65


Цицишвили Нодар сразился в Ховле, в Саджавахиано,

со своим государем Ростомом и бежал

Цицишвили Нодар пожелал один одержать победу над царем. Он не стал дожидаться ни Теймураза, ни эристава, ни амилахора, полагаясь на то, что при нем были Чхеидзе и другие родовитые лица Имерети, все испытанные в боях люди, а кроме того, к нему стеклись в Сацициано войска свои и чужие. Он прибыл и стал в Ховле. Кто из его подданных не примкнул к нему со своим отрядом, у тех он разорил имения.

Об этом Иорам, сын моурава, сообщил царю: «Выступайте скорее, иначе заречные войска примкнут к нему и дело ухудшится». К полудню царь Ростом получил об этом известие в Тбилиси, в ту же минуту он привезшего известие человека послал обратно к Иораму и написал ему, чтобы тот, как только получит настоящее письмо, незамедлительно закрыл дороги и идущих отсюда не пускал в ту сторону. «С помощью бога, – писал царь Ростом, – этой ночью соберемся вместе». Посланнику царь приказал ехать вскачь и завтра к этому же времени привезти ответ. Человек тот воздал хвалу и уехал. Царь приказал моураву города объявить через глашатая, чтобы всем мусульманам, грузинам и армянам, имеющим коней и находящимся в городе, быть в боевой готовности, сесть на коней и, услышав звук трубы, быстро двинуться и ждать у мцхетской таможни, где будет произведен смотр войскам, а если кто из конных не выступит, отрубить им головы и послать на их же лошадях ему вдогонку.

Вечером затрубили в трубы и войско выступило скорым маршем. Царь сел на коня и быстро двинулся. До прибытия царя большая часть войска была уже на месте. Царь изволил сказать: «Сейчас ночь и, кроме того, арьергард не подошел еще. Вы двигайтесь быстро, и к рассвету я произведу смотр войскам». К полуночи царь прибыл в Кавтисхеви, и сын моурава Иорам с войском того округа встретил его там хорошо. Царь велел Элизбару бокаултухуцесу: «Стань в арьергард и, у кого кони имеют силы, пошли их скорей, с божьей помощью утро я встречу у Нодара».

Утром царь прибыл к окраине Ховле, пересел на запасную лошадь и войску приказал осмотреть и привести в порядок подпруги и оружие. Построили отряды, затрубили в трубы и царю доложили: «Нападем на противника нежданно». Царь счел ниже своего достоинства такое нападение и так изволил сказать: «Грузины сражаются друг с другом, чтобы оправдать справедливый суд. Я тоже хочу сразиться со своим подданным ради справедливого суда, и если я не прав перед ним, пусть победа будет на его стороне. Он тайком ушел от счастливого шаха, тот потребовал его выдачи, но я не выдал. Отец его, Парсадан, большую сумму давал мне, прося Сацициано для своего внука корчибаши Папуны, но я не дал, а этому уступил безвозмездно. И вот в отплату за столько милостей он изменил мне и передался другому господину. Поэтому хочу я испытать божий суд, выяснить, кто из нас не прав». Царь велел затрубить в трубы и настолько задержал отряд, что те узнали об их появлении, приготовились к бою, сели на коней и, построив ряды, выступили вперед. Открылась пальба, началась схватка. Выступили с другой стороны князья Чхеидзе и другие имеретины. Пошли удары копьями, засверкали сабли, поднялся лязг булав, треск шлемов. Долгое время Чхеидзе дрались энергично и теснили противника, расстроив его ряды. Они держались хорошо, но Нодар еще не принимал участия в бою, он сразу же отправился к Верийской крепости и не поддержал воинов Чхеидзе, а они уже были ранены и устали. Сам царь тронул коня и его отряды общим фронтом атаковали и стали рубиться. Бежиу Чхеидзе захватил в плен сын моурава, Иорам, других взяли в плен воины Бараташвили и люди Элизбара бокаултухуцеса. С обеих сторон все дрались хорошо и выдержали сильный бой. Победил царь. Нодар укрылся в Верийской крепости, взятых же в плен Чхеидзе, раненых, со связанными руками привели к царю и поздравили его с победой. По велению царя Чхаидзе развязали руки и послали в Гори, чтобы им переменили одежду, дали постель и хорошо устроили. Всем, кто показал мужество, царь пожаловал халаты и имения. Многим раздали из владений Цицишвили и назначили людей следить, чтобы никто не устраивал погони за бежавшими, а у кого имеются захваченные в плен люди Цицишвили, те должны были их отпустить. В ту ночь царь оставался на поле битвы, а на следующий день пожаловал в Гори. В тот же день он послал гонца в Тбилиси. Кайхосро Бараташвили, сахлтухуцеса царицы, схватили, взяли в крепость и ночью сбросили с башни, пустив слух, чти он напился и сам свалился оттуда. Детей его взяли и заточили в Горийскую крепость, а зять Бахута, сын Хусейн-бега, который был из рода Багратиони и желал получить власть, бежал в Кахети.

Иотам Амилахори со своей семьей удалялся в свое владение. Затем сам он прибыл к царю Теймуразу. К этому времени подошла зима. Нодар укрепился в Зовретской крепости. Царь послал из Гори войско, которое опустошило владения Цицишвили, вверх за Скра. Князей Чхеидзе отправил к шаху с Элизбаром бокаултухуцесом, с таким донесением: «Грузины выходят из повиновения и совершают преступления потому, что нет у меня детей и родственников и не видят у меня наследника. У моего двоюродного брата Теймураза-Мирзы трое детей, и который носит имя моего деда Луарсаба, того пожалуйте мне в сыновья, чтобы грузины видели в нем после меня своего господина».

Отправив их к шаху, сам царь, взяв из Горийской крепости пушки, осадил Зовретскую крепость. Он стал обстреливать ее из пушек, но никакого вреда каменной на известковом растворе кладке стен причинить не мог. Часто распускали слухи, пугая царя, что на помощь крепости прибудет Теймураз. Но царь изволил сказать, что если даже сам хондкар придет Нодару на помощь, он не тронется с места, пока не выведет его из крепости.

До водосвятия все грузинское войско осуждало Зовретскую крепость, но не смогло ее взять. Помощь ей тоже не являлась. Внутри самой крепости подданные вменили своему господину и готовились к сдаче крепости. Нодар узнал, что подчиненные задумали измену и, решив, что лучше уступить, прислал к царю Ростому свою мать, царицу Кахетинскую с просьбой пропустить их.

Когда она прибыла, царь оказал ей большие почести и внял ее просьбе, так как она была царского рода и, кроме того, славилась, среди женщин добродетелями. А в Грузии с древних времени было такое правило, что когда кто-то нуждался в чем-нибудь, тот посылал ходатаем мать свою или жену, и царь или князь из уважения к женщине исполняли их просьбу. Царь Ростом также выполнил древний обычай, он преподнес царице подарки и дал клятву в том, что им не причинят никакого вреда, куда хотят, пусть отправляются со своими приближенными и имуществом. Им дали также столько лошадей и мулов, чтобы могли из Зоврети добраться с имуществом до Ахалцихе. Царя Ростома долго просили разрешить Нодару свидеться с ним, но царь не принял его. Они благополучно добрались до Самцхе.

Заал Эристави и Иотам Амилахори были при царе Теймуразе. Но на дорогах творили они притеснения и друг у друга разоряли пограничные места; если кто обижался на одного, то переходил к другому, а кто был сердит на этого другого, переходил на сторону первого. И вследствие этого Картли и Кахети не знали покоя и были разорены.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх