5. КРУПНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ


В XI-XIII вв. продолжался рост крупного землевла- -дения. Этому не препятствовало сохранение на данной территории (особенно в Кастилии) значительного слоя свободного крестьянства. С одной стороны, огромные пространства, завоеванные во время Реконкисты, явля-•лись мощным резервом, который использовался короной для расширения -земельных владений светских магнатов и церковных корпораций, с другой - значительная часть свободных крестьян постепенно втягивалась в орбиту влияния крупной вотчины, способствуя тем самым ее росту.

Картулярии ряда церквей и монастырей, расположенных на старых землях королевства (в Галисии, Леоне, Сантандере), в 'частности Овьедо, Хувии, Саагуна, св. Торибия, Оньи, показывают, что основная масса дарений поступала от королей, светской знати и духовенства. Но и в Леоне еще в XI в. были свободные деревни и свободные мелкие собственники. Некоторые же монастыри, как, например, Карденья в Кастилии, еще в XI в. расширяли свои владения в значительной степени ' за счет мелких собственников.

Иногда королевские дарения церквам~и монастырям представляли собой значительные замкнутые территории. Так, например, Альфонс VI пожаловал епископству Овьедо всю долину Лагнео с владениями не только мелких аллодиетов, но и инфансонов, несмотря на сопротивление всего этого населения. Король специальной грамотой установил, что те, которые считали себя собственниками в этой долине, впредь могут оставаться здесь лишь в качестве держателей, выполняя определенные

повинности. Тот, кто не согласен на это, должен оставить свое владение и удалиться1.

По-прежнему большую роль в росте крупного землевладения играли иммунитеты.

Несмотря на наличие значительных сплошных территориальных комплексов, в большинстве случаев и в этот период вотчины носили разбросанный характер. Картулярии свидетельствуют о наличии в XI-XIII вв. у монастырей владений во множестве населенных пунктов, но зачастую рядом с другими вотчинниками и мелкими аллодистами, членами бегетрий. В «Телячьей книге» можно найти такую, например, характеристику деревни: «Виллануэва де ля Пеква. Это местечко является соларьего, в котором Иоанн Родригес де Циснерос имеет трех вассалов, сыновья Гарей Гонсалеса де Буэдо - одного, сыновья Диэго' Ордоньеса - одного и семь вассалов пребывают на соларах, которые принадлежат Гарей Ласо». Или: «Хокес. Это местечко является соларьего и абаденго, в котором дон Иоанн Альфонс Альбукерк имеет четырех вассалов, а орден св. Иоанна из Акры - двух вассалов 2.

В то же время диапазон действия крупных вотчин велик. Так, например, к XIV в. магнат Иоанн Родригес де Циснерос имел в мериндаде Салданья в Кастилии свои владения в нескольких десятках селений - соларьегос и бегетриях. Десять селений ему принадлежали целиком, а свыше сорока - частично.

Владения Саагуна охватывали территорию между Тахо и Бискайским заливом. Монастырь имел земли в нынешних провинциях Паленсии, Саморе, Вальядолиде, Бургосе, Саламанке, Сантандере. Некоторые крупные сеньории выходили за рамки Леона и Кастилии, имели владения в других государствах, в Наварре, Арагоне.

Свободные общины, возникавшие в X в. в ходе колонизации в Кастилии и пользовавшиеся согласно фуэрос при своем основании рядом привилегий, теперь нередко принадлежат светским или церковным землевладельцам. Судьба некоторых упомянутых свободных поселений такова: к XIV в. община Сан Задорнин представляла собой уже соларьего, община villa Aiuta и

1 См.: Мильская Л. Т. К вопросу о характере землевладения в Астурии IX--XII вв,-В сб.: Средние века, вып. 30, 1967, с. 90. * Beccerro, р. 111, 112.

Agusyn - абаден.го, а общины Мельгар де'Сузо и Са-лас де Инфантес - бегетрии.

Рост крупного землевладения в рассматриваемый период характерен также и для областей, отвоеванных у мусульман. На территории арабского Толедского государства ко.времени захвата его кастильцами находился значительный слой мелких аллодистов - мосарабов. Данные о хозяйственных сделках в XII-XIII вв., о покупке земли светскими магнатами и церквами, с одной стороны, о продаже мосарабами своих земельных наделов -с другой, позволяют, заключить, что к концу XIII в. крупное землевладение поглотило большую часть земельной собственности мосарабов-крестьян1. К этому следует добавить щедрые земельные пожалования королей церковным корпорациям и светским магнатам. Так, например, при разделе земель в Севилье после отвоевания ее у мусульман 200 идальгос получили значительные земельные комплексы. В их состав входило по 20 аранзад2 оливковых насаждений, 6 - виноградников, 2 - огорода, 6 югад3 пашни4. В Андалу-зии, как уже отмечалось выше, королевские пожалования создали крупные вотчины военных орденов.

Структура и организация крупных имений не претерпели коренных изменений по сравнению с предшествующим периодом. Большая часть имений эксплуатировалась путем наделения землей мелких держателей - сервов, зависимых крестьян (колласос, соларьегос), прекаристов. Обычным наименованием крестьянского держания с XI в. становится solar. Термин casata сохраняется преимущественно для обозначения земельного участка серва. Наделы свободных крестьян-solares, возможно, были менее обременены повинностями, чем casata, но нередко различия между ними стирались. В прекарии отдавались не только пахотные участки и виноградники, но и леса, луга, мельницы. Держания эти были и в данный период пожизненными, иногда и наследственными.

Домен, очевидно, оставался незначительным. Основ-

1 См.: Pastor de Tognerl R. Les mozarabes de Tolede. - «Anna-les», 1970, mars-avril, N 2.

2 Аранзада равна 0,447 гектара.

3 Югада в Севилье равна примерно 27 гектарам.

4 См.: Gonzalez J. Repartimiento de Sevilla, I. Madrid, 1951, p. 293.

ные работы в нем выполнялись зависимыми крестьянами и наемными работниками. Барщинные повинности относительно невелики: для сервов (особенно в Астурии и Галисии) они доходили до двух дней в неделю; для основной же массы зависимых крестьян - не более 15- 24 дней в год. Фуэрос нередко снижали отработки до нескольких дней в течение года.

Барщина заключалась в основном в полевых работах. Те, у кого имелась тягловая сила, являлись на барщину со своим скотом для выполнения работы на полях и для перевозки господского зерна, винограда, дров. Транспортная повинность выполнялась несколько раз в год, и ее продолжительность была определена условием: крестьянин должен иметь возможность "в тот же день вернуться домой. Иногда в фуэрос указывалось, в каких именно хозяйственных комплексах имения (gran-gias) держатели должны выполнять работу.

Барщина в два дня в неделю считалась тягостной повинностью. В памятниках немало данных об усилиях вотчинников принудить зависимых земледельцев к ее выполнению. Так, например, граф Пиньоло и его жена Альдонса дарят в 1044 г. монастырю Сан Хуан де Ко-риае вильи вместе с еервами, обязывают последних работать на барщине два. дня в неделю и угрожают тем, кто откажется выполнять эту повинность, 100 ударами бича и возвращением в рабство фиску1. В 1190 г. Альфонс VIII предписывает, чтобы все крестьяне монастыря Карденья дважды в месяц являлись с быками для работ на полях монастыря; кроме того, они обязаны возить монастырю виноград и дрова.

Фуэрос во многих случаях предписывали обеспечивать крестьян питанием в те дни, когда они находились на барщине. Обычным требованием к крестьянам было' хорошее качество работ на барщине. Основной же повинностью мелких держателей являлся оброк, который они выплачивали, как правило, в натуральной форме. Размеры его, устанавливаемые обычаем имения или специальными фуэрос, были различными. Иногда требовалась выплата определенной части (одной четверти, одной трети или половины) урожая.

В монастыре св. Торибия, например, оброк - инфурсьон составлял четвертую часть урожая хлеба и 0Д7

1 Hinojosa Е. Documentos…, р.!03; 19-21.

ну треть вина; иногда же он равнялся лишь одной десятой части урожая зерновых.

Порой оброк устанавливался в соответствии с размерами обрабатываемой пахотной земли. Согласно фуэро де Эспина, например, в 1231 г. те, у кого была югада земли, вносили один мойо зерна, у кого половина югады •- половину мойо 1. Зачастую размеры оброка дифференцировались в зависимости от наличия у крестьянина тяглового скота (упряжка, один бык или вовсе нет скота).

В ряде случаев, а в XII-XIII вв. все чаще, оброки назначались в денежной форме. Это было не только формой измерения оброка: во многих случаях денежные взносы сочетались с натуральными. В XIII в. денежный оброк в Г-2 солида (или 7г - 1 мараведи) с двора становился широко распространенной формой ренты 2. Ремесленные изделия лишь в виде исключения встречались в составе натурального оброка (несколько штук полотна), главным образом в церковных сеньориях севера Испании. В случае стихийного бедствия- (если при этом погибло не менее половины урожая) оброк мог быть понижен.

Качество, работы держателей контролировалось не только тогда, когда они обслуживали домен, но и когда трудились на своих участках. В случае плохого качества работы держатели штрафовались, принуждались к возмещению ущерба, который понес вотчинник. Если держатель не обрабатывал свой надел в течение года, земля у него отбиралась. Так же поступали с держателем виноградника, если у него погибали две трети посаженных на участке виноградных лоз.

Отношение статуса держания и обрабатывавшего его крестьянина было в Леоне и Кастилии не таким, как к северу от Пиренеев. В Каролингском государстве, как известно, статусы манса и мансуария зачастую не совпадали; повинности, лежавшие на мансе, определялись его собственным характером. В Леоне и Кастилии положение держателя определяло статус солара. Здесь нередко запрещалось продавать землю, за которой были

1 Югада -мера земельной площади различного размера, зачастую около 30 гектар. Мойо составляет 258 литров.

2 Эта сумма, судя по некоторым фуэрос, иногда составляла одну десятую часть стоимости движимого и недвижимого имущества крестьянина.

5 Зак. 526


закреплены определенные повинности, лицам некрестьян-ско,го звания (точнее, не колласос или соларьегос)1.

Вотчинники иногда пользовались баналитетными правами. Так, например, Саагун имел баналитеты на мельницы, хлебные печи и виноградные прессы. В некоторых случаях крупные вотчины стремились захватить каналы и небольшие реки, которые играли важную роль как источники энергии для мельниц, служили для орошения. Обладание ими оказывалось действенным средством давления на крестьян соседних свободных общин. В XI-XIII вв. соляные источники, первоначально находившиеся в руках крестьян, переходили к вотчинникам. Церковные сеньории Астурии, Галисии, Старой Кастилии в XII-XIII вв. нередко имели уже в своем составе соляные источники, которые эксплуатировались преимущественно с помощью наемных работников.

Товарно-денежные отношения медленнее, чем в Западной Европе, проникали в леоно-кастильскую деревню. Вплоть до› конца XII в. в ренте явно преобладали платежи натурой. Были распространены еще взносы натурой без оценки в деньгах. Связи.вотчины с рынком были незначительными, во.всяком случае в источниках мало упоминаний о таком обмене. Рыночные же связи зависимых крестьян, покупка ими товаров и продажа своих продуктов в некоторых случаях регулировались вотчинной администрацией. Так, например, фуэро, предоставленное Альфонсом VI Саагуну в 1085 г., запрещало крестьянам продавать вино до того, как монахи продали свое; никому не разрешалось также покупать ткани, рыбу, дрова для печей, пока не сделали соответствующие закупки монахи. Подобные постановления свидетельствуют, с одной стороны, о начинающемся втягивании крестьян в рыночные связи, с другой - об узости рынка и относительно низком уровне развития товарно-денежных отношений в XI-XII вв.

С начала XIII в. заметно возрастает роль денежных платежей крестьян, но оброки натурой продолжали занимать большое место в феодальной ренте. Нет данных, которые позволили бы сделать вывод, что уже к концу XIII в. денежные платежи стали основной формой ренты.

1 См.: Guglielmi N. La dependencia del campesino no-.proieta-rio. - «Anales de historia antigua у medievab, v. 13, 1967, p.;172-173.

О,, вотчинном ремесле имеется немного сведений. В некоторых имениях работали ремесленники, не имевшие земельных наделов, - горшечники, токари, скорняки, кузнецы. Но упоминаются такие ремесленники нечасто.

В конце рассматриваемого периода в связи с развитием овпеводства в характере хозяйственной деятельности крупной вотчины, в первую очередь церковной, заметны изменения. Земледелие в господской части имения занимает теперь меньшее место, чем прежде. Крупные вотчинники основное внимание уделяют перегонному скотоводству. Земледелие же предоставляется мелким крестьянским держателям.

В скотоводстве получили распространение договорные отношения различных типов. Крестьяне, нанимаясь в качестве пастухов, заключали с вотчинниками краткосрочные контракты (на год), получая вознаграждение натурой.

Как уже отмечалось выше, наемные работники использовались и в земледелии. Найм осуществлялся обычно в соответствии с договором. Удельный вес таких работников в вотчинах особенно вырос в XIII в.

В некоторых случаях в крупных вотчинах использовались и сезонные работники, которых * набирали на короткие сроки. Главной же рабочей силой в вотчинах оставались соларьегос и другие категории свободных держателей, что дало основание именовать светские вотчины «соларьегос». Согласно «Телячьей книге», соларьегос составляли в XIV в. одну треть всех населенных пунктов в Кастилии1.

В общем в XI-XIII вв. крупное землевладение занимало господствующие позиции в экономике Леоно-Ка-стильского королевства. Реконкиста способствовала сохранению значительного слоя мелких земельных собственников в Кастилии, но она же создала и такие благоприятные условия для концентрации земли в руках короны, знати и церкви, которые редко где еще встречались в Европе в средние века.

1 См.: Ferrari A. Castilla dividida en dominios segun el Libro de las Behetrias. Madrid, p. 165.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх