XXXI


После ухода Ага-Мамат-хана Ираклий, сообщив императрице Екатерине о происшедшем несчастье, вновь попросил у нее помощи. Все с ужасом ожидали нового появления этого злодея.

Нашествие Ага-Мамат-хана нанесло сильный удар по русским интересам на Востоке. Русские пытались распространить свое влияние не только на христиан, но и на мусульман Закавказья. Но Ага-Мамат-хан полностью разрушил их планы. Еще в 1783 году стараниями князя Потемкина Грузия признала верховенство России и перешла под ее покровительство. Понятно, какой урон был нанесен авторитету русских, не сумевших защитить страну, которую они приняли под свое покровительство и которой так много было обещано.

Для поддержания своего авторитета русские вынуждены были предпринять новый поход против персов, Манифестом от 19 февраля 1796 года генералу графу В. А. Зубову (1) предписывалось оказать помощь христианам Закавказья. В том же манифесте указывалось, что Россия поднимает оружие во имя освобождения угнетенных народов.

Глава армянской церкви в России архиепископ Овсеп, как видно из его утешительных писем к царю Ираклию, был крайне озабочен и угнетен варварскими действиями Ага-Мамат-хана и разрушением Тифлиса. Но новый поход русских войск в Персию вновь придал ему силы, возродил его надежды на освобождение родины.

Русское правительство пригласило архиепископа Овсепа лично принять участие в походе. Престарелый, немощный архиепископ был готов на любые жертвы, на любые лишения, только бы увидеть победу русского оружия, того оружия, которое было поднято во имя освобождения христиан Закавказья и должно было принести им мирную жизнь.

В марте 1796 года в Кизляре состоялась встреча архиепископа с графом Зубовым, на которой обсуждались необходимые приготовления к походу. Отсюда архиепископ отправил тайные послания к армянским меликам, в которых сообщал о скором приходе русских войск и призывал оказать им необходимую помощь оружием и провиантом. Помимо частных писем, им был отправлен царский манифест, обращенный к населению Закавказья и Персии. Перевод этого манифеста на армянский язык был отпечатан в Астрахани, и несколько тысяч его экземпляров было распространено среди армян.

Весной того же года русская армия выступила из Кизляра.

Зубов подошел к Дербенту (в мае месяце), и хотя местный Ших-Али-хан, сын Фатали-хана, готовился оказать сопротивление, но армянское население Дербента помогло Зубову овладеть городом и отдало Ших-Али-хана в его руки. Русские с помощью армян захватили Дербент почти без боя.

Зубов, взяв с собою Ших-Али-хана, из Дербента направился к Кубе. Куба также была взята без кровопролития. Здесь во время конных состязаний, на которых присутствовал сам Зубов, Ших-Али-хан стегнул своего коня и скрылся в направлении Персии. Никто не смог догнать его. Он был схвачен в Баку, когда этот город без боя сдался русским.

В июле месяце того же года Зубов подошел к городу Шемаха. Местный Мустафа-хан приготовился дать сражение. Но архиепископ Овсеп лично отправился к нему и убедил, что сопротивление бесполезно и лучше принять русское подданство без кровопролития. Мустафа-хан согласился принять предложение архиепископа, но когда от него потребовали надежного заложника, он отказался от своего обещания и обратился к шушинскому Ибрагим-хану с предложением объединиться с ним в борьбе против русских. В это время (в августе месяце) архиепископ был вновь послан к Мустафа-хану и встретился с ним в храме св. Степаноса. На сей раз архиепископу удалось до конца выполнить свою посредническую миссию, и Шемаха без кровопролития перешла в руки русских.

С легкостью захватив вышеупомянутые города. Зубов, чтобы облегчить тяготы зимы, перешел в Муганскую степь и перезимовал в Сальянах.

Весной следующего года Зубов направился в Гандзак.

В Гандзаке в это время находился мелик Абов. До прихода русских войск мелик Абов, по совету архиепископа Овсепа, сумел убедить Джавад-хана сдаться русским без боя. Джавад-хан подготовил свой дворец и приветливо принял в своем городе и графа Зубова, и архиепископа Овсепа.

Джавад-хан принес в дар его высокопреосвященству частицу Животворящего посоха, который был перевезен из Ахпата в Тифлис и во время разграбления города попал в руки персидских воинов, у которых его выкупил хан.

В это время шушинский Ибрагим-хан, видя, как армяне всем сердцем и душой поддерживают русских, как покорились мусульманские ханы других областей, отчаявшись, послал своего сына Абдул-Фатих-хана к графу Зубову с известием о своем подчинении. Граф любезно принял его сына и с почестями отправил обратно, передав с ним дары Ибрагим-хану, а также ценный посох главе мусульманского духовенства крепости Шуши молле Панаху.

Дружественные жесты графа по отношению к шушинскому деспоту несколько поколебали доверие армянских меликов Карабаха к русским. Они ожидали совершенно иного, они надеялись, что власть Ибрагим-хана будет уничтожена и в Карабахе вновь восстановится исконная власть меликов. Для этого и шли мелики на любые жертвы ради утверждения русского господства. Но архиепископ Овсеп успокоил их, убеждая, что это лишь временная политическая игра и Ибрагим-хан недолго будет оставаться на своем месте, что мелики вновь, как всегда, будут править Карабахом и т. д.

Возможно, упования архиепископа не были безосновательными, возможно, все так и было бы, но, видимо, провидение решило покарать армян за их грехи…

Внезапно было получено известие о кончине императрицы Екатерины (6 ноября 1796 года). И пока граф Зубов проводил последние приготовления к походу, был получен приказ о возращении в Россию. С ним покинули Закавказье и русские войска (весной 1797 года).

Можно понять отчаяние архиепископа Овсепа: его милостивая императрица умерла, и все его возвышенные идеи, одушевленный которыми он вел русские войска, все его проекты спасения родины рухнули. Он, безутешный, с разбитым сердцем, тоже вернулся в Россию.


____________________

(1) 3убов, Валериан Александрович (1771-1804) – генерал-майор, в 1796 г главнокомандующий войск на Кавказе. Брат П. А. Зубова – фаворита Екатерины II.


____________________




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх