Глава V


Знать в XI-XIII вв. 1. РИКОС ОМБРЕС И ИНФАНСОНЫ


Класс феодальных землевладельцев, находившийся в VIII-X вв. еще в стадии становления, теперь окончательно' оформляется и приобретает черты привилегированного сословия. (Представители знати (mobl-eza) занимали ведущее экономическое положение в стране. Им принадлежали крупные земельные владения (на правах собственности или ленного пожалования), большие стада скота;-они имели деревни свободных и зависимых крестьян, вильи, церкви.

В руках высшего слоя знати - ключевые посты дворцового управления, местной администрации, командные должности в войске. Низший слой знати участвовал в муниципальном управлении. К светским магнатам тесно примыкало духовенство. Основные привилегии знатных распространялись и на клириков.

Знать не представляла собой однородного социального класса. Для обозначения высшего разряда знатных с XII в. употребляется термин рикос омбрес (ricos hombres) вместо прежнего magnates. Низший разряд знати - это инфансоны, идальгос, а также кабальерос.

Все знатные пользовались рядом привилегий: освобождением от налогов, повышенным вергельдом (500 со-лидов вместо 300 для прочих свободных); они были подсудны лишь королю королевской курии; их свидетельство на суде значило больше, чем показание простого человека; знатных не подвергали пыткам на суде и телесным наказаниям.

В XIII в. -складывается представление о -знати как о сословии, занимающем особое место в государстве. В Партидах содержится обоснование -ее привилегированного положения: это -сословие, которое, кроме почета, должно иметь и могущество, чтобы успешно выполнять -функции по защите королевства. Светская знать рассматривалась как первое сословие страны.

Высшая знать - рикос омбрес состояла из крупных землевладельцев. Партиды определяли положение рикос омбрес следующим образам: «…рикос омбрес, согласно обычаю, именуются те, которые в других странах, называются графами и баронами»1. Термин «ricos hombres» впервые встречается в «Песне о Сиде». В официальном праве статус рикос омбрес и инфансонов (или идальгос) разграничен слабо. Практически рикос омбрес выступали как подлинно правящий и привилегированный социальный слой. Рикос омбрес занимали высшие должности при дворе, входили в королевскую курию, получали в управление отдельные территории. В своих владениях они нередко пользовались 'иммунитетами. Многие из них были королевскими (вассалами. В ряде случаев они самостоятельно осуществляли завоевания (идальгос - лишь в виде исключения), имели обычно вассалов. Особенно большим могуществом рикос омбрес пользовались в Галисии, несколько менее значительна была их роль в Леоне. В Кастилии же были очень сильны позиции знати второй категории - инфансонов, кабальерос.

Со второй половины XII в. король предоставлял магнатам право создавать майораты в их наследственных владениях, так что имущество таких магнатов становилось неотчуждаемым и переходило к старшему сыну,.а в случае его отсутствия •- старшей дочери или ближайшему родственнику. Изменение порядка наследования не допускалось. При Альфонсе X положение о майоратах вошло в Партиды.

К высшей знати относились те упомянутые ранее землевладельцы, которые располагали многими вильями и дарениями (особенно в Галисии, Леоне и Старой Кастилии), получали от королей замки с обязательством защищать их, имели под своим патронатом монастыри и церкви. Магнаты нередко вели частные войны, вмешивались во внутренние усобицы. Они могли денатурализоваться- отказаться от вассальной зависимости от своего короля и стать вассалами другого суверена. Земли таких рикос омбрес или идальгос при этом оставались за ними. Лишь в случае, если они начинали военные действия против короля или его вассалов, король мог разгромить-их вильи.

1 Siete Partidas, II, 21, proernium; IV, 25, 10.

В королевствах Леона и Кастилии имелся ряд 'могущественных «родов» знати, представители которых обладали обширными сеньориями в различных частях королевства, занимали высшие посты в государственном аппарате и нередко пытались добиться независимости от монарха. Наиболее выдающееся положение занимали представители домов Лара, Кастро, Аро, Аза, Манзане-до, Траба и др. К сеньории графов Лара относились «кшдадо и тьерра де Алава», территория де Молина (на северо-востоке нынешней провинции Гвадалахары). Роду Кастро принадлежал Кастрохерис; Кастро были связаны с сеньорами Вальядолида, имели земли в Бур-госе и других областях Кастилии. Род Аро владел сеньорией Бискайи.

В первой половине XII в. в качестве могущественного сеньора выступает архиепископ Компостелы Гельмирес, пользовавшийся широкой автономией во владениях архиепископства, он даже имел свой флот.

Во время малолетства Альфонса VIII опекуном короля был дон Гутьерре Фернандес де Кастро, который, по сообщению хрониста, сам посвятил в рыцари 500 человек. Против него выступили, стараясь захватить власть в свои руки, три брата из рода Лара. В междоусобную борьбу вмешались короли Леона и Наварры. Дон Нуньо Гонсалес де Лара в 1273 г. содержал тысячу кабалье-рос. После того как Альфонс VIII возмужал, ему пришлось затратить много усилий на отвоевание крепостей, захваченных родами Лара и Кастро.

Знатные дома в Леоно-Кастильском королевстве в XI-XIII вв., как и в ряде других европейских феодальных государств, представляли собой своеобразные группы в среде знати, свяванные общей генеалогией, родственными узами, имущественными и политическими интересами, традициями. Так, исследуя структуру знати на Руси в XII-XV вв., С. Б. Веселовсиий заключил, что «…не лица и не семьи,›а роды составляли основные ячейки, аз которых складывался класс» ]. По мнению Ж. Дю-би, специфической чертой феодального общества является укрепление генеалогических структур среди знати. «Генеалогическая память» развивалась параллельно с упрочением ленной системы. Рыцарские роды сплачива-

1 Веселовский С. Б. Исследование по истории класса служилых землевладельцев. М., 1968, с. 7.

лись для защиты своего экономического положения 1.

Сходный характер носили знатные дома в Леоне и Кастилии в XI-XII вв. Им также присущи «генеалогическая память» - сознание принадлежности к общему роду, наличие владений, имя которых носят все члены данной родовой группы, как главных, так и боковых ветвей2. К дому Лара, например, относились в начале XIII в. семьи, главы которых „являлись троюродными и четвероюродными братьями - потомками Гонсало Ну-ньеса де Лара, жившего в XI в. С. де Мохо насчитал около 30 таких знатных домов в Леоне и Кастилии в XII-XIII вв. (и, кроме того, 5 «домов» инфантов королевской крови). Представители этих «домов» наряду с орденами и церковными корпорациями были главными получателями королевских земельных пожалований. Они занимали высшие государственные должности. Внутри «домов» знати существовали тесные имущественные связи в сответствии с нормами фуэрос, признававшими право наследования недвижимого имущества родственниками по нисходящей и восходящей линии, а также боковыми родственниками.

В политической борьбе и в военной жизни «дома» знати выступали как сплоченные группировки. В латинской хронике королей Кастилии, описывающей битву при Лас Навас де Толоса, о главе «дома» Аро - доне Диэго Лопес де Аро говорится, что он сражался вместе с сыном, зятем, родичами (consanguineos), друзьями и вассалами. Когда король Альфонс XI предоставил в 1331 г. амнистию дону Хуану Мануэлю, он распространил ее на родичей и вассалов этого магната 3. Примером того, что знатный «дом» выступал как единый социальный организм, может служить институт бегетрии de linaje - избрание крестьянами сеньоров лишь.из данного рода.

Инфансоны или идальгос представляли собой основной по численности слой знати. Встречающиеся.в па-

1 См.: Дюби Ж. Структура семьи в средневековой Европе. М., 1970; Duby G. Hommes et structures du moyen age. Paris, 1973, p. 282-284.

2 См.: de Moxo S. De la nobleza vieja a la nobleza nueva. Cua-dernos de Historia, 3. Madrid, 1969, p. 29-30, 35.

3 Grassotti H. Las instituciones feudo-vassalaticas en Leon у Castilla. Spoleto, 1961, p. 352-353.

мятниках X в. наименования infanzones или infantiones происходят, по-видимому, от латинского выражения fi-lii bene natorum, т. е. «дети из хороших семей». В одном документе 1093 г. говорится о «воинах,' рожденных от людей не низкого, но благородного звания, которых на простом языке именуют инфансонами»1.

В XII в. начинает распространяться другое наименование этого слоя знати - Fijoasdalgos, которое позднее трансформируется в hijosdalgos и hidalgos - идальгос. Р. Менендес Пидаль полагал, что fijodalgos происходит от латинского films di aliquod, т. е. «сын того, кто представляет собой нечто», иначе - «человек особого достоинства»2. К XIII в. инфансоны и идальго представляли собой единый слой знати, которая была наследственной. Партиды отмечали, что «фидалыгия… это знатность, получаемая людьми по происхождению…». Знатность могла быть дарована королем. Король жаловал, например, идальгию воину, который убил или пленил предводителя неприятельского войска3.

По отношению к инфансоыам и идальгос применялось также наименование кабальерос (caballeros, caballarii). Эти люди первоначально не обязательно знатные, но они воины, сражавшиеся на коне. Уже в X в. они, однако, идентифицируются со знатными, которые тоже служат в коннице. Все знатные теперь именуются кабальерос. Но стремление отделить среди них знатных от незнатных ведет к тому, что отличают «кабальерос-инфансонов», или «кабальерос-фиходальгос», от «ка-бальерос-вилланос», т. е. незнатных кабальерос.

С XII в. слой кабальерос выступает как сообщество - Orden de Caballeria с определенным ритуалом, традициями и обычаями. В это время входит в употребление церемония посвящения в рыцари, состоявшая во вручении шпаги, благословляемой священником, и в легком ударе по шее. Посвященные дают обет защищать христианскую веру, королевство, покровительствовать слабым, вдовам, сиротам.

Подготовительной ступенью к званию «кабальеро»

1 Hinojosa Е. Op. cit., р. 41.

2 По мнению А. Кастро, algo - составная часть данного термина- происходит не от латинского aliquod (нечто), а от арабского algo, что означает «богатство», «добро». К. Карле тоже считает, что algo - это «имущество» или «иметь».

3 Siete Partidas II, 21, 3; II, 27, 6.

было звание эскудеро (оруженосец или щитоносец). Термин этот появился в астуро-леонских документах уже в X в. Согласно Старому фуэро Кастилии - это сыновья кабальерос, которые носят щиты и другое оружие и учатся пользоваться им.

На инфансонов распространялись те привилегии, которыми пользовалась вся знать в целом. Сам термин идальгос применялся в рассматриваемую эпоху нередко в широком смысле для обозначения всей знати1.

Но в социальном отношении идальгос представляли собой довольно пестрый слой. С одной стороны, среди них были вотчинники, жившие в собственных имениях, на землях, полученных в качестве престамо от короля, церковных корпораций и магнатов. Определенная часть этих инфансонов находилась в прямой вассальной зависимости от короля. С другой - мы видим инфансонов, живущих в небольших городах, вильях рядом с вилла-, нами. В фуэрос городов инфансоны и milites упоминаются как слой местного населения..

В некоторых случаях они пользовались привилегиями своего звания, в частности правом на повышенный вергельд (500 солидов), большей долей общих угодий городской общины. Но некоторые города запрещали им селиться на своей территории. Во многих же случаях инфансоны, хотя и могли оседать в консехос, обязаны были жить по общему городскому праву и не'пользовались привилегиями.

Положение инфансонов и их обязанности по отношению к государству обычно определялись местным правом и были неодинаковы. В одних- случаях они должны были раз в год идти в фонеадо, в других - оставались свободными от этой повинности. Иногда инфансоны городов, подобно вилланам, должны были вносить инфурсьон. Так, согласно поселенной грамоте, предоставленной Альфонсом VII в 1148 г. Лерме, инфурсьон, возлагавшаяся на инфансонов, состояла из 5 хлебов, 2 квартер вина, 2 динариев и 2 эмин ячменя. Идальгос в общем не являлись тяглым сословием, не платили по-

1 В общественной жизни идальгос были отделены значительной дистанцией от рикос омбрес. Достаточно ярким свидетельством может служить распря между Сидом и инфантами Карриона, которые считают унижением для себя жениться на дочерях простого идальго (см.: «Песнь о Сиде». Пер. Б. И, Ярхо и Ю. Б. Корнеева. М. - Л., 1959, с. 116-117, ср. с. 73).

датей. Но от налога, введенного в XIII в. - moneda forera, были свободны не все представители этого слоя. В Леоне идальгос не платили его, в Кастилии первоначально он касался и идальгос и клириков. Освобождение от этого налога предоставлялось в виде локальных привилегий. В 1259 г. такую льготу получили идальгос и кабальерос Толедо, в 1273 г. -Севильи, в 1280 г. - Кордовы. Лишь в начале XIV в. Альфонс XI унифицировал обязанности инфансонов, регламентировав их службу в соответствии с имущественным цензом.

Среди инфансонов различались богатые и бедные. В одном документе 1030 г., 'касающемся инфансонов Спе-лии, говорится, что, отказавшись от выполнения ануб-ды, они утрачивают свои бенефиции и сохраняют лишь свои наследственные мелкие земельные участки, (here-ditatelias). В картулярии монастыря Карденья (1073 г.) речь идет о тяжбе, которую вели тринадцать инфансонов из четырех вилл в долине Орбаньелла против крестьян монастырской деревни, пасших скот на лугах, которые инфансоны считали своими. Последние захватили в качестве залога 104 крестьянских быка. Однако тяжбу в королевском суде инфансоны проиграли, и им вначале грозил огромный штраф. Но в итоге было заключено соглашение о совместном использовании пастбищ инфан-сонами и крестьянами1. Известно, что некоторые мелкие идальгос еще в XIV в. выплачивали нунсьо.

В одном из документов 1100 г., в котором идет речь о распределении повинностей в пользу комендерос (ом. ниже) среди идальгос, различаются те из них, которые имеют упряжку быков, и те, у кого лишь один бык. Перед нами, фактически мелкие земельные собственники. Иногда таким инфансонам было не под силу нести сословные обязанности, и тогда они могли отказаться от знатности и перейти в сословие вилланов. Старое фуэро Кастилии содержит описание процедуры отказа от знатности. Тот, кто желал это сделать, должен был явиться в консехо и заявить: «Знайте, что я желаю быть вашим соседом, участвовать в инфурсьон и во всех повинностях ваших». Потом он проходил трижды под длинной палкой, которую держали два человека, говоря: «Оставляю знатность и становлюсь вилланом». После этого он и его дети оказывались вилланами 2.

1 См.: Becerro Gotico de Cardefia, XIV, p. 18-20.

2 Fuero Viejo, I, VI, XVI.

Идальго мог лишиться своего звания, если был уличен в некоторых преступлениях (воровстве, бегстве с поля боя, отказе от оказания помощи сеньору). Такие же последствия для идальго имело публичное занятие торговлей или физическим трудом ради денег.

Тот, кто утратил звание идальго добровольно или в результате брака с крестьянином, мог вернуть себе прежнее звание. Чтобы стать снова кабальеро, человек, ' ранее отказавшийся от своего сословия, должен был заявить перед консехо в церкви: «Оставляю вилла-нию и принимаю знатность» К Вдова кабальеро, вышедшая замуж за виллана, после смерти второго мужа могла снова стать знатной. Для этого ей нужно было обойти три раза могилу второго мужа, имея при себе седло и приговаривая: «Виллан, возьми свое вилланст-во, дай мне мою фидальгию», после чего она получала все права знатной женщины» 2.

Отмеченные случаи отказа от знатности из-за бедности или браков женщин из знатного сословия с крестьянами касались низшего слоя инфансонов, не отличавшихся существенно по своему хозяйственному положению от мелких земельных собственников крестьянского типа. Иногда они приближались по своему статусу к мелким прекаристам, что видно, например, из решения тяжбы по поводу долины Лагнео Альфонсом VI. Это решение предусматривало, что инсЬансоны данной местности либо будут нести повинности в пользу короля как держатели наделав, либо покинут долину3.

Следует отметить, что формирование сословия кабальерос (и знати в целом) не было еще в расем.атривае-мый период завершено. Об этом свидетельствует относительная легкость перехода из одного сословия в другое, превращение кабальеро в виллана и, наоборот, возвышение крестьянина до звания идальго. Особенно же наглядным показателем «открытого» характера знатного сословия служит наличие.слоя кабальерос-вилла-нос.

1 Fuero Viejo, I, VI, XVI.

2 Ibid., I, V, XVII.

3 Hinojosa E. Documentos para la historia…'.,,p. 29-31. В «Пеони о Сидех ннфансон в глазах смотрящих на него свысока инфантов - человек, поглощенный крестьянскими занятиями. См.: «Песнь о Сиде», с:. 119.

Наряду со светской знатью привилегированным сословием было духовенство. В первые века после мусульманского завоевания имелось немало священников и диаконов несвободных (вопреки церковным постановлениям). Но позднее принадлежность духовенства в це^ лом к привилегированному сословию вырисовывается достаточно отчетливо. Высший клир - архиепископы, епископы, аббаты крупных монастырей - приравнивался по рангу и знатности к рикос омбрес. Они входили в состав королевской курии, были сеньорами крупных территориальных округов. Привилегии распространи-' лись и на низший клир.

С XI в. все клирики обычно пользовались правами кабальерос. В ряде фуэрос содержатся положения, приравнивающие их в отношении размеров вергельда и освобождения от налогов и поборов к идальгос. Так, фуэро Нахеры освобождало клириков от обязанности выступать в поход, платить военный налог и предоставлять постой в своем доме. Альфонс VIII освободил епископов и священников Кастилии от уплаты податей и поборов. Альфонс IX на кортесах в Леоне в 1208 г. также освободил духовенство королевства Леон от податей и пошлин.

К военной службе клириков привлекали лишь в том случае, когда начиналась война против мусульман. Их нельзя было призывать в войско, если шла война против христиан. Все клирики были подчинены церковной юрисдикции, они судились в церковных судах по гражданским и уголовным делам (если истцом или ответчиком был клирик или член его семьи). Вплоть до XIII в., согласно Партидам, существовало церковное право убежища.

Как видно из вышеизложенного о социальном положении и юридическом статусе знати, ни Леон, ни Кастилия, вопреки мнению некоторых исследователей, не представляли собой некий демократический анклав в аристократической средневековой Европе. «Открытый» характер знати здесь выступает более явственно, чем в соседних феодальных государствах, но по своему хозяйственному положению, юридическому статусу и роли в социальной жизни она мало отличается от феодальной знати других стран Западной Европы.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх