XX


Мелики Карабаха ждали лета 1784 года и прибытия войск генерал-поручика Потемкина, чтобы, объединившись с ним, начать войну с магометанами. Однако прошел еще год, но обещанная помощь не пришла.

В апреле 1785 года из монастыря Гандзасар вышел человек в одежде бедняка и с тяжелым посохом паломника в руке; он направился в сторону Гандзака. Этого человека за быстроходность называли «иноходец» Григор. В тот же день другой человек отправился из села Шах-Мансур в Шуши. Последний был знатного происхождения, он прошел прямо к Ибрагим-хану и сообщил ему, что армянские мелики совместно с католикосом Гандзасара Ованесом составили новое послание к российской императрице, в котором призывают русских принять правление над их страной, одним словом, изменник передал подробные сведения обо всех приготовлениях меликов и католикоса Ованеса и их переговорах с русскими.

Несмотря на то, что мелики готовились в глубокой тайне, несмотря на то, что они соблюдали строгую конспирацию, тем не менее этот изменник знал обо всем, ибо он был родным братом католикоса Ованеса и сам принимал участие в совещаниях. Это был Алахкули-бек, сын Мелик-бека Хасан-Джалаляна. То, что возводил один брат, разрушал другой. История наша довольно бедна достойными людьми, но богата предателями…

Ибрагим-хану было известно о намерениях русских, и он давно уже начал укреплять крепость Шуши. Он догадывался и о тайных сношениях армян с русскими, но у него не было конкретных фактов, чтобы наказать армян. Изменник предоставил ему эти факты. Он сообщил, что гонец в нищенской одежде должен доставить новые послания, хранящиеся в его посохе, в Гандзак, а оттуда в Тифлис. Эти послания, добавил он, подписали мой брат католикос Ованес, мелик Гюлистана Абов Мелик-Бегларян, мелик Джраберда Межлум Мелик-Исраелян, мелик Дизака Бахтам Мелик-Аванян и другие церковные и светские деятели.

Поскольку мелик Варанды Шахназар, мелик Хндзристана Алахверди и Рустам-бек из Гюлатаха были сторонниками хана, то союзные мелики не пригласили их участвовать в совете.

На вопрос хана, возможно ли каким-либо образом получить письма, отправленные с гонцом, изменник сообщил, что в Гандзаке гонец должен явиться к католикосу Гандзака Исраелу, чтобы забрать и его письма.

Достаточно обратиться к католикосу Исраелу, и он тотчас завладеет всеми бумагами.

В последнее время Исраел, скрывая свою давнюю вражду к католикосу Ованесу, внешне проявлял полное согласие со всеми теми действиями, которые совершались для освобождения родины. Он был одним из тех церковников, которые в Гандзасарском монастыре присягнули на кресте и Евангелии в верности делу освобождения родины. Но в то же время этот злодей не раз тайно обращался к Ибрагим-хану, предлагая свои услуги в обмен на католикосский престол Гандзасарского монастыря.

Хан решил, что настало время испытать его верность. Поскольку его отношения с гандзакским Джавад-ханом были враждебными, он не мог сам отправить своих людей и арестовать гонца. Он написал письмо католикосу Исраелу, сообщая, что к нему прибудет письмоносец, отправленный под видом нищего, в посохе которого спрятаны подозрительные бумаги. Если он сумеет захватить эти бумаги и переслать ему, то он, в свою очередь, обещает всяческое содействие в его намерении занять католикосский престол Гандзасара. Письмо было отослано с тем же отступником Алахкули-беком Хасан-Джалаляном.

Хотя католикос Исраел прекрасно сознавал, какой опасности он подвергает армянских меликов и католикоса Ованеса, выполняя волю хана, хотя он понимал, что своим предательством губит дело освобождения страны, тем не менее, ставя собственную выгоду и престол католикоса Гандзасара выше национальных интересов, он захватил бумаги и отослал их Ибрагим-хану.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх