2. КОЛОНИЗАЦИЯ КАСТИЛИИ, ЛЕОНА, ЭСТРЕМАДУРЫ И АНДАЛУЗИИ


В процессе Реконкисты происходила дальнейшая колонизация приобретенных земель. Главным объектом колонизации теперь была Нижняя Месета. В XI - первой половине XII в. имело место заселение зоны между Дуэро и Тахо, во второй половине XII в.-первой половине XIII в. - области Гвадианы.

1 1 мараведи = 3,9 грамма.

2 Партиды разрешали отцу продавать или давать в залог сына, если им обоим грозила гибель от голода (Siete Part. IV, 17, 8).

3 Garande R. Sevilla, Fortaleza у rnercado. •- «Anuario de historia del derecho espanob, t. II, 1925, p. 267.

Решающее значение для начала нового этапа коло* гнизации имело завоевание мусульманского государства 'Толедо. После этого стало возможным освоение кастиль-'ской Эстремадуры (долины нижнего течения Дуэро), долины Тахо вплоть до верхнего Хукара и Ла Манчи. Восточная окраина кастильской Эстремадуры заселялась в основном в начале XII в. преимущественно выходцами из Наварры, Риохи и Арагона. Король Арагона Альфонс I колонизовал район Сории, Берлянги, Аль-мазана и Бельорадо.

В ходе колонизации Эстремадуры возник ряд кон-сехос - Медина, Куэлляр, Ольмедо, Аревалло, Кока, Сепульведа. Названные консехос пополняли выходцы из Паленсии, Вальядолида, Бургоса, Риохи. Южнее в начале XII в. были основаны Авила и Сеговия (также в форме консехос). Здесь в колонизации участвовали кастильцы и французы, а также выходцы из Галисии и Наварры.

Последний этап колонизации знаменовался освоением ряда новых областей. Сюда относится район Хукара. Треугольник, образованный Куэнкой, Альбасетой, Валенсией, был заселен при Альфонсе VIII. В колонизации участвовало главным образом население кастильской Эстремадуры. Альфонс IX восстановил и заселил ряд городов леонской Эстремадуры - Мериду, Касерес, Алькантару. Колонизация территорий к югу от Тахо осуществлялась королями Кастилии и Леона в тесном сотрудничестве с военными орденами: Сантьяго - на востоке (районы Уклеса и Куэнки), Калатравы - в центре (Ла Манча) и Алькантары - на западе (Эстрема-ДУра).

В этот период продолжалось освоение слабозаселенных старых территорий, в частности в Кантабрии и Галисии. Так, Альфонс VIII заселил Сан-Себастьян, Сан-тандер, Фуэнтерра, дал им фуэрос, а Альфонс IX - Рибадео, Льянес, Коруиью и Байенну.

В некоторых случаях колонизация служила Средств вом упрочения'господства королей одних христианских государств на территориях, отвоеванных у других христианских королевств. Так, Альфонс VIII, отвоевав у Наварры "области Риоха, Алавы й Гипуекоа, принял меры для; заселения кастильцами таких опорных пунктов, как Виттория, Миранда и Сан-Себастьян.

Важной особенностью колонизации данного периода

было то, что она осуществлялась в областях, где оставались значительные массы прежнего населения - мосарабы, мусульмане, евреи. С конца XI в. после прихода альморавидов и ухудшения положения христиан на арабской территории усилился приток- мосарабов из мусульманских областей на север. Новым толчком для эмиграции мосарабов в области, занятые христианскими государствами, явилась политика альмахадов в начале XII в. по отношению к инаковерующим. О росте численности евреев в христианских государствах свидетельствует появление особых еврейских кварталов в Толедо, Зорите и некоторых других городах.

Мосарабы, сохраняя свои владения и личные права, получали от королей Леона и Кастилии фуэрос. Положение мусульманского населения, особенно многочисленного в Андалузии, определялось характером завоевания. В тех случаях когда оккупация осуществлялась в результате капитуляции арабов, мусульмане сохраняли свое имущество. Они должны были платить налоги и становились подданными кастильского короля.

Если же город захватывался силой оружия (например,.Севилья, Кордова, Б азе а, Хаэн и др.), мусульманское население изгонялось и сохраняло лишь то имущество, которое можно было унести с собой. Владения мусульманских религиозных корпораций обычно становились собственностью церкви. Бремя налогов, возложенное на мусульманское население, нередко оказывалось непосильным, вспыхивали восстания, после подавления которых мусульман изгоняли и захватывали их земли.

Отличительной чертой колонизации XI-XII вв. была значительная роль в освоении новых территорий городских общин - консехос. Группы свободных людей получали поселенные грамоты, в которых устанавливалось их право осваивать территорию в определенных границах. Обычно король поручал фиксацию таких границ специальным уполномоченным (partidores), осуществлявшим также раздел земель между поселенцами.

При колонизации Андалузии обычно выделялись: часть земли, остававшаяся в ведении короны, другая - предназначавшаяся светским магнатам и церкви, й третья - для консехо. Последняя делилась между пео* нами и кабальерос.

Фуэрос закрепляли наследственные права жителей

общин На полученные ими земли. Примером может служить грамота, пожалованная консехо Нахеры в 1154 г. королем Санчо III: «Я король Санчо… составил грамоту и подтвердил вам, жителям Нахеры, как нынешним, так и будущим, и детям вашим и всему потомству вашему границы вильи вашей, чтобы с этого дня вы владели ею вместе с потомством, по наследственному праву навеки. Предоставляем вам все в этих пределах- и виноградники, и огороды, дороги, воды, леса, которые вы можете иметь. И ни я, ни какой-либо другой человек вместо меня не может отобрать это у вас…»'

Существенную роль в колонизации в XI-XIII вв. играли военные ордена, получавшие от королей значительные земельные пожалования, особенно в Андалу-зии. Вотчины орденов здесь носили преимущественно скотоводческий характер.

В этот период отчетливо заметно руководство колонизацией со стороны королевской власти. Это выражалось в непосредственном участии королевских должностных лиц в наделении консехос землями, определении с помощью фуэрос прав и обязанностей членов городских общин, пожалованиях земель светским магнатам, церквам и орденам, в планомерной колонизации различных территорий в соответствии с политическими и стратегическими интересами королевства.

Поощрение колонизации проявлялось в установлении льгот для поселенцев на новых землях. Они освобождались на первое время от ряда платежей и повинностей. На колонизацию наложили свой отпечаток сдвиги в социальных отношениях, типичные для этого периода, т. е. развертывание процесса феодализации.

К. Санчес-Альборнос справедливо подчеркивал большую рюль свободных людей и консехос в заселении новых земель. Нельзя, однако, как отметил И. Конча, недооценивать и определяющую роль магнатов в экономической и политической жизни Кастилии2. В освоении новой территории наряду с королем активно участвовали светские магнаты, епископы, аббаты, ордена. Содейст-вуя колонизации, осуществляемой консехос, короли в

1 Цит. по.: Gonzalez J. El reino de Castilla en la epoca de Alfonso VIII, t. II. Madrid, I960, N 14.

2 См.: Concha J. Consecuencias juridicas, sociales у economicas de la reconquista у repoblacion. - «La Reconquista espanola у la repob-lacion del pais». Zaragosa, 1951, p. 217.

то же время заботливо оберегали интересы магнатов и церковных корпораций. Об этом свидетельствуют такие факты, как передача многих деревень, находившихся первоначально в составе городских округов (Бургаса, Карриона, Сальданьо, Муньо), сеньорам1. Характерно, что короли принимали порой меры для ограничения ухода хуньорес из сеньорий на старых землях. Важное значение, имело. возложение королевской властью повинностей на консехос.

Колонизация играла важную роль в развитии многих стран средневековой Европы. Но для Леона и Кастилии она имела особое значение^ В других странах колонизация осуществлялась уже сложившимися феодальными государствами. В Испании же она развернулась еще в раннефеодальный период. Само феодальное общество и государство складывались здесь в ходе Реконкисты, наложившей отпечаток на феодальные отношения. В этом мы убедимся, останавливаясь далее на социальной структуре и политическом устройстве Леона и Кастилии в XI-XIII вв.

В исторической литературе распространено мнение, что в результате колонизации в Кастилии значительно вырос слой свободного крестьянства. Следует, однако, уточнить характер этой свободы.

Земледельцы, поселившиеся на новых землях, и по владельческим правам, и по общему своему статусу нередко мало отличались от хуньорес де эредад и со-ларьегос. Поселенцы, как правило, имели сеньора (иногда это сам король). Ему выплачивали оброки, несли барщину, находились порой под его юрисдикцией (хотя могли судиться и в королевских судах). Иногда им запрещалось находить себе другого сеньора.

В лучшем положении 'находились те из крестьян, которые имели коня и- несли военную службу в коннице. Остальные же представляли собой в сущности зависимых земледельцев, хотя и более высокого статуса, • чем хуньорес и соларьегос.

Вопрос же о статусе населения городов Новой Кастилии требует специального рассмотрения.

1 См.: Gonzalez J. Reconquista у r-epoblacion de Castilla, Leon, Extremadura у Andalucfa. La Reconquista espanola у la repoblacion del pais, p. 192.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх