86


Война с царем Александром и смерть племянника Дадиани, Липара

Войска картлийцев и месхов были с Липаром. Они сразились с царем Александром. Царь победил, и картлийцы и месхи частью были убиты, частью попали в плен, другие же бежали и пришли в Соманети. Заал Эристави и Элизбар Эристави со своими войсками, а также кахетинцы, все вместе ушли оттуда и прибыли в Тбилиси к царю, став в Авлабаре. Царь был болен по старости и лежал в постели. Владетель Мухрани также приехал в Тбилиси. Эриставы послали Джамал-хана к царю и просили передать, что, пока он жив, они никого, кроме него, не желают иметь своим правителем, а после него никакому царю Грузии не будут подчиняться, их повелителем является только шах.

Царь послал им такой ответ: «Сейчас я болен, вы повремените с моим делом. Посмотрим, как будет с моим здоровьем; если оно улучшится, я все устрою, если же нет, пусть с вами будут кахетинцы, а другие не имеют на вас никаких прав, и сам владетель Мухрани пусть остается у себя в Тбилиси».

Но владетель Мухрани ответил царю: «Если бы Эристави пошел со мною в Имерети, царь бы двинулся на нас, а племянник Дадиани, Липар, занял бы Одиши. Сколько раз я собрался перейти в Имерети, он и сам не пошел со мною, и войска своего не пустил, а когда узнал о нашем поражении, стремительно снялся с места и, поведя с собою ксанского эристава и кахетинцев, прибыл сюда в Авлабар». И ему царь так сказал: «Сейчас я болен и, если поправлюсь, я вас обоих рассужу, – если же не выздоровею, делайте так, как вам будет лучше».

Услышав такие слова от царя, владетель Мухрани послал меня в сопровождении мустауфи царя Мохаммеда Земана и Туманишвили Байндура к Эристави, чтобы передать ему следующее: «С самого начала ты ведь захотел сделать меня царем, чем же я провинился сейчас, что ты так рассердился на меня. Я отдал дочь за твоего сына, и имений, сколько скажешь, уступлю». Все это мы передали эриставу. Тот так изволил сказать: «Когда мы решили отдать ему предпочтение, он выдал дочь за моего Зураба, он же женил своего сына Арчила на дочери Нодара. Нодар, который разъединял нас, умер, но живы Турман и митрополит Тбилисский. Царство Картли мы предназначали ему, а царем Кахети был наречен я, а то и при нем, я много раз клялся, что после царя Ростома не буду служить никому из царей Картли, будь это он или кто-нибудь другой».

Эти слова Эристави мы доложили владетелю Мухрани Вахтангу. Он послал к эриставу других посредников и те принесли, ему такой же ответ. Мне, Парсадану, от шаха было повелено составить письменное обязательство, дать грузинам приложить к нему свои печати и представить шаху.

Эристави послал гонца к шаху. Поскольку владетель Мухрана Бахута-бег был джанешином и имел шахскую грамоту, его назвали царевичем, сменили имя и стали звать Вахтангом. Скрепили печатями свидетельство по поводу воцарения царевича Вахтанга, вручили гонцу. Царь Ростом также написал: «Я очень ослаб. Если мне станет лучше, о здешних событиях сообщу через гонца». Паату Германозишвили также отправили вместе с гонцом. Джамал-хан уже находился в Тбилисской крепости.

Присланный шахом гонец вернулся обратно, вместе с ним прибыл Паата Германозишвили, рассказал о событиях в Грузии и о царе: «Болезнь очень усилилась, вылечить его трудно». Шах отправил гонца с приказом: «Аллаверди-хану прибыть в Карабах, Сефикули-султану отправиться в Картли и привезти сюда Заала Эристави». О царствовании владетеля Мухрани он сказал: «Посмотрим, как пойдут дела царя Ростома».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх