XLIV


Летом 1826 года наследник персидского престола Аббас-Мирза во главе 80-тысячного войска вновь перешел реку Ерасх. Самонадеянный сын Фатх Али-шаха, первый попытавшийся ввести в персидской армии европейские порядки и мечтавший восстановить былую славу Персии, не мог, конечно, смириться с тем, что Закавказье, лучшая часть Персии, находится во власти русских.

В рядах его армии находились также карабахский Мехти-хан, шекинский Селим-хан и ширванский Мустафа-хан, которые вначале присягнули на верность русским, но затем предательски бежали в Персию и теперь пытались поднять мусульман Закавказья против них. В числе военачальников Аббас-Мирзы был и грузинский царевич Александр с несколькими грузинскими дворянами, которые возмущали терекемейцев Казаха, Борчалу и Шамшадина против русских.

Перейдя Ерасх и вторгшись в Зангезурский магал, Аббас-Мирза разгромил русский батальон, находившийся в селении Горис. Отсюда он стремительно вторгся в Карабах и полностью овладел им.

Для обороны Карабаха русские имели только 6 рот егерского полка под командованием полковника И. А. Реутта, имевшего штаб-квартиру в селении Чанахчи, принадлежавшего в это время князю Мадатову. С приближением персидских войск полковник Реутт вместе со своими солдатами оставил Чанахчи и едва сумел укрепиться в крепости Шуши.

Персы захватили Чанахчи, и Аббас-Мирза первым делом приказал разрушить дворец князя Мадатова, построенный в том же селе.

В предыдущей главе мы говорили, что князь Мадатов получил от Мехти-хана 15 деревень, в числе которых была и Чанахчи. Это красивейшее село было твердыней рода Мелик-Шахназарянов: здесь находились их древние дворцы. Князь Мадатов, разрушив эти дворцы, воздвиг на их развалинах новый дворец, славою которого наслаждался недолго…

Разорив Чанахчн, Аббас-Мирза двинулся к крепости Шуши и осадил ее. Передовой отряд под командованием его старшего сына Мамед-Мирзы Эмир-хана сардара* был послан в Гандзак: они овладели крепостью Гандзак, полностью разорили окрестные немецкие колонии, вышли к реке Шамхор и стали готовиться к походу на Тифлис.


____________________

* Эмир хан сардар был зятем отца Аббас-Мирзы, Фатх Али-шаха.


____________________

Все христиане Закавказья в ужасе ожидали повторения злодеяний Ага-Мамат-хана. Местное мусульманское население пришло в сильное волнение, оно готовилось примкнуть к персам, чтобы разгромить русских и восстановить в Закавказье персидское господство.

Князь Мадатов в это время находился на Кавказских Минеральных Водах, на лечении. Там получил он сообщение от главнокомандующего в Грузии генерала Ермолова об опасности, грозящей Закавказью. Забыв о своей болезни, генерал через два дня прибыл в Тифлис. Здесь он незамедлительно (10 августа) получил предписание принять под свою команду войско, готовящееся выступить против персов. Князь с радостью принял это назначение, ибо опасность угрожала его родине.

Оставим пока князя Мадатова и обратимся к событиям, разворачивавшимся в крепости Шуши.

Все попытки Аббас-Мирзы овладеть крепостью оказались безуспешными. Находившиеся при нем французские и итальянские инженеры тщетно применяли все свое искусство. Неприступную крепость взять было невозможно. Она выдержала 48 дней ужасающей блокады.

Но противник не смог овладеть крепостью не только потому, что она была укреплена самою природою. Этому помешала главным образом самоотверженность армян.

В крепости, помимо проживавших в ней, собралось множество армян из окрестных деревень. Здесь находились, как было сказано выше, всего 6 рот русских солдат под командованием полковника Реутта. О том, как действовали армяне, свидетельствует следующий небольшой отрывок из биографии князя Мадатова: «Ничто не могло поколебать горсти русских, которые, дружно соединясь с армянами, большею частию из имения князя Мадатова, с мужеством отражали на всех пунктах атаки и нападения неприятеля, в тридцать крат превосходнейшего в числе против гарнизона крепости, не снабженной в достаточном количестве ни продовольствием, ни огнестрельными снарядами, кои находились в Чанахчи, в штаб-квартире 42 егерского полка. Видя столь упорное сопротивление гарнизона и не надеясь покорить его силою, Аббас-Мирза старался ослабить его беспрерывными ночными тревогами и перестрелками… наконец, не достигнув и в этом успеха, начал обольщать различными обещаниями бывших в крепости армян и убеждать их отложиться от русских, но и в сем предприятии встретил единодушное и твердое сопротивление. Падение сей важной пограничной крепости имело бы для нас (русских) весьма вредные последствия, ибо, с покорением ее, Аббас-Мирза не имел бы причины остановить свое движение к Тифлису, куда мог достичь прежде, чем наши войска успели бы соединиться для защиты города. В Шуше деятельность была неимоверная. Количество пороха и пуль, приготовляемое ночью, выходило днем. Даже женщины и молодые девушки (армянки) оказывали храбрость и усердие, помогали на самих валах осажденным, подавали патроны. Много слышно рассказов и до сего времени о самоотвержении шушинских жителей»*.


____________________

* «Жизнь генерал-лейтенанта князя Мадатова». Изд. второе. Санкт-Петербург, 1863, с. 115-116


____________________

Приведем лишь один пример этой самоотверженности, красноречиво свидетельствующий о героизме карабахской женщины.

Как раз в тот день, когда армия Аббас-Мирзы осадила крепость Шуши, какаято бедная женщина со своик мужем отнесли мешок зерна на мельницу. Мельницы крепости Шуши находились в ущелье реки Каркар, возле села Хюнот. Тот, кто видел это бездонное ущелье, тот, кто видел эту узкую тропинку, ведущую по скалистым утесам к крепости, может представить, сколько мужества, крепости духа необходимо было проявить этой женщине, чтобы, взбираясь по этой дороге, не только спастись от персидских сарвазов, но и убить многих из них.

Когда женщина и ее муж, с мешком на спине, взбирались по скалам, внезапно перед ними появился отряд сарвазов. Муж бросил мешок и убежал. Жена же осталась на месте и начала забрасывать камнями сарвазов. Ей удалось свалить одного и отнять у него ружье и саблю. Затем, отбиваясь от сарвазов и таща за собой мешок е мукой, она поднялась к крепости, откуда наблюдали схватку и возгласами подбадривали ее. В итоге она не только спасла муку, необходимую для пропитания ее детей, но и по пути в крепость убила нескольких сарвазов.

До сих пор все шушинцы помнят имя этой женщины: звали ее Хатаи*.


____________________

* По представлению полковника Реутта русское правительство назначило этой женщине пожизненную пенсию.


____________________

Крепость Шуши с помощью армян оборонялась от многочисленного войска Аббас-Мирзы целых 48 дней. Эта приграничная крепость оказалась для него неодолимым препятствием на пути в глубь Закавказья. Если бы Аббас-Мирзе удалось овладеть крепостью, положение русских резко ухудшилось бы. Мехти-хан, этот возвышенный русскими и получивший от них чин генерала изменник, уже пбднял против русских все кочевые и полудикие племена. Помимо регулярной армии Аббас-Мирзы, через Ерасх переправились все кочевавшие вдоль русских границ разбойничьи племена, как, например, шахсевены, карадагцы, готовые к разбою и грабежу.

Но Шуши оборонялась.

В это же время передовой отряд Аббас-Мирзы под командованием его старшего сына Мамед-Мирзы и Эмир-хана сардара, овладев Гандзаком, достигли реки Шамхор, намереваясь выступить оттуда в Тифлис.

Уже 4-го августа русский отряд выступил из Тифлиса, чтобы остановить продвижение противника. Вначале князя Мадатова не было с ними: он спешно догнал у Красного моста порученные его командованию части и, не мешкая, направился в Гандзак.

У реки Загам князь Мадатов встретил грузинского царевича Александра, который вместе с 2000 персидского войска и несколькими грузинскими дворянами намеревался проникнуть в Нухинскую провинцию, чтобы поднять лезгин и тамошних мусульман против русских. Князь Мадатов с небольшим конным отрядом атаковал Александра. После кратковременной схватки грузинский царевич вынужден был отойти в горы Шамхора.

Успешно разбив авангард неприятеля, князь Мадатов в начале сентября вышел к реке Шамхор, на правом берегу которой в боевом порядке его ожидали главные силы персов. Их было свыше 10000, не считая тюрков Казаха и Шамшадина, которые в огромном количестве присоединились к персам. Этой пестрой толпой командовал Эмир-хан сардар, зять шаха и один из его лучших военачальников. Здесь же был и старший сын Аббас-Мирзы.

Под командованием же князя Мадатова находились 2 батальона, 2 роты и 4 орудия. Но уверенные действия храброго и опытного полководца привели к разгрому превосходящих сил противника.

Его грозного имени, ставшего среди мусульман легендарным, было достаточно, чтобы устрашить врага. Князь Мадатов умело прибегал и к военным хитростям, поражавшим воображение восточного человека. Подобно героям Гомера, построившим деревянного коня для захвата Трои, князь Мадатов соорудил большую телегу, которую, подобно адской машине, медленно тащили впереди армии. Из телеги грохотали размещенные на ней пушки. Испуганному противнику казалось, будто огромное чудовище непрестанно изрыгает из пасти огонь и снаряды.

Персы потерпели сокрушительное поражение. Их главнокомандующий Эмир-хан сардар был убит во время сражения, а сын Аббас-Мирзы Мамед-Мирза первым бежал с поля боя. Вслед за ним бежали побежденные сарвазы, бросив на берегу реки Шамхор все свое боевое снаряжение.

Князь начал преследовать противника, дабы он не успел нанести вреда проживавшим в Гандзаке армянам. 4 сентября он достиг стен Гандзака. Армянское население города торжественно встретило его, поздравляя со славной победой. Народ пел песни, уже сложенные в его честь.

Победа под Шамхором уберегла Гандзак от злодеяний неприятеля* и несколько успокоила взбудораженных мусульман**. Но главное было впереди: крепость Шуши еще была осаждена войсками Аббас-Мирзы, к которым присоединились бежавшие из-под Шамхора персы.


____________________

* Один из военачальников Аббас-Мирзы по имени Назар Али-хан, с 1500 сарбазами был оставлен для защиты крепости Гандзак. Этот злодей уже был готов начать резню армян, но, прослышав о победе князя Мадатова под Шамхором, вынужден был бежать и оставить Гандзак.

** Персы прибегали к любым средствам, чтобы возбудить местных мусульман. Один из духовных предводителей Персии, называвший себя имамом Хусейном, убеждал их, что благодаря его молитвам пули русских не смогут причинить им вреда. Князь Мадатов приказал схватить и казнить этого фанатика.


____________________

Князь Мадатов уже собирался отправиться на помощь Шуши, когда неожиданно был получен приказ генерала Паскевича (1) (который в это время прибыл в Тифлис) ждать его в Гандзаке.

11 сентября Паскевич прибыл в Гандзак и принял командование над войсками.

«В ночь на 13-е сентября явились из персидского лагеря два армянина, из коих один был у Аббаса-Мирзы переводчиком русского языка и некогда служил в доме князя Мадатова. Они настоятельно требовали, чтобы их к нему допустили, и сообщили ему, что персияне, оставив за Тереком все тяжести, уже перешли реку Куракчай и подвигаются вперед, чтобы внезапно атаковать наши войска. Князь Мадатов немедленно донес о сем генерал-адъютанту Паскевичу, от которого и были отданы все нужные на сей случай приказания»*.


____________________

* «Жизнь генерал-лейтенанта князя Мадатова», с. 116.


____________________

И действительно, после поражения под Шамхором Аббас-Мирза, оставив часть своих войск под Шуши и взяв с собой 15000 регулярной пехоты и 20000 кавалерии при 26 орудиях настолько продвинулся вперед, что находился в 7 верстах от города Гандзак. И русские вряд ли узнали бы о его продвижении, если бы не два вышеупомянутых армянина, состоявших на службе у Аббас-Мирзы.

Русские силы под Гандзаком состояли только из 6 батальонов пехоты и трех кавалерийских полков, имевших при себе 24 орудия. Такая несоразмерность в силах принудила их вести только оборонительные действия. Подобную тактику решил избрать и генерал Паскевич. Но князь Мадатов, хорошо знакомый с неприятелем, убедил его, что, дав время противнику, они позволят ему еще более умножить свои силы с помощью местных мусульман. Кроме того, он объяснил Паскевичу, что в войне с азиатами исход дела решает не численность войска, а смелость и решительность натиска.

Решили начать сражение. В битве под Гандзаком так же, как и под Шамхором, ярко проявился полководческий талант и воинские достоинства князя Мадатова.

Аббас-Мирза был сокрушен. Персы отступали столь стремительно, что бросили на поле боя и в пути все свое снаряжение. 15-го сентября Аббас-Мирза, а 17-го его разбитая армия отошли за Ерасх. Князь Мадатов преследовал бегущего неприятеля вплоть до персидской границы.

С отступлением противника вопрос осады крепости Шуши решился сам собой. Князь Мадатов поспешил туда, чтобы ознакомиться с обстановкой в городе. На расстоянии нескольких верст от города его встретили полковник Реутт и армянское духовенство, сопровождаемые огромной массой народа. Даже дети и женщины радостными возгласами приветствовали своего освободителя.

Здесь он узнал, что враг не только сжег до основания принадлежащее ему селение Чанахчи, но полностью уничтожил шесть окрестных деревень. Персы уничтожали все, что не могли взять с собой.

Но разграбленный Карабах еще находился в волнении. Мехти-хан продолжал подстрекать мусульман к неповиновению, призывал их покинуть Карабах, переправиться на другой берег Ерасха, в персидские пределы, и оттуда совершать набеги.

Князь Мадатов должен был предстать перед жителями Карабаха, ибо персы распространили ложный слух, будто он погиб в бою.

Однако у него не было войск, так как находившиеся под его командованием отряды в это время были переданы генералу Паскевичу. И вновь на помощь пришли верные и послушные армяне. Вскоре были организованы отряды добровольцев, вместе с которыми князь Мадатов носился по всему Карабаху и повсюду гасил возбуждаемую Мехти-ханом смуту.

С помощью армян князь успокоил мусульман. Их неверность вскоре была забыта, была забыта и самоотверженность армян. Но этим дело не ограничилось. Вскоре князь начал льстить и заигрывать с мусульманами, подобно тому как несведущие в педагогике родители дают капризным детям различные обещания и сладости, лишь бы те замолчали и вели себя послушно, но они в результате становятся еще более наглыми. Так поступали с мусульманами, а об армянах говорили: «Они – свои…».


____________________

(1) Паскевич, Иван Федорович (1782-1856) – русский военный деятель, граф Эриванский, князь Варшавский, генерал-фельдмаршал. Участвовал в русско-турецкой войне 1806-1812 гг., в отечественной войне 1812 г Фаворит Николая I. С марта 1827 г. – главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом.


____________________




 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх