Всегда в строю

Прочитал повести Владимира Карпова и первое, что захотелось воскликнуть — как быстролетно время! Кажется совсем недавно я, будучи командующим Первого прибалтийского фронта встречал в разведывательных сводках фамилию старшего лейтенанта Карпова и вот он тот же самый лихой, смелый разведчик, теперь известный писатель.

Нам всем очень повезло, что Владимир Карпов остался жив, пишет для нас и для нового поколения замечательные книги. Я говорю — повезло, потому, что работа разведчика очень опасна, а Карпов много раз ходил за «языками» и на передний край и в тыл врага. По книгам и кино многие имеют представление, что это за работа, и сам Карпов написал очень хороший роман «Взять живым», в котором он без прикрас, без «сюперменства» показал суровую, опасную и труднейшую службу войсковой разведки. Я считаю эту книгу одной из лучших книг о жизни и боевой деятельности самого трудного полкового звена — это воины переднего края, а разведчики еще и дальше переднего края, потому что их деятельность проходила в расположении врага. Достоверность, знание всех тончайших деталей, боевой, окопной жизни

— одно из достоинств книги Карпова, а основано это на том, что почти во всех описанных заданиях принимал участие и сам автор. Владимир Карпов сражался не только на фронте, которым я командовал, он вел активные боевые действия и на соседнем 3 Белорусском и, как мне известно, пользовался уважением командующего тем фронтом Ивана Даниловича Черняховского.

Да, летит время и в этом движении в наших трудах, в наших достижениях послевоенных лет занимает большое место и труд советских писателей. Не скрою, мне очень приятно встречать на обложках книг, в журналах, на экране телевизора боевого друга суровых дней Великой Отечественной войны Владимира Карпова. Многие фронтовики после боев пошли учиться, стали инженерами, учеными, работниками искусства, прославились трудовыми делами на заводах и колхозных полях. Например, командир 629 полка, в котором служил В. Карпов, сначала майор, а в конце войны полковник Алексей Кириллович Кортунов, стал руководителем строительства крупных нефтеразработок, а позднее много лет был Министром газовой промышленности СССР.

У Владимира Карпова жизнь и работа шла по двум направлениям, но не раздваивалась! Как два рельса одного магистрального железнодорожного пути они вели его к одной желанной цели. Он сочетал военную службу и литературное творчество. Конечно, это было не легко, и то, и другое требует не только много времени, но и полной отдачи всего себя. Большая любовь к делу, талант, высокая трудоспособность помогали офицеру Карпову преодолеть все трудности. В 1947 году он окончил военную Академию им. М. В. Фрунзе, в 1948 закончил Высшие Академические курсы Генерального Штаба и был назначен на работу в Генеральный штаб. Очень высокая это честь для военного и, как видим, Владимир Васильевич был удостоен этой чести именно как военный, как признанный мастер ратного дела.

Продолжая все эти годы писать, Владимир Карпов ощущал недостаток специального литературного образования, как он мне говорил — чувствовал, что «кустарничает», не зная теории, истории, особенностей литературного труда. Поэтому решил поступить на вечернее отделение Литературного института им. Горького на отделение прозы. Шесть лет напряженного труда! Очень нелегко было офицеру Генерального Штаба сочетать учебу с работой, бессонные ночи за книгами и очень ответственные командировки, порой не менее опасные, чем в годы войны! И еще надо было и очень хотелось писать. Творческими руководителями Владимира Карпова в Институте были К. Г. Паустовский и А. Чаковский.

Кстати, сразу же после защиты диплома в 1954 году, подполковник Карпов подал рапорт с просьбой направить его в войска. Он так поступил потому, что работа в Генеральном штабе связана с большой секретностью, не о всем можно писать. А Карпову очень хотелось населить свои произведения образами современных офицеров, писать не только о войне, но и сложной, интересной жизни армии в мирные дни.

В Министерстве обороны поняли стремление писателя и Карпов был направлен в жаркие края Туркестанского военного округа. Больше пяти лет Владимир Карпов командовал полками в Кара—Кумах, на Памире, был начальником штаба механизированной гвардейской дивизии и зам. комдивом.

Все эти годы он не только командовал, но и всматривался в жизнь, накапливал огромный материал, который ложился в основу его литературных произведений.

Литературные особенности произведений Владимира Карпова достаточно широко и высоко оценены критикой, мне же хочется отметить большую воспитательную силу его повестей. Написанные правдиво, с знанием дела, о том, что всегда волнует читателей военной среды — о становлении характеров, личностей в армейских условиях, эти повести не только интересны как литературный материал, они еще поучительны в самом прямом деловом, служебном отношении, потому что обобщают личный опыт автора. А опыт у него большой, глаз зоркий, ум проницательный, склонный и к анализу, и к обобщениям. Прокомандовать писателю больше пяти лет полком, это не съездить в творческую командировку! А сходить много раз в тыл врага со специальным заданием и писать об этом, опираясь на собственные наблюдения и переживания, это конечно же, более весомо, чем писать по расспросам или по рассказам других выполнявших такие задания.

Я не хочу этим оказать, что писатель обязательно должен пережить, пройти через то, о чем он пишет, силой воображения и таланта литератор способен проникать и в человеческие сердца и в космические дали, говоря же о творчестве Карпова, я лишь подчеркиваю то, что усиливает проникающую силу его строк и порождает к нему доверие, не только к нему, как автору, но еще и укрепляет веру в идеалы, которые он пропагандирует и утверждает как писатель. А проповедует он, причем тонко, не в лоб, а тепло, ненавязчиво, но убедительно, — любовь к родине, любовь к армии, веру в социалистические идеалы, которые делают нашу армию непобедимой. Владимир Карпов всегда с большим уважением и тактом пишет о работе офицеров. Приведу только один пример. В повести «Не мечом единым» описано около десяти офицеров различных званий и служебных положений, но наряду с этим они еще и все разные по характерам. Они делают одно общее дело, но каждый в силу своих индивидуальных особенностей встает перед читателем еще и как человек. Эта повесть вообще одна из первых в нашей литературе освежает жизнь и деятельность одной из частей в условиях идеологической борьбы, происходящей сегодня в мире. В этой борьбе наши противники ищут пути влияния на советскую молодежь, через радиопередачи различных «голосов», через магнитофонные записи песенок «с подтекстом», через сплетни и анекдоты, т. е. берется врагами на вооружение все, что может поколебать веру, породить скепсис и инфантильность лишить молодых людей бойцовских качеств, чтобы не было у нас Матросовых, Космодемьянских, людей, способных на подвиг, на твердое умение и желание защищать родину в бою.

Карпов в повести «Не мечом единым» ставит именно эту очень важную проблему борьбы за молодежь в условиях армии, потому что молодые люди, та часть из них, которая попадает под влияние буржуазной пропаганды, приходит в армию, когда настает положенный день, надевает военную форму, становится солдатом. Но это лишь внешне! Писатель как раз и заостряет внимание на том, что советским солдатом надо стать еще и по убеждению, что это случается не просто, не вдруг, чаще с помощью командиров, воинского коллектива. Происходит это не всегда безболезненно, порой сопряжено с внутренней психологической борьбой людей и конечно же и борьбой идей, в которые они верят.

Наша армия сегодня вооружена самым современным оружием, но сила нашей армии не только в ракетах, атомоходах и самолетах новейших конструкций. Сила эта еще и в том, о чем постоянно заботится наша партия и с чем так умело и доходчиво пишет в своих произведениях писатель Карпов — в идейной прочности, безграничной вере в ленинские, коммунистические идеалы, преданности родине и народу — эта сила всегда была сильнее любого другого оружия и помогала нам одерживать победы над самыми сильными и коварными врагами.

Это оружие не стареет, поэтому, я думаю и произведениям Владимира Карпова предстоит жить долго, чего я от души желаю. А самому Владимиру Васильевичу, как моему соратнику по оружию в годы войны и доброму другу в дни мирные, я желаю дальнейших успехов на литературном и военном поприще. На военном потому, что такой писатель, как он, не уходит в запас, он всегда в строю, всегда с воинами и офицерами, которые любят его и считают своим бессменным сослуживцем.

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И. X. БАГРАМЯН

13.1.81





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх