80


Битва иранцев и индийцев при Херманде

Муртузакули-хан внезапно напал на Индийского командующего. Те встретили его с построенными рядами готового к бою войска. Как море, полное воды, стояли индийские отряды, построенные по тысячам, и местами медленно шли за слонами, осыпая противника стрелами и ядрами. Выстрелив, стрелки отходили в сторону и на их место выступали другие. Но от войска никто не удалялся, и никто не мог проникнуть внутрь их войска. С какой бы стороны ни атаковали кызылбаши, они осыпали их стрелами и ядрами и, или сбрасывали с коней, или обращали в бегство. В конце концов одержали победу индийцы. Шах велел схватить Муртузакули-хана, но так как он имел заслуги, не убил и велел отослать в Кум.

Индийцы тогда не смогли взять Кандахар. Царевич с разбитым войском вернулся назад.

С шахом Джаханом, государем Индии, поссорились его сыновья. Четыре брата стали враждовать между собой, и тот, которого звали Евренгзибом, благодаря своему уму, провел всех остальных и сам стал государем. Он убил своих братьев, взял в плен отца и захватил страну. Его племянники бежали от него и просили помощи у соседних с Индией владетелей. Они стали с ним воевать и повели борьбу, поэтому не пришли к Кандахару.

Халифе Султан этимадовле умер, и его место и везирство шах отдал Мухаммед-хану. Когда Мухаммед-хан сделался этимадовле, шах прибыл в Казвин.

Царь Ростом привел из Казвина в Тбилиси для царевича Луарсаба Тамар, дочь своего племянника со стороны сестры Адам Султана Андроникашвили. А Луарсаб был сыном Теймураза-мирзы, сына дяди Ростома Вахтанга. Царь усыновил его, так как был бездетен. Он взял его к себе в царевичи, чтобы после него Картли осталась за ним. Поженив Луарсаба на дочери Адам Султана Тамар, Ростом справил им удивительную и славную свадьбу.

Картли и Кахети, Пуштуку, моуравство Исфахана, Хуин, триста туманов от Гиляна и тбилисский монетный двор, пять тысяч дымов кочевников-мусульман принадлежали царю Ростому и враг ниоткуда не угрожал ему. В покое, пирах и охотах пребывала Грузия.

Кончилась свадьба царевича Луарсаба. Кто с женами прибыл на свадьбу, всем им поднесли подарки и отпустили.

В следующую весну царь, знатные люди Грузии, царица с женами князей отправились в путешествие по Кахети.

Из Тбилиси они прибыли в Лило. Непогода и слякоть заставили их прибыть в Самгори. Там поохотились и остановились в Сатисчала. Прибыли затем в окрестности Манави и, проехав охотой Сагареджо, приехали в Бежанбаги и там охотились. Оттуда спустились в Шираки и, после охоты в обоих Шираках, прибыли в Кизики. Остановились в Магаро, а оттуда приехали в Опадари. Остановившись там и поохотившись в балках и лощинах, опустились к берегу Алазани и стали выше Башинджага. Через три дня царь снялся оттуда и на четвертый день охотился в Топкарагадже. Множество оленей, джейранов и другой дичи было тогда убито, а птиц нельзя было и счесть. Оттуда пришли в Цина Миндори, поохотились на ее половине, и только на этой половине было взято тысяча пятьсот голов дичи, доставленной царю, кроме того, что было взято каждым участником в отдельности, да не считая фазанов и другой птицы. Двинувшись оттуда, охотились на другой половине этого же Цина Миндори. Еще больше дичи было убито здесь. Отсюда прибыли на Переправу Абсла. Для царя там были устроены шалаши. Там они стояли неделю и множество кабанов, оленей, косуль и фазанов взяли, Выехав оттуда, они, делая частые остановки и охотясь по пути, прибыли в Алаверди.

Алавердская церковь, обрушившаяся при царе Теймуразе, из-за смуты не была им восстановлена. Царь Ростом ее восстановил. Десять дней стояли там, оттуда перешли в Алони.

По покойникам, погребенным в Алаверди, царица отслужила службу, устроила поминки и всех в отдельности оплакивала. Пока оставались там, служили обедни и устраивали поминки.

Переправившись через Алазани, в течение двадцати дней стояли в Алони. В этом Алони и в его окрестностях распустились множество разных цветов, фиалок и маков.

Выехав оттуда, через два дня прибыли в Греми. Там мы видели много хорошо построенных дворцов разрушенными, без окон и потолков, превратившимися в убежища для диких зверей. Увидев таким разрушенным государев дворец, царь Ростом, опечаленный непостоянством сего мира, повелел Горгиджанидзе экспромтом сказать соответствующие случаю стихи по поводу этих развалин.

И тот сказал следующий стих:

Ради бога, слушайте хвалу Гремского дворца.

Кто увидит его таким, не сможет успокоиться.

Мир этот жесток, никому не даст пощады.

Если память о его строителе умрет, вас обнимет печаль.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх