Загрузка...


  • Союз восточных славян
  • Славяне среди девственной природы Русской равнины I тысячелетия н. э.
  • Прочное оседание славян на востоке Европы
  • Глава 1

    СЛАВЯНЕ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ V–VIII вв.

    Союз восточных славян

    Для понимания процесса сложения восточнославянской общности раннего средневековья обратимся к карте распространения пражско-корчакской и пражско-пеньковской археологических культур V–VII вв. Памятники названных культур, и в первую очередь представленные на них керамика и принципы домостроения, являются классическими славянскими образцами I тыс. н. э. и могут рассматриваться как своего рода эталон или славянский стандарт в ряду позднейшего многообразия культурных проявлений славянского мира. Наследие культуры Прага — Корчак запечатлело тот миг славянского единства, пусть и относительного, который предшествовал обособлению славянских союзов раннего средневековья, связь между которыми нередко была затруднена значительными расстояниями и не всегда мирными соседями, разрывавшими славян западных, южных и восточных на достаточно изолированные миры.

    После начала VII в. в Европе пошел процесс разобщения славян, их стали разделять конфессиональные особенности, своеобразие языковых диалектов, различные пути исторического развития. Отдельные союзы славян с каждым десятилетием все далее уходили на юг и северо-восток от древней колыбели славянства. Тем интереснее уяснить расположение древнейших славянских земель и внимательно присмотреться к топонимам и гидронимам, переносившимся славянами к югу, вплоть до Пелопоннеса и Малой Азии, и к северо-востоку, вплоть до Кольского полуострова и Уральского горного хребта.

    Глядя на карту, невольно хочется сопоставить очертания районов отдельных археологических культур Восточной Европы V–VII вв. с районами расселения исторически и археологически засвидетельствованных союзов славян.

    Из сопоставления видно, что восточная территория распространения культуры Прага — Корчак соответствует классической Руси летописцев раннего Средневековья. Союзы хорватов, волынян, древлян, полян и отчасти дреговичей в IX–XIII вв. располагались как раз на землях распространения культуры Прага — Корчак на востоке Европы.

    В V–VII вв. культура Прага — Корчак была распространена и на значительных территориях западных славян центра Европы. В IX–XIII вв. в центре Европы также документально засвидетельствованы союзы хорватов, волынян, полян. Присутствие представителей славянских союзов хорватов, словенцев, волынян и иных на Балканах указывает на V–VII вв. как на время активных передвижений в Европе славянских союзов все с теми же именами хорватов, словен, волынян и прочих.

    Жизнедеятельность славянских союзов, названия которых одинаковы в центре, на юге и востоке Европы, в V–VII вв. и зафиксировали культура Прага — Корчак и ее юго-восточное соответствие культура Прага — Пеньковка.

    Территория распространения археологической культуры Банцерович — Тушемля V–VII вв. в общих чертах удивительно близка землям занятым славянским союзом кривичей в VIII–XII вв.

    Районы, занятые археологической культурой колочинского типа V–VII вв., близки очертаниям земель исторических радимичей и северян VIII–XII вв. (бассейн рек Десна и Сож).

    Земли в верховьях Оки, в V–VII вв. занятые мощинской археологической культурой, в VIII–XII вв. оказались заселены вятичами.

    Территория, в V–VII вв. покрывшаяся так называемыми ранними длинными курганами, в VIII–XII вв. была населена псковскими кривичами (бассейн реки Великой, верховья Ловати и Западной Двины).

    Земли в бассейнах рек Ловать, Мста и Волхов и берега озера Ильмень, в V–VII вв. занятые создателями культуры сопок, в VIII–XII вв. оказались заселены союзом словен новгородских.

    Впрочем, при сопоставлении двух карт: эпохи V–VII вв. и эпохи VIII–XII вв. — следует понимать то, что любой союз славян — это единый организм. Его системы жизнеобеспечения на занимаемой территории выстраивались, максимально соответствуя природным условиям. Чаще всего союз славян замыкался в отдельно взятом речном бассейне, земли которого позволяли развивать сельское хозяйство и поставляли сырье для производства орудий труда и быта. В качестве примеров можно привести союзы радимичей Посожья, вятичей Верхнего и Среднего Поочья (и Средний Дон), кривичей Верхнего Днепра. Славяне, в VIII–IX вв. севшие в среднем течении Западной Двины, в долине реки Полоты, скоро обособились и составили собственный союз полочан.

    Имя союза представлено лишь у восточных славян. Это означает, что ранее предки полочан входили либо в полянский, либо в волынский, словенский или какой-либо иной союз, живший на землях, занятых культурой Прага — Корчак, в V–VII вв.

    Следует понимать и то, что балтские, славянские и угро-финские народы, в V–VII вв. населявшие земли на востоке Европы, также в своей жизнедеятельности руководствовались природными и ландшафтными условиями. Две соседние речные системы, имеющие обширный труднопроходимый водораздел (леса, болота, горы, моря или заливы), в течение нескольких столетий могут обособить представителей одного народа до такой степени, что они не только составят разные союзы или государства (что жизненно необходимо для выживания), но и станут с трудом понимать речь друг друга. Впрочем, Восточной Европы с ее равнинным ландшафтом это касается менее всего.

    Сделаем один предварительный вывод. Представители того или иного славянского союза, ушедшие из древнейших земель расселения, на новых землях назывались либо именем своего старого союза, либо абсолютно новым именем, подсказанным окружавшей природой (долина реки, болото-дрегва), либо именем главы объединения (родов) славян, совершивших переселение (Радим, Вятко).

    Не исключено, что новое имя союза славян, севшего вдали от древнейшей родовой колыбели, означало провозглашение политической и экономической независимости вновь созданного объединения на случай возможных притязаний старого союза на вновь занимаемые земли.

    Быть может, во многом именно стремлением к независимости, то есть к провозглашенному через новое имя обособлению от древней метрополии, и объясняется то обстоятельство, что на востоке Европы есть как бы две Руси — классическая лесостепная и северная (лесная) внешняя. Славянские роды, в V–X вв. уходившие из земель полян, волынян, хорватов, дулебов на верхний Днепр, Западную Двину, Оку, Волгу и Белое Озеро, Волхов, на реку Великую и Чудское и Псковское озера, ощущали близость имевших над ними абсолютную власть старых союзов. Это побуждало славян, севших в лесной полосе Восточной Европы, к созданию собственных союзов кривичей, полочан, дреговичей, радимичей, вятичей, хотя и соседствоваших с полянами, волынянами, но противопоставивших им собственную систему власти, экономики и обороны.

    Лишь словене новгородские, оказавшиеся среди дремучих лесов севера Русской равнины, не побоялись не изобрести собственного имени и прозвались древнейшим и оттого наиболее им же понятным и желанным именем славян.

    Также словенцы, сербы и хорваты, в VI–VII вв. севшие на Балканах, были достаточно далеко от земель, прежде ими населяемых, и провозглашать новое, то есть независимое от старого союза имя не имело смысла.

    Радимичи, вятичи, кривичи, дреговичи, древляне, полочане сидели достаточно близко от полян, волынян, хорватов, и сохранение старого имени союза могло повлечь подчинение старым центрам управления. Впрочем, это было достаточно затруднено географическими факторами — отсутствие дорог, расстояния.

    Приведем состав славянских союзов, формировавших восточноевропейское крыло культуры Прага — Корчак V–VII вв. и культуры Прага — Пеньковка того же времени.

    В 450–560 гг. часть славян центра Европы (носители западного крыла культуры Прага — Корчак V–VII вв.) спустилась бассейном реки Сирет (Прут, Днестр), восточнее Карпат, к дельте Дуная.

    Одновременно на правый берег нижнего Дуная продвинулись славяне-анты, шедшие на рубежи империи ромеев с берегов Днестра, Южного Буга и Днепра. Так была начата описанная выше эпоха славянских завоеваний на Балканах в V–VII вв.

    В V–VII вв. отдельные славянские роды и объединения родов стали продвигаться к северу от земель полян и волынян. Их пути пролегли руслами рек Днепр, Березина. Далее славяне перебрались в бассейны рек Неман и Западная Двина. На северо-востоке славяне в VI–VII вв. стали проникать на верхнюю Оку.

    Преодолев «оковский» лес водораздела между Западной Двиной, Днепром и Волгой, славяне в VI–VII вв. вышли на берега реки Великой и далее на север к Чудскому озеру, на озеро Ильмень и в бассейны рек Ловать, Мста и Волхов. На южном берегу Ладожского озера славяне, позже назвавшиеся новгородскими, остановились и в VIII в. принялись за возведение Старой Ладоги. Это была крайняя на севере твердыня славян на востоке Европы.

    Выше писалось о том, что в VI–VII вв. авары (тюрки) притеснениями вынудили славян-дулебов, живших в полосе лесостепей востока Европы, в тех местах, где сходятся верховья Западного и Южного Буга (юг совр. Волыни), уйти отчасти в центр Европы (на юг Чехии), отчасти на Балканы, а отчасти в полосу лесов Восточной Европы. Подобная история произошла и с хорватами, сидевшими в верховьях Днестра и вынужденными аварами в VI–VII вв. частично уйти на северо-запад Балкан, на земли современной Хорватии.

    Часть хорватов, как, возможно, и дулебов, никогда не покидала Центральной Европы и была издревле представлена среди славянских союзов Чехии, Польши, Моравии.

    Условия жизни славян на востоке Европы в отдельных ее регионах были достаточно различны. Одним из следствий стало появление большого числа городищ VI–IX вв. на юго-восточных рубежах славянских земель, на вечно неспокойном пограничье с миром тюрок. Городища, окруженные посадами, предградьями, чаще всего возникали или, вернее, сооружались на правых (западных или северных) берегах Ворсклы, Пела, Сулы, Сейма, Десны, среднего Дона, верхней Оки. На иных землях исторической Руси в VI–IX вв. были представлены укрепленные городища, но их число было меньшим, нежели в лесостепях левобережья среднего Днепра. Соседство с тюркским и иранским мирами степей Евразии давало себя знать едва ли не ежегодно, и защищать свои рубежи славянам будущих Переяславского, Северского и Рязанского княжеств пришлось уже в VI–VIII вв.

    Городища лесной полосы востока Европы в VI–IX вв. главным образом контролировали речные пути, пропускавшие львиную долю грузопотоков. Непрерывных систем обороны эти городища не выстраивали, и стража их по преимуществу заботилась об уплате проездной пошлины — мыта, ибо среди бескрайних лесов и болот появление степных орд было редким явлением.

    Продвигаясь к северу, славяне, делившиеся на сотни и тысячи или являвшие собой отдельные роды, пришли в соприкосновение с балтами, а вернее с балто-славянами, и с угро-финскими народами, населявшими полосу лесов востока Европы. Нередко подобные встречи оканчивались вооруженными столкновениями. В частности, археология свидетельствует слой пожарищ на городищах археологической культуры Банцерович — Тушемля, в VI–VII вв. занимавшей часть территории в раннем Средневековье (VIII–XIII вв.), занятой славянским союзом кривичей (верхний Днепр).

    Постепенно в VI–VIII вв. к северу от земель, занятых классическими славянскими союзами полян, волынян, хорватов, северян, дулебов и пр. (культура Прага — Корчак V–VII вв.), складывалась система славянских союзов, которым в IX–XI вв. древнерусский летописец дал названия древлян, дреговичей, радимичей, вятичей, кривичей, полочан, словен новгородских.

    Процесс расселения в полосе лесов Восточной Европы славянских союзов, названия которых не представлены ни у западных, ни у южных славян, ни у славян лесостепей востока Европы, занял несколько столетий и заслуживает особого рассмотрения.

    Мир славян лесной полосы Восточной Европы в VI–IX вв. во многом складывался наново, ложась своим центральноевропейским и лесостепным среднеднепровским естеством на чудный край бесконечных лесов, чистых полноводных рек и глубоких, как отраженные в них небеса, озер, богатства которого не познаны и не освоены и по сей день.

    Славяне среди девственной природы Русской равнины I тысячелетия н. э.

    Тут мы позволим себе небольшое отступление от повествования и попытаемся представить, какова была Русская равнина полторы тысячи лет тому назад.

    Описывая непрерывные продвижения славян по просторам востока Европы в V–IX вв., мы должны представить, как это происходило на практике, отвлекаясь от конкретных временных и исторических привязок.

    Полторы тысячи лет назад восток Европы являл собой край по большей части дикий, труднопроходимый, глухой. Единственными путями, позволявшими проникнуть в глубь лесной страны, к северу от достаточно обжитой восточноевропейской лесостепи, были реки. Постепенно по берегам верхнего Днепра, Дона и Волги стали возникать немногочисленные поселки, подобно маякам указывавшие путь на север и северо-восток новому славянскому населению, подходившему из лесостепей востока Европы и из центра Европы. С ходом времен вокруг одного поселения, окруженного расчищенной от леса пашней, вырастал куст поселений, впоследствии перераставший в целую гирлянду кустов поселений с собственными центрами.

    Славянские охотники и рыболовы ставили силки и неводы не только по берегам крупных рек, долины которых были достаточно густо населены земледельцами и скотоводами, но и на многочисленных больших и малых притоках, верховья которых скрывались в хитросплетениях лесных оврагов. Часто охотники в поисках богатых промысловых угодий углублялись в дебри густых темных лесов, скрывавших водоразделы.

    Реки, леса, луга в те времена были девственно чисты. Вода в потоках была холодна и прозрачна. Водоемы полнились рыбой. Под сенью леса скрывалось множество диких животных. Кроны громадных пятидесятиметровых елей и сосен изобиловали пушным зверем. Под корнями вековых стволов земля была изрыта норами лисиц и барсуков. В напитанных влагой оврагах бродили стаи кабанов. Луга, обрамлявшие долины больших и малых рек, из-за цветов походившие на драгоценную оправу, разнотравьем и кустарником вскармливали бесчисленные стада копытных животных. Лес полнился пеньем птиц и шумным хлопаньем встревоженных тетеревов и дроф.

    Бобры, домики которых наполовину спрятаны под воду, наполовину врезаны в берега, неустанно валили поперек водоемов стволы громадных осин и иных деревьев. Строя плотины, бобры подпружали реки, создавая привычную для себя среду обитания.

    На водной глади, среди камышей и илистых, заросших кувшинками топей, плавали утки, лебеди, важно вышагивали цапли. Из гущи леса по ночам доносилось уханье сов. А долгими зимними ночами все живое содрогалось от леденящего душу воя волчьих стай.

    Медовый и малиновый промыслы вели медведи, без устали метившие границы угодий и зорко следившие за появившимся на рубеже чужаком.

    На лесных росчистях, на высоких, словно стога, соломенных крышах славянских изб, овинов и амбаров вили гнезда тонконогие изящные аисты. А над распаханными под пашни долинами рек, широко раскинув крылья, высматривая зайчат, парили коршуны и иные пернатые хищники.

    Славяне в течение нескольких тысячелетий кормились от хлебопашества и домашнего скотоводства, издревле держали домашнюю птицу, сажали огород, ставили колоды — бортни для пчел. Возможности, предоставленные Русской равниной, славяне восприняли с благоговением. При этом они боготворили природу, стремясь уклад жизни и хозяйства органично и без ущерба для земли вписать в завораживающую божественной красотой рамку зелени лесов, лугов и в синеву всегда прохладной и чистой воды.

    Над источниками на Руси издревле воздвигали терем, в христианскую эпоху ставший часовней.

    Под городища славяне приспосабливали приречные мысы коренного берега, подобно клыкам врезающиеся в пойменные луговые долины. Мысы от плоской равнины отсекали валом, насыпанным из грунта, взятого из обрамляющего вал рва. Чаще всего основой вала служила конструкция из бревен, но речь об этом впереди.

    Славяне часто занимали городища, впервые заселенные в раннем железном веке и позже населявшиеся создателями дьяковской, мощинской, юхновской и иных культур.

    Покой славянских городищ и селений охраняли неоглядные просторы Русской равнины, покрытые труднопроходимыми и в наше время лесами, топями и лесостепями с травами в рост человека. Поход по Руси в V–IX вв. был доблестным подвигом, воспеваемым былинами.

    Как говорят специалисты, в наше время и в заповедниках практически невозможно воссоздать и сохранить островки той Русской равнины, какой она некогда была. Наша планета невелика, и населяющий ее мир очень взаимозависим. Малейшее нарушение нормальных законов развития тотчас же губительно отзывается повсюду на планете. Примеров тому много, и лежат они не только в материальной, но и в духовной плоскости. Но вернемся к славянам.

    Прочное оседание славян на востоке Европы

    В VI–VII вв. кривичи (псковские) расселились в бассейне реки Великой и на берегах Псковского и Чудского озер. На месте позднейшего Пскова славяне поставили наземные срубы, отапливавшиеся печами или очагами.

    По сторонам от земель кривичей (псковских) лежали страны балтов и чюди (эстов).

    В VII в. земли, лежащие в верховьях Западной Двины, Днепра и Волги, были заняты славянским союзом кривичей. Вне сомнения, в массиве кривичей оказались представлены элементы восточнобалтского населения, поклонявшегося богу Криве. Древнерусские летописцы выделяли кривичей в особый народ. Но господствовала в их мире славянская стихия.

    Напомним читателю, что еще в VIII–VII вв. до н. э. часть оседлого земледельческого населения (сколотов) среднеднепровской лесостепи в результате нашествия скифов была принуждена отступить в леса верхнего поднепровья. И именно в те времена раннего железного века было положено начало смешению протобалтского (оставленного носителями культуры шнуровой керамики рубежа III–II тыс. до н. э.) и протославянского населения Европы.

    Схожий процесс произошел и на рубеже эр, когда земледельцы, создатели зарубинецкой культуры, были оттеснены сарматами на верхний Днепр и Десну.

    Но как бы там ни было, к VIII в. славянское начало окончательно возобладало на верхнем Днепре и землях Белой Руси. Южные и центральные районы Белоруссии в VI–VIII вв. были заняты славянским союзом дреговичей. Считают, что имя дреговичей произошло от дрегвы — болота. Громадные болота окружают реку Припять. Они скрыты лесным морем Полесья. Следует упомянуть, что в Македонии в VII в. поселились славяне, называвшиеся дреговичами. Это одно из немногих соответствий между именами славянских союзов востока Европы и Балкан.

    Если кривичи (псковские) оставили длинные курганы, подобные длинным курганам, насыпанным индоевропейцами Британии и Польши в III–II тыс. до н. э., то словене (новгородские) в VII–X вв. усеяли берега озера Ильмень и бассейны рек Ловать, Волхов, Мста круглыми курганами — сопками и собственными длинными курганами.

    В VIII в. славяне из приильменья и с Ладоги стали прокладывать пути к верховьям Волги на Белое озеро.

    Много позже, в XII–XIV вв., земли словен новгородских украсят тысячи каменных крестов. Но обо всем в свое время.

    В течение ряда столетий, прошедших с V по VIII в., славяне, объединенные в роды и союзы, кроме того, делившиеся на сотни и тысячи, составлявшие десятитысячный народ, занимались освоением тех земель, которые в IX–XIII вв. предстали ареной развития древнерусской истории. Топоры славян вгрызались в вековые стволы дубов, елей и сосен. Огонь расчищал лядины или навины. Упряжи лошадей и быков помогали людям корчевать не уничтоженные огнем пни. Гирлянды приречных селений связывали пробитые через толщу леса проселки.

    В верховьях рек возникали селения с названиями волоки и волочки, обычно стоявшие напротив друг друга не далее как в пяти километрах. Неширокие водоразделы прорезались канавами, искусно сочетавшимися с естественными низинами. Путь на волоках устилался бревнами-катками. По их вытертой днищами ладей и челнов поверхности местные жители перетаскивали суда и поклажу двигавшихся по Восточной Европе купцов. Часто вдоль волока шла сухопутная дорога, и часть грузов перевозилась подводами. Уже в христианские времена над волоками нередко стояли церкви Параскевы Пятницы, покровительницы торговли. Ранее на тех местах располагались капища.

    Редкая, сколько-нибудь заметная река лесной полосы Русской равнины не располагает как минимум одним городищем с древнерусским археологическим слоем и несколькими древнерусскими селищами и курганными некрополями. Реки побольше, подобные Клязьме, Рузе или Протве, вбирают в свои долины с добрый десяток и более древнерусских городищ, селищ и курганных некрополей. На берегах таких рек (назовем их средними) садилось несколько славянских родов, каждый с собственным центром — городищем и святилищем и с гирляндой обступавших их селений.

    Позже, в VIII–XI вв., одно из городищ той или иной речной долины средней полосы России начало возвышаться по величине и составу населения над окружающими весями и всей волостью. Вырастали подобные центры чаще всего в местах сосредоточения грузопотоков. Ярчайшим примером подобного центра является Киев, в V–VIII вв. бывший одним из центров земли полян. В IX–X вв., во многом благодаря сбору пошлин со спускавшихся с верхнего Днепра, Припяти и Десны купцов, Киев, ставший на высоком правом берегу Днепра, против устья Десны и ниже устья Припяти, превратился в столицу восточноевропейского славянского государства, вобравшего в свой состав определенный элемент угро-финского и восточнобалтского населения.

    В VIII–X вв. в бассейне верхней и средней Оки расселился союз вятичей (оставивший роменско-боршевскую культуру). К началу IX в. вятичи продвинулись на берега Дона, в район устья реки Воронеж. Данный район имел известные выгоды местоположения. Он лежал на сухопутном пути из Булгара (город на Волге при устье реки Камы) в Киев и был ближайшей к Булгарии и Хазарии славянской провинцией центра Русской равнины.

    На берегах рек Дон и Воронеж вятичи выстроили ряд городищ, по периметру обведенных стенами из деревянных срубов городен, наполненных землей, и селищ и принялись за возделывание богатых черноземом земель. Тут же развернулось металлургическое и гончарное производство. К концу X в. печенеги (тюркские кочевники) беспрестанными набегами вынудили вятичей покинуть берега Дона при устье Воронежа.

    В VIII–X вв. в бассейнах рек Сож и Ипуть сел славянский союз радимичей. Исходные земли для вятичей и радимичей древнерусский летописец указывает в ляхах, в мире западных славян центра Европы. Названия союзов происходят от имен Радима и Вятко, приведших к VIII в. свои роды на Сож и Оку.

    В VIII в. на западном рубеже псковских кривичей были возведены укрепления Изборска. Эта крепость расположена в 31 км к западу от Пскова. В VIII–XIII вв. Изборск занимал Труворово городище. Ныне это высокий крутобокий холм с одноглавой бесстолпной каменной церковью на склоне. Храм Николая Чудотворца стоит на источнике. Храм украшает типичная для Северо-Западной Руси открытая двухъярусная звонница.

    В 1303 г. в полукилометре от древнейшего Изборска, стоявшего на Труворовом городище, на Жеравьей горе воздвигли первую каменную башню Куковку (Луковку) и деревянные стены. Крепость усилили пятью каменными башнями, и вплоть до Ливонской войны (1558–1565) Изборск служил грозным предостережением западному соседу псковских земель.

    А на Труворовом городище после 1303 г. стоял мужской монастырь.

    В VIII в. словене на мысу, при впадении в нижний Волхов левого притока, выстроили древнейшие укрепления Старой Ладоги (Альдейгьюборга северогерманских саг). В том же столетии северные германцы начали проникать на просторы Русской равнины.

    В VIII в. в месте максимального схождения русел Западной Двины и Днепра возник центр Гнездово, контролировавший ключевой волок на пути с Балтики в Черное море. Гнездово стоит над Днепром, в 10 км западнее Смоленска. Курганный некрополь в Гнездове насчитывает до 5000 насыпей (часть утрачена), созданных в VIII–XII вв. Это крупнейший в Европе курганный некрополь.

    В районе Ярославля, на правобережье Волги, в VIII в. возник торговый центр Тимерево. В нем селились купцы, одновременно бывшие воинами, ходившие руслом Волги в Каспий торговать с востоком.

    Вблизи Ростова Великого, к югу от озера Неро, в VIII в. развивалось Сарское городище.

    Но наибольшее оживление в VII–VIII вв. царило в полосе лесостепей Восточной Европы и по берегам Припяти и Десны. Креп лежавший в VI–IX вв. на самой стремнине торгового пути из варяг в греки Киев. В низовье реки Горынь (район г. Турова) в VIII в. возвысился город-крепость Хотомель. Его гарнизон служил опорой нарождавшейся княжеской власти. Местные князья отдельных славянских союзов, укрепляя собственную власть, сами того не ведая, прокладывали путь государственной власти великого киевского княжения.

    В верховьях Западного Буга и в правобережье бассейна Припяти в V–VIII вв. сидел союз волынян. Их центр, как можно предположить, располагался вблизи более поздней княжеской столицы Владимира-Волынского и именовался городом Волынь (левый берег Западного Буга).

    В верховьях Днестра, на склонах Восточных Карпат, в V–VIII вв. сидел славянский союз хорватов.

    Среди лесов, ограниченных с запада рекой Случь, а с востока рекой Тетерев, в V–VIII вв. сидели древляне. Их борьба с киевскими князьями ознаменовала начало гегемонии днепровской столицы на востоке Европы.

    На правом берегу среднего Днепра и на части земель левого поднепровья в V–VIII вв. сидел славянский союз полян, одноименный полянам, объединившим славян Польши.

    Древнерусский летописец так говорит о полянах: «Полем не жившем особе и володеющем роды своими, иже и до сее братье бяху поляне, и живяху кождо съ своим родом и на своих местех, владеюще кождо родом своим».

    О начале Киева «Повесть временных лет» говорит: «И быша 3 братья: единому имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив, и сестра их Лыбедь. Седяще Кий на горе, где же ныне увоз Боричев, а Щек седяше на горе, где же ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, от него же прозвяся Хоревица. И створиша град во имя брата своего старейшего, и нарекоша имя ему Киев. Бяше около града лес и бор велик, и бяху ловяще зверь, бяху мужи мудри и смыслени, нарицахуся поляне, от них же есть поляне в Киеве и до сего дне».

    Тут же летописец передает предание о Кие: «Ини же, не сведущие, рекоша, яко Кий есть перевозник был, у Киева бо бяше перевоз тогда с оноя стороны Днепра; темь глаголаху — «На перевоз на Киев». Аще бо бы перевозник Кий, то не бы ходил к Царюгороду; но се Кий княжаше в роде своемь, приходившю ему ко царю, яко сказають, яко велику честь приял от царя, при которомь приходив цари. Идушую же ему опять, приде къ Дунаеви, и възлюби место, и сруби градок мал, и хотяше сести с родом своим, и не даша ему ту близь живущий; еже и доныне наречють дунайци городоще Киевець. Киеви же пришедшю въ свой град Киев, ту живот свой сконча; и брат его Щек, и Хорив, и сестра Лыбедь ту скончашася…»

    Упомянутым летописцем царем мог быть византийский император Анастасий I (491–518). На годы его правления приходятся походы славян к югу от Дуная. Мы помним об особо тесных, союзнических связях Византии с восточными славянами-антами. Кроме того, в самых нижних пластах раннего Киева, на замковой горе Киселевка, у ручья Киянки, найдена монета императора Анастасия.

    Повесть говорит, что Кий шел на Балканы «с родом своим». Отсюда проясняется природа балканских названий славянских объединений (северян, дреговичей, возможно, волынян). Не могу не напомнить и о славянах, союз которых именовался смоляне.

    Уделим внимание и имени Кия, главы рода полян. В южной Моравии, над правым притоком реки Моравы, стоит город Киев. А на рубеже Чехии и Моравии, в верховьях реки Сазавы (правый приток реки Влтава), в 25 км к северо-востоку от города Йиглава, на 702 м вознеслась гора Киев.

    В далматинской Хорватии, вблизи древнего Книна, расположен городок с названием Киево.

    Наконец, на Русской равнине, среди густых вятичских лесов, в современной Калужской области, в верховье реки Суходрев, затерялась деревенька Киево. Кроме того, на землях лесной полосы России разбросаны десятки топонимов (деревень) с корнем Киев.

    Вероятно, имя Кий было широко распространено среди славян центра Европы уже в I–V вв. Отсюда имя, или топоним, попало на Балканы. А вот смысл (или этимология) слова Кий нами будет раскрыт при чтении Лаврентьевской летописи. Но повествование о том впереди.

    О Кие сообщает армянская хроника Зенона Глака VIII в. Зенон излагает предание о Куаре, Молтее и Хореване, построивших город в стране Палуни (Полуночной). Из датировки хроники следует, что город возник ранее 757 г. Мы помним о том, что в 555–556 гг. анты сражались с персами в Закавказье на стороне Византии. Понятна и осведомленность армян об основании города в стране Полуночной.

    Итак, на протяжении V–VIII вв. на востоке Европы сложилась та картина расселенности славянских союзов, которую описал древнерусский летописец в X–XI вв. Добавим лишь, что в XI в. Суздальское ополье стало покрываться славянскими (так называемыми владимирскими) курганами. Продвигались в бассейн реки Клязьмы главным образом словене новгородские с северо-запада и кривичи с запада.

    Первыми на берега озер Неро и Клещено (Плещеево) и в район города Ярославль в IX в. продвинулись словене новгородские. От озера Ильмень на Волгу словене шли по реке Молога и по рекам Мста и Тверда.

    В X в. продолжилось заселение земель междуречья Клязьмы и Волги словенами новгородскими. Одновременно в междуречье Оки и Волги, на земли Ростовского, Переяславского, Ярославского княжений (будущих), стали подходить представители союза кривичей. Их челны с верхнего Днепра перетаскивались в Волгу, Москву.

    В X в. словене новгородские направили ладьи с реки Мологи в реку Шексну, на север, к берегам Белого озера. Район Белого озера входил в мир русской истории и ранее, в VIII–IX вв. В X в. берега Белого озера и окрестных водоемов пережили максимальный наплыв словен.

    В XI в. продолжилось активное заселение ростово-суздальских земель словенами и кривичами. Ими осваивались земли под пашенное земледелие и домашнее скотоводство. В первую очередь славяне стремились поселиться на богатом черноземами суздальском ополье. То была будущая житница Северо-Восточной Руси. Интенсивно заселялись и берега Волги в районе городов Углич, Молога, Ярославль, Кострома.

    Верховья реки Клязьмы служили северным рубежом союзу вятичей — южным соседям кривичей. Бассейн реки Москвы, исключая верховья, в VIII–XIII вв. заселялся вятичами.

    В VIII–X вв. на Русской равнине сложилась система речных путей, снабженных множеством необходимых волоков и мест торговли, складирования и отдыха. Речные дороги и волоки позволяли перемещать огромные массы товаров из Черного, Каспийского и Средиземного морей в Балтику, и наоборот. Речной каркас, зиждившийся на руслах Днепра, Волги, Западной Двины и Ловати-Волхова, и его перекрестье, накрепко связанное волоками Оковского леса (Валдайская возвышенность), оказались кровеносной системой, наполнившей неоглядные просторы востока Европы шумом и гамом континентального рынка. А рынок стал манить на Русскую равнину ладьи северных германцев и караваны персидских, арабских и иудейских торговцев. В VIII в. на волоках стали зарывать клады из восточных дирхемов, и там же стала поблескивать сталь франкских мечей. Так на Руси начали переплетаться интересы востока и запада.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх