершению. В Колтеске серьезно занемог сын Долгорукого Иванко. Поход от Путивля до Колтеска сгубил юношу, и 24 февраля, в ночь на масленую неделю, Иванко умер. Утром из Суздаля приехали два его брата — Борис и Глеб Юрьевичи. Тело Иванко положили в сани и повезли к отцу в Суздаль.

    Пока болел Иванко, Святослав Ольгович хотел пойти к Дедославлю, навстречу Давидовичам. Но болезнь Иванко смутила князя, и он уехать от него на захотел. Тогда созвали вятичей в Дедославле и велели им воевать с шедшими с юга князьями.

    В феврале 1146 г. Долгорукий решил отомстить рязанскому князю Ростиславу Ярославовичу. К Старой Рязани были посланы Ростислав и Андрей Юрьевичи. Рязанский князь, понимая, что уповать на помощь Киева поздно, выехал из города и пошел в степь к половецкому хану «Ельтоукови».

    В конце февраля Святослав Ольгович отпустил с дарами в степь служивших ему половцев и пошел от Колтеска вверх по Оке «на оусть Поротве в городе Лобыньске».

    В Лобынск, с чьего холма видны широкая лента быстрой полноводной Оки, устье ее левого притока Протвы и густые заокские леса, покрывающие подобно амфитеатру поднимающуюся приречную террасу, к Святославу Ольговичу приехали сани с дарами от невидимого, но могучего покровителя Юрия. Из-под покрывал извлекли лари с «паволокою и скорою».

    Весна, а вместе с ней и 1147 г. начались походом Долгорукого на новгородский город Новый Торг.

    Город был взят, и далее суздальская дружина по еще стоявшему льду поднялась в верховья реки Тверцы и, минуя Вышний Волочек, вступила в долину реки Мсты. А это была прямая дорога к Новгороду.

    Не дремал и Святослав Ольгович. Князь пошел долиной рек Протвы в ее верховья «и взя люди Голядь верхъ Поротве». Верховьем Протвы владел смоленский князь Ростислав Мстиславович, и воевать те земли для Ольговича было делом законным.

    На берега Протвы к Святославу Ольговичу пришло приглашение от Юрия «приде ко мне брате въ Московъ». Это был небольшой укрепленный город над рекой Москвой. Ничуть не более Лобынска. Стояла Москва среди моря труднопроходимого леса, словно юная девушка, не ведавшая своей судьбы.

    Святослав Ольгович обрадовался приглашению, выслал вперед сына Олега, который подарил Долгорукому «пардоусъ», и с малой дружиной выехал следом в никому на Руси неведомый дотоле город Москву.

    Юрий, стоя на Боровицком холме, за деревянной городней, среди рубленых теремов, обнял Святослава Ольговича, расцеловал и устроил отдыхать с дороги. Были князья троюродными братьями.

    Наутро Долгорукий «оустроити обедъ силенъ». Отпустил Юрий Святослава с великими дарами и обещанием прислать в помощь сына.

    Святослав Ольгович выехал из Москвы, спустился с Боровицкого холма, переехал реку Москву и углубился в леса, открывшие перед князем свой полог лишь на Оке при устье Протвы, там, где над низким левым берегом, затопляемым по весне талой водой, высится холм, некогда увенчанный городом Лобынском.

    Святослав Ольгович долго не просидел в затерянном в земле вятичей, словно иголка в стоге сена, Лобынске и, собрав дружину, «иде къ Нериньскоу, перешедъ Окоу». Местоположение Неринска непонятно. Можно лишь сказать, что в районе Каширы.

    На вербное воскресенье, в пору, когда торжество весны выливается в буйство распускающейся листвы, в дружине Святослава скончался слуга его отца (Олега Святославовича) «добрый старечь Петръ Ильичь». Было ему девяносто лет, и от старости он не мог залезть на боевого коня. Видимо, зимой 1146 г. от Путивля в Лобынск старца везли на санях в сене, закутанного в овчинный тулуп. Бог знает, не видели ли выцветшие глаза того воина Тмутаракань, уже давно утраченную погрязшей в усобицах Русью, и Византию, где его князь Олег провел не один тревожный месяц.

    Изяслав II в 1147 г. поставил митрополитом Руси «Клима Смолятича». Это был русский монах-схимник, сидевший в городе Заруб, на одноименной горе, охранявшей брод через Днепр. Был Клим книжником и философом, каких на Руси «не бяшеть».

    Новое назначение вызвало бурю в церковной среде. Епископы Белгорода, Переяславля, Юрьева, Владимира-Волынского, Новгорода, Смоленска в один голос заявили, что нет такого закона, чтобы ставить митрополита без благословения византийского патриарха. Так оно прежде и было, но Русь в XII в. уже была не та, что в XI в. Держава обрела христианство и стремилась обрести независимость в установлении иерархов. Понятно, что яростнее всех против этого возражали греки.

    Пока Изяслав II настаивал на избрании нового митрополита в Киеве, в вятичском городке Неринске, затерянном между Лобынском и Дедославлем, Святослав Ольгович принимал послов от половцев, от «оцевъ его» (родственников по матери). Приехал из степи Василий Половчин. В вежах всех интересовало, призовет ли Ольгович «к собе со силою прити».

    Приехали в Неринск «децкы» из «Роуси» и сообщили Святославу, что Владимир Давыдович сидит в Чернигове, а Изяслав Давыдович — в Стародубе.

    Святослав Ольгович, узнав, что за ним никто не гонится, переехал из Неринска в Дедославль. За стенами Дедославля, к югу, расстилались донские степи. В том краю были редки люди, но часты волчьи стаи. В Дедославль к князю приехали друзья половцы Токсобичи. Князь дал в помощь половцам «Соудимира Коучебича» и Горена и послал их в верховья Угры воевать смоленские волости.

    Скоро ситуация стала складываться в пользу Святослава Ольговича. Как только это почувствовали посаженные зимой по вятичским городам посадники, словно сговорившись, они побежали из «Вятичь, изъ Бряньска и изъ Мьченьска, и изъ Блеве». Святослав Ольгович подошел к городу «Девягорьскоу» (быть может, город Волхов).

    Пока Святослав Ольгович стоял у Девягорска, вятичские земли «и Добрянескъ и до Воробиинъ Подеснье Домагошь и Мценескъ» были освобождены от посадников Давыдовичей и склонились перед Святославом.

    А из степи к Девягорску подходили охотники ополониться на Руси. Среди них летописец называет «Бродничи». Это могли быть славяне, настолько вжившиеся в образ воинов, бродивших между Днепром и Доном, что существование в городах и весях Руси пугало их обыденностью, что называется, пуще неволи. Условия жизни Руси VIII–XIII вв. и позднейшей России XIV–XIX вв. по большому счету на южных рубежах были схожи, и бродившие без семей и домов русские воины, для которых пика и конь составляли все достояние, а ковыльная степь была отчизной, были явлением для Руси естественным и даже необходимым.

    Подошел к Девягорску и Глеб Юрьевич из Суздаля. Князья сели на лошадей и повели дружины к городу Мценску.

    Когда Святослав Ольгович погнался за Изяславом Давыдовичем, у города Спаш (быть может, г. Спас у современного г. Орел) Давыдовичи от своего имени и от имени Святослава Всеволодовича послали к Святославу Ольговичу гонца с речью: «Боудемы вси за одинъ моужь и не помяни злобъ нашихъ, а крстъ к намъ целоуи». Отчину Святославу Ольговичу обещали вернуть, как и взятое имущество.

    Не остыл еще крест, который целовали Ольговичи и Давыдовичи, как из Чернигова в Киев к великому князю уже скакал Изяслав Давыдович с сообщением, что Святослав Ольгович занял «Вятиче». Изяслав Давыдович стал просить Изяслава II Мстиславовича выступить на Суздаль против дяди. Великий князь не заставил себя долго упрашивать. Однако о целовании креста в Киеве еще не знали.

    Святослав Всеволодович оставался под зорким оком бояр великого князя и держал пожалованные ему города на западе Руси «Божьски и Мечибие Котелницю а всих пять городовъ». Но тянуло князя в Чернигов, чувствовало его юное сердце, что место его по левую сторону Днепра, среди бояр отца, среди половцев и вятичских лесов. Князь сказал Изяславу II, что намерен просить волости у Давыдовичей. Великий князь подумал, да и пустил Святослава Всеволодовича впереди себя к Чернигову.

    Когда великий князь объявил киевлянам, что намерен идти на Суздаль, на дядю Юрия Владимировича Долгорукого, сына Монамаха, киевляне ответили: «Кнже не ходи с Ростиславом на стрья своего, лепле ся с нимъ оулади Олговичем веры не ими…» Изяслав II такому ответу был не рад, и киевляне пояснили: «Кнже ты ся на нас не гневай, не можемъ на Володимире племя роукы въздаяти».

    Решили идти не на Долгорукого, а на Ольговичей. Против этого киевляне никогда не возражали.

    Вышли к реке Лто и двинулись далее к «Снежатиноу и оттъ Нежатина» шли до «Роусотины». К Чернигову послали Оулеба.

    Киев тем временем охранял брат великого князя Владимир Мстиславович. А началось вот что. Оулеб в Чернигове узнал, что Давидовичи целовали крест к Святославу Ольговичу. Стало понятно, что просьба Давидовичей к Изяславу II идти на Юрия — ловушка. На самом деле черниговским Давидовичам было «любо яти во Игоря место» самого Изяслава II (то есть «всадить» Мономашевича в поруб).

    Изяслав II был «оубити лестью». Придя в себя, он послал в Чернигов к Давидовичам за объяснениями. Те искренне ответили, что им жаль Игоря, и сами задали вопрос великому князю, понравилось бы ему, если бы держали в неволе его брата. Изяслав II «поверже имъ грамоты хрстьныя». Это означало разрыв.

    Изяслав II послал гонца в Смоленск, прося Ростислава не выходить на Юрия, но идти в Киев. Еще один гонец от стен Чернигова поехал в Киев, к Владимиру Мстиславовичу и к тысяцкому «Лазореви». Надлежало собрать горожан у св. Софии и объявить им о лести черниговских князей. Изяслав II просил киевлян идти к нему в помощь под Чернигов, у кого есть конь — верхом, иных плыть в ладьях.

    Киевляне не отказали в помощи Изяславу II, но прежде решили уладить одно дело. Вспомнили об Игоре Ольговиче, сидевшем в монастыре св. Федора в Киеве. За Игоря вступились Владимир Мстиславович, тысяцкий Лазарь, Рагоуило (тысяцкий Владимира), митрополит. Но куда там!

    Владимир выхватил Игоря из рук толпы и укрыл во дворе своей матери. В начавшейся драке стали бить Игоря, когда Владимир вступился, досталось и ему. И тут вмешался некий Михаил. Князья воспользовались заминкой и ускользнули за ворота двора. С Михаила же сорвали цепь с крестом, тянувшим на золотую гривну. Скоро сломали ворота во дворе княгини, схватили Игоря, и ему пришла погибель.

    Игорь Ольгович еще дышал, когда его нагого повергли на землю, связали «оужемъ» ноги и «оуворозиша» поволокли со двора княгини Мстиславны через Бабин Торжок на княжеский двор. Там князя добили. Тело Игоря положили на «кола», привезли на Подол, на торговую площадь, и подвергли поруганию. Как удивительно схожи народные выступления.

    Владимир Мстиславович послал тысяцкого за телом Игоря. Погребли Игоря Ольговича в монастыре св. Семеона, на окраине Киева. Это была обитель, пользовавшаяся особым вниманием черниговских потомков Святослава Ярославовича.

    Весть о гибели Игоря застала Изяслава II в верховье реки Супой. Князь сказал среди прочего: «…а тамо намъ всим быти».

    Сын великого князя Мстислав II Изяславович в ту пору сидел в Курске. Когда куряне узнали, что к их городу подходит Святослав Ольгович с сыном Долгорукого Глебом, они заявили Мстиславу II то же, что и киевляне его отцу: рады биться с Ольговичами, но на племя Мономаха руки поднять не можем. Мстислав II выехал из Курска, и в городе сел посадник Долгорукого.

    Вслед за тем Глеб Юрьевич со Святославом Ольговичем подошли к городу Вырю и также посадили посадника. Город Папащ пришлось брать штурмом, ибо горожане никаким князьям открывать ворота не желали, боясь половцев. А город «Бьяхань» и иные города в долине нижнего Сейма и верхней Сулы избежали сдачи.

    К Изяславу II подошла помощь от дяди Вячеслава Владимировича из Владимира-Волынского. Великий князь отступил к Переяславлю и там узнал от гонцов, что его младший брат Ростислав идет от Смоленска и уже сжег Любеч («Любець»).

    Изяслав II встретился с Ростиславом у Черной могилы. Князья решили идти в верховья Сулы навстречу Ольговичам. Как только о том стало известно в лагере Святослава Ольговича, большая часть половцев ночью ушла в степь. Святослав с оставшимися союзниками пошел на «Глебль к Черниговоу» (Глебль располагался между верховьями Сулы и Черниговом).

    Изяслав II, узнав о происходящем в стане противника, сел думать с дружиной и братом, куда двигаться. Черные клобуки (тюрки, севшие в XII в. в поросье и служившие Киеву) посоветовали идти к Всеволожу (город, лежащий между Черниговом и Глеблем) «перекы» (наперекор) неприятелю. Однако Ольговичи предусмотрительно обошли Всеволож стороной. Изяслав II и Ростислав подошли к Всеволожу и взяли город на щит.

    Когда в ближайших к Всеволожу городах «Оунеже, Белавежа, Бохмачь» стало известно о случившемся, население этих городов и многих иных побежало полем к Чернигову. Но уйти от дружины Мстиславовичей в чистом поле было непросто. Брошенные города занялись зловещим заревом.

    Жители Глебля, узнав о судьбе соседей, заперли ворота и принялись с утра до вечера отбивать приступы воинов великого князя. Город устоял, а Мономашевичи пошли в Киев.

    Ростислав должен был вернуться в Смоленск. Прощаясь, Изяслав II наказал Ростиславу стоять на севере против Долгорукого. Сам великий князь обещал управиться с Ольговичами и Давыдовичами.

    Когда мороз заковал льдом реки, Ольговичи и Давыдовичи послали дружину с половцами на Днепр «воевать» город Брагин. Видимо, это была месть за сожженный Любеч. А Глеб Юрьевич занял Городец Остерский, некогда принадлежавший его отцу.

    Изяслав II, узнав о том, просил Глеба приехать в Киев. Глеб, напротив, послушав боярина Жирослава, поехал к Переяславлю, уверовав, что горожане тому будут рады. В Переяславле сидел Мстислав II Изяславович. Когда его дружинники вошли в палаты, князь лежал. Ему сказали: «Не лежи княже. Глебъ ти пришелъ на тя».

    Глеб подступиться к Переяславлю не решился. Мстислав II, выехав из ворот, погнался за гостями и настиг Глеба у Носова, на реке Роуде (быть может, совр. Носовка к юго-западу от г. Нежина). Глеб, потеряв несколько дружинников, успел скрыться в Городце Остерском.

    Зимой Изяслав II подступил к устью реки Остер. Помощи из Чернигова Глеб не получил. Великий князь простоял под Городцем три дня, пока Глеб не выехал из ворот и не поклонился Изяславу II.

    Когда Изяслав II вернулся в Киев, Глеб послал к Владимиру Изяславовичу сказать, что целовал крест к великому князю поневоле.

    События 1148 г.

    В 1148 г. князья продолжили выяснение отношений. В марте, в пору, когда еще глубок снег и крепок лед на реках, Изяслав II собрал полки с правобережья среднего Днепра, из Волыни, привел помощь из Венгрии, призвал берендеев и выехал из Киева на восток к Чернигову.

    Ольговичи и Давыдовичи, заперевшись по городам, не смели дать Изяславу II сражение. Стали воины великого князя «воевать» Северские земли «и до Боловоса».

    Поняв, что из Чернигова никто не выйдет, Изяслав II решил идти к «Любчю» (Любечу) «идеже их есть вся жизнь». Переход от Чернигова до Любеча занял пять дней.

    Тем временем черниговские князья приободрились, собрались с силой, дождались половцев и рязанских родственников и также подошли к Любечу. Тут черниговские князья «заложились» рекой (притоком Днепра) и начали перестрелку с силами Изяслава II.

    Весна входила в права. Ночью шел дождь, а наутро Изяслав II с тревогой обнаружил, что лед на Днепре «казится». Великий князь был мудр и опытен и в сражениях, и в жизни и в тот же день обратил внимание воинов, что Днепр за их спинами «располиваеть».

    Стоило Изяславу II с полками перейти на правый берег, как наутро Днепр «роушися». Начался весенний ледоход, и льдины, со страшным треском ломая друг друга и наползая одна на другую, устремились к югу, к порогам. Долины рек наполнились вешней водой. Дороги стали труднопроходимы, превратившись в месиво из глины и кусков смерзшегося пористого, ноздреватого снега. Приехав в Киев и сев в тереме у очага, Изяслав II поблагодарил Бога за благополучный исход дела, ибо «бе ледъ лихъ», и отправил гонца в Смоленск к брату Ростиславу с рассказом о зимних делах.

    Венгры, охотно ходившие на Русь, но часто терпевшие урон, и на этот раз потеряли нескольких воинов, провалившихся под лед на озере, видимо, бывшем старицей Днепра. Вернувшись на родину, венгры едва сожалели о походе. Кто-то вез с Руси наложницу, кто-то гривны, а кто-то целую голову и был рад.

    Ольговичи и Давыдовичи были напуганы и раздосадованы событиями весны 1148 г. Отправили послов к Юрию, коря суздальского князя за то, что не подал помощи, а угрожал Ростиславу Смоленскому.

    Глеб Юрьевич выехал из ворот Городца Остерского и пустился вскачь к Переяславлю да едва ушел от Мстислава II Изяславовича. Когда ворота Городца Остерского закрылись за Глебом, князь понял, что многих из своей дружины увидеть уже не доведется. Скоро Глеб и сам бежал в Чернигов.

    По возвращении послов из Суздаля Давыдовичи и Ольговичи, поняв, что помощи от Долгорукого не будет, стали слать послов в Киев. Скоро Изяслав II услышал такие речи: «Миръ стоить до рати, а рать до мира… оже есмы оустали на рать».

    Дело было и в том, что весна звала крестьян в поле пахать, боронить, сеять. Война истощала не только крестьянские дворы и амбары, но и княжеские усадьбы. Словом, было время — воевали, и делали то на Руси по преимуществу зимой, а пришло время «оуладили».

    Изяслав II снесся с Ростиславом, прося совета, и из Смоленска пришел ответ: «Оумирися».

    Вскоре из Киева выехало духовенство, и в Чернигове Ольговичи и Давыдовичи целовали к великому князю крест, обещая «ворожбоу про Игоря отложити. а Роускоу земли блюсти, и быти всимъ за одинъ брать».

    Лето 1148 г. прошло мирно, урожай собрали, и осенью, в пору, когда на полях желтели стога, а лес подернулся многокрасьем отживавшей листвы, у Городца Остерского съехались Изяслав II и два Давыдовича — Владимир и Изяслав. Скоро в окружении великого князя появился старший сын Долгорукого Ростислав Юрьевич. Этот князь пожаловался Изяславу II (а были они двоюродными братьями), что отец не дал ему волости в Суздальской земле. Не знаю, подумал ли тогда Изяслав И, что его гость мог лукавить, но дал приехавшему города «Божьскыи. Межибжие. Котелницю. и ина два городы».

    Сидя за столом в Городце Остерском, Изяслав II напомнил Давыдовичам о крестном целовании и объявил, что зимой выходит в поход на Долгорукого. Суздальский князь обижал Новгород, отнял у города дани «и на поутех имъ пакости деять». А пути новгородцев нередко пролегали по верхней Волге, и тут уж Суздаль не давал проходу.

    План зимнего похода был таков. Как станет на реках лед, Давыдовичи со Святославом Ольговичем пойдут к Ростову через земли вятичей. Изяслав II выступит к Смоленску, к брату Ростиславу. В итоге всем надлежало «снятися на Волзе».

    Съезд в Городце окончился пиром. Изяслав II собрал за столом князей и бояр и дал им обед «и прибывше оу весельи и оу любви». На том князья разъехались.

    Мир потомки Мономаха и Олега решили скрепить брачными узами. Ростислав попросил у Святослава Ольговича дочь за своего сына Романа. 9 января 1148 г. из Новгорода-Северского в Смоленск привезли Святославну и тут же повенчали с Романом.

    Когда полки собрались в Киеве и Изяслав II выезжал из столицы, великий князь обратился к Ростиславу Юрьевичу, прося его идти в «Божьскыи» и не возвращаться в Киев до окончания похода. Изяслав II добавил, прощаясь, «постерези земле Роускои оттоле». Киев остался стеречь младший брат великого князя Владимир Мстиславович.

    Переяславль — форпост Изяслава II в левобережном поднепровье — продолжал удерживать Мстислав II Изяславович.

    Когда со стен Смоленска увидели стяги Изяслава II, город возликовал, Изяслав II одарил Ростислава дарами «от Роускыи земле и от всих црьских земль» (из Греции). Ростислав преподнес брату дары от «верхнихъ земль и от Варягъ».

    Изяслав II недолго пробыл в Смоленске и с малой дружиной ускакал в Новгород. Великого князя встретили со слезами. Новгородцы вышли к Изяславу II за три дневных перехода от города. А за один дневной переход горожане «всими силами оусретоша» великого князя. Среди бескрайних лесов, глубоких снегов, лютых морозов Изяслав II погрузился в море любви и слез. Бороды, мохнатые шапки, кони, собольи и бобровые шубы, сани, монашеские скуфейки — все смешалось в тот день под стенами Новгорода. Северяне умели крепко любить, но умели и крепко ненавидеть. И все проявления душевных порывов русского человека, а тем более новгородца, не знали границ — либо целует и плачет, либо бьет так, что ни головы, ни ног потом не найти.

    В Новгороде Изяслава II ожидал сын Ярослав. Великого князя прежде всего повели в Софию, и там, стоя на хорах, среди кряжистых, словно дубы, своенравных и одновременно способных на беззаветную преданность новгородских бояр, Изяслав II прослушал обедню. Вслед за тем по улицам Новгорода побежали «подвоискеи и бириче» великого князя, созывая народ на обед. Это был славный пир, и никто не держал на соседа под кольчугой кинжала.

    На следующий день утром на Ярославовом дворе собралось вече новгородцев и псковичей. Изяслав II услышал на нем: «Ты наш кнзь ты наш Володимиръ, ты наш Мьстиславъ, ради с тобою идемъ своихъ деля обидъ».

    Изяслав II выступил с новгородцами, псковичами и с союзными Новгороду карелами к устью Медведицы. Через четыре дня туда же пришел и Ростислав Смоленский «съ всими Роускыми силами» и со смолянами.

    Великий князь стал двигаться вниз по замерзшей Волге и отправил послов к Юрию. Из Суздаля ответа не последовало, и посол не вернулся. Тем временем Изяслав II подошел к волжскому городу Кснятину. Скоро стало ясно, что Юрий мириться с племянником не спешит. И пошли воевать вниз по Волге до «Оуглече поле» и далее до устья Мологи.

    Сюда к Изяславу II пришла весть, что Давыдовичи со Святославом Ольговичем стоят в «своих Вятичехъ», ждут, чем дело кончится. К устью Медведицы, как было условлено, черниговцы идти не собирались.

    Изяслав II от устья Мологи пустил новгородцев и «Роусь» воевать дядины земли ниже по Волге вплоть до Ярославля.

    Тем временем наступила весна, и в вербное воскресенье «быс вода по Волзе и по Молозе по Чрево коневи на ледоу».

    Изяслав II с Ростиславом, пока новгородцы отводили душу под Ярославлем и полонились, решили «оже юже рекы ся роушають» пора идти домой. Ростислав выступил к Смоленску, а Изяслав II пошел к Новгороду, и так разошлись «во свояси».

    В Киеве Изяслава II ожидали с нетерпеньем. О Ростиславе Юрьевиче, сыне Долгорукого, поведали великому князю, что, помоги господь Долгорукому зимой, не видать белого света семье Изяслава II. Бояре объяснили, что пригрел Изяслав II врага на свою голову.

    Разговор Изяслава II с Ростиславом Юрьевичем состоялся на днепровском острове, напротив собора Михаила, что в Выдобичском монастыре. Великий князь послал за Ростиславом «насадъ» (лодку) и поместил его в шатре «особно».

    Разговор двоюродных братьев был краток. Ростислава с четырьмя отроками посадили в насад и отправили прочь от Киева. Дружину и «товаръ отяша».

    Нетрудно представить, каков был разговор Ростислава с отцом в Суздале. Впрочем, Долгорукий и без того был готов к походу на племянника.

    Юрий Долгорукий выступает к Киеву

    24 июля 1148 г. из Залесской земли в вятичские леса выступила сила Ростово-Суздальской Руси. В ту пору Залесский край еще оставался далекой деревянной провинцией златоглавой Руси Киева, Чернигова, Владимира-Волынского.

    Между Ольговичами, Давыдовичами и Киевом начали ездить гонцы. Святослав Ольгович спросил Юрия «въ правдоу ли идеши». А Изяславу II Святослав Ольгович сказал — возврати именье Игоря Ольговича, тогда буду с тобой. Давыдовичи держали сторону Изяслава II.

    Юрий Долгорукий стоял у «Ярышева», когда к нему приехал Святослав Ольгович. Князья вместе обедали. В те дни у Святослава родилась дочь Мария.

    Под Ярышевом на обеде решили, что Изяслав II общий враг, и стали слать послов к Давыдовичам. Те «отрекостася» от Юрия и послали в Киев сказать, что Долгорукий близко.

    Юрий пришел к Беловеже Старой и стоял тут месяц, ожидая половецкой помощи. Далее Юрий пошел к реке Супой. На Супой съехалось множество половцев и подошел понуждаемый дядей Святослав Всеволодович.

    Изяслав II дождался Ростислава у Витачева и перешел Днепр. Юрий двинулся было к Переяславлю да не прошел и стал у «Кудьнова селца… перешедше Стряковъ».

    С великим князем от Витачева шел Изяслав Давыдович, хранивший верность Киеву. Когда Изяслав II подошел к реке Лто, ему сообщили, что неприятель в полудне пути и движется через «Стряковъ къ Городоу».

    Когда полки Изяслава II стали по берегу реки Трубеж под Переяславлем, Юрий Долгорукий уже три дня стоял «оу Стрякве».

    На заре наступившего дня неприятели «исполчились» и стали между переяславскими «валома», по обе стороны от Трубежа. День бились о реку стрелки. Юрий прислал к Изяславу II гонца с укором и с просьбой отдать Переяславль. Изяслав II не согласился.

    На следующий день Изяслав II отслушал обедню в храме Михаила и, выходя из храма, услышал слова плачущего епископа — помирись с дядей, много спасения примешь от бога и землю избавишь от великой беды. Великий князь «ста на болоньи» и товары поставил «за огороды».

    Юрий стал «за Янциномъ селцемъ».

    23 августа произошло сражение. Изяслав II перешел Трубеж и двинулся на Юрия. Суздальский князь стал отступать, но, увидев подходившие полки неприятеля, повернулся, поставил сыновей по правую руку, Святослава Ольговича и Святослава Всеволодовича по левую и «поидоша полци к собе яко слнцю въсходящю». Началось ожесточенное сражение.

    Первыми от Изяслава II побежали «Поршане». Затем отвернул коня Изяслав Давыдович. Дрогнули не желавшие сражаться с Долгоруким киевляне «и быс лесть въ Переяславцехъ рекоуче Гюрги намъ кнзь».

    Изяслав II сражался, как лев. Великий князь прорубился через полки Святослава Ольговича и Юрия и увидел, что его полки бегут.

    Изяслав II перешел Днепр вброд у Канева «толко самъ третий» и поехал в Киев.

    Юрий Долгорукий вошел в Переяславль, помолился в храме Михаила и на третий день выехал к Киеву.

    В Киеве горожане просили Изяслава II и Ростислава Мстиславовичей не губить их окончательно, а идти в свои волости. И заверили князей, что, как увидят их стяги, «ту мы готовы, ваю есмы».

    Изяслав II с женой и детьми поехал во Владимир-Волынский. С князем на Волынь ушел поставленный им ранее митрополитом Клим Смолятич из Заруба.

    Ростислав простился с братом и с остатками полка поехал в Смоленск.

    Юрий Долгорукий занимает Киев

    Когда Юрий Владимирович Долгорукий поставил стяги под киевскими горами, на лугу, против куполов церкви Михаила, из городских ворот к князю пошел народ. Киевляне поклонились новому великому князю.

    Скоро в столицу приехали союзники Долгорукого — Владимир Давыдович и Святослав Ольгович. Юрий отдал Святославу Ольговичу волости: Посемье с Курском, «сновьскоую тисячю» (отнятую у опального Изяслава Давыдовича), «Слоучьскъ и Кльчьскъ и вси дрегвиче».

    Уладив дела с союзниками, Юрий занялся собственными детьми. Старшему Ростиславу дали Переяславль. Андрея (Боголюбского) посадили в Вышгороде. Бориса отправили в Белгород, Глеба в Канев. Василек же поехал княжить в отцовский Суздаль.

    Казалось, что отныне Киевская Русь от потомков Мстислава I Владимировича перейдет в руки потомков его младшего брата Юрия Владимировича. Но…дело было не только в том, какой князь сядет в Киеве, но и в том, как тесно он связан с местным боярством, духовенством и всем миром. За Долгоруким в Киеве признали силу, но едва ли князя полюбили. В конечном счете триумф закончился для Юрия гибелью. Впрочем, обо всем в свое время.

    Изяслав II, сев во Владимире Волынском, принялся слать послов в Венгрию, Чехию и Польшу, прося помощи. Гейза II венгерский (зять Изяслава II), Владислав II чешский и польские князья Болеслав, Межко и Индрих вскоре прислали ответы. Гейза II обещал прислать полки. Польские князья обещали прийти вдвоем, а третьего оставить стеречь землю. Владислав II обещал прийти сам с полками. И вновь в соседние королевства с Волыни помчались гонцы. На этот раз позади них ехали сани с ларями, скрывавшими богатые дары.

    Изяслав II просил венгров выступить на Рождество. Гейза II выслал десять тысяч войска, сам же решил подступить к Галиции, дабы сковать инициативу тамошнего князя.

    Из Польши выступили Болеслав и Индрих. Межко остался стеречь землю от «прусъ».

    Стало известно Изяславу II и то, что его дядья Вячеслав и Юрий Владимировичи ужиться не могут. Это был добрый знак князю.

    Юрий Долгорукий зимой был в курсе сношений Изяслава II с союзниками и привел на Русь половцев.

    Когда венгры, чехи и поляки съехались на Волынь, Изяслав II дал им обед и наутро союзники выступили к Луцку. Простояли у того города три дня. Тем временем к Пересопнице ехали два сына Долгорукого Ростислав и Андрей. Они должны были подать помощь союзнику отца Владимиру Володарьевичу Галицкому, шедшему к Шумску.

    В Пересопнице сидел Вячеслав Владимирович. Вскоре к нему приехал Юрий.

    Изяслав II с союзниками от Луцка пришел на «Черемина на Олыче». Тут поляки, венгры и чехи стали слать гонцов к Долгорукому с просьбой помириться с племянниками. Результата те действия не возымели, и союзники разъехались по своим королевствам.

    Изяслав II требовал от Юрия «всих дании к Новугороду». Долгорукий ответил отказом.

    Юрий с Вячеславом и сыновьями выступили к Луцку. Впереди шли Ростислав и Андрей Юрьевичи. Став на ночь у «Муравици», половцы с воеводой Жирославом бежали прочь, ибо до света в лагере был «пополохъ золъ». Андрей Юрьевич, дождавшись рассвета, понял, что тревога была ложной, и поблагодарил бога за крепость духа. Тем не менее Юрьевичи отступили к Дубне и стали ждать помощи от отца.

    В Луцке сидел брат Изяслава II Владимир Мстиславович. Долгорукий осадил Луцк и простоял под его стенами шесть недель. Изяслав II понимал, что должен подать помощь брату, и собрался выступить к Луцку. И тут из Галича подошел Владимир Володарьевич и стал между Владимиром-Волынским и Луцком «на Полонои».

    Изяслав II стал сноситься с Владимиром Володарьевичем, прося хлопотать перед Юрием о мире. Против мира выступил обиженный на днепровском острове Ростислав Юрьевич. Андрей же стал просить отца помириться с племянником. Обратился к Юрию и Вячеслав, говоря, что его волости будут сожжены, если не будет мира и Юрий не уедет в Киев.

    Юрий решил пойти на мир. Дани новгородские условились вернуть Изяславу II. Осаду с Луцка сняли, и силы Долгорукого вернулись в Пересопницу.

    В Пересопницу к дядьям приехал Изяслав II. Целовали крест. Решили, что все взятое в сражении под Переяславлем должно быть возвращено хозяевам. Изяслав II послал тиунов искать челядь и скот «своего деля товара». Юрий того «не оуправи». Изяслав II стал жаловаться дяде Вячеславу на Юрия, и в том была сокрыта угроза.

    Так закончился 1149 г. Наступила весна 1150 г. Князьям пришло время мириться, ибо освободившаяся из-под снега земля ждала крестьянских рук.

    Весной 1150 г. Юрий Долгорукий выдал дочь за Святослава Ольговича. А другую дочь Юрий выдал за галицкого князя Ярослава Владимировича, впоследствии прозванного Осмомыслом. Так были закреплены русские приоритеты в политике ростово-суздальской земли. Изяслав II с братьями и детьми оказался в клещах между Суздалем, Черниговом и Новгородом-Северским на востоке и Галичем на западе.

    Юрий хотел посадить на стол в Киеве старшего брата Вячеслава, да бояре отговорили, сказав не будет Киева ни ему, ни тебе. Похоже, что Долгорукий скучал по Суздалю и Ростову. Юрий вывел сына Андрея из Вышгорода и посадил в город Вячеслава.

    На Волыни, в городах погорынья, в Пересопнице и Дорогобуже, далеко на запад от отца и братьев сидел сын Юрия Глеб.

    Этот князь стоял выше Пересопницы (по течению р. Горынь) «на Стоубле» с «товары», когда дружина Изяслава II, подобно внезапно налетевшему ветру, нагрянула, и Глеб едва успел спастись за городскими стенами. Товары, коней и дружину Юрьевича «заяша» Изяслав II.

    Находясь посреди волынской равнины, Глеб не смел и помышлять о борьбе с Изяславом II. Глеб выехал, поклонился и был приглашен на обед к Изяславу II. Вместе князья выехали на восток к Дорогобужу. Изяслав II велел смотреть за Глебом сыну Мстиславу II. Молодые князья поехали далее на восток, и когда достигли города «Коречьска» (Корческ-Корец), что в бассейне реки Случь, Мстислав II сказал Глебу — езжай к своему отцу, а то волость (Волынь) отца моего по реку Горынь.

    Глеб поехал к отцу на «Оушескъ», в верховья реки Уж, в дебри древлянских лесов.

    Изяслав II двинулся на «Гольско да Кунилю». Это был рубеж, шедший по реке Случь и отделявший Волынь от земель киевского княжества. Сюда к Изяславу II с Роси приехали черные клобуки.

    Юрий Долгорукий оказался не готов к новой схватке с племянником и, взяв сыновей, переплыл Днепр и поехал в Городец Остерский.

    Изяслав II возвращается в Киев

    Путь от реки Случь до Киева недолог, и скоро Изяслав II беседовал с дядей Вячеславом, сидевшим на сенях своего дома в столице. Поначалу Вячеслав заявил, что скорее умрет, нежели поедет в Вышгород. Но делать было нечего, и волю племянника пришлось исполнить.

    Изяслав II посадил сына Мстислава II в Канев и велел ему добывать Переяславль. Тот город удерживал Ростислав Юрьевич, и как только он прослышал о намерении Мстислава II, тотчас отправил гонца к отцу в Городец Остерский, прося помощи.

    К Переяславлю из устья реки Остер выехал Андрей. Ростислав оставил брата в городе, а сам с дружиной поехал к Сакову ловить половцев Турпеев, шедших на помощь к Мстиславу II.

    Тем временем Долгорукий отправлял послов к Давыдовичам и Ольговичам, прося поддержки.

    А Изяслав II стал слать людей в Вышгород к дяде Вячеславу. Изяславу II доложили, что из Галиции выступил союзник Долгорукого Владимир Володарьевич и уже «перешел Болохово, идет мимо Мунаревъ к Володареву». Галицкий князь обходил Волынь с юга, минуя враждебные волости.

    Изяслав II послал к Мстиславу II, веля собрать берендеев, а сам с боярами поехал в Вышгород к Вячеславу, прося дядю сесть на стол в Киеве. Вячеслав гневно вопросил племянника, почему не дал в другое время.

    Изяслав II с братом Владимиром, сыном Мстиславом II, полком дяди Вячеслава и киевлянами выехал к юго-западу от Киева к пригородной крепости Звенигород. Стало известно, что галичане идут через «Перепетово». Изяслав II выехал к Тумащу, на рубеж реки Стугны. Сюда из поросья подошли черные клобуки, предварительно заперев жен и детей по городам.

    Спустя два дня Изяслав II перешел реку Стугну и речку Олшаницу. Галицкий князь стоял в верховье Олшаницы. Началась перестрелка. Тут от Изяслава II стали уходить черные клобуки и киевляне, говоря: «Ты наш князь, коли силен будешь, а мы с тобою, а ныне не твое время, поеди прочь».

    Изяслав II вернулся в Киев и застал на дворе Ярослава дядю Вячеслава Владимировича. Князья сели обедать. Тем временем Долгорукий с Давыдовичами и Ольговичами стоял на левом берегу Днепра, против киевских гор.

    Киевляне стали в «насадехъ» перевозить дружину Юрия на Подол.

    Изяслав II с Вячеславом условились, что один поедет во Владимир-Волынский, а другой — в Вышгород. Изяслав II велел дружине собираться у «Дорожичь» и, дождавшись ночи, выехал из Киева.

    Галицкий князь целовался с Долгоруким, Ольговичами и Давыдовичами «Оу Сетомля на болоньи». Не забыли и о Изяславе II. В погоню за ним послали молодежь — Святослава Всеволодовича и Бориса Юрьевича. Князья гнались за Изяславом II до «Чертова леса».

    Владимир Галицкий, как подобает русскому князю, объехал киевские соборы и монастыри и поклонился праху прапрадеда Ярослава и его отца Владимира I.

    Тем временем Изяслав II занял города по реке Горынь и, оставив в Дорогобуже сына Мстислава II, уехал во Владимир-Волынский.

    Возвращаясь в Галицию, Владимир Володарьевич взял с собой сына Долгорукого Мстислава. Когда галичане подошли к Дорогобужу, Мстислав II Изяславович убежал из города в Луцк. Тут сидел брат его отца Святополк. Скоро со стен Луцка увидели стяги галичан. Но на приступ или осаду галичане не решились и скоро удалились в свои земли.

    В городе Пересопнице, как и в начале года, водворился сын Долгорукого Мстислав.

    Юрий Долгорукий снова в Киеве

    Наступала осень. После встречи сентябрьского праздника воздвижения креста Господня Русь стала ожидать зиму.

    Юрий дал сыну Андрею (Боголюбскому) города Туров, Пинск, Пересопницу. Андрей сел в Пересопнице. Позже этот период в жизни Андрея отзовется в истории ростово-суздальских земель. В жизни ничего не бывает случайного и ничто не проходит без следа.

    С началом зимы Русь укрылась снегом, стали подо льдом реки, укатали санями дороги, и князья в городах не могли усидеть спокойно. Зима издревле на Руси была временем жатвы, только не хлебной, а ратной. Накормленные овсом кони храпели по конюшням. Князьям не спалось, их тянуло в походы.

    А Русь, укрытая толстым снежным одеялом до крыш, дышала печными трубами и дымоходами курных изб и, казалось, уснула до весны.

    Изяслав II стал слать в Пересопницу к Андрею, прося хлопотать перед отцом за волости по реке Горынь. А в Венгрию Изяслав II отправил брата Владимира просить короля «полези же на коне». Венгры стали собираться в зимний поход на Русь. О том стало известно галицкому князю, стоявшему у города Белз. Зная, что венгры прошли Карпаты и взяли город Санок, князь помчался к городу Перемышль. Села вокруг Перемышля уже грабили, а в обозе венгров на санях со связанными руками и ногами сидел посадник из Санока.

    Владимир Володарьевич не решился на войну с венграми и поступил так. Князь послал множество золота епископам и придворным венгерского короля. И «оумолвиша короля пойти домови». Король и сам стал подумывать о том, что реки «смерзывають» и лучше «поидемъ домови».

    В Венгрию с королем поехал брат Изяслава II Владимир. Князю в Венгрии подыскали невесту «оу бана дчерь».

    Отправляя Владимира на Волынь, Гейза II сослался на то, что «явиши црь на мя Грецкыи въставаеть ратью» и зимой и весной король не выступит на Русь.

    Изяслав II послал пришедших с Владимиром венгров «на покормъ» к городу Устилуг и принялся хлопотать по организации свадьбы брата и венгерской бановны «н. быс радость велика и веселие».

    Зимой Святослав Ольгович увез останки брата Игоря из церкви св. Семена в Копыревом конце Киева в Чернигов и упокоил их в соборе св. Спаса.

    Торжества во Владимире-Волынском закончились тем, что Изяслав II вновь отправил брата Владимира в Венгрию за помощью. Владимир в ту же зиму вернулся на Волынь с десятью тысячами венгерских всадников. Вскоре Изяслав II выступил к Киеву.

    Он вновь подошел к Пересопнице, где сидел Андрей Юрьевич. Полки стали выше города, по реке, и зажгли «заречеекъ», и тут Изяславу II стало известно, что из Галиции выступил Владимир Володарьевич.

    Дружина заволновалась, и Изяслав II произнес: «Вы есте по мне из Рускы земли вышли своихъ селъ и своихъ жизнии лишився». О себе князь сказал, что либо голову сложит, либо «очину свою налезу, и вашю всю жизнь…»

    Стеречь Владимир-Волынский остался брат Изяслава II Святополк Мстиславович.

    Жители Дорогобужа встретили Изяслава II с крестами и поклонами. Горожане испугались венгров. Изяслав II объяснил, что водит венгров не на своих людей, «но кто ми ворогъ на того вожю».

    Перешли реку Горынь и, одолев водораздел с рекой Случь, полки Изяслава II подошли к городу «Коречьску» (Корец). Горожане вышли навстречу князю с поклонами. Князь обошел город и не дойдя до русла Случи, стал лагерем. Впереди были земли Киева.

    В то время Владимир Володарьевич послал к Андрею Юрьевичу Василька Ярополковича (кто — неясно), и князья встретились у «Милеска» (быть может, Млинов).

    Изяславу II сообщили, что неприятель стоит у него в тылу, у Дорогобужа, и переправляется через Горынь.

    Ждать далее было нечего, и Изяслав II решился идти на Киев. Полки перешли Случь и двинулись через «Чертовъ лесъ» к городу Ушица. Стоило полкам и обозам Изяслава II переправиться через реку Уж, как на оставленном берегу появились стрелки галицкого князя. Изяслав II выставил своих стрелков, и начали через реку биться.

    Изяслав II из-под стен Ушицы подошел к «Стославли Кринице». От пленного узнали, что галицкий князь укрылся в лесу. Решили сражения ему не давать. Полки галичан и волынян разделяла река Уж.

    В наступившей ночи разложили костры. Изяслав II с дружиной решил ночью двинуться к городу Мичску на реку Тетерев. Костры при этом князь велел развести «великыи, тако накладъше огни».

    На Тетереве Изяслава II ожидали, как и полагал князь. Жители Мичска вышли навстречу князю с поклонами. Изяслав II переехал замерзшее русло Тетерева, сошел с коня, выспался, пообедал и к вечеру был в городе «Въздвиждени» (Здвиждень), стоящем в верховье реки Здвиж.

    На совете решили послать вперед к Белгороду Владимира Мстиславовича с молодежью. Изяславу II было важно перейти через «Обрамль мост», соединявший берега реки Ирпень.

    В Белгороде в княжеском тереме на сенях пировал сын Долгорукого Борис с дружиной и с «попы» белгородскими.

    Мост через Ирпень стерег мытник — сборщик проездной пошлины (мыта). Для мытника появление полков волынян стало полной неожиданностью. Мост не разметали на бревна, и скоро Борис услышал звуки труб и, не теряя драгоценных минут, сел на коня и помчался прочь из Белгорода.

    А горожане уже шли к мосту, навстречу Владимиру Мстиславовичу с поклонами. Из Белгорода к Изяславу II послали сказать, что ни Борис, ни Юрий Долгорукий не имели вестей о приближении волынян и следует спешить к Киеву.

    Когда Борис прискакал в Киев, Долгорукий был на Красном дворе. Выслушав сына, Юрий сел в «насадъ» и, переправившись на левый берег Днепра, поспешил в Городец Остерский.

    Изяслав II возвращается в Киев зимой 1150 г.

    Киев торжественно встретил Изяслава II. Начались пиры и пышные службы в св. Софии. При этом не забыли переловить по городу ни о чем не ведавших дружинников Долгорукого. Оповестить их у Юрия не было времени.

    Киевляне с удивлением рассматривали венгров, игравших на «фарехъ» и «скокохъ», сидя во множестве посреди Ярославова двора. Особое любопытство горожан вызвали «кметьства» (копья) и «комонемъ» (кони) венгров.

    О происходящем в Киеве не знал галицкий князь, стоявший под стенами Мичска, на реке Тетерев. Наконец, от стражи узнали, что Долгорукий в Городце Остерском, а Изяслав II в Киеве. Владимир Володарьевич не смог скрыть гнева и обратился к Андрею: «Так с отцом правите».

    Стали собираться в Галицию. Жителям Мичска сказали, что либо они дадут серебро, либо будут взяты на щит. Горожане собрали серебро из «оушью» и с «шии», слили в гривны и дали Владимиру Володарьевичу. Так галицкий князь и собирал серебро со всех волынских городов, пока не дошел до своих земель.

    Андрей Юрьевич с сыном Владимиром поехал от Мичска к устью Припяти «на Двдву боженку», дабы объехать Киев. Оттуда князь пришел к отцу в Городец Остерский.

    Из Вышгорода в Киев приехал старейший из Мономашевичей, бездетный дядя Вячеслав Владимирович, и сел рядом с племянником Изяславом II Мстиславовичем на стол дедов и прадедов.

    В тот же год в Переяславле скончался старший сын Долгорукого Ростислав. Его положили в храме Михаила.

    Тем закончился 1150 г. Началась весна, а вместе с ней и год 1151-й.

    С венграми из Киева уехал сын Изяслава II Мстислав II. Дары на берега Дуная весной 1151 г. везли немалые.

    Отправили гонца в Смоленск, к Ростиславу Мстиславовичу. Просили выступить в Киев. В Новгороде сидел сын Изяслава II Ярослав. Рассчитывали в столице и на его поддержку.

    А Долгорукий слал гонцов в Чернигов и в Новгород Северский к Давыдовичам и Ольговичам. В один из дней пасхальной недели у Святослава Ольговича родился сын. В крещении его нарекли Георгием. Мирское его имя было Игорь. Это родился герой «Слова о полку Игореве», воспевшего неудачный поход в степь, состоявшийся в 1185 г.

    Князья из Чернигова к устью Остра пришли в ладьях. Долгорукий всматривался в гладь набухшей от весеннего паводка Десны и, узрев стяги Владимира Давыдовича и Святослава Ольговича, вздохнул с облегчением. Это была твердая порука в борьбе с племянником.

    Еще один черниговский князь — Изяслав Давыдович — предпочел поехать в Киев и стать у «Городка». Подошел к Киеву и Ростислав Мстиславович.

    Скоро к Киеву выступил Долгорукий. Став в «Родоунии», Юрий дождался половцев и вышел на левый берег Днепра.

    С обоих берегов в Днепр спустили лодки-насады и стали сражаться на воде. Изяслав II, препятствуя переправе Юрия, нарастил лодки досками, и гребцы в них оказались неуязвимы для стрел неприятеля.

    Юрий понял, что следует идти к броду, под город Витачев. Вывести ладьи из устья Десны не решились, страшась киевских стрелков, и перетащили ладьи в озеро «Лубеиское» (очевидно, старица Днепра). Из озера ладьи волоком перетащили в «Золотчю» и по ней ввели в Днепр.

    Изяслав II без труда разгадал замысел Юрия и стал под Витачевом у «Мирославьскаго села». Юрий решил идти далее на юг, к броду под город Заруб.

    Тот брод охранял Шварно «съ сторожи». Первыми брод под Зарубом перешли половцы, а вслед за ними Юрий с союзниками.

    Изяслав II стоял «оу Ивана», когда пришла весть о том, что Юрий перешел брод под Зарубом. Черные клобуки поспешили на Рось за детьми и женами, дабы те не попали в руки Долгорукого. С черными клобуками поехал брат Изяслава II Владимир. Черные клобуки — это тюрки, герои степной истории юга Восточной Европы раннего Средневековья — торки, печенеги, берендеи, «кооци».

    Изяслав II с Ростиславом и дядей Вячеславом от Витачева отступил к Треполью, а наутро выехал к Киеву через «Брокъ» (бор).

    Изяслав II в столицу не вошел, а расположился с «товары» перед Золотыми воротами «оу Язины». Изяслав Давыдович стал по правую руку между Золотыми и Жидовскими воротами Киева, против «Бориславлю двору». Ростислав Мстиславович с сыном Романом стал перед Жидовскими воротами. «Городеньскии Борись» (внук печально известного Давида Игоревича, выколовшего глаза Васильку) закрыл своим полком Лядские ворота Киева.

    Между полками князей «на конехъ и пеши» стали тысячи киевлян. Когда столицу окружило вышеописанное войско, появились черные клобуки, двигавшиеся к Киеву от Роси подобно туче. Шли они «с вежами и съ стады и скоты их и мное множество». Тюркская конница опоясала Киев с юга и запада вторым полукольцом.

    Объехав полки и установив порядки, Изяслав II так отозвался о шедшем от Заруба неприятеле: «То те не крилати соуть, а перелетевше за Днепръ сядуть же».

    Вячеслав Владимирович снесся с братом Юрием Владимировичем гонцами. Долгорукий, стоявший у Василева на Стугне, отвечал на упрек упреком. Тем переговоры и кончились.

    Миновала ночь, к утру Юрий подошел к берегу Лыбеди, и началась перестрелка. В урочище Сухая Лыбедь реку перешел Андрей Юрьевич с половцами. Но атака успеха не имела, и до вечера бились у Лыбеди стрелки.

    Наконец Изяслав II двинул полки вперед и, побив перешедших Лыбедь, подошел к реке. Долгорукий отступил от Лыбеди и пошел прочь от Киева, поняв, что на сей раз легкой победы не будет. Стали уповать на галичского свата, верного союзника Долгорукого.

    Всю ночь полки Юрия шли бором к Белгороду навстречу галичанам. Белгород ворот не открыл, и Юрий двинулся через бор к «Верневу» и далее «за валъ», пока не стал «оу Бьзянице».

    Изяслав II шел за Юрием, следя, чтобы тот не соединился с галичанами. Стали на ночь у Звенигорода. На следующий день подошли к Василеву. Киевляне шли за дружиной Изяслава II кто пеший, кто конный, и все дороги, ведшие из Киева в Василев, были заполнены толпами вооруженных горожан.

    Во время обеда в Василев к Изяславу II приехал посол из Венгрии. Гейза II и Мстислав II сообщали, что венгерское войско прошло Гору (Карпаты). Решили не ждать венгров и, перейдя Стугну у Василева, подошли к валу и стали на ночь у «Перепетовыхъ».

    Наутро встали до восхода солнца. Прошли вал и выступили в чистое поле. Долгорукий отступил «за Руть ста».

    На следующий день Изяслав II стал своими полками наседать на Юрия, тот отступал, ожидая помощи галичан. И опустилась на поле такая мгла, что не видно было конца копья. Пошел дождь. Неприятели стали по обе стороны озера. Бились крылья, и к вечеру Юрий пошел за «шоломя», на верх озера. Изяслав II двинулся за ним.

    Юрий зашел за Малый «Роу тець», перешел грязь и стал на ночь. Изяслав II стал лагерем на полет стрелы от Юрия.

    Утром забили бубны и запели трубы. Юрий отступил на верх «Рутьтуя». Изяслав II шел следом. Юрий стремился укрыться за «Роуть» и дождаться галичан. Его полки пошли к «Великому Рутови» и их преследовали стрелки и всадники Изяслава II. Стали отнимать у Долгорукого возы.

    Когда Юрий увидел это и понял, что перейти за Руту трудно, князь развернул полки и стал против неприятеля.

    Изяслав II по своим силам послал сказать, чтобы все смотрели на его полк — как он пойдет, следует начать сражение.

    Андрей Юрьевич (Боголюбский) съехался с неприятелем и преломил копье. Шлем с Андрея сбили, щит отняли, а раненный в ноздрю конь «нача соватис под нимъ».

    Изяслав II с копьем въехал «одинъ в полкы ратных». Копье сломал, был ранен в руку и в «стегно». И началась злая сеча — одна из множества на матушке-Руси.

    Первыми побежали половцы, не успев выпустить и по стреле. Следом побежали Ольговичи. Последним бежал Юрий с сыновьями. Многие утонули в Руте, иные, увязнув в грязи, были избиты, иные пленены. Тут погиб черниговский князь Владимир Давыдович.

    Изяслав II лежал на поле битвы раненый. Один пеший киевлянин собрался убить князя. Изяслав II воскликнул: «Кнзь есмь». Киевлянин ответил: «Такъ ны еси и надобе». Киевлянин вытащил меч и принялся сечь им по шлему князя «и тако вшибеся шеломъ до лба».

    Изяслав II снял с головы шлем. Князь истекал кровью и скоро услышал плач. Это плакал Изяслав Давыдович, стоявший над телом брата Владимира. Изяслав II забыл о ране, подошел к Изяславу Давыдовичу и сказал: «Сего нама оуже не кресити… а ты брате сему оуже не стой, но нарядися возма же своего брата поеди же Чернигову, а яз ти помочь приряжю, буди же нын до вечера оу Вышегороде». В помощь дали Романа Ростиславовича.

    Ночью переправились через Днепр и наутро выехали к Чернигову. Там Изяслав Давыдович сел на стол своего брата.

    Юрий с детьми перешел Днепр у Треполя и поехал в Переяславль. Половцы ушли в степь.

    Святослав Ольгович и его племянник Святослав Всеволодович перешли Днепр выше Заруба и поспешили в «Городець». Узнав, что Чернигов занят, князья поехали в Новгород-Северский.

    Когда Владимир Володарьевич узнал о произошедшем, он развернул полк и пошел в Галицию.

    А Изяслава II, Ростислава и Вячеслава на подъезде к Киеву встречал митрополит Клим (Смолятич из Заруба), верный спутник великого князя. Иконы, хоругви, стяги, пики, шлемы и белые холщовые рубахи в тот день смешались. Киев молился, веселился и плакал «и тако начаша жити».

    Скоро Ростислав уехал в Смоленск, а Изяслав II с дядей Вячеславом собрались в поход к Переяславлю.

    Русь 1151–1152 гг.

    Тем временем на Волыни случилось вот что. Мстислав II Изяславович остановился с венгерским войском под городом Сапожин. Из расположенного неподалеку Дорогобужа в лагерь привезли хмельное. Венгры напились до бесчувствия.

    Между тем Мстислава II сидевший в Дорогобуже Владимир Андреевич (быть может, сын Андрея Владимировича, внук Мономаха) предупредил, что с востока подходит галицкий князь. Венграм о том сказали, да непонятно, поняли ли они, о чем речь. Мстислав II выставил на ночь стражу и лег спать. В полночь князя разбудили. Подходил Владимир Володарьевич. Мстислав II с дружиной сели на коней и принялись будить венгров. Но те были мертвецки пьяны. На рассвете галицкий князь ударил по лагерю. Шел его полк с востока, и солнце было за головами галичан, слепя неприятеля. Почти всех венгров убили. Мстислав II ускакал на запад в Луцк.

    Когда Изяславу II сообщили о случившемся под Сапожином, князь сказал: «Не идет место къ голове, но голова к месту».

    Под Переяславлем с Долгоруким бились три дня. Наконец послали в город сказать Юрию: «Иди в Суздаль, а сына посади в Переяславле». Переговоры закончились целованием креста. Юрий оставил в Переяславле сына Глеба, а сам поехал в Городец Остерский.

    Андрей (Боголюбский), навоевавшийся на Волыни и под Киевом, обратился к отцу с просьбой отпустить его в Суздаль. Юрий пустил сына, сам же сел в устье Остра.

    К тому времени помирились потомки Давыда и Олега. Князья поделили волости между Черниговом и Новгородом-Северским так, как было при отцах.

    Долгорукого принудили уйти из устья Остра. Там сел его сын Глеб. А Переяславль Глебом был оставлен.

    Долгорукий ушел к Новгороду-Северскому. Святослав Ольгович принял князя с честью «и повозы да ему». И поехал Юрий через разукрашенные осенью вятичские леса на северо-восток, в Суздаль.

    Переяславль занял сын Изяслава II Мстислав II.

    В 1151 г. в полоцких землях произошли такие события. Жители Полоцка схватили своего князя Рогволода Борисовича (внука Всеслава Брячиславовича), привезли в Минск и держали «оу велице нужи». Позже князь бежал из заточения в Друцк, где его с радостью приняли. В Друцке Рогволод Борисович оказался в 1162 г. А в 1171 г. Рогволод Борисович приказал выбить надписи на знаменитых «Рогволодовых камнях», разбросанных всюду в полоцкой земле.

    В 1151 г. половчане посадили у себя «Глебовича» и послали в Новгород-Северский, прося Святослава Ольговича быть им отцом, обещая быть послушными.

    В том же 1151 г. скончалась супруга Изяслава II.

    Весна, а вместе с ней и 1152 г. на Руси начались с того, что подожгли «божницю» Михаила в Городце Остерском. Глеба Юрьевича не тронули.

    Тем временем Гейза II прислал в Киев сказать, что выходит в Галицию на Владимира Володарьевича. Из Киева в Венгрию послали Мстислава II Изяславовича.

    Изяслав II со всеми силами подошел к Дорогобужу. К Изяславу II присоединился стерегший Волынь брат Владимир. Подошли к Пересопнице. Сюда к Изяславу II вышел Владимир Андреевич и подъехал брат Святополк из Владимира-Волынского.

    Полки шли на встречу с Гейзой II. Стеречь Волынь оставили Святополка. Изяслав II вошел в Галицию с севера и, перейдя вброд реку Сан, встретил послов Гейзы II. Король сообщал, что ожидает Изяслава II уже пять суток.

    Изяслав II поспешил к городу Ярославлю, стоящему на реке Сан ниже Перемышля. Сюда, навстречу русскому князю, выехало более тысячи венгерских всадников. Вскоре Гейза II встретился с Изяславом II, обнялся и пригласил в шатер обдумать кампанию.

    Наутро выстроили полки над Саном ниже Перемышля. Владимир Володарьевич стал прикрывать броды на Сане, стремясь не пропустить неприятеля. Полки Изяслава II и Гейзы II одновременно вступили во все броды, и началось избиение галичан. Сам Владимир Володарьевич едва ушел в Перемышль с «Избыгневом же съ Ивачевичемъ».

    Хотя Перемышль некому было защищать, брать его не спешили. Воины занялись грабежом загородной усадьбы галичского князя. Она стояла на «Лузе надъ рекою надъ Саномъ».

    Владимир Володарьевич прибег к такому приему. Он послал к венгерскому архиепископу и придворным сказать, что ранен. То же передали и Изяславу II. Вместе с тем гонцы галицкого князя привезли победителям «многы дары…златомъ и сребром, и съ суды златыми, и сребреными и порты». И Гейзу II «оумолили».

    Наутро Гейза II встретился с Изяславом II. Великий киевский князь вспомнил все провинности Владимира Володарьевича и предложил взять его волости. Гейза II слушал епископа и расправу чинить над галицким князем отказался.

    К Владимиру Володарьевичу отправили крест. Его везли боярин Изяслава II Петр Борисович (один из предполагаемых редакторов летописи) и люди Гейзы II. Галицкий князь крест целовал и обещал быть с Изяславом II. Целуя крест, Владимир Володарьевич «лежа, творяся акы изнемагая с рань но ранъ на немъ не было». Скоро Гейза II и Изяслав II разъехались по своим землям.

    Из Владимира Волынского Изяслав II послал посадников в города Бужеск, Шумск, Тихомль, Выгошев, Гнойницу. Владимир Володарьевич целовал крест на том, что уступит Изяславу II эти города на пограничье Волыни и Галиции. Владимир Володарьевич не пустил приехавших посадников в города, и с тем они и возвратились.

    Изяслав II, двигавшийся к Киеву, уведомил о произошедшем Гейзу II.

    В Суздале Юрий Долгорукий, узнав о пожаре в Городце Остерском, вновь готовился выступить в Южную Русь. Послали в Старую Рязань за помощью, и тамошние князья не посмели ослушаться. О военных приготовлениях на северо-востоке стало известно в Киеве. Изяслав II послал в Смоленск сказать Ростиславу, чтобы стерег свою и новгородскую земли, и если Юрий двинется туда, Киев поможет, если же Юрий пойдет в Южную Русь, следует помогать Киеву.

    Долгорукий вошел в земли вятичей и объединился с Ростиславом Ярославовичем Рязанским и Муромским и со всей его братией. В земли вятичей ехали охотники из степей.

    Начал Юрий занимать города в землях вятичей и северян — Мценск, Спашь, Глухов.

    Не сидел спокойно в Галиче и Владимир Володарьевич. Узнав о выступлении Юрия, князь поспешил выступить к Киеву. Впрочем, узнав, что Изяслав II вышел из Киева и идет навстречу, галицкий князь вернулся в свой город.

    Святослав Ольгович боялся открыто поддержать Юрия и выходить из Новгорода-Северского не спешил.

    Юрий подошел к «Березому» (Березна — город к востоку от Чернигова) и стал у «Свини». Наутро Юрий подошел ближе к Чернигову и стал у «Гюричева» (быть может, Бобровничи — пригородное село).

    В Киеве решили помочь Изяславу Давыдовичу, сидевшему в Чернигове. Ростислав из Смоленска подошел к Любечу и скоро вместе со Святославом Всеволодовичем въехал в Чернигов. Город запер ворота, разметал мосты и, поднявшись на заборола, принялся всматриваться в линию горизонта.

    От Гюричева к Чернигову Долгорукий послал половцев. Степняки взяли большой полон и сожгли Семынь, стоящую к западу от Чернигова. Тем самым город оказался в осаде.

    Князья велели населению из острога отступить в детинец.

    Утром следующего дня Юрий с полками стал у Семыни. Вскоре запылал острог, и началось сражение. Особо под Черниговом отличился Андрей Юрьевич.

    В то же время Изяслав II с дядей Вячеславом стоял на правом берегу Днепра у «Лжичь» (Ольжич). Узнав о происходящем в Чернигове, князья переправились через Днепр и подошли к «Моровииску» (Моровск). Тут произошло столкновение со стражей Долгорукого. Половцы схватили киевского ратника, и тот, представ перед Долгоруким, поведал, кто идет.

    Узнав новость, рязанские князья и Святослав Ольгович «оубоявшеся». А половцы стали от греха «отиматися прече».

    Юрий отступил от Чернигова за реки Свинь и Снов на восток.

    Скоро со стен детинца увидели стяги Изяслава II и Вячеслава. Князья стали под городом на «Боловесе». Из Чернигова выехали Ростислав, Изяслав Давыдович и Святослав Всеволодович. Князья встретились и сели на совет.

    Той порой по утрам заморозки схватывали траву инеем, вода стала холодной, а зори зябкими. Людей тянуло к очагу, за дубовую стену. Хотелось закутать ноги лисьей шубой и, обняв жену и забыв о делах, предаться безмятежному отдыху. Наступало время дружеских пиров, свадеб и посольств. Князья решили разъехаться по городам и ждать зимы, пока реки «оустановятся» льдом.

    Юрий приехал в Новгород-Северский и скоро вышел далее на восток к городу Рыльску. Половцы гнали полон на Путивль и, перейдя на левый берег Сейма, поспешили в степь.

    Когда Святослав Ольгович, стоявший под Черниговом, узнал, что из Рыльска Долгорукий собирается идти в Суздаль, он послал к Юрию просьбу остаться.

    Мало того, что полки Долгорукого потравили жито вокруг северской столицы, Святослав Ольгович оставался один на один с могучими противниками.

    Юрий оставил Святославу сына Василька с пятью десятками дружинников, а сам поспешил к Суздалю.

    Когда мороз сковал реки льдом, Изяслав II попросил Ростислава держать северные земли, а на юг прислать сына Романа Ростиславовича.

    Скоро Изяслав II стоял с полками «на Лте». Вячеслава отправили в Киев. Изяслав II сказал дяде: «Ты еси оуже старъ а тобя не достоить трудитися».

    В феврале Изяслав II подошел к Всеволожу. От города князь послал сына Мстислава II в степь на половецкие вежи. Сам же князь пошел к Новгороду-Северскому. По дороге к Изяславу II подошли Роман из Смоленска и Святослав Всеволодович, и Изяслав Давыдович из Чернигова.

    Новгород-Северский взяли в осаду, овладели воротами острога и ворвались в предградье. На третий день Святослав Ольгович запросил мира. Зима заканчивалась. Реки вот-вот должны были сломать лед, а там подходило время сева. Поспешил к Суздалю и Василько Юрьевич.

    В Чернигове Изяслав II принял гонца от сына Мстислава II. Тот сообщал, что разбил половцев на «Оулле и на Самаре». Русский полон Мстислав II отнял и привел к Переяславлю.

    Тем зимняя кампания 1152 г. закончилась. Но произошло в конце года еще одно интересное событие.

    Посольство Петра Бориславовича в Галич

    Изяслав II отправил из Киева в Галицию к Владимиру Володарьевичу посла Петра Бориславовича. Знакомый нам боярин вез в Галич крестные грамоты, скрепленные в том же году целованием креста князьями под Перемышлем. Изяслав II просил Владимира «оузвороти моя городы».

    Владимир высказал послу свою обиду на Изяслава II «и короля еси на мя възвелъ». Галицкий князь обещал отомстить. Петр Борисович стал возражать, говоря, что Владимир крест целовал к Изяславу II и к королю. Владимир ответил, что «сии ли крстць малый». Петр возразил — «крсть малъ но сила велика его есть».

    Разговор кончился тем, что Владимир велел Петру «полези вонъ», а боярин, уходя, положил перед князем крестные грамоты.

    Не дали Петру Бориславовичу в Галиче ни повоза, ни корма, и поехал боярин в Киев «на своих конихъ».

    Когда ворота княжеского двора распахнулись, чтобы выпустить Петра, князь Владимир пошел по галерее из терема в церковь св. Спаса к вечерней службе. Проходя галереей, князь увидел выезжавшего Петра и «поругася ему», говоря «поеха мужь Рускии обуимавъ вся волости».

    Отстояв службу, Владимир возвращался в покои галереей, и когда ступил на место, где поругался на Петра, остановился и молвил: «Оле те некто мя оудари за плече». Князь едва не упал. Его подхватили под руки и, принеся в горенку, положили в постель.

    Наступившей ночью Владимир Володарьевич умер. А Петр Бориславич, выехав из Галича, под вечер расположился на отдых «оу Болшеве». Тут к боярину подошел «детьский» из Галича и велел никуда не выезжать. Петр опечалился, не ведая о причинах повеления. На следующий день, до обеда, из Галича прислали к Петру сказать, чтоб шел на княжеский двор.

    Боярин был удивлен еще более, увидев на дворе слуг, одетых в черные «мятлих». Зайдя в сени, Петр увидел Ярослава Владимировича, сидевшего на отцовском месте и также облаченного в черное. Ярослав был юн, смерть отца не могла не расстроить его, и князь искренне расплакался перед Петром.

    Отпустили Петра Бориславовича в Киев по-иному, нежели накануне. Ярослав велел кланяться Изяславу II и обещал ездить у стремени великого князя.

    Союз Галича и Суздаля

    Союз Юрия Долгорукого с Владимиром Володарьевичем галицким помимо военной имел еще одну, быть может, более значимую для столетий плоскость.

    В 1152 г. в княжеской усадьбе под Суздалем, в Кидекше, выстроили каменный храм Бориса и Глеба. Ранее каменное строительство в ростово-суздальских землях вел Владимир II Мономах. КиевоПечерский патерик сообщает, что в 1101 г. в Суздале Мономахом был выстроен собор, подобный Успенскому в Киево-Печерском монастыре.

    Храм в Кидекше, учитывая отношения Долгорукого с Изяславом II, едва ли создавался при участии киевских зодчих. И весьма вероятно, что для создания четырехстолпной одноглавой церкви были приглашены в Суздаль мастера из союзного Галича.

    Отличие храма в Кидекше от храмов киевских состоит, помимо прочего, в том, что он сложен не из плинфы, а из белокаменных кубов и квадратов. Однако соответствие или кратность величины подкупольного квадрата отдельным частям храма на северо-востоке русских земель была соблюдена.

    При этом Юрий Долгорукий при строительстве храма строго следил за соответствием их архитектуры традициям греческих канонов и не допускал широко распространенного в Галиции влияния центральноевропейской архитектурной традиции.

    В 1152–1156 гг. в Переяславле-Залесском, на берегу Плещеева озера, в кольце городских укреплений был выстроен еще один белокаменный четырехстолпный однокупольный храм Спаса Преображения.

    Северо-восток Руси при Юрии Владимировиче не только окреп, но и украсился. В гуще лесов междуречья Оки и Волги, среди нив суздальского ополья, рубили стены десятков городов. Из-за их заборол вырастали макушки деревянных церквей. А каменные храмы своим рождением ознаменовали начало возвышения нового колосса русской истории.

    Выше говорилось, что в XII в. каждое крупное княжество Руси, размерами и структурой походившее на государство, стремилось отстроить собственные каменные храмы, поставить во главе церкви епископа и жить под своим князем, отцов и дедов которого хорошо знали, к ним привыкли и на юных княжичей смотрели как на величайшее достояние, гарантировавшее защиту от внешних посягательств. Русь XII в. из ладей и седел IX–XI вв. пересела к очагам в теремах, раскиданных по добротным усадьбам и городам. Князья еще спорили за стол в Киеве, но их походы более походили на грабительские набеги. Ограбив соседнюю волость зимой, всяк к весне стремился под защиту собственных крепостей. Важно было пересидеть лето, посеять и убрать урожай, а как станут реки — новый поход.

    Русь дробилась, семьи потомков Владимира и Ярослава множились, а помыслы князей мельчали. Впрочем, Русь в XII в. была еще могуча и по большому счету едина. Однако эпоха былинных героев клонилась к закату.

    Русь 1153–1154 гг.

    Весной 1153 г. Изяслав II отправил сына Мстислава II к реке Псел, ибо в Киеве стало известно, что половцы «пакостяхуть» по Суле.

    Лето 1153 г. прошло спокойно. Осенью Изяслав II отправил Мстислава II с Владимиром Андреевичем и берендеями в поход в низовья Днепра «до Олешья» (до развалин Ольвии в днепровском лимане).

    А в северской земле встретились двоюродные братья Святослав Ольгович и Изяслав Давыдович. Князья съехались на границе своих волостей в городе «Хоробря» (Мена). Целовали крест, обещая «за единъ мужь быти».

    1153 г. закончился походом Изяслава II на юного галицкого князя Ярослава Владимировича, впоследствии прозванного Осмомыслом. Галичане не желали уступить Изяславу II требуемых городов. В Галицию выступили полки Изяслава II, его дяди Вячеслава, сына Мстислава II. Из Чернигова пришел полк от Изяслава Давыдовича. Приехали черные клобуки.

    Когда Изяслав II подошел к городу Тихомель, к верховью реки Горынь, из Дорогобужа приехал брат Владимир Мстиславович, а из Владимира-Волынского — брат Святополк Мстиславович. Из «Берестья» на Волынь пришел Владимир Андреевич.

    Встреча с галицкими полками произошла нареке «Сереть». Изяслав II подошел к городу Теребовлю. Ярослав Владимирович узнал о том под вечер и пошел через реку «Сновь» к Теребовлю.

    Когда рассеялась спустившаяся с небес тьма, неприятели увидели друг друга. Бояре Ярослава стали уговаривать князя уехать в Теребовль, говоря: «Оць твои кормилъ и любилъ (бояр) а хочемъ за отца твоего четь, и за твою головы своя сложити». Ярослав не желал уезжать, и ему стали объяснять «ты еси оу нас кнзь одинъ. оже ся тобе што оучинить то што намъ деяти». Так галицкие бояре увезли Ярослава в детинец Теребовля.

    Началось сражение. Бились от полудня до вечера. «С наступлением темноты между сражавшимися возникло смятение, ибо никто не мог понять, кто выиграл сражение. Побежали от Теребовля братья Изяслава II Святополк и Владимир Мстиславовичи, поехал прочь и сын Мстислав II. И остался в зимней ночи на поле сражения один Изяслав II. Галичане укрылись за стенами Теребовля».

    Изяслав II не стал ожидать утра, так как его дружина была малочисленна и со стен Теребовля это могли увидеть. Пленных галичан князь велел «сечи», а «лутшии мужи со собою поя». С рассветом Изяслав II выступил к Киеву. А позади князя разразился «плачь великъ по всей земли Галичьстеи».

    В начале 1154 г. на Руси произошло много событий. Мстислав II привел из «Обезъ» (Осетия или Адыгея) жену отцу. Изяслав II встретил новую супругу в порогах и повез в Киев. А Мстислав II сел в Переяславле стеречь Русь от степи. Скоро в Киеве сыграли свадьбу.

    А в Новгороде жителей вновь обуял мятежный дух, и они изгнали сына Изяслава II Ярослава. Пригласили новгородцы Романа Ростиславовича из Смоленска.

    Тогда же скончался брат Изяслава II Святополк Мстиславович «оу Кочерьска» (быть может, Корец). Во Владимир-Волынский послали Ярослава Изяславовича на смену дяде.

    Засобирался Юрий Долгорукий в поход на «Русь». Только не было князю удачи. Померли кони. Стоял Юрий в ту пору в земле вятичей, к северу от Козельска. Сюда приехали союзные Долгорукому половцы. Подумав, решили послать Глеба Юрьевича к половцам, а полку надлежало вернуться в Суздаль.

    А 13 ноября 1154 г. в Киеве скончался великий князь Изяслав II Мстиславович. Тело его положили в церкви св. Федора в монастыре, основанном отцом князя Мстиславом I Владимировичем.

    Когда Вячеслав Владимирович плакал над телом племянника, ему сообщили, что к перевозу на Днепре из Чернигова подъехал Изяслав Давыдович. Этот князь доводился Вячеславу троюродным братом и имел, в силу старшинства его деда над дедом Вячеслава, формальное преимущество в вопросе наследования киевского стола.

    Вячеслав послал на перевоз сказать Изяславу Давыдовичу «пошто еси приехалъ, и кто тя позвалъ, еди же оу свои Черниговъ». Изяслав заверил, что приехал оплакивать великого князя, но в Киев его не пустили. В столице ждали Ростислава Мстиславовича из Смоленска. А постеречь Киев Вячеслав до приезда смоленского племянника пригласил Святослава Всеволодовича.

    Неудивительно, что в те же дни из Чернигова и Новгорода-Северского в Суздаль помчались гонцы с сообщением о событиях в Киеве.

    А на киевских горах уже встречали Ростислава Мстиславовича. Вячеслав сказал племяннику, что стал стар и всех рядов рядить один не может. Ростислав ответил, что рад иметь Вячеслава отцом, как и брат его имел.

    Святославу Всеволодовичу «сестричичу» Ростислав дал Туров и Пинск.

    Стояла поздняя осень, снег укрыл землю белой шубой, реки сковал лед.

    Скоро Ростиславу сообщили, что к Переяславлю подошел Глеб Юрьевич с множеством половцев. Когда Ростислав с сыном Святославом стоял у Пересечена, поджидая съезжавшихся из усадеб и сел дружинников и бояр, от Мстислава II Изяславовича из Переяславля прискакал гонец. Он сообщил, что под городом идет перестрелка с неприятелем.

    Ростислав выслал к Переяславлю сына, и когда половцы увидели, что в город вошла помощь, снялись и ушли за Сулу. Ростислав, не заходя в Киев, собрал силы, дождался Святослава Всеволодовича и Мстислава II Изяславовича и, переправившись на левый берег Днепра у Вышгорода, собрался, упреждая Долгорукого, идти к Чернигову на Изяслава Давыдовича.

    Поутру Ростиславу сообщили, что в Киеве скончался дядя Вячеслав Владимирович. На недоуменный вопрос Ростислава: «А мы вчера ехали а онъ добръ и здоровъ» — гонец ответил, что ложился спать был весел, а как лег, более не встал.

    Это была черная весть для Ростислава, ибо с кончиной Вячеслава старшим среди потомков Мономаха стал Юрий Долгорукий.

    Ростислав оставил полки на берегу Днепра и поспешил в Киев. Положили Вячеслава Владимировича в св. Софии рядом с отцом Мономахом и прадедом Ярославом.

    После похорон Ростислав приехал на «Ярославль» двор, созвал мужей покойного дяди и стал раздавать имущество Вячеслава. Вскоре Ростислав уже стоял на берегу Днепра с дружиной и князьями. Ростислав хотел идти к Чернигову. Мужи его «боряняхуть» (противились), говоря, что следует поехать в Киев с людьми «оутвердися».

    Ростислав того не послушал и спустя несколько дней поставил стяг под Черниговом на «Боловесе».

    Изяслав Давыдович слал к Долгорукому, прося идти быстрее. А тут к Чернигову подошел Глеб Юрьевич с половцами. Вышли к «Воловесу» и стали стрелять о реку (вероятно, Боловес — это брод через Десну).

    Ростислав смутился, испугавшись множества половцев, и послал к Изяславу Давыдовичу сказать, что даст ему Киев и Переяславль. Тут возмутился Мстислав II Изяславович и, сказав Ростиславу: «Не будет мне Переяславля, ни тебе Киева», — повернул коня и стал биться с половцами отдельно.

    Через два дня полк Ростислава побежал. Следом побежали и остальные. Ростислав перешел Днепр у Любеча и поехал в Смоленск. А Мстислав II с двоюродным братом Святославом Ростиславовичем прискакали в Переяславль «пойма жену свою» и поехали на Волынь, в город Луцк.

    Святослав Всеволодович под Черниговом угодил в руки к половцам. Вызволил князя Изяслав Давыдович.

    В Киев Изяслав Давыдович послал сказать, что хочет приехать. Горожане выслали к князю каневского епископа Демьяна и ответили согласием. Киевляне боялись степи, и князь им был необходим как ворота на проездной башне крепости.

    Пока Изяслав Давыдович гадал со Святославом Ольговичем, что первый сядет в Киеве, а второй в Чернигове, под Переяславлем половцы жгли села и «Летьскую» божницу.

    А под Смоленском стояли полки Долгорукого. Именно тут, в зимнем лагере на верхнем Днепре, Юрий узнал о кончине старшего брата Вячеслава. Узнал Юрий и то, что его сын Глеб уже в Переяславле, а Изяслав Давыдович на пороге Киева.

    Узнали о том в Новгороде и зимой поспешили взять у Долгорукого сына Мстислава на княжение.

    От Смоленска Долгорукий пошел в волости Ростислава, дабы отомстить тому. Ростислав стал под Зарубом, прикрывая свою волость, и послал к Юрию просить мира. Князья целовали крест, и Юрий выступил к Киеву.

    Долгорукий шел к столице через леса междуречья Днепра и Десны. У «Синина мосту, оу Радоща» (у современного города Погар — Радогощ) Юрия встретил Святослав Ольгович. Это был рубеж северского княжества.

    У Стародуба навстречу Юрию выехал Святослав Всеволодович, ранее послуживший Изяславу II. Святослав повинился перед Юрием, говоря «избезумилъся есмь». Вступился за племянника и Святослав Ольгович. Целовали крест и пошли к Чернигову.

    С дороги Святослав Ольгович послал в Киев к Изяславу Давыдовичу, прося уйти из столицы, и предупредил, что идет Долгорукий. От Чернигова вновь послали в Киев. Изяслав Давыдович покидать Киев не спешил. Юрий стал «оу Моровииска», а Святослав Ольгович — в Чернигове.

    Тут сам Юрий послал в Киев, и Изяслав Давыдович ослушаться не посмел.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх