3. ГОРОДА Й КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ


При оценке объема городской автономии следует учитывать, что города в Леоне и Кастилии никогда не добивались полной независимости от королевской администрации.

Фуэрос не освобождали города от обязанности допускать на свою территорию королевских должностных лиц.

В первый период развития городов' (до XI в.") во главе их, как правило, стояли королевские представители. Они именовались ipotestades или просто seniores, в Каст-рохерисе - senior villae (может быть, сам граф или его агент), в Сепульведе - алькальд, мерино и юдекс. Позднее появились судьи, избираемые соседями. Но это не означало полного устранения королевских представителей. Согласно некоторым фуэрос, они сохраняли право назначать должностных лиц вильи. Иногда их назначали совместно сеньор (королевский агент) и совет.

1 Carle М. del С. Del concejo medieval castellano-leones. Buenos-Aires, 1968, p. 177.

В ряде случаев сеньор возглавлял городское ополчение. Он получал от населения янтар, часть судебных штрафов. Ниже сеньора стоял мерино. Некоторые фуэрос требовали, чтобы его назначали из числа соседей данной вильи, другие, наоборот, запрещали это.

В городах Леона судьи обычно назначались королем, в Кастилии - избирались. Горожане могли апеллировать в королевский суд по некоторым особо важным делам, что специально оговаривалось в фуэрос. Можно наблюдать известный параллелизм и нередко перекрещивание двух административных систем - королевской и местной, соседской. В некоторох городах, например в Саморе, Ледесме, Севилье, Сории, судьи и алькальды- это королевские агенты. В других, хотя должностные лица именуются «королевскими» (alcaldo del rey), консехо участвовал в их назначении. В ряде случаев, как уже отмечалось, королевский агент вместе с консехо назначал судей. В вильях всегда были королевские представители.

В XIII в. происходило усиление центральной власти, вольности городов ограничивались. Иногда короли, жалуя фуэрос городам, не предоставляли им права избирать местные органы управления (таково, например фуэро, пожалованное Альфонсом X Аликанте). Это право оставалось за королем. Завоеванные во второй половине XIII в. города Андалузии получали статусы, предоставлявшие населению менее широкие права самоуправления, чем те, которыми пользовались консехос между Дуэро и Сьеррой. Завершил эту эволюцию городского устройства в 1340 г. Альфонс XI, поставивший на месте городских советов назначаемое королевской властью муниципальное управление (ayuntamiento).

Горожане выполняли государственные повинности. Характер и объем их был различен, так как устанавливались они для каждого города в соответствии с его фуэро. Городские жители несли военную службу' на определенных условиях. Обычно все горожане должны были являться в войско тогда, когда речь шла о защите страны от нападения. Но и в этом случае, как отмечалось, например, в фуэро Бургоса 1124 г., участники похода не обязаны были уходить от своего города далее чем на трехдневный переход. В Нахере жители города являлись в военный поход по призыву короля один раз в год. Согласно фуэро Сепульведы, все горожане, за

исключением кабальерос, освобождались от военной службы, не считая случаев, когда город оказывался в осаде или если возникала необходимость в заш.ите страны от нападения.

Пеоны во время военного похода обычно объединялись группами по 3-4 человека и предоставляли для ополчения одно вьючное животное. Помимо этого, горожане иногда обязаны были выплачивать военный налог, участвовать в строительстве крепостей, городских стен. В некоторых случаях горожане выплачивали инфурсьон и несли барщину (3-4 дня в год), выполняли службу посыльных. Нередко за королем сохранялись в городе баналитетные права (на печи и мельницы).

'Королевская власть оказывала существенное воздействие на городское развитие тем, что расширяла или уменьшала территорию городских округов. Известно, например,, что Альфонс VIII неоднократно жаловал городам деревни. Так, в 1119 г. он предоставил Сеговии во владение 19 деревень, в 1205 г. консехо Пеньяфлор - 3 деревни, в 1209 г. тому же консехо - еще одну деревню1. В ряде случаев юн продавал городам деревни и отдельные земельные владения. Фернандо III в 1234 г. подарил архиепископу Толедо 6 деревень, освободив их от подчинения городам Гвадалахаре, Фите и Атьенца2. Подобная практика продолжалась в течение всего XIII в., о чем свидетельствует ожесточенная борьба между представителями городов и знатью в кортесах.

Несмотря на противоречивые тенденции в политике королей Леона и Кастилии, диктовавшейся нередко верхушкой феодальной знати, поддержка городов становится в XIII в. наиболее характерной Чертой политической ориентации леоио-кастильских монархов. От городов обычно зависела судьба королевской власти и во внешних войнах и во внутренних усобицах. После того как в конце XII в. Альфонс VIII потерпел поражение у Аларкоса от алумохадов, важнейшую роль в обороне Кастилии сыграли ополчения городов Эстремадуры. В сражении при Лас Навас де Толоса основную массу войск кастильцев составляли ополчения Мадрида, Толедо, Куэнки, Сории, Вальядолида, Сеговии, Авилы и многих других городов. При взятии Кордовы Фернандо III

1 См.: Gonzalez J. Historia…, t. Ill, p. 938-939, 469-470.

2 См.: Manuel Rodriguez M. de. Memorias para la vida del santo rey don Fernando III. Madrid, 1800, p. 421-422.

использовал главным образом ополчения городов. Когда происходили усобицы в Леоне и Кастилии после смерти Альфонса VI в начале XII в., ополчения Саламанки, Толедо, Авилы и Сеговии послужили стабилизирующим фактором в жизни королевства. Помощь ополчения Авилы и Сеговии обеспечила Фернандо III победу над предводителем мятежной знати доном Альваро Нуньо де Лара.

В представлениях современников города выступали как естественные союзники королевской власти. Характерно наставление, с которым, согласно хронике Хай-ме I, португальский король обратился к своему зятю- королю Кастилии Альфонсу X: «Два сословия в государстве должны вы особенно лелеять и возвышать - клириков, а также жителей городов и местечек. Бог любит их больше, чем знатных, которые более, чем другие сословия, склонны к возмущению против своих господ».

В то же время города упорно отстаивали свои вольности против самой королевской власти. Так, в 1295 г. эрмандада консехос Кастилии, Леона, Галисии и- Мурсии постановила, что если король требует займа, то ни один город не должен давать ему ничего без согласия эрмандады1.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх