18, Гай Марк Дуилий

В том году (260 г.), когда римляне решили построить флот, Гай Дуилий был консулом вместе с Кн. Корнелием Авиной. Римляне вели сооружение флота с величайшей энергией; за шестьдесят дней у них были уже готовы двадцать триерий и сто пентер. Триерии, по латыни триремы, военные корабли с тройным рядом весел, служившие грекам во многих битвах, были уже давно известны римлянам и находившимся в их подчинении грекам Южной Италии; напротив, большие линейные суда с пятью палубами и пятью рядами весел, применение которых на войне началось в новое время и именно карфагенянами, в Италии еще никогда до этих пор не строились. Поэтому римляне взяли себе за образец одну карфагенскую пентеру, потерпевшую крушение у берегов Бруциума. Гребцы обучались и упражнялись во время постройки. Конечно, эти наскоро сделанные из зеленого дерева корабли не могли сравниться прочностью и легкостью с карфагенскими, точно так же как гребцы и остальной персонал, которому было вверено управление судами, намного ниже карфагенских моряков, а между тем удачный исход битвы зависел главным образом от ловкого и быстрого движения судов, от умения маневрировать, так как тут все дело состояло в том, чтобы или пробить дно у неприятельского корабля, или переломить у него весла. Вследствие этого на военном корабле солдат было немного, всего человек восемь на каждой палубе, но гребцов – от 50 до 60 на палубе. Римляне очень хорошо понимали неудовлетворительность своего флота в этом отношении и потому старались придумать что-нибудь такое, где исход сражения решался бы солдатами, а не моряками, т. е. старались сделать морскую битву как можно более похожей на сухопутную. Они устроили в передней части своих кораблей подвижную лестницу, которую можно было с помощью каната опускать в разные стороны и посредством прикрепленного к ней толстого железного крюка (corvi) втыкать в неприятельское судно. Этот перекидной мост имел четыре фута в ширину, так что два человека могли в одно время поместиться на нем; по обеим сторонам его были устроены перила высотой до человеческих колен. Таким образом, чуть только он втыкался в палубу неприятельского корабля, римские солдаты могли перебежать через него и вступить в рукопашный бой.


По окончании сооружения флотилии, происходившего под руководством консулов, Корнелий немедленно отправился в Мессану с 17 кораблями впереди главных сил; но карфагенский полководец Богул заманил его хитростью в Липарскую гавань и там взял в плен со всеми кораблями. Эта оплошность, вероятно, и была причиной того, что он получил название Asina. Сильно издевались карфагеняне над мореплавателями-римлянами. Но это плохое начало не испугало консула Дуилия, который тотчас же отправился в Мессану с главными силами. Навстречу ему поплыл с 50 кораблями карфагенский полководец Ганнибал, уверенный, что ему удастся уничтожить неопытный неприятельский флот прежде, чем он успеет достигнуть берега Сицилии, но у одного мыса Ганнибал неожиданно попал в середину римской флотилии и потерял больше кораблей, чем римляне у Липарских островов.

По другим сведениям, Дуилий, еще до отплытия своего товарища, уехал к стоявшему в Сицилии сухопутному войску, потому что карфагеняне приняли там наступательное положение; командование же флотом он принял тогда, когда этот флот прибыл в Мессану и, вследствие взятия в плен другого консула, остался без командира. Тут же, как рассказывают, были устроены на кораблях и вышеупомянутые перекидные мосты, изобретенные самим Дуилием. Вооружившись таким образом, он немедленно двинулся навстречу неприятельскому флоту. Карфагеняне смотрели на слабые, по их понятиям, римские корабли как на легкую добычу и потому двинули на них сто тридцать судов без всякого боевого порядка и особых мер предосторожности. Тридцать из этих кораблей, шедших впереди остальных, были притянуты железными крюками неприятельских мостов и без труда взяты в плен. Остальные, напуганные таким началом, пытались подобраться к римлянам стратегическими маневрами; но чуть только карфагенский корабль подходил к римскому, железный крюк втыкался в него, и затем следовало или взятие его в плен, или полное уничтожение. Когда таким образом погибла почти половина карфагенских судов, все прочие кинулись в бегство, В руки римлян попал тридцать один корабль, между прочим и адмиральский – семивесельное судно, некогда отнятое карфагенянами у Пирра; 3 тыс. врагов пало, 7 тыс. были взяты в плен. У римлян, если верить рассказам, не погибло ни одного корабля.

Эта блистательная морская победа при Милах (260) вызвала в Риме неописуемый восторг. Неодолимые на суше, они сделались теперь непобедимыми и на море, ибо разбили наголову первых моряков на свете. С этих пор, думали римляне, уже ни один народ не будет в состоянии сопротивляться им. После битвы Дуилий высадил свои войска на сушу, освободил Эгесту, упорно осаждавшуюся неприятелем, взял штурмом Мацеллу и затем возвратился в Рим, окруженный громкой славой. Здесь он отпраздновал блистательным триумфом первую морскую победу римлян. Победителю как бы пожизненно позволили при каждом возвращении вечером домой из гостей идти с факелоносцем впереди и в сопровождении флейтистов и певцов. Воспоминания о победе народ увековечил сооружением на форуме колонны, украшенной отнятыми у неприятеля корабельными носами (Columna rostrata Duilii). Обломки этой колонны (или древнего подражания ей) уцелели до сих пор с частью надписи. Сам Дуилий, в благодарность за победу, воздвиг на форуме Олиториуме храм Янусу богу благих начинаний.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх