XLV


Кто же были эти двое армян, которые перед битвой в Гандзаке покинули лагерь Аббас-Мирзы, прибыли к князю Мадатову и сообщили ему исключительно важные сведения о действиях персов? Их имена нам неизвестны.

Нам известно только имя одного молодого армянина, который в это время оставил службу у Аббас-Мирзы и явился к князю Мадатову. Но прежде чем рассказать о нем, мы считаем необходимым кратко остановиться на отношении Аббас-Мирзы к своим подданным – армянам и на положении армян в Персии в то время вообще.

Аббас-Мирза, персидский престолонаследник, был одновременно наместником значительной части Персии – Атрпатакана. Атрпатакан был заселен преимущественно армянами и другими христианами, в частности, айсорами-несторианами (1). Атрпатакан граничил с теми персидскими провинциями, часть которых русские уже заняли, а остальные стремились занять. Река Ерасх должна была стать рубежом между двумя государствами.

Аббас-Мирза хотя и не был столь выдающимся полководцем, как Надир или Ага-Мамат-хан, тем не менее был умным политиком и хорошим правителем страны. Он принадлежал к числу тех деятелей, которые умеют из всего извлекать выгоду. А в армянах он видел силу, необходимую для благосостояния Персии. Поэтому он начал постепенно возвышать армян, предоставлять им широкое поле деятельности и различные привилегии. По его милости к армянам благоволил и его отец, добрый и гуманный Фатх Али-шах, в царствие которого армяне в Персии жили совершенно счастливо.

Подобно великому шаху Аббасу, который для развития торговли в Персии организовал в Исфахане армянские торговые общества и вкладывал свои личные средства в их предприятия, так и Аббас-Мирза имел своих армян-торговцев, использующих его капитал.

Для того, чтобы оградить армянское население страны от беззаконий мусульманских правителей, он поднял значимость армянских меликов, дал им широкие права, назначил им жалование и т. д.

Понимая, что армянский народ тесно связан со своей церковью и церковнослужителями, он не только сдерживал религиозные преследования, но и всячески поощрял и ободрял христиан. Он посещал армянскую церковь, присутствовал на армянских религиозных празднествах, чтобы на собственном примере показать, что религиозные убеждения армян достойны высокого уважения. При нем вновь начали звонить колокола на армянских церквах, что ранее было запрещено.

В то время епископ Атрпатакана Исраел был близким другом Аббас-Мирзы. Он назначил епископу значительное содержание и, кроме того, передал в собственность духовного управления поместья, доходы от которых должны были обеспечить его существование*.

Для обеспечения повседневных нужд армянских монастырей Атрпатакана каждому из них в вечную собственность было передано по одной деревне с ее жителями, землями и границами. Эти деревни он освободил от дворцовой подати, так что вместо правительства сам монастырь имел право взимать не только часть урожая, но и дворцовый налог**.

Тавриз был стольным городом Аббас-Мирзы. Желая облегчить положение армянского населения этого города, он освободил его от всех налогов. Эту привилегию тавризские армяне сохраняют и сегодня, в то время как их соседи – мусульмане платят налоги.

Было бы слишком долго рассказывать здесь о том, как милостиво относился Аббас-Мирза к армянам и как улучшил положение этого народа, наделяя его различными благами. Но следует сказать о том, что во всем этом Аббас-Мирза преследовал свои политические интересы. Он использовал все средства, чтобы теснее привязать армян к Персии и охладить их симпатии к русским. Во всяком случае, каковы бы ни были его политические цели, но его благорасположение к армянам было совершенно искренним***.


____________________

* В то время резиденция армянского духовного управления Атрпатакана находилась в селе Хавтеван провинции Салмаст, и ему были выделены земли именно этого села. Но в дальнейшем епархиальные начальники из алчности продали все.

** В Атрпатакане имеются три знаменитых монастыря: монастырь св. Первомученика, расположенный на берегу реки Ерасх, недалеко от Старой Джуги; монастырь апостола Фаддея в области Маку и монастырь апостола Варфоломея в области Ахбак. Эти монастыри еще сохраняют пожалованные Аббас-Мирзой поместья, но из-за беспомощности духовных властей находятся в жалком состоянии.

*** Доказательством этой искренности является и то, что во время переселения армян из Персии в Россию в 1827-1828 годах он приложил все усилия, чтобы помешать этому. Но русские штыки, Нерсес и Лазарян свели на нет все его усилия, и более 40000 армян переселились в Араратскую область и другие места.


____________________

Аббас-Мирза и его предшественники ценили в армянах не только достоинства хороших земледельцев, торговцев и ремесленников, но и военный талант и административные способности. В его время, да и до него, многие армяне не только достигали высоких воинских званий, но занимали должности правителей многих провинций, играли важную роль в дипломатии, управляли государственной казной и даже шахским гаремом (2).

Мы расскажем лишь об одном из служивших при Аббас-Мирзе армянине, деятельность которого имеет отношение к нашей истории и который, вероятно, был одним из тех двух армян, о которых упоминает русский биограф князя Мадатова. Этого смельчака звали Асри-бек Байиндурян, или Бахатурян.

В нашей истории мы стремились рассказать не только о представителях знатных родов, но и о героях, вышедших из глубин народа, воплощающих его силу и дух, таких, как Дали-Махраса (вардапет Аваг), Тюли-Арзуман, Чалаган-юзбаши, мелик Вани и им подобные. Одним из таких людей был и Асри-бек Байиндурян, который, оставив службу у Аббас-Мирзы, явился к князю Малахову и вместе с ним совершил множество доблестных деяний.

Предок Асри-бека Байиндур, или, как его называли персы, Бахатур, еще во времена шаха Султан Хосейна перебрался из Сюника в Персию и, поступив на службу к персам, стал одним из храбрейших и известнейших военачальников шаха. Затем, разочаровавшись в Персии, переехал в Грузию, присоединился к Давид-беку и, вернувшись в свое отечество, стал одним из руководителей Сюникского восстания. Он один из героев нашего романа «Давид-бек», князь Байиндур, называвший себя «батман-клыч» персидского шаха (3).

Асри-бек – один из внуков этого Байиндура. Предания о героических подвигах деда хранились в семье, и Асри-бек, воодушевленный рассказами о деде, еще в юношеском возрасте оставил Карабах, уехал в Персию на поиски своего счастья. Смелому, стройному юноше удалось во время скачек привлечь к себе внимание Аббас-Мирзы, и он стал одним из адъютантов наследника престола. Затем, достойно проявив себя во многих сложных ситуациях, он еще более возвысился в глазах Аббас-Мирзы.

Во время похода в Карабах Асри-бек состоял в отряде телохранителей наследника престола. Аббас-Мирза поручил ему особо опасное задание, которое мог доверить только близкому человеку. Для того чтобы поднять закавказских мусульман против русских, Аббас-Мирза подготовил обращение к различным ханам, бекам и другим влиятельным лицам и поручил ловкому Асри-беку доставить это обращение адресатам. Он должен был совершить длительный путь через Талыш, Баку, Дербент, Ширван и Шеки в Дагестан. Но Асри-бек, предпочтя интересы русских христиан интересам персов, изменил своему господину. Он направился прямо в Гандзак и вручил порученные ему бумаги князю Мадатову. Каково было значение подобного поступка во время войны – понятно само собой. Кроме того, Асри-бек был одним из приближенных Аббас-Мирзы и ему были известны многие военные секреты персов, их сильные и слабые стороны, замыслы наследника и т. д. Обо всем этом он сообщил князю Мадатову в тот момент, когда персидское войско находилось в 7 верстах от Гандзака, а генерал Паскевич и князь Мадатов, находившиеся в Гандзаке, не имели об этом представления. Нашим читателям известно, как закончилось сражение под Гандзаком. В результате этой победы князь Мадатов и генерал Паскевич освободили все Закавказье.

Князь Мадатов зачислил Асри-бека в отряд своих телохранителей, дав ему щедрые обещания. Фаворит персидского наследника стал важным оружием в его руках.


____________________

(1) Айсоры-несториане – ассирийцы, принадлежащие к христианскому течению, основанному в Византии Несторием, константинопольским патриархом в 428-431 гг, утверждавшим, что Иисус Христос, будучи рожден человеком, лишь впоследствии стал Сыном Божьим (мессией). Осуждено как ересь на Эфесском соборе 431 г.

(2) В примечании Раффи перечисляет около 40 имен видных деятелей армянского происхождения, занимавших в то время в Персии должности вали (наместников), правителей шахского дивана, придворных врачей, послов, телохранителей и т д.

(3) Персидский шах за невиданную силу наградил князя Байиндура титулом «батман-клыч», что означало «храбрец, носящий саблю весом в один батман» (около 50 кг).


____________________




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх