XLI


Нам остается сказать несколько слов о мелике Рустаме Мелик-Алахвердяне из Гюлатаха, и на этом мы завершим наше повествование о меликствах Хамсы

Читатель помнит, что мелик Рустам не принадлежал к числу меликов – владетелей Хамсы, а получил меликство за услуги, оказанные им мусульманским ханам крепости Шуши. Он вместе со своим войском помогал Ибрагим-хану при осаде Гандзака и стал причиной гибели мелика Межлума (см. гл. XXXIII). Немало и других услуг оказал он шушинскому деспоту в ущерб армянским меликам – обо всем этом мы уже рассказывали.

Во время последнего переселения меликов Карабаха мелик Рустам остался на родине. Его отношения с шушинским Ибрагим-ханом были настолько хороши, что ему не было необходимости искать убежища в чужих краях. Но ему грозила иная опасность – месть гандзакского Джавад-хана.

Джавад-хан не мог забыть того, что именно он, объединившись с Ибрагим-ханом, осадил его крепость, предательски подослал в нее своего тестя Апрес-агу, который возбудил против него армян и т. д.

В 1799 году, то есть три года спустя после смерти мелика Межлума, Джавад-хан посчитал, что наступил, наконец, удобный момент, чтобы отомстить мелику Рустаму. Он посылает отряд воинов во главе с Мирх-хаджи, чтобы захватить мелика Рустама и разорить его страну. Мелик Рустам, прослышав об этом, выехал с конным отрядом ему навстречу.

Вместе с меликом был и его храбрый соратник – священник тэр Арутюн.*


____________________

* Этот тэр Арутюн бып сыном священника Аствацатура и принадлежал к известному роду Дали-Махрасы (вардапета Авага) из села Мецшен, в котором и сегодня живут потомки Дали-Махрасы, прославившегося своим бесстрашием.


____________________

Они встретили противника в поле, называемом Султани-тап*. Силы противника в несколько раз превышали силы мелика. Но поскольку в те времена исход сражения чаще решался в поединке предводителей, чем в общем сражении, то Мирх-хаджи с быстротой молнии набросился на мелика Рустама. Последний не подпустил его к себе и выстрелом из ружья свалил его коня, который, падая, подмял под собой гиганта. Мелик Рустам, обнажив меч, намеревался уже нанести смертельный удар, но Мирх-хаджи взмолился о пощаде. Мелик великодушно опустил свой меч, но в это время тюрок, валявшийся у его ног, выстрелом из револьвера смертельно ранил мелика. Подоспевший тэр Арутюн нашел его в агонии. Оставив раненого, он бросился на Мирх-хаджи и убил его. Но и он погиб в том же бою.

Голову мелика Рустама привезли в Гандзак и вручили Джавад-хану, однако по просьбе местных армян он передал им голову этого храброго человека, и они похоронили ее у дверей своей церкви. А тело его покоится на кладбище его родной крепости Гюлатах**.

Мелик Рустам не оставил после себя наследника,*** поэтому после его смерти меликом стал Ровшан, сын его брата Мирза-бека.


____________________

* Султани-тап расположено возле села Мардакерт, на правом берегу реки Тартар.

** Могилы мелика Рустама и его верного соратника тэр Арутюна расположены рядом; на надгробных плитах обоих высечена одна и та же дата – 1799.

*** Спустя четыре месяца после гибели мелика его жена Вард-хатун родила Бала-бека.


____________________

Мелик Ровшан не стал подобно своим предшественникам поддерживать дружественные отношения с шушинскими ханами и воевал на стороне русских против них. Во время осады Гандзака он со своим отрядом находился в рядах армии князя Цицианова и храбро воевал против Джавад-хана, враждебное отношение к которому еще более усилилось после гибели мелика Рустама.

Когда князь Цицианов взял Гандзак, мелик Ровшан покинул Джраберд и вместе со своей семьей переселился в этот город, где пользовался особым расположением князя Цицианова.

Впоследствии он оказал множество услуг русской армии, помогая ей как материально, так и своими конными отрядами. Когда полковник Карягин потерпел поражение под Шуши от многочисленного персидского войска и укрылся в крепости Шах-булах*, то только благодаря помощи мелика Ровшана его осажденный со всех сторон отряд не погиб от голода. Мелик со своими людьми прорвал кольцо персов и доставил в крепость запас продовольствия.


____________________

* Крепость Шах-булах, построенная на развалинах Тарнагюрта {Тигранакерта), в то время была необитаема. Расположена недалеко от крепости Шуши.


____________________

Все это так прославило имя мелика Ровшана, что русские решили послать его со своим отрядом на турецкую границу, в сторону Карса. Он уже был готов отправиться в путь, но однажды ночью был ранен неизвестным в спину на мосту в Гандзаке.

Подозрение мелика Ровшана пало на юного мелика Атама, младшего сына мелика Межлума, находившееся в то время в Гандзаке. Между двумя семьями вновь вспыхнула старая родовая вражда, приведшая, как мы знаем из предшествующего повествования, к многочисленным обоюдным злодеяниям. По требованию мелика Ровшана русский комендант арестовал мелика Атама. Но через несколько дней, когда обвинения не подтвердились, он был освобожден. Это страшно оскорбило мелика Ровшана, и он написал жалобу на коменданта в высшие инстанции. Те резко осудили действия коменданта и подвергли его кратковременному домашнему аресту.

Но когда князь Цицианов был убит под Баку, мелик Ровшан лишился своего покровителя и его отношения с комендантом Гандзака постепенно ухудшились. Мелик Ровшан решил покинуть Гандзак. Он не мог направиться на свою родину в Джраберд, так как его отношения с преемником Ибрагим-хана Мехти-ханом также не были дружественными. Случай с Карягиным навлек на него ненависть шушинских ханов, которые хотя внешне и демонстрировали свою верность русским, но сердца их принадлежали персам.

Огорченный неблагодарностью за его самоотверженную службу, мелик Ровшан оставил Гандзак и перебрался в основанную когда-то его дядей, меликом Рустамом, деревню Даш-булах, где уединился на какое-то время, не принимая участия в военных действиях. В Даш-булахе еще жили армяне, переселенные меликом Рустамом из Джраберда. Мелик Ровшан взял их под свое покровительство и жил мирной жизнью. Там он и умер несколько лет спустя вследствие болезни, вызванной раной, полученной на гандзакском мосту. Он оставил после себя одного сына, по имени Алахверди-бек, который был вторым в этом роду меликом Алахверди* и со смертью которого меликство этого рода завершилось.


____________________

* Мелик Алахверди II оставил трех сыновей – Мисаел-бека, Каграман бека и Межлум-бека.


____________________

Говоря о случае с Карягиным, мы не можем не вспомнить имя мелика Вани Атабекяна из Кусапата, прославившегося во многих сражениях.

Хотя Атабекяны вели свое происхождение от старинного дворянского рода, однако отец Вани, Туни (Арутюн), был простым ремесленником, занимался ювелирным делом. В юности Вани работал в мастерской отца и был ему хорошим помощником. Но это занятие вскоре наскучило ему. В Карабахе ежеминутно звенело оружие, грохотал гул сражений – кровь рода взыграла в нем, он отложил в сторону мехи и молоточек ювелира и отправился на поле боя. Не сказав о своем решении родителям, он тайно покинул отчий дом. Спустя некоторое время они узнали, что Вани поступил на службу к джрабердскому мелику Ровшану, возглавил один из его конных отрядов и стал называться Вани-юзбаши (сотник Вани).

В 1804 году 300 семей, проживавших в Джраберде, стремясь освободиться от зверств Ибрагим-хана, перебрались в Гандзак и поселились в окрестностях этого города. Летом того же года около 500 человек из этих переселенцев умерли от жары и непривычного климата, а остальные бежали в деревню Восканапат Гандзакского ханства, где было сравнительно прохладнее.

Среди этих переселенцев был и сотник Вани. В Гандзаке он познакомился с полковником Карягиным, которому в это время было поручено оказать помощь крепости Шуши. Именно тогда (1805) персидский престолонаследник Аббас-Мирза с многочисленным войском осадил крепость Шуши, а Ибрагим-хан, незадолго до этого присягнувший на верность русскому правительству и тем не менее пытавшийся перебежать к этому заклятому врагу русских, был убит меликом Джумшудом и майором Лисаневичем (см. гл. XXXIV). Но Шуши все еще оставалась осажденной армией Аббас-Мирзы. Майор Лисаневич и мелик Джумшуд, запертые в крепости, имели в своем подчинении слишком мало сил, чтобы оказать сопротивление врагу. Им помогали главным образом жившие в крепости армяне, и они ожидали помощи извне.

Помощь должен был оказать полковник Карягин, который уже выступил из Гандзака, а сопровождал его со своим отрядом сотник Вани. Отряд русских состоял из 600 солдат и имел при себе лишь две пушки. Возле реки Тартар их встретили передовые части персов, насчитывавшие более 10000 человек. Командовал ими Пир-Кули-хан. Сражение развернулось на берегу упомянутой реки. Несмотря на то, что численность вражеского войска намного превосходила объединенные силы русских и конного отряда сотника Вани, персы были разбиты и начали отступать, бросив на поле сражения свои пушки и боеприпасы. Но на помощь им подоспел со своей огромной армией Аббас-Мирза. Всадники сотника Вани и русские солдаты отчаянно сопротивлялись несколько дней, но что могла поделать горстка храбрецов против превосходящих сил Аббас-Мирзы. Карягин был ранен, половина его солдат погибла, а оставшиеся в живых укрепились в ближайшей крепости Шахбулах*.


____________________

* Именно в это время мелик Ровшан, доставив запасы продовольствия, спас их от голодной смерти, а мелик Джумшуд, прискакав к ним на помощь из крепости Шуши, спас от полного уничтожения.


____________________

Русский отряд, возможно, весь погиб бы в этой заброшенной крепости от голода и вражеского огня, если бы после восьми ужасных дней сотник Вани не вывел их ночью из крепости и не помог добраться до армянского селения Мохратах. Здесь он на собственные средства содержал и кормил русских солдат до тех пор, пока не подоспела помощь, и они, рассеяв огромную армию Аббас-Мирзы, изгнали ее на правый берег реки Ерасх. Героически проявили себя в этих сражениях мелик Джумшуд, мелик Ровшан и сотник Вани.

Впоследствии сотник Вани со своей конницей не раз принимал участие в войнах на стороне русских и каждый раз проявлял примеры замечательного мужества. Зимой 1812 года Аббас-Мирза с сильным войском вновь вторгся в пределы Карабаха. В это время батальон Троицкого полка под командованием майора Джиньи находился у реки Тартар, на зимовке, называемой Султан-буд. Персидская конница во главе с Джафар-Кули-ханом* внезапно атаковала упомянутую зимовку и полностью уничтожила весь батальон. Из крепости Шуши на помощь им был отправлен сотник Вани с 200 русскими солдатами, 2 пушками и отрядом армянских всадников. Но дело было закончено еще до их прибытия. О разгроме зимовки сотник Вани узнает в тот момент, когда встречает на полпути персидский отряд, принимавший участие в уничтожении русского батальона. Он вынужден был укрепиться в крепости Шахбулах, которая тут же была окружена армией Джафар-Кули-хана. Сотнику Вани пришлось проявить все присущее ему мужество, чтобы своими немногочисленными силами противостоять значительно превосходящим силам персов и выдержать обстрел крепости, продолжавшийся несколько дней.


____________________

* Джафар-Кули-хан – сын Мамад-Хасана-аги, а последний – сын шушинскбго Ибрагим-хана.


____________________

В конце концов ворота крепости, не выдержавшие мощного пушечного огня, рухнули, и персы ворвались в крепость, но велико было их удивление, когда они в ней никого не обнаружили. Накануне ночью сотник Вани вывел своих солдат из крепости и провел их через считавшиеся непроходимыми горы в армянскую деревню Фарух. В крепости он оставил несколько человек, которые, вводя в заблуждение противника, время от времени отвечали на их выстрелы. Как только персы ворвались внутрь, люди эти, словно духи, исчезли.

Сотник Вани был одним из тех армянских героев, которые самоотверженно сражались за утверждение русского владычества в Закавказье. Он принял активное участие в Асландузском сражении, состоявшемся 20 октября 1812 года на правом берегу реки Ерасх, в котором генерал Котляревский (1) разбил армию Аббас-Мирзы. Столь же храбро действовал сотник Вани и во время взятия тем же генералом Котляревским крепости Ленкорань (1 января 1813 года).

Но вообще армяне на службе у чужих исключительно скромны: совершают крупные дела, но удовлетворяются малыми требованиями.

Сотник Вани за свою службу получил от русского правительства чин прапорщика, медаль и пенсион. А шушинский Мехти-хан (сын Ибрагим-хана) подарил сотнику Вани его родное село Кусапат и пожаловал титул мелика. Отныне он должен был называться мелик Вани.

Так как последние наследники прежних владетелей Джраберда (мелик Атам II Мелик-Исраелян) переселились в область Гандзак, а последние наследники новых меликов (мелик Ровшан Мелик-Алахвердян) – в Нухинскую область, то Джраберд остался без меликского правления. И только мелик Вани был достоин управлять Джрабердом и защищать в этот период гавар от бурных событий; он и получил от Мехти-хана меликство Джраберд.

Мелик Вани был не только доблестным воином, но и мудрым правителем. Он на протяжении 42 лет мирно исполнял должность мелика Джраберда, постепенно вернул на родину рассеявшихся жителей этого края, развил земледелие и ремесла. Он умер в глубокой старости (1854), и после него род Атабекянов еще более укрепил свой авторитет в Карабахе*.


____________________

* У Мелика Вани было четверо сыновей Овсеп-бек, Саргис-бек, Атабек (полковник) и Микаел-бек. А брат мелика Вани, сотник Акоп, оставил только одного сына – Аслан-бека, сыновьями которого были Нерсес-бек Мовсес-бек и Никола-бек.

(1) Котляревский, Петр Семенович (1782-1851) – генерал от инфантерии, в 14 лет стал участником персидской войны, предпринятой в конце царствования Екатерины II, в 17 лет был произведен в офицеры и отличился подвигами во время военных действий в Закавказье, особенно в сражениях при Асландузе и штурме крепости Ленкорань.


____________________




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх