Загрузка...


  • Древнерусское летописание
  • «Повесть временных лет»
  • Вещий Олег (879–912)
  • Торговля Руси с центром Европы
  • Экономический подъем Руси в IX в.
  • Глава 3

    РУСЬ IX в.

    Древнерусское летописание

    Важнейшим источником информации при рассмотрении истории Древней Руси нам послужит летописный свод, создававшийся в течение нескольких столетий плеядой блистательных летописцев. В основу позднейших известных летописных сводов Руси положен свод, называемый «Повестью временных лет».

    Академик А. А. Шахматов и ряд ученых, исследовавших древнерусское летописание, предложили такую последовательность создания и авторства Повести.

    Около 997 г. при Владимире I, возможно при Десятинной кафедральной церкви Киева, создавался древнейший летописный свод. Одновременно на Руси рождались былины, воспевавшие Илью Муромца и Добрыню.

    В XI в. в Киеве продолжили вести летопись. А в Новгороде в XI в. создавалась Остромирова летопись. А. А. Шахматов писал о летописном новгородском своде 1050 г. Считают, что его создателем был новгородский посадник Остромир.

    В 1073 г. игуменом Киево-Печерского монастыря Никоном летопись была продолжена и, видимо, отредактирована.

    В 1093 г. игумен Киево-Печерского монастыря Иван дополнил свод.

    Инок Киево-Печерского монастыря Нестор довел историю Руси до 1112 г. и завершил свод мятежным 1113 г.

    Нестору наследовал игумен киевского Выдубицкого монастыря Сильвестр. Он трудился над летописным сводом до 1116 г., но закончил его событиями февраля 1111 г.

    Неизвестный автор завершил свод в 1118 г., дополнив его событиями вплоть до 1117 г.

    После 1136 г. некогда единая Русь распалась на ряд практически самостоятельных княжеств. Наряду с епископской кафедрой каждое княжество пожелало иметь собственное летописание. В основе летописей лежал единый древнейший свод.

    Важнейшими для нас будут составленные в XIV в. Ипатьевский и Лаврентьевский летописные своды.

    В основе Ипатьевского списка лежит «Повесть временных лет», события которой доведены до 1117 г. Далее в список включены общерусские известия, при этом более они касаются событий, происходивших в 1118–1199 гг. в Южной Руси. Летописцем данного периода, как полагают, был киевский игумен Моисей.

    В третьей части Ипатьевского списка представлена хроника событий, происходивших в Галиции и на Волыни вплоть до 1292 г.

    Лаврентьевский список был переписан для Великого князя Дмитрия Константиновича Суздальского в 1377 г. В список помимо Повести, события которой доведены до 1110 г., включена летопись, излагающая историю ростово-суздальских земель.

    Кроме двух названых списков, мы многократно прибегнем к данным из иных, весьма многочисленных списков, составляющих пантеон памятников древнерусского летописания. К слову сказать, древнерусская литература, включая летописание, богатейшая и обширнейшая в Европе раннего Средневековья.

    Тексты летописи в Книге второй, взятые из Ипатьевского списка, приведены по изданию: Полное собрание русских летописей, 1962, т. 2. Если приведенный летописный текст взят не из Ипатьевского списка, его принадлежность указывается особо.

    При изложении событий древнерусской истории мы будем придерживаться летоисчисления, принятого летописцами, дабы не запутать читателя в числовых вычислениях. Впрочем, иногда будет указано на несоответствие дат, приведенных летописцем, действительности, если подобное несоответствие имеет место. Новый год в Киевской Руси встречали в марте, с рождением новой луны.

    Но приступим к древнерусской истории.

    «Повесть временных лет»

    «Повесть временных лет» начинает излагать события с 852 г. Под 859 г. в Повести сообщается, что с отдельных союзов славян востока Европы брали дань варяги и хазары.

    Под 862 г. сообщается об изгнании варягов за море и об отказе им в дани. И под тем же 862 г. мы читаем: «…и встал род на род… и вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет… три брата с роды своими и пояша по собе всю Русь и придоша к словенам первее и срубиша город Ладогу и седе старейший в Ладоге Рюрик, а другие Синеоус на Белоозере, а третий Трувор в Изборске».

    Заметим, что Старая Ладога впервые была отстроена в VIII в.

    Под тем же 862 г. Повесть сообщает о том, что Рюрик пришел на озеро Ильмень и срубил город над Волховом, прозвавшийся Новгородом.

    Речь, видимо, идет о Рюриковом городище под Новгородом, ибо сам Новгород стал подниматься в середине X в.

    В 862 г., согласно Повести, Рюрик посадил по волостям своих мужей: одного в Полоцк (Старый), другого в Ростов, третьего на Белоозеро.

    Прежде чем вести дальнейшее повествование об истории Древней Руси, проведем одну параллель. В 50–70 гг. X в. монах монастыря Новая Корвея Видукинд на латыни написал хронику, именуемую «Деяния саксов». Мы обращались к ней ранее, обратимся и теперь (в хронике рассказано о призвании саксов в Британию. Послы, прибывшие из Британии, обратились к саксам с такой речью): «Благородные саксы, несчастные бритты, изнуренные постоянными вторжениями врагов и поэтому очень стесненные, прослышав о славных победах, которые одержаны вами, послали нас к вам с просьбой не оставить без помощи. Обширную, бескрайную свою страну, изобилующую разными благами, готовы вручить вашей власти. До этого мы благополучно жили под покровительством и защитой римлян, после римлян мы не знаем никого, кто был бы лучше вас, поэтому мы ищем убежища под крылом вашей доблести. Если вы, носители этой доблести и столь победоносного оружия, сочтете нас более достойными по сравнению с врагами, то, какую бы повинность вы ни возложили на нас, мы будем охотно ее нести». В V в. саксы овладели частью земель британского архипелага. Самих же бриттов саксы «изгнали из страны, а самую страну подчинили своей власти».

    Но вернемся к событиям русской истории. Под 862 г. летописец говорит, что у Рюрика было два мужа «не племени его, но боярина» (видимо, речь идет о знатных славянах). Эти два боярина со своими родами отпросились у Рюрика идти к Царюграду (Византии). Плывя по Днепру, «узрели на горе городок… Аскольд же и Дир остались в городе семь».

    Это был Киев, городок полян, стоявший над Днепром как минимум с рубежа V–VI вв. Кто правил Киевом со времен Кия до 862 г., мы не знаем. Зато немного знаем о событиях, происходивших в никогда не зависевшей от варягов Киевской Руси.

    О походах славян, в том числе и восточных славян-антов, на Балканы, происходивших в VI–VII вв., выше писалось. Известно, что на рубеже VIII–IX вв. флот русов атаковал город Сурож, византийский форпост в Крыму. Флот славяне имели отменный.

    Тут можно сослаться на данные сирийского «Смешанного хроникона», под 623 г. сообщающего: «…напали славяне на Крит и другие острова, и там были захвачены блаженные из Кеннешрэ, из которых было убито около двадцати мужей». Если корабли славян в VII в. ходили по Средиземному морю, то стоит ли удивляться активности славянского флота VIII–IX вв. в Черном море.

    Между 825 и 842 гг. флот русов подверг опустошению город в Малой Азии — Амастриду.

    В 838–839 гг. русские послы из Византии на родину возвращались через Ингельгейм, резиденцию Людовика Благочестивого.

    В 860 г. к стенам Византии подступил флот русов, насчитывавший до двух сотен ладей. Император Михаил поспешил вернуться в столицу из похода на арабов. Но спасли Византию либо Богородица и внезапно налетевшая буря, либо деньги греков.

    Заметим, что варяги к событиям русской истории вплоть до 862 г. не имели никакого отношения. Из Повести нам известно лишь то, что под 859 г. сообщается: «… имаху дань Варязи, приходяще изъ за морья, на Чюди, и на Словенехъ, и на Меряхъ, и на всехъ Кривичахъ».

    Следовательно, в середине IX в. северные германцы, по большей части пришедшие из Швеции и Дании, на севере Восточной Европы столкнулись со словенами и кривичами. Часть северных германцев (варягов) укрепилась в отдельных опорных пунктах, но уже к концу X в. северогерманское, или варяжское, присутствие на Русской равнине практически не ощущалось.

    Главным соперником Южной Руси и славянских союзов, занимавших полосу лесостепей востока Европы в IX в., был Хазарский каганат. Под 859 г. Повесть сообщает: «…Козаре имахуть на Полянех, и Северяхъ, и на Вятичихъ, имаху по беле, и веверици, тако от дыма».

    Древнерусские летописцы сохранили предание о дани, выданной полянами хазарам. То были обоюдоострые мечи, показавшиеся мудрецам в каганате зловещими.

    Выше писалось о том, что греки в 834 г. выстроили на Дону крепость Саркел (Белую Вежу). Хазарский каганат стремился к контролю над торговыми путями не только на юге Восточной Европы, но и в ее центре. И тут интересы Руси и Итиля столкнулись. У славян был давний богатый опыт торговли с греками, и посредничество Хазарии Киеву было не нужно.

    Морские походы Руси на Византию, имевшие место в первой половине IX в., видимо, имели целью укрепление прав русских купцов в городах империи. Тропы Балкан, в VI–VIII вв. служившие славянам, в IX в. были накрепко заперты Болгарией и Сербией. И к Византии с Руси можно было добраться лишь морем.

    Согласно Повести Аскольд и Дир приехали в Киев в 862 г. И тут уместно вспомнить о «Бертинских анналах», составленных епископом Пруденцием († 861). Под 839 г. анналы сообщают о посольстве русского князя в Германии. По-видимому, у Аскольда и Дира на Руси были серьезные предшественники. Весьма вероятно, что христианские летописцы XI в. начали повествование об истории Руси со времен Аскольда и Дира потому, что в ту эпоху на Русь начало проникать христианство. Громадный дохристианский пласт русской истории в X–XI вв. был отсечен вместе с именами князей не только полян и Киева, но и всех восточнославянских союзов.

    Под 867 г. летописцы сообщают о новом изгнании варягов за море и о новом их призвании. Под 870 г. сообщается о втором прибытии Рюрика в Новгород, то есть, видимо, на Рюриково городище.

    В 872 г. произошло два важных события. «Убиен бысть от болгар Осколдов сын». Русь боролась с тюрками (болгарами) за контроль над югом Восточной Европы и несла потери.

    И в 872 г. «оскорбишася новгородци». Вспыхнуло восстание словен (Новгорода в те годы еще не было), «и того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и иных многих изби новгородцев съветников его».

    В 873 г., согласно летописи, Рюрик вновь стал сажать посадников в Полоцк, Ростов, на Белоозеро. Действительно, скандинавы в IX в. активно проникали на верхнюю Волгу, на Западную Двину и в Гнездово, на волок в Днепр. О том свидетельствует археология.

    Реакция на усиление варягов в землях словен и кривичей со стороны Киева последовала незамедлительно. Под тем же 873 г. летописец сообщает о походе Аскольда и Дира на полочан, в котором русь «много зла створиша» полочанам. Видимо, Киев не пожелал уступить варягам речной путь на Балтику, шедший руслом Западной Двины. Быть может, Южная Русь надеялась на то, что славяне во главе с Вадимом Храбрым изгонят находников за море. Когда надежды не оправдались, началась война.

    Но как бы там ни было, в IX в. ежегодно, преодолевая пороги на Волхове и волоки в центре Оковского леса, на водоразделе между Днепром, Волгой, Западной Двиной и Ловатью, сотни ладей северных германцев и славян-русов шли на юг и снова возвращались на север. Подобные бедрам женщины борта ладей были увешаны раскрашенными щитами, а на мачтах полоскались паруса.

    Варяжские ладьи проходили под стенам и Старой Ладоги, Рюрикова городища на Ильмени, одолевали волоки с Ловати в Западную Двину и далее в Днепр. В Гнездове купцы могли пополнить запасы пищи и воды и повеселиться в близкой среде, сидевшей на волоке. Далее ладьи варягов шли водами Днепра под стенами Любеча, Вышгорода и, наконец, Киева. Конечной целью плаванья был город Миклагард (Византия).

    Немало варяжских судов с озера Ладога проникало в Волгу. У села Тимерево, на Волге, у того места, где позже вырос Ярославль, находилось большое поселение, предоставлявшее кров купцам-воинам. Слышали речь варягов в тогда еще молодых городах Ростове, Суздале (Sudrdalariki). Весьма вероятно, что ладьи варягов заходили в Оку и приставали под стеной Старой Рязани.

    Видимо, в IX в. Южная Русь и мир северных германцев поддерживали торговый мир. События 859–862 и 872–873 гг. говорят о том, что мир перемежался периодами немирья, бывшими достаточно краткими. Видимо, экономические интересы гасили взаимные претензии.

    В VIII–X вв. на речных путях юга Восточной Европы поддерживалась относительная безопасность. В XI–XIII вв. тюрки практически перекроют пути к Черному морю и проходы флотилий по Днепру будут походить на военные экспедиции общерусского масштаба. И вот тут северные германцы станут путешествовать в Миклагард не через Гардарики, а через Центральную Европу.

    Присутствие варягов на Русской равнине в XI в. археологически почти не прослеживается. Варяги, остававшиеся на Руси, женились на славянских женщинах. Спустя три поколения их потомки становились органичной частью русского мира.

    IX в. был золотым для варягов на Руси. В X в. их звезда на востоке Европы стала клониться к закату. Но вернемся к событиям IX в.

    В 874 г. киевские князья Аскольд и Дир предприняли новый поход на Византию. В 875 г. из похода на греков вернулись «в мале дружине и бысть в Киеве плач велий…» В тот же год дружина Аскольда и Дира избила множество печенегов. Не исключено, что Византия, как бывало и ранее, была в тесной связи с тюркскими кочевниками и те заступали путь русским на Днепре.

    Вновь замечу: странно, что создатель «Повести временных лет» помнит о Киеве, но не знает о князьях полян IX в. Ведь в последней четверти X в. в Киеве еще жили старики, помнившие Олега (879–912), расправившегося с Аскольдом и Диром.

    Юная, но уже могучая Киевская Русь всюду сталкивалась со сферой чужих интересов. Отовсюду ее окружали варяги, хазары, тюрки. И тем настойчивее Русь в IX в. стучала копьем в ворота Царьграда.

    На севере в 875 г. царило немирье. Летописец сообщает: «Того же лета избежаша от Рюрика из Новагорода в Киев много новогородских мужей». Новгород до 953 г. представлял собой ряд малозаметных поселений, разделенных водой и расстоянием.

    Под 879 г. летописец сообщает о кончине Рюрика. Бразды правления Рюрик передал родичу Олегу. Сын Рюрика Игорь был мал и сам править не мог. Олег правил в 879–912 гг., то есть тридцать три года. Игорь сидел на столе в Киеве в 912–945 гг. Это означает, что Игорю при вступлении на киевский стол было не менее тридцати трех лет, и все эти годы он нуждался в регенте Олеге. А был ли Игорь сыном Рюрика?

    В 879 г. исполнилось двадцать лет пребывания Рюрика в земле словен новгородских. Но ведь и в 859 г. Рюрик был взрослым мужем, а быть может, и главой рода. Значит, в 879 г., в год смерти, Рюрику было не менее сорока, а то и гораздо более лет. И лишь в 912 г. единственный сын Рюрика Игорь сел на стол великого князя.

    Как бы там ни было, заметим, что славянские союзы востока Европы в V–IX вв. жили абсолютно независимо. Лишь в X в. Киев стал подчинять отдельные союзы славян собственной государственной власти.

    В IX в. славянские роды продолжали расчищать леса под пашни и продвигать свои селения от русел крупнейших рек в верховья их притоков, в богатые зверем лесные угодья. Общины и роды славян V–IX вв. находились под защитой собственных князей, не пускавших без ведома ни варягов, ни хазар, ни печенегов, ни киевские дружины. Правда, союзы славян покупали мир данью, но независимостью при этом не поступались.

    Вещий Олег (879–912)

    Годы 879–912 киевские летописцы связывают с именем Олега. Спустя три года после кончины Рюрика, так и не попавшего южнее озера Ильмень и тем более Гнездова, в 882 г. Олег предпринял поход на юг, в земли Киевской Руси, издавна манившей варягов богатством.

    Олег отправился на юг в ладьях. Из Ловати в Западную Двину суда перетаскивали на волоках у города Торопца. Не доходя Витебска, ладьи в районе современного городка Сураж входили в русло реки Каспли. Верховья Каспли подходят к Гнездову, стерегшему волок в Днепр.

    Волок в Днепр встретил Олега негостеприимно. Летописец говорит, что Смоленск Олегу пришлось брать. Современный Смоленск начал развитие на рубеже X–XI вв. Значит, брать Олегу пришлось волок в Гнездове.

    В Гнездове в VIII–X вв. жило немало выходцев из Скандинавии. Именно они могли проявить лояльность к Олегу.

    Скоро ладьи Олега причалили к левому берегу Днепра, под высокий холм города Любеч. Олег овладел городом, стерегшим Киев с севера.

    Под горами Киева Олег выдал себя за купца и обманом расправился с вышедшими к нему навстречу Аскольдом и Диром. Личность князя полян Аскольда вполне исторична. Возможно, именно Аскольд стал последним правителем из династии Полянских князей, родоначальником которой был Кий.

    С приходом Олега в Киев столица Руси могла получить дань, собиравшуюся варягами со словен, кривичей, мери.

    Заметим, что в VIII–X вв. мощный поток монет, главным образом восточных, устремлялся вверх по Волге и далее по Западной Двине и Волхову в Балтику. Вывозили монеты варяги, главным образом шведы.

    В XI в. поток восточных монет, шедший на Балтику, пресекся. Виной тому было падение Хазарского каганата и одновременное возвышение централизованной власти на Руси.

    Новгород сохранял тесные отношения с варягами вплоть до кончины Ярослава Мудрого († 1054). Словене новгородские предпочитали откупаться от заморских гостей до 1054 г.

    Киев в IX в. стремительно набирал силу. Чем более ширилась торговля Руси с Византией, востоком и западом, тем богаче становился Киев. В IX в. складывалась система взаимоотношений внутри Руси, описанная Константином Багрянородным и охватывавшая огромные пространства востока Европы.

    С приходом в Киев Олега в столицу Руси проникло немало выходцев с Балтики. Многие из них навсегда осели в Киеве. Но иные подобно самому Олегу не могли усидеть в горницах и гридницах ладных киевских теремов, и их дух, подобно ветру, то и дело вырывался прочь за городские валы. Слишком велики и заманчивы были просторы, открывавшиеся с киевских заборов.

    Варяги немало послужили Руси в IX–XI вв., но роль их стояла в общем ряду с ролью приглашавшихся в IX–XII вв. польских и венгерских отрядов, служивших орудием в спорах князей. А князья северской земли в XI–XII вв. постоянно прибегали к помощи половцев. После 1066 г. государства Скандинавии и полуострова Ютландия стали втягиваться в размеренный уклад жизни христианских государств Европы. Былое буйство и страсть к дальним морским странствиям, перемежавшимся грабежами и битвами, сам дух североевропейского язычества стали отходить в тень, в область сказаний.

    В 883 г. Олег начал войну с союзом древлян, на северо-западе соседивших с полянами. В тот же год Киев стал взимать дань с древлян — по черной куне с дыма.

    В 884 г. Олег выступил в поход в земли северян, к востоку от Днепра. На северян возложили легкую дань и запретили давать дань хазарам.

    В 885 г. Олег послал к сидевшим по берегам реки Сож радимичам и велел им передать, чтобы не давали дани хазарам, но давали Олегу по шелягу с плуга или с сохи.

    К югу от устья реки Рось, в районе большой днепровской излучины, сидел славянский союз уличей. К западу от них по берегам нижнего и среднего Днестра сидел славянский союз тиверцев. В древности Днестр называли Тирас, и союз славян стал называться по старому имени реки.

    В 885 г. дружина Олега сражалась с уличами и тиверцами, но южнорусские славяне отстояли свою независимость.

    События 898 г. побудили древнерусского летописца упомянуть об уграх, шедших с востока на запад и ставивших шатры вблизи южнорусских городов. Летописец сообщает, что угры воевали волохов, мораву, чехов, фракию. В те годы гибла Великая Моравия, и под 898 г. летописец поместил рассказ о призвании западнославянскими князьями первоучителей Кирилла и Мефодия.

    Рассказ о приглашении первоучителей летописцу следовало поместить одновременно с сообщением о призвании Рюрика. Подобное несоответствие наводит на мысль, что у истоков «Повести временных лет» стояли более древние летописные записи, нежели те, что были созданы на рубеже X–XI вв.

    Под 903 г. летописец сообщает, что Игорь подрос. А было ему в ту пору не менее двадцати четырех лет. Олег привез из Плескова (Пскова) юную Ольгу, будущую жену Игоря. Родилась Ольга в 893 г., и от роду ей было десять лет.

    Вновь обратим внимание читателя на то, что летописец всех киевских князей увязывает с именем Рюрика, никогда не бывавшего даже в Гнездове. Аскольд и Дир, водившие с Руси огромный флот на Византию, — бояре Рюрика. Игорь, бывший малолетним до тридцати трех лет, нуждался в опеке варяга Олега и был сыном Рюрика. Так ли это?

    В 907 г. Игорь был оставлен в Киеве, а Олег повел рать на Византию. Дружина Олега и огромное ополчение частично двигались на судах, частично на лошадях. Кроме варягов на юг шли воины от словен, чюди, кривичей, мери, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорватов.

    То обстоятельство, что с Олегом в поход 907–911 гг. шли хорваты, весьма примечательно, ибо хорватский вопрос в русской истории особый. Земли союза хорватов, располагавшиеся в Карпатах, в X–XI вв. были разорваны на три части Чехией, Польшей и Русью. Процесс этот был весьма непрост как для самих хорватов, всегда стремившихся к независимости, так и для окружавших их государств, часто вступавших в конфликты друг с другом из-за земель хорватов.

    Упоминает летописец в составе воинства Олега дулебов. Шли на Византию и тиверцы «яже суть толковины». Их земли примыкали к гирлу Дуная, и греческий язык был хорошо знаком.

    По Днепру спускалось две тысячи ладей и лодок. В каждом из судов находилось сорок сужей. Это означет, что Олег вел 80 000 воинов.

    Из-за подходившего флота ворота столицы империи заперли, а пролив Суд перекрыли металлической цепью. Громадная армия северян высадилась на берег и причинила грекам множество бед.

    Летописец рассказывает о походе 907 г.: «И повеле Олег воем своим колеса изделати и воставляти на колеса корабля. И видевше греци и убояшася, и реша, выславше ко Олгови: — «Не погубляй града, имемъся по дань, якоже хощеши». И устави Олег воя, и вынесоша ему брашно и вино, и не приа его — бе бо устроено со отравою. И убояшася греци и реша: — «Не есть се Олег, но святый Дмитрей, послан на ны от Бога»».

    Воинство северян отступило от стен Византии. Олег послал на переговоры с Леоном и Александром варягов. Летописец приводит их имена: «посла к нима въ град Карла, Фарлофа, Вельмуда, Рулава и Стемида».

    Приведем текст договора Олега с греками, заключенного в 907 г.: «…и заповеда Олегъ дати воемъ, на 2000, корабли, по двенатьчать гривне на ключь, и по той даяти оуглады на Руские городы: первое на Киевъ, также и на Черниговъ, и, на Переяславъ, и на Полътескъ, и на Ростовъ, и на Любечь, и на прочая город, по темь бо городомъ седяху князья, подъ Ольгом суще да приходять Русь, хлебное ямлють елико хотят, а иже придуть гостье да емлють месячину, на, 6 мсць, и хлебъ и вино и мяса и рыбы, и овощемъ, и да творять имъ мовь, елико хотять, и пойду же Русь домови, да емлют оу царя вашего на путь брашно, и якоря и оужа, и пре, и елико надобе, и яшася Греци, и ркоша царя и боярьство все, аще придуть Русь бес купли да не взимают месячины, да запретить князь людям своимъ, приходящим Руси зде, да не творят пакости, в селяхъ и въ стране нашей, приходящий Русь да витают оу стго Мамы, и поспеть црство наше да испишют имена ихъ, и тогда возмут месячное свое, первое от города Киева, и пакы ис Чернигова, и Переяславля, и прочий городи, и да входять в город одиными вороты, съ царевым мужемъ безъ оружья, мужь, и да творят куплю яко же имъ надобе, не платяче мыта ни в чемь же, царь же Леонъ с Олександром, миръ сотвориста с Ольгом, инъшеся по дань и роте заходивше межи собою, целовавше сами крест, а Ольга води и мужии его на роту, по Рускому закону, кляшася оружьем своим, и Перуном богом своим, и Волосом скотьимь богом, и оутвердиша мир».

    Под киевские горы ладьи Олега пристали, «неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».

    Следующей весной под стенами городов Киев и Родня были собраны сотни челнов и ладей едва ли не отовсюду с Руси. Суда были полны скорой пушниной — и иным товаром, готовым для сбыта на рынках Византии. И пошел русский флот по Днепру вниз к порогам. А там никогда не переводились степные хищники.

    Права купцов, пришедших с Руси, охранял договор 907 г. Текст договора указывает на различия в мировоззрениях язычников севера и греков. Для ромеев каждый рус, вооруженный топором или мечом, представлял серьезную угрозу. Греки не могли предугадать поступка язычника и оттого боялись его. Видимо, лишь во второй половине XI в. христианская мораль на Руси стала переиначивать сознание населения, и Русь стала сближаться с миром греков год от года стремительнее.

    Обратим взор на запад, ибо на рубеже IX–X вв. велась активная торговля между славянами центра и востока Европы и Германией. Кратко коснемся этого вопроса.

    Торговля Руси с центром Европы

    В составе вкладной книги Пассауской церкви, датируемой 1254–1265 гг., сохранился документ начала X в., именуемый Раффельштеттенским таможенным уставом. Этот Устав родился при Людовике IV Дитяти (899–911). Задачей Устава было восстановление порядка взимания пошлин, существовавшего ранее в IX в. при Людовике Немецком (840–876) и Карломане (876–880).

    Приведем фрагмент документа: «Славяне же, приходящие (в Баварию) для торговли от ругов или богемов, если расположатся торговать в любом месте на берегу Дуная или в любом месте у роталариев или реодариев, с каждого вьюка воска (вносят пошлины) две меры стоимостью в один скоти каждая; с груза каждого носильщика — одну меру той же стоимости; если же собираются продавать рабов или лошадей, то за каждую рабыню — по одной тремиссе, столько же — за жеребца, за раба — одну сайгу, столько же за кобылу. Баварам же и славянам из сей страны, покупающим или продающим здесь, платить ничего не требуется».

    Среди товаров славян Устав не упоминает скоры (sciria (лат.) — шкура, pellis (лат.) — пушнина). Это неудивительно, ибо в Западной Европе пушнина из-за ее особой ценности не облагалась пошлиной.

    В V в. на Дунае, между современными австрийскими городами Энс и Тульн, выше Вены, три десятка лет существовало королевство германского народа ругов. В 80 гг. V в. королевство ругов разгромил король Одоакр. Таким образом выражение Устава «от ругов или богемов» могло подразумевать славян, пришедших в Восточную Баварию из Богемии или из так называемого Рушланда (in Rugilanda — происхождение лонгобардов VII в.).

    Более вероятно, что под выражением «от ругов» Устав подразумевал славян, пришедших из Руси. Именно ругами называют русь иные германские источники X в. Можно сослаться на анонимного продолжателя хроники Регинона Прюмского.

    Кроме того, Рушланд V в. в IX–X вв. сам являл собой громадный славяно-германский торг, и ссылки на эту область едва ли возможны как на район, исходный для выхода славянских купцов, везущих воск, рабов и лошадей. Вблизи городка Ашах (в Рушланде V в.) помещают упоминаемую Уставом таможню Rosdorf. Неподалеку располагался и «mercatus Marahorum» (моравский рынок). Его следует искать либо при устье реки Моравы, либо на месте моравского торжища у Микульчиц. На моравский рынок по Дунаю шли ладьи с солью.

    На земле Рушланда V в. в IX–X вв. жили славяне. Один фрайзингенский документ около 902–903 гг. упоминает славянского князя Иосифа. Этот князь передал франзингенской кафедре имение Stiunina, расположенное в долине реки Камп (городок Stiefern вблизи г. Лангенлойс). Среди свидетелей передачи имения перечислены лица со славянскими именами. В данной местности известно славянское городище IX–X вв. Gars-Thunau. Кажется маловероятным, чтобы славяне, в частности населявшие долину реки Камп, поставляли в Баварию воск, рабов и лошадей.

    До разгрома Великой Моравии славяне из Восточной Европы попадали на средний Дунай главным образом через Краков, Моравские ворота и долинами рек Ваг и Морава спускались к Дунаю. После разгрома Великой Моравии, то есть после рубежа IX–X вв., купцы с Руси шли на Дунай через Прагу и, пройдя долиной Влтавы и мимо города Будеевицы, расположенного в землях южночешских дудлебов, преодолевали водораздел и спускались к Дунаю между Ашахом и Энсом.

    Дорога от города Лину на Дунае до Будеевиц на Влтаве, шедшая долиной реки Аист, засвидетельствована документально не позже XIII в. Эта дорога именуется strata sibvestris — лесная дорога. Акты 1198 и 1212 гг. упоминают и дорогу из Линца, с рынка роталариев или реодариев, ведшую в город Цветль. Дорога называется antigua via — древняя. Город Цветль расположен в верховьях реки Камп, долиной которой в начале X в. владел князь Иосиф. Из Цветля до земель дудлебов не более тридцати километров.

    Известна и еще одна торговая дорога той эпохи, ведшая славянских купцов из Праги в город Пассау на Дунае. Она именовалась der Gioldene Staig — золотая тропа.

    Под 1010 г. король даровал одному из монастырей города Пассау часть торговых сборов «со всем…чешским мытом». В самой Праге русских купцов засвидетельствовал арабский путешественник Ибрагим ибн Якуб в 965 г.

    Упомянем о денежной единице «скот», приведенной в Уставе. В русском языке «скот», в частности, имеет значение денег. Настоящий скот, мелкий и крупный рогатый, выступал на Руси мерилом стоимости.

    Экономический подъем Руси в IX в.

    Вернемся на восток Европы. В IX–X вв. весной вниз по Волге устремлялись сотни полных товара челнов и ладей, имевших конечной целью рынки Булгара, Итиля, Рея, Багдада, Хивы, Бухары и иных городов востока. Так пушнина с Русской равнины попадала в Месопотамию, Иран, Афганистан, Среднюю Азию.

    На север купцы везли монеты, чеканившиеся в городах Востока. На берегах рек и особенно на волоках Русской равнины купцов часто ожидали разбойники. О том свидетельствует огромное число монетных кладов, восстребовать которые было некому.

    В 911–912 гг. потребовалось новое вмешательство официальной Руси в отношения с Византией как с торговым партнером. Дело обошлось мирно. В 912 г. послы с Руси уехали в Византию. В Киев они вернулись с богатыми дарами.

    В 912 г. греки не забыли обратить внимание Руси на блиставшие роскошью убранства, наполненные чудной живописью и небесным песнопением храмы Византии. Летописец особо говорит, что о греческих храмах послы поведали юной Ольге. А шел Ольге девятнадцатый год.

    Ранее, в IX в., греки не раз пытались обратить Русь в христианство. Под 876 г. Никоновская летопись сообщает о крещении Руси. Есть сведения, что еще ранее, в 867 г., патриарх Фотий крестил часть Руси и даже учредил русскую епископию. Возможно, пытались склонить к христианству и князя Аскольда, неоднократно совершавшего походы на Византию.

    Договора 907–912 гг. упоминали помимо Киева города Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Любеч. Такое внимание к городам было оказано не случайно, ибо они бурно развивались. В начале X в. в Чернигове во времена полулегендарного князя Черного, речь о котором впереди, отстраивался детинец. Это была главная твердь северской земли. Переяславль в X в. был обнесен оборонительной стеной. Старый Полоцк IX–XIII вв. стоял чуть севернее Полоцка XI–X вв. Варяги называли город над рекой Полотой — Palteskia и хорошо его знали. Полоцк служил своего рода воротами на Балтику и оттого выступал как соперник Новгорода, Пскова и Старой Ладоги. Недаром отношения полочан непросто складывались именно с новгородцами.

    В X в. продолжилось широкое славянское освоение земель Северной Руси. Славяне освоили бассейн реки Луги и в X в. стали селиться в землях ижоры. Приток славян, в X в. активно продвигавшихся на северо-восток, оживил берега озер Белое, Неро, Клещено (Плещеево). И зашумели топоры на строительстве городов Белоозеро, Ростов, Клещин (предтеча Переяславля-Залесского).

    Интересы всех этих городов не были забыты при ведении переговоров с Византией. Киев был заинтересован в вовлечении неоглядных пространств востока Европы в торговлю с империей ромеев. Во многом от интенсивности торговли с греками зависел рост благосостояния самого Киева, а следовательно, и степень централизации русской государственности.

    Выше говорилось о том, что князья отдельных славянских союзов в VIII–X вв. активно объединяли свои земли вокруг единого местного центра. Нередко возвышавшейся знати был необходим новый город, служивший опорой в борьбе с древней патриархальной стихией. В земле северян на рубеже X–XI вв. возвысился Чернигов, князья которого, быть может, не имели поддержки в древнейшей столице северян, которой, возможно, служил город Седнев, окруженный огромным курганным некрополем. Киев в земле полян, возможно, был противопоставлен древним центрам поросья. В X–XI вв. вокруг Киева стало формироваться собственное окружение, прикрывавшее дальние и ближние подступы к столице. Под 946 г. упоминается видимый с киевских гор Вышгород. Его крепость стоит на холме, в нескольких километрах к северу от Киева, выше по Днепру. В IX в. вблизи Киева строились стены Белгорода и Звенигорода, защищавших ближние подступы к столице с запада и юга.

    Варяги называли столицу Руси Кэнугард (Kenugardr). Знаменательно, что северогерманские саги отождествляют столицу Руси (Ruscia), или, как ее еще называли северные германцы, Gardariki, не с днепровским Кэнугардом, а с волховским городом Holmgardr (Новгород). При этом Holmgardr имел собственный вышний город-крепость Aldeigjuborg (Старая Ладога), прекрасно знакомый варягам.

    Северогерманская изустная традиция неспроста много значения придала именно Новгороду и Старой Ладоге. Киев был слишком далек от Балтики, и полностью овладеть им варяги не сумели. К югу от Гнездова влияние варягов было несравнимо меньшим, нежели к северу от волока в Днепр. В конце X в. скандинавы практически растворились среди славян. Поздняя монета, найденная в Гнездове, датируется 940 г. Вскоре в 10 км к востоку от Гнездова должен был вознестись княжеский Смоленск.

    Во второй половине X в. на Руси варягам стало оставаться все меньше места. Все большее значение стали приобретать дружины князей отдельных славянских союзов. Варягам не осталось иного, как влиться в их состав и выступать как иностранные наемники.

    В XI в. варяжский элемент в русской истории встал в один ряд с польским, а позже с венгерским и половецким. Эпоха, начавшаяся в VIII в. и достигшая расцветав IX в., олицетворением которой стало предание о призвании варягов на Русь, во второй половине X в. стала клониться к закату. Хотя еще в первой половине X в. в Гнездове продолжали насыпать курганы над богатыми скандинавскими погребениями, после 970 г. контрольная функция Гнездова, в определенной степени подведомственная варягам, делившим власть на волоке с местной знатью кривичей, была отнята Киевом. Стражем новых государственных интересов Руси на верхнем Днепре стал Смоленск, тезка далекого славянского Смоленска во Фракии, на юге Балкан.

    Выше писалось о том, что варяги IX–X вв. питали слабость к славянским девушкам и охотно на них женились. Варяжская община на востоке Европы тем самым активно размывалась, и весь X в. количество вещей, сохранявших скандинавский тип, на Русской равнине неуклонно сокращалось.

    В этой связи столь же символична, как и предание о призвании варягов, относящееся к IX в., легенда или быль о гибели вещего Олега в 912 г.

    Летописец повествует: «И приспе осень, и помяну Олег конь свой, иже бе поставил кормити и не вседати на нь. Бе бо въпрашал волъхвов и кудесник: «От чего ми есть умрети?» И рече ему кудесник один: «Княже! Конь его же любиши и ездиши на нем, от того ти умрети». Олег же приим въ уме, си рече: «Николи же всяду на нь, ни вижю его боле того». И повеле кормити и не водити его к нему, и пребы некалико лет не виде его, дондеже на грекы иде. И пришедшу ему Киеву и пребывьшю 4 лета, на пятое лето помяну конь, от него же бяхуть рекли волсви умрети. И призва старейшину конюхом, рече: «Кде есть конь мъй, его же бех поставил кормити и блюсти его?» Он же рече: «Умерл есть». Олег же посмеася и укори кудесника, река: «То ти неправо глаголють волъсви, но все то лъжа есть — конь умерл есть, а я жив». И повеле оседлати конь: «А то вижю кости его». И прииде на место, идеже беша лежаще кости его голы и лоб гол, и ссяде с коня, и посмеяся рече: «От сего ли лба смьтрть было взяти мне?» И въступи ногою на лоб; и выникнувши змиа изо лба, и уклюну в ногу. И с того разболеся и умре. И плакашася людье вси плачешь великим, и несоша и погребоша его на горе, еже глаголеться Щековица; есть же могила его и до сего дни… словеть могыла Ольгова. И бысъ всех лет княжениа его 33»…

    Смерть Олега — это символ заката эпохи варягов на востоке Европы. Хотя и позже, в X–XIII вв., ладьи шведов, датчан, норвежцев во множестве приставали под стенами Старой Ладоги, Новгорода, Полоцка, ходили по Волге к городам Булгарии (Vulgaria), плавали водами реки Vina (Северная Двина) и достигали Бьярмаланда (Bjarmaland) — севера Восточной Европы, влияние выходцев из Свитьод (Svitjod — Швеция), Даны (Danir) и Норвегии (Norwegia) на землях восточного пути (Austrvegir) неуклонно убывало.

    В X–XIII вв. скандинавы не только торговали или нанимались на службу на Руси, но и совершали частые разбойничьи набеги на земли Карелии (Kirjalaland), Финляндии (Finnland), острова Эйсюсла (Eysysla — о. Сааремаа), Курляндии (Kurland).







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх