III. Главный организатор двоевластия

Итак, основной орган революции — Петроградский совет рабочих (а потом и солдатских) депутатов в лучших традициях самоорганизации и самоуправления собрался на первое заседание уже 27 февраля.

Задачи начального этапа революции (март семнадцатого), решение которых обеспечивал Петросовет и его оперативный орган — Исполнительный комитет:

• сделать революцию необратимой (а реставрацию, наоборот, предотвратить);

• не допустить «остановку» революции на стадии, не дающей решения двух главных проблем, не решавшихся царской администрацией.

Механизм решения этой непростой дилеммы был найден практически сразу же — в первые два дня работы Исполкома:

• вручить цензовым кругам формальную власть,

• а реальной — не давать.

Это и есть знаменитая формула «постольку, поскольку» (поддерживать Временное правительство постольку, поскольку оно будет проводить демократическую политику) — основа двоевластия, а точнее (если отбросить этот лукавый термин), безвластия Временного правительства при фактическом полновластии Исполкома Петросовета.

И тут, прежде чем перейти к фигуре автора этой знаменитой и в самом деле великолепной формулы, оказавшей решающее влияние на ход и развитие революции, следует отметить, кого в начале марта в Совете не было — по причине отсутствия в Петрограде вообще. Не было:

• эсеровских лидеров В. М. Чернова и А. Р. Гоца;

• меньшевистских лидеров Ю. О. Мартова, И. Г. Церетели, Ф. И. Дана, М. И. Либера;

• из большевиков не было вообще почти никого, лидером имевшихся в наличии большевиков был рабочий А. Г. Шляпников;

• отсутствовал и Л. Д. Троцкий, тогда ещё не большевик, но герой революции 1905 года.

Многие из этих людей (а может быть и все) наверняка смогли бы повлиять на ход революции существенно по-другому — в самых разнообразных смыслах и направлениях этого влияния. (Да они ещё и повлияют — но на следующем её этапе.) Но пока они находятся далеко от Петрограда — кто в ссылках, кто в эмиграциях. А потому самоорганизация новой власти на первом — важнейшем! — этапе революции осуществляется без их участия.

Практически не повлияли на ход революции в тот важнейший её момент формальные лидеры левого большинства Петросовета Н. С. Чхеидзе и М. И. Скобелев (но не повлияли по совсем иным причинам). Будучи соответственно председателем и одним из заместителей председателя Исполкома Петросовета, они не очень хорошо ориентировались в происходящем и, что называется, плыли по течению.



Весьма своеобразное влияние на ход революции оказал ещё один формальный (а в большей степени и неформальный) советский лидер — А. Ф. Керенский, любимец русской революции. Но его вклад в революцию мы рассмотрим несколько позже, когда доберёмся до раздела об антигероях.

Главным идеологом и реализатором двоевластия в марте 17-го следует признать Николая Николаевича Суханова (настоящая фамилия Гиммер). Именно он оказался по большому счёту тем человеком, который придал необратимый характер революции как слому социально-политической системы (а не перевороту как в общем-то локальному событию, влияющему только на конфигурирование верхушки властных институтов и не затрагивающему основ государственного устройства).

При этом, что характерно, товарищ Суханов, хоть и делегат Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и член его Исполнительного комитета, — не рабочий и не солдат. Он — интеллигент. Причём, в отличие от предыдущего героя, левый интеллигент. Партийная принадлежность в то время — межфракционный социал-демократ.

Именно он последовательно от начала революции и до большевистского переворота стоял на так называемой циммервальдской платформе (по названию международной социалистической конференции в Циммервальде 5–8 сентября 1915 года) — платформе отказа от войны как средства обогащения национальных капиталов.

Именно он выдвинул мысль, что несмотря на патриотический угар цензовых кругов, надо вручить им формальную власть и тем самым обеспечить революцию от опасности справа.

Именно он придумал и отчеканил формулу условной поддержки Временного правительства — «постольку, поскольку». Формулу, обеспечившую развитие революции до той стадии, на которой окажется возможным решение двух главных проблем, ставших её объективными причинами.

Другое дело, что остановить участие России в империалистической войне оказалось возможным только ценой развязывания войны гражданской, — но это станет ясным уже позже, после того, как события начнут развиваться совсем не так, как рассчитывал товарищ Суханов.

Разумеется, было бы заметным преувеличением утверждать, что Н. Н. Суханов вот так вот в одиночку развернул весь Петросовет в выбранном им направлении. Были в основном органе революции и другие люди, с полным основанием претендующие на звание её героев.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх