XXII


Мелик Межлум и мелик Абов недолго оставались в Тифлисе.

Перенеся столько мучений, оставив свои семьи и земли в руках врага, отчаявшись получить помощь в Тифлисе, оба мелика – Межлум и Абов – все же не отвратили своих взоров от России, все еще надеялись на ее помощь.

Они обратились с письмом к генерал-аншефу Текеллию, в котором описали все перенесенные ими беды, начиная в того дня, когда, прельстившись обещаниями генерал-поручика Потемкина, вручили свою судьбу в руки России и начали войну с Ибрагим-ханом, описали все злодеяния, совершенные ханом.

Они вновь просили защиты у императрицы, предложив следующие условия:

«1. Для свержения с них ига варваров сделать им действительное вспоможение войском, хотя бы в небольшом числе; ибо они, соединя силы свои с воинством Российским, одним именем своим там страшным, могут преодолеть силы Персиян и низложить владычество Шушинского хана. За сим всеподданнейше просили восстановить верховную над ними власть в Особе Грузинского Царевича Давида, внука Царя Ираклия, или другого способнейшего по качествам и достоинствам.

2. Если упомянутой милости получить они не могут, то, напоминая просьбы, поданные предками их Государю Петру Великому, и основываясь на оказанном к их просьбам благоволении Государя, всеподданнейше просят о переведении и поселении их в окрестностях Дербента, по берегу Каспийского моря, и об укреплении за ними заселенных ими мест, предоставя Меликам и наследникам их полное право над их подданными» (1).

В это же время представитель меликов Карабаха, российский предприниматель Степан Давтян просит Потемкина оказать срочную помощь меликам. Последний обещает послать в Дербент шесть батальонов, чтобы помочь желающим принять русское покровительство.

Об упомянутом переселении глава армянской церкви в России архиепископ Овсеп в своем обширном донесении, представленном императрице Екатерине II через князя Г. А. Потемкина, в частности, писал:

«Карабахские Мелики, Сентября 19-го 1789 года, за утешительные письма изъявляя мне, Архиепископу Гайканскому, свою благодарность, уведомляют о следующем: якобы от Его Светлости Князя Григория Александровича Потемкина-Таврического дано повеление Генералу Петру Абрамовичу Текеллию о вызове их, Меликов, в Россию, и что со стороны помянутого Генерала Текеллия о сем деле ничего не сообщено; почему просят убедительно меня о точном извещении. О сделанном между Меликами условии, о всех нуждах их сообщат мне, прося извещать их о благорасположении к ним Его Светлости.

Напоминая просьбы, поданные предками их Государю Петру Великому, и основываясь на оказанном к их просьбам Государевом благоволении, просят о переселении их в Дербентское владение и об укреплении за ними тех мест в вечное владение. В случае же переселения их в Россию, просят пособия войск Российских в Грузии, дабы безопасно могли удалиться из владения Карабахского с народом. К сему присоединили, что все их общество, в сих двух предложениях соглашаясь с Меликами, просит уведомить их, где будет им отведена земля, и, если в России, на каких условиях. Они желают, чтоб благоволили утвердить преимущества их, издревле принадлежащие и предоставленные им нерушимо даже их врагамя, то есть; право быть им владетелями своих подданных, наследовать потомкам их оными, равно и места, отведенные им к поселению, утвердить с таким же правом.

Помянутые два Мелика, Межлум и Абов, по донесении своей просьбы, уверяют о верном согласии и последних трех Меликов, остающихся в Карабахе. О сем доводя до сведения Вашей Светлости для доклада Ее Императорскому Величеству, убедительнейше и всепокорнейше прошу о доставлении России толико знаменитой Государственной пользы, о даровании им милостивого Высочайшего покровительства, а мне наставления об извещении их: поелику я без особливого разрешения, Высочайшего соизволения и без уведомления Вашей Светлости отвечать не могу; письма же помянутых двух Меликов, Межлума и Абова, в подлиннике при сем с переводом прилагаю».

Каков был ответ меликам, нам неизвестно, но так как русские в это время были заняты войной с Турцией, то вряд ли у них была возможность основательно заняться делами меликов и хоть как-то облегчить их положение.

Мелики, находясь некоторое время у царя Ираклия, предлагали ему объединить силы и уничтожить власть Ибрагим-хана, напоминали ему о тех варварских набегах в Грузию, которые совершил по наущению Ибрагим-хана аварский Омар-хан несколько лет назад. Ираклий обещал свою поддержку, но советовал подождать немного. Однако мелики не могли ждать; их подданные, даже их семьи находились в руках Ибрагим-хана.

В это же время Ираклий получает письмо от Ибрагим-хана. Хан предлагает ему схватить мелика Межлума и мелика Абова и передать их в его руки. Взамен хан обещал вернуть те 3000 тюркских семей, которые прежде были грузинскими подданными, но бежали из Борчалу в Карабах и поселились в окрестностях крепости Аскеран.

Грузинский царь, не столько из желания получить назад своих подданных, сколько опасаясь мстительности Ибрагим-хана, решает выполнить его приказ и арестовать нашедших у него прибежище гостей. Об этом замысле узнают армянские мелики. Секретарь Ираклия Мирза-Гиоргий, армянин по национальности, прочитав письмо Ибрагим-хана, сообщил о его содержании меликам.

Как рассказывают, Ираклий решил пригласить меликов на обед в сады Ортачалы, напоить их и здесь же за столом арестовать. Но мелики уже знали о его намерениях: перед обедом они вскочили на коней, якобы желая поохотиться в окрестностях и добыть дичи для царского стола, и более не вернулись. Мелики, имея с собой около сотни всадников, оставили негостеприимный Тифлис и отправились в Гандзак. По пути они встретили возчиков-грузин, направлявшихся в Тифлис, и мелик Межлум попросил их передать царю Ираклию, что он не забудет его гостеприимства…

И действительно, самолюбивый сын мелика Атама не забыл отомстить грузинскому царю за коварство: задуманный им обед через несколько лет стал причиной гибели Тифлиса…

Предательство грузинского царя глубоко ранило чувствительное сердце мелика Межлума. Архиепископ Овсеп так высоко ценил Ираклия, что даже видел в нем возможного главу будущего объединенного армяно-грузинского государства в том случае, если престол не займет сам князь Потемкин. А этот трус, убоявшись письма Ибрагим-хана, намеревался предать в его руки двух видных меликов Карабаха, которых сам же и пригласил в Тифлис, обещая им помощь.

Мелики прибыли из Тифлиса в Гандзак. Местный Джавад-хан принял их с радушием, отвел им в своем городе место для жительства, выделил деньги, необходимые для проживания. И несмотря на то, что Ибрагим-хан не раз обращался к Джавад-хану с просьбой выдать ему меликов, Джавад-хан оказался благороднее грузинского царя и отказал ему в просьбе.


____________________

(1) Этот и следующий документ помещены в «Собрании актов, относящихся к обозрению истории армянского народа», М 1838, ч. II, с 52-63.


____________________




 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх