25


Третий поход государя Тимура в Грузию

Прибывшему из похода в Миср Тимуру доложили: «Уже десять лет, как войско воюет за Алинджийскую крепость и не может взять. Ею по-прежнему владеют грузины». Государь остался недоволен этим и пошел походом на Грузию.

Когда находившиеся в Алиндже грузины услышали о выступлении государя, добровольно оставили крепость, бросили также земли вокруг Гелакунското моря, город Ани и окрестные крепости и вернулись в Грузию.

Государь Тимур с большим войском прибыл в Мангуль. Правитель Ширвана Шейх Ибрахим со своим войском сопровождал его. Он был преданным и доверенным лицом государя, его расспрашивал о делах Грузии и слушался его. Он действительно хорошо знал, какой может быть поход из Грузии.

Георгий царствовал в Имерети. Узнав, что Тимур пошел походом на него, был весьма огорчен. Он отправил навстречу Тимуру посланника с дарами и написал просительное письмо такого содержания: «Если дело в подданстве и покорности, мы его слуги, и, что прикажут, будем выполнять. Если он желает даров и дани, по мере возможности каждый год будем доставлять. А если хочет, чтобы мы сопровождали его, поскольку в недавнее время в нашей стране не было вражеского войска и он направил на нас войско, грузины, ради спасения своих семей, вступили в битву и с обеих сторон было много людей перебито. Из-за этого мы не можем явиться ко двору».

Когда это письмо прочитали государю, он разгневался и дал распоряжение войску. Дары царя Георгия разметали и разграбили. А царю Георгию через его человека передали: «Твое дело не похоже на дела других царей. От тебя я видел много беспокойства. Ты должен явиться к нашему двору, или же я не отстану от тебя. А если придешь, такие окажу милости, что все цари будут тебе завидовать. Если ты сторонишься нашей веры, никто не будет настаивать, обяжу платить харадж, отпущу с большими почестями в свои владения. Так было с царем Константинополя. Он тоже христианин и твоей веры, и я с почетом отправил его обратно. Может быть, слышал и ты, каких он добился милости и почестей тем, что явился ко мне, и был возвращен в свои владения. Если придешь, ты удостоишься еще большей милости и отправишься обратно в свою страну. А по-другому я тебя не прощу».

Когда посланник царя отбыл, государю доложили: «Урожай в Имерети уже поспел. Если мы дадим им убрать урожай, нам же будет труднее. Лучше будет, если урожай заберем мы».

Амир шейх Нур ад-Дин с большим войском был отправлен в Имерети. Имеретины попрятались в горах и укреплениях, а урожай убрали тюрки.

Государь Тимур снялся из Мангули и отправился в Имерети. По пути он встретил одну крепость, название которой не упоминается в книге истории. Но такая хвала написана об ее неприступности, что сильнее крепости нет во всем мире. Сам государь Тимур изволил сказать: «Я захватил тысячу крепостей побольше этой, но такой сильной никогда не видел».

Крепость была построена на высокой горе из камня и извести. С двух сторон были глубокие овраги, а вокруг лощины, пересеченная местность и овражки, и было так тесно, что негде было остановиться человеку. Гора была высотой в сто пятьдесят адлей, без лестницы и без веревки невозможно было подняться. Была единственная очень узкая дорожка. И подойти к подножию было невозможно. На таком удивительном месте была построена крепость. Владельца крепости звали Тара. Вместе с ним в крепости было сто пятьдесят человек. Много овец и свиней держал он в горах. Вне крепости находился полный вина погреб.

Несколько раньше государь Тимур проследовал мимо этой крепости, но не осадил ее. На этот раз он пожелал захватить крепость. Он расспросил векилов и везиров. Те доложили: «Эту крепость нельзя захватить силой, а только измором. Если поставить побольше войска, не смогут достать пищи, а если поставить меньше, их истребит неприятель». Государь разгневался на советчиков и приказал войску осадить крепость, и всем подготовить лестницы и камнеметы.

Мелик Амиршах за три дня возвел против той крепости такую башню, что в ней могли поместиться три тысячи человек. Другие воины также построили вокруг крепости две башни. Это было сделано для того, чтобы осажденные знали, что государь Тимур не уйдет отсюда, пока не захватит крепость. Сам государь стал позади крепости. Лестницы и камнеметы поднесли поближе к крепости. Навалили деревья и насыпали землю, и построили высокое укрытие, так что сверху заглядывали в крепость.

Грузины очень надеялись на силу крепости. Все старания и труды государя им казались шуткой и не проявили должной осторожности, иначе ту крепость никто бы не захватил. Тюрки также считали, что ее нельзя взять. Вот почему ни в каком деле не следует быть надменным и дерзким. Сказано: От излишней осторожности у человека голова не заболит. Гарнизон крепости не остерегся как следует, а тюрки проявили большое старание. Целую неделю бились, но ничего не достигли.

В один четверг, вечером, курд, по имени Бичаг, из племени микри, которые являются прирожденными мастерами лазить по скалам и стенам, лезть на деревья и столбы, тот человек тайно пробрался в крепость, а ночью вернулся и захватил с собой козу. Он зарезал козу и голову поднес государю, а тушу бросил там же. Поднесение головы козы государь принял за доброе предзнаменование и остался очень доволен. Он приказал приготовить длинные и толстые веревки. Срочно скрутили шелковые веревки, подготовили лестницы и камнеметы. Отобрали проворных и расторопных молодцов во главе с Бичагом микри, чтобы те по лестницам забрались в крепость.

Двадцать третьего числа лунного месяца, когда луна восходит поздно и ночь темная, по лестницам тайно пробрались в крепость. Сначала перешел Бичаг с двумя воинами. В той крепости стояло большое дерево. Веревки подвязали к дереву, а концы опустили со стены. Верхнюю часть лестниц веревками крепко привязали к зубцам стены. Пятьдесят человек, поименно названных государем, по тем лестницам забрались в крепость. Увидели они, что грузины спят и не думают оберегать крепость, охвачены мертвым сном. Один хорасанец из жалости громко крикнул: «Аллах, Аллах!». Трубач Махмуд дунул в трубу. Не ожидавшие нападения грузины, услышав эти звуки, вскочили со сна, как ошалелые и помешанные, зажгли свет, схватились за оружие и, выскочив наружу, набросились друг на друга. Поднялся крик – «бей его!» Когда этот крик услышали вне крепости, доложили государю Тимуру и немедленно сели на коней. Напротив крепости был холм, войско поднялось на него и оттуда атаковало крепость.

Забравшиеся в крепость пятьдесят человек из-за тесноты разделились на три части. Трое остались там же, остальные засели в крепости, начали биться. Грузины подскочили к тому месту, где поднялись тюрки, и убили тех трех человек. Абдул Себзеварский подоспел на помощь. Его ранили в двенадцати местах, и он свалился с лестницы. Махмуд-бег ясаул пытался помочь, но его также убили грузины. Пятьдесят человек, с первого раза забравшиеся в крепость, сражались в трех местах. Согласно приказу, войска со всех сторон окружили крепость. Некоторые по лестницам, другие на ногах, остальные ползком атаковали; некоторые по одному проникли по узкой дорожке.

Грузины бились внутри и не опасались атаки, поэтому не укрепили стену. Тюрки посильнее налегли снаружи, взломали крепостные ворота и захватили крепость.

Пока у грузин оставались силы и могли двигать руками, они очень хорошо держались и много тюрок перебили. Владелец крепости Тара имел с собой сто пятьдесят человек, и каждый из них убил пять или шесть тюрок. А из ста пятидесяти человек шестьдесят были живы, но были раненые и больные, и сил совершенно не оставалось, и помощи ниоткуда не было. Потеряв надежду, грузины попросили залог невредимости. Государь не принял их покорности и послал новое войско.

Узнав, что выхода нет, грузины, кто еще имел силу, схватились за сабли, ринулись на тюрок и еще многих перебили и сами погибли. Крепость заняли тюрки. Владельца крепости Тару и всех, захваченных живыми, связанных доставили к государю. Поскольку они перебили большое количество людей и доставили много беспокойства, их не пощадили. Мужчин перебили, а женщин и детей забрали в плен. Жену и дочь владельца крепости Тары пожаловали правителю Ширвана. Микри Бичагу и его товарищам, кто остался жив, оказали много почестей. Ту крепость и его округу поручили Бохран-паше.

Тюрки снялись с крепости, опустились вниз и двадцать дней оставались там, дали отдохнуть коням и людям, полечили раненых и больных. Всех отметили наградами и милостью. Грузинские князья и дворяне окрестных мест прибыли к государю и получили знаки невредимости.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх