ТРИДЦАТИЛЕТНИЙ ПОТОП

Тридцатилетнюю войну обычно делят на четыре этапа: чешский (1618-23), датский (1624-29), шведский (1630-35) и франко-шведский (1635-48). Уже из 44 этого деления видно, что речь шла не о внутригерманском конфликте, а о войне европейского масштаба за гегемонию на континенте. В ней совпали три компонента — конфессиональная конфронтация, борьба за власть в империи и конфликт между европейскими державами.

Ставшее толчком к войне восстание чешского протестантского дворянства против эрцгерцога и будущего императора Фердинанда не имело, может быть, столь печальных для Германии последствий, если бы богемский сейм не избрал в 1620 г. королем вождя Протестантской унии Фридриха Пфальцского. Для ее противника — Католической лиги это избрание означало открытый вызов. Богемия была крупнейшей и процветающей территорией империи. Власть в ней протестантского короля означала такой удар по католицизму, от которого он, вероятно, не смог бы оправиться.

Лига собрала армию под командованием опытного полководца Иоганна Тилли, религиозного фанатика и человека беспредельной жестокости. Его армия вторглась в Чехию и пошла на Прагу. У Белой Горы путь ей преградило протестантское войско. Туманным утром 8 ноября 1620 г. колонны Тилли двинулись на позиции противника, быстро смяли войска и обратили их в беспорядочное бегство.

Хотя хорошо укрепленная Прага могла бы выдержать длительную осаду, уничижительное белогорское поражение деморализовало протестантов. Король Фридрих бежал за границу, а евангелические князья Германии не оказали ему поддержки. Дело в том, что чешский сейм совершил ошибку, избрав королем кальвиниста Фридриха — представителей этого вероисповедания набожные лютеране ненавидели даже больше, чем католиков. Злосчастный король был лишен всех владений и звания курфюрста, которое Фердинанд передал своему союзнику, главе Католической лиги Максимилиану Баварскому.

После этого театр войны переместился на север, где армия Тилли одержала ряд новых побед. Казалось, что война закончится триумфом Габсбургов, и это сильно встревожило протестантские страны.

Первым в войну ввязался весной 1625 г. честолюбивый щеголь, датский король Кристиан IV, владевший землями на севере Германии. Фердинанд оказался в трудном положении. Помощь Лиги стоила дорого, ее вожди не проявляли особой заинтересованности в укреплении императорской власти, а Максимилиан Баварский уже получил все, чего добивался.

Поэтому Фердинанду оставалось только создать собственную сильную армию. Задачу взял на себя чешский дворянин Альбрехт Валленштейн, перешедший в католичество. Он быстро навербовал войско и перевел его на своеобразное самоснабжение путем конфискаций и грабежей.

Блестящий полководец и организатор, весьма корыстолюбивый человек, Валленштейн представлял собой яркий тип авантюриста, не слишком обремененного нормами религии и морали. Если верить Фридриху Шиллеру, то Валленштейн за время войны поборами и грабежами выкачал из Германии 60 млрд. талеров. Но кто знает, возможно, для чеха Вальдштейна (его настоящая фамилия) немецкие земли были чужими и ненавистными?

Тридцатитысячная армия Валленштейна быстро разгромила главные протестантские силы весной 1626 г. близ Дессау на Эльбе. Тилли же остановил продвижение датчан в Тюрингию и в августе того же года нанес им решительное поражение при Люттере. Датчане потеряли более 4 тыс. убитыми, всю артиллерию и знамена, что было особенно позорно. Но без флота имперская армия вторгнуться в Данию не могла. Поэтому в Любеке был заключен мир, по которому Кристиан обязался не оказывать немецким протестантам поддержки и отказывался от всех территориальных притязаний в Германии.

Воодушевленный победами, император по настоянию иезуитов в 1629 г. издал указ о реституции, по которому все захваченные протестантами после договора 1552 г. в Пассау земли возвращались католической церкви. Предстояло вернуть два архиепископства, 12 епископств и множество мелких владений. Это затрагивало интересы почти всех протестантских князей и толкало их на ожесточенное сопротивление. Понимая это, Валленштейн и даже Тилли решительно возражали против столь несвоевременного указа.

Победы Валленштейна вызвали опасения у некоторых католических князей, считавших его усиление чрезмерным. Они убедили императора, слабохарактерного во всем, кроме религиозных вопросов, распустить армию Валленштейна, а самого генералиссимуса отправить в отставку, полагая, что теперь достаточно и одного Тилли, чуждого интриганству и честного по натуре человека.

Франция подстрекала к вмешательству в немецкие дела еще одного защитника протестантской веры — шведского короля Густава II Адольфа, к помощи которого взывали и германские князья. Шведский король сам стремился укрепиться на восточном и южном побережьях Балтийского моря и превратить его в шведское внутреннее озеро. Начиная поход в Германию, он преследовал несколько целей: оказать помощь протестантским собратьям, установить власть над северными немецкими гаванями, воспрепятствовать союзу католической Польши с императором, вытеснить Данию из Северной Германии.

В июле 1630 г. шведская армия высадилась в Померании, захватила Штеттин и двинулась на Одер. Германские князья-протестанты не без колебании стали заключать союзы с Густавом Адольфом, ибо он сразу повел себя крайне бесцеремонно, полностью игнорируя их интересы.

В сентябре 1631 г. усиленная немецкими отрядами шведская армия нанесла войскам Тилли страшное поражение севернее Лейпцига. В бою пало более пяти тысяч имперских солдат, сам Тилли был тяжело ранен и спасся лишь чудом. Власть Фердинанда в Северной Германии была сокрушена, а шведы пошли на Баварию. Уже опасаясь их соседства, французский кардинал Ришелье приказал занимать немецкие крепости на левобережье Рейна.

Император в панике вернул Валленштейна, вытребовавшего себе полную свободу действий и проведения любых переговоров. Новая армия Валленштейна вошла в Саксонию, чтобы запереть Густава Адольфа внутри страны. Разгадав этот замысел, шведский король поспешил на восток. 16 ноября 1632 г. обе армии столкнулись близ городка Люцен.

Ожесточенная битва продолжалась весь день и закончилась без явного перевеса одной из сторон. Но главное состояло в том, что уже в начале боя шведы понесли невосполнимую потерю — их король был убит метким выстрелом неведомого мушкетера. Лишь после сражения тело короля, истоптанное копытами боевых коней и уже обшаренное мародерами, было найдено возле огромного валуна, называемого с тех пор Шведским камнем, который можно увидеть и сегодня.

Для Швеции не все еще было потеряно, так как именно в этот момент вновь обострились отношения императора и Валленштейна, который стоял с армией в Богемии и упорно уклонялся от сражений. Вездесущие иезуиты разнюхали, что астрологи предрекли Валленштейну корону, может быть, даже императорскую. Фердинанду доносили и о таинственных переговорах его полководца с Саксонией, Швецией, Францией. Все это породило при венском дворе подозрения в измене. Император подписал тайный эдикт на смещение Валленштейна и распорядился арестовать его, а при сопротивлении — убить как государственного изменника.

Солдаты Валленштейна, не понимая его планов, стали покидать командующего. С горсткой приближенных он засел в чешской крепости Эгер (нынешний Хеб), где 25 февраля 1634 г. и был убит изменившими ему офицерами. Честолюбие вознесло этого человека на вершину славы, честолюбие же и погубило его.

Возглавивший теперь имперские войска принц Фердинанд начал наступление и соединился с испанской армией под Нёрдлингеном, прикрывавшем главную базу шведского воинства. Решающее сражение, в котором против 25 тыс. шведов выступили 40 тыс. имперцев и испанцев, разыгралось 6 сентября. Уставшие от четырех лет войны, шведы потерпели полное поражение, потеряв 10 тыс. убитыми и 5 тыс. человек пленными.

Теперь протестантские князья стали искать мира с императором, к которому его склоняла и Испания, с тревогой ожидавшая вмешательства Франции. Первым на мировую пошел саксонский курфюрст, за ним — другие немецкие князья и города.

Казалось, что чаша весов окончательно склоняется на сторону императора, но война бушевала еще долгих 13 лет. Теперь пробил час Франции, так как перед ней замаячил призрак окружения австрийскими и испанскими Габсбургами. В мае 1635 г. французские армии двинулись в Нидерланды, на Рейн и в Южную Германию.

Вновь почти по всей немецкой земле заполыхал пожар войны. Шведы сражались с имперцами в Баварии, Силезии и Моравии, а попутно отобрали у единоверной Дании часть Шлезвига. Французы громили испанцев в Эльзасе и Нидерландах, хотя огрызающиеся солдаты дона Хуана Австрийского временами наносили им ощутимые ответные удары и почти уничтожили фландрскую армию.

На четвертом этапе войны разорение Германии достигло ужасающих размеров. По стране бесконечно маршировали военные полки, повсюду бродили банды дезертиров и мародеров, грабивших всех, кто попадался на их пути. С горечью писал об этом в драме «Валленштейн» Фридрих Шиллер:

Растоптаны ремесла и торговля, А солдатня бесчинствует везде. В огне пылают городские кровли И нет конца бессмысленной войне. (Пер. мой. — А.П.)

Изголодавшиеся и одичавшие, люди прятались в землянках и норах, ели крыс и мышей, корни и траву, было множество случаев людоедства. В разрушенной стране уже не оставалось ресурсов для содержания армий, численность которых таяла на глазах от голода, болезней и дезертирства.

Первоначальный религиозный дух давно испарился. Конечно, война имела и религиозный характер, но его не стоит преувеличивать. Так, саксонский курфюрст и Франция участвовали в войне не на стороне своих единоверцев, а все конфессии не раз заключали между собой союзы. Религия идеологически подкрепляла политические мотивы, но отходила на второй план, если между ними приходилось выбирать.

Наконец, после полного истощения в Мюнстере и Оснабрюке, с декабря 1644 г. начались мирные переговоры империи с Францией и Швецией. Пока переговоры топтались на месте, каждая из сторон старалась усилить свои позиции новыми захватами. Так, в начале 1648 г. французы в Баварии вышли на берега Инна, а шведы внезапным лихим наскоком ворвались в Прагу и осадили центр города. После — этого император быстро согласился на все условия.

По Вестфальскому миру 1648 г. в империи восстанавливалось положение, действовавшее в 1624 г., т. е. подданные получали право исповедовать любую религию независимо от веры их правителя. Швеция получила территории в устьях северогерманских рек — Одера, Эльбы и Везера, порты Висмар и Штеттин. Почти весь Эльзас и часть Лотарингии отошли к Франции. Практически уже давно отделившиеся от империи Швейцария и Нидерланды получили официальную независимость.

Прежнее устройство империи было дополнено новыми положениями. Впредь все имперские институты должны были состоять из равного числа католиков и протестантов. Для решения религиозных проблем в рейхстаге создавались отдельные конфессиональные курии. Кальвинизм был признан в качестве третьего равноправного вероисповедания, что делало империю многоконфессиональной. Вместе с тем за князьями сохранялась верховная власть при решении светских и духовных вопросов. Они получили право иметь собственную постоянную армию, заключать любые союзы между собой и с иностранными державами, только не против императора. Это превращало немецких князей в субъектов международного права, хотя полнота их суверенитета формально ограничивалась долгом верности империи и ее институтам — рейхстагу, судебной палате, придворному совету императора, ленниками которого они как бы оставались.

Закрепленная суверенностью всех территориальных владений политическая раздробленность Германии, гарантами которой выступали Франция и Швеция, превращала империю в арену политики и дипломатии прочих держав.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх