XXVII


После смерти мелика Шахназара мощь Ибрагим-хана ослабла. В руках этого человека находился один конец той цепи, с помощью которой хан подчинял себе новоиспеченных армянских меликов. Мелики, которые в погоне за властью и должностью обратились за помощью к тюркскому хану и стали его вассалами, после смерти мелика Шахназара начали постепенно осознавать свою ошибку, понимать, что они собственными руками разрушили свой дом и вознесли над собой магометанского деспота.

Это прозрение было обусловлено рядом обстоятельств, на которых необходимо кратко остановиться, дабы показать, каково было истинное значение ханов Шуши, каковы были их права в отношении армянских меликов и можно ли считать их владетелями или князьями страны.

Мы знаем, как появился Панах-хан; мы знаем и то, что правитель Персии Карим-хан Зенд (который был не шахом, а незначительным лористанцем*, захватившим власть над частью Персии) после убийства Панах-хана пожаловал его сыну Ибрагиму титул хана и назначил правителем крепости Шуши. Таким образом, Ибрагим-хан был никем иным как обычным персидским ханом, который благодаря царившим в то время в Персии безвластию и междоусобице сумел длительное время сохранять свое место. Но по сути он не был владетелем или князем страны, он был временным правителем, одним из тех, кого персидское правительство непрерывно сменяло. Он сам платил дань Персии и для сохранения своей должности ежегодно отправлял в Персию ценные дары и подношения.


____________________

* Имеется в виду не наше Лори, а одноименная провинция Лори, или Лористан, в Южной Персии.


____________________

Ему удавалось удерживать свое положение благодаря разобщенности меликов. Одни мелики были его врагами, другие, наоборот, – его сторонниками, и это позволяло ему поддерживать равновесие.

До определенного времени Ибрагим-хан не посягал на прямые и чувствительные интересы армянских меликов. Правда, он и его отец восстановили, например, два новых меликства в Хачене и Джраберде, но в этом деле они выступали не как зачинщики или распорядители, а как пособники. И поэтому отношения между ханом и этими меликами были скорее отношениями союзников, чем властителя и подчиненных.

Но после смерти мелика Шахназара Ибрагим-хан сбросил маску и, воспользовавшись доверием к нему покойного, определившего его опекуном над своими наследниками, посчитал своим полным правом назначить преемником того из сыновей мелика, который хотя и был самым бездарным, но верно служил бы ему, так как был братом его жены. Это и вызвало недовольство других наследников, ибо вмешательство хана противоречило их традиционному обычаю наследования.

Но Ибрагим-хан пошел еще дальше. Он затронул наиболее существенные права народа и меликов: он начал вмешиваться в земельные вопросы страны, которые до того времени оставались неприкосновенными и решались только в соответствии со старинными армянскими обычаями, приобретшими силу закона. В нашу задачу не входит подробное рассмотрение земельного вопроса в Карабахе или обязательств крестьян перед меликами вообще и перед ханом, в частности*. Отметим только, что те печальные события, о которых мы рассказали в XXIV главе, позволили Ибрагим-хану произвольно распределять или распоряжаться землей, – право, которым он не обладал ранее. Мы знаем, что мелик Джраберда Межлум и мелик Гюлистана Абов с частью своих подданных переселились в Гандзакское ханство. Их земли, деревни опустели, остались без хозяев. В это время и начал хан раздавать землю всем, кому пожелал, и заселил эти места новыми переселенцами**. Таким образом, благодаря случайным обстоятельствам он приобрел право на армянскую землю, которым до этого не обладал.


____________________

* Этот вопрос будет рассмотрен нами в особой работе, которая будет называться «Земельный вопрос в Карабахе в период правления меликов» (1).

** Эта раздача земли ханом была столь незаконной и безосновательной, что когда часть армянских беженцев вернулась, они вновь стали хозяевами своей земли и изгнали поселенных ханом крестьян.


____________________

Подобный произвол вызвал недовольство даже преданных хану меликов, особенно когда они увидели, что хан поселяет на армянских землях тюркских переселенцев, например, голани – дикое и разбойничье племя, кочевавшее по Джеванширской степи. В Карабахе, населенном исключительно армянами, начали появляться тюрки, которых прежде здесь не было. Подобное поведение хана вызвало всеобщее недовольство как народа, так и дружественных хану меликов.

Мелики ничем не выдавали своего недовольства, но в их сердцах зрело чувство глухого протеста, которое ждало лишь удобного момента для проявления.

Первым выразил свой протест мелик Джумшуд, сын мелика Варанды Шахназара, – самый умный и здравомыслящий из братьев. Он уже осознал, какой ущерб нанесла его отцу и другим меликам дружба с шушинскими ханами.

Насилие, царящее в обществе, не ощущается отдельной личностью вполне до тех пор, пока оно не коснется его лично. Мелик Джумшуд испытал его на себе. Тиран лишил его законного права на наследование и передал его недостойному брату. Два других его брата – Джангир и Джан-бахш, преследуемые тем же тираном, бежали к Мустафа-хану. Он остался в одиночестве и лишился их поддержки.

Родовое достоинство мелика было уязвлено. Его предок – мелик Шахназар-старший, владетель всего Гехаркуника, дружил с самим шахом Аббасом, перед которым трепетал весь Восток. Его дед, мелик Хусейн-старший, поддерживал отношения с царями. А ныне в великолепном доме этих великих людей, имеющем многовековую историю, распоряжается новоиспеченный джеванширский хан, время правления которого не превышает дней его жизни. Но кто возвысил джеванширца, кто способствовал его усилению? Опять же некий армянин, отступник и смутьян, пожертвовавший свободой родины ради своих мелочных корыстных интересов и ставший причиной ее падения. Мелик Джумшуд не мог не вспомнить без гнева, что этим армянином был его отец…

Все это было невосполнимой утратой. Однако мелик Джумшуд надеялся по возможности восстановить утраченное и облегчить муки края. Он ясно понимал, что причиной всего случившегося были разобщенность, междоусобица и присущая армянам любовь к иноземцам. Мелик Джумшуд был начитанным молодым человеком. Он не удивлялся тому, что когда-то армянские нахарары обратились к персидскому царю с просьбой сместить армянского царя и посадить на его место персидского марзпана. Он не удивлялся, он лишь сожалел о необычной любви армян к иноземцам, он лишь возмущался, когда видел, что то же самое происходит в его время, на его глазах.

Его отец впустил в неприступный Карабах чужеземца, который расшатал основание армянских княжеств и в итоге погубил создававшееся веками прочнейшее здание. Он понимал, что этому главным образом способствовали действия самих армян, раздоры между армянскими меликами – следовательно, восстановить это здание можно с помощью единства тех же меликов. Он решил вновь соединить разорванные нити единства. Но где были эти мелики?

Один, мелик Дизака Бахтам, закованный в цепи, содержался в крепости Ардевиль; двое – мелик Гюлистана Абов и мелик Джраберда Межлум – находились за пределами страны, скитались в поисках пристанища. А в самой стране оставались лишь отступники, покорившиеся хану мелики. Мелик Джумшуд решил склонить последних на свою сторону, нарушить их дружественные отношения с ханом. Случай помог ему осуществить свой замысел. И хотя случай этот был семейного характера, но приобрел политическое значение.

Ибрагим-хан был глубоко безнравственным человеком: его гарем был переполнен армянскими девушками, ни одна армянская красавица не могла избежать его посягательств. Мы знаем, что один из верных хану меликов – Рустам – был женат на Вард-хатун, дочери Апрес-аги из Кусапата. Когда Вард-хатун была еще девушкой, Ибрагим-хан хотел взять ее в жены. Отец девушки, чтобы спасти ее от мусульманского гарема, отдал ее мелику Рустаму, несмотря на то, что она была еще мала и не достигла брачного возраста. Однако Ибрагим-хан не успокоился: он много слышал о красоте Вард-хатун и не оставлял намерения завладеть ею.

Мы знаем также, что, когда мелик Абов и мелик Межлум удалились из Карабаха, Ибрагим-хан переселил некоторых членов их семей в крепость Шуши в качестве заложников. Тогда же он потребовал от мелика Рустама передать ему как заложницу и его жену Вард-хатун. Оказавшийся в безвыходном положении мелик Рустам согласился, хотя хорошо понимал, что хану она нужна как любовница, а не как заложница, ибо у него не было оснований сомневаться в его верности.

Мы знаем, что мелик Рустам не был законным меликом Хамсы, а получил княжество Джраберд от хана в качестве платы за предательство. Но теперь его честь была настолько оскорблена, что он оставил службу у Ибрагим-хана и со своей семьей* перебрался в Нуху, к Селим-хану (2), который в это время враждовал с Ибрагим-ханом.


____________________

* Многоженство было в обычае у меликов Карабаха; у мелика Рустама было две жены: одна – упомянутая выше Вард-хатун, другая – Мариам.


____________________

Селим-хан приветливо встретил мелика Рустама и выделил ему для жительства село Даш-булах. Отсюда Рустам начал совершать набеги на крепость Шуши и причинял много беспокойства Ибрагим-хану.

Хотя эти набеги и не имели особого значения, ибо для того чтобы сокрушить Ибрагим-хана нужно было объединение сил всех армянских меликов, тем не менее достаточно было и того, что один из верных хану меликов не только отделился от него, но и стал враждовать с ним.

Лишь два мелика оставались дружественными хану – мелик Хндзристана Алахверди Мелик-Мирзаханян и мелик Варанды Хусейн III Мелик-Шахназарян, родной брат жены (Хюри-зат-ханум) Ибрагим-хана, который с помощью сестры и получил управление Варандой. Это, как мы уже говорили, вызвало крайнее недовольство мелика Джумшуда Мелик-Шахназаряна, и он ожидал лишь удобного момента, чтобы сокрушить Ибрагим-хана. Он начал вести тайную переписку с меликом Межлумом, меликом Абовом и меликом Рустамом, которые также враждебно относились к хану.


____________________

(1) Этот замысел Раффи остался неосуществленным.

(2) Селим-хан Шекинский (Нухинский) поставлен ханом в 1796 г. командующим русскими войсками на Кавказе графом Зубовым. В июне 1805 г. вступил в подданство России, показал себя противником России, в октябре 1806 г. ханство его было передано Джафар Кули-хану Хойскому.


____________________




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх