Следственный эксперимент

Собственно говоря, идея выезда в Берлин была подсказана союзниками. В своих письмах осенью 1945 года они выражали пожелание посетить сад рейхсканцелярии и место первого захоронения останков Гитлера и Браун. Теперь

Круглов решил сделать это сам. Процедура поездки была непроста. С соблюдением полнейшей секретности надо было вывезти 7 немецких свидетелей — сначала в Брест, затем через Польшу в Берлин (в Лихтенбергскую тюрьму). Сама комиссия была невелика — 3 человека. Представитель Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД полковник Клаусен, видимо, говорил по-немецки; следственную работу вел полковник милиции Осипов; судебно-медицинскую — профессор Семеновский.

У нас есть уникальная возможность: не излагать материалы, а опубликовать впервые документы операции «Миф», показывающие, в каком виде ее утвердили и как осуществили. Это документы за подписью Клаусена, Осипова и Семеновского, которые по рекомендации журналиста С.Красильщика мне передали родные покойного полковника Осипова [93].

Первый документ — план операции.

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»

ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ

ДЕЛ СОЮЗА ССР

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК

(И.А.СЕРОВ)

16 мая 1946 года

ПЛАН

оперативных мероприятий по расследованию обстоятельств исчезновения Гитлера

Для выяснения обстоятельств исчезновения Гитлера провести следующие мероприятия:

I.

1. Составить план (в масштабе) расположения новой и старой имперских канцелярий, а также бомбоубежища (бункера) Гитлера, сфотографировать эти объекты.

2. Произвести осмотр внутренних помещений бомбоубежища Гитлера, проделав следующее:

а) составить план расположения помещений в бункере;

б) сфотографировать комнаты, занимавшиеся Гитлером и Евой Браун;

в) осмотреть всю мебель, сохранившуюся в этих комнатах, а также снять полы и потолки с целью возможного обнаружения следов, могущих внести ясность в вопросе об обстоятельствах исчезновения Гитлера;

г) навести справки, где находится в настоящее время мебель, ранее вывезенная из бункера, и также осмотреть ее;

д) с целью опознания сохранившейся мебели и уточнения порядка ее расположения в комнатах Гитлера и Евы Браун доставить на место бывшего старшего камердинера Гитлера Линге, допросив его предварительно по этим вопросам;

е) произвести исследование места обнаружения трупов мужчины и женщины у выхода из бомбоубежища в саду имперской канцелярии для возможного обнаружения предметов, могущих иметь значение для расследования.

3. Навести справки, где находятся изъятые из бункера ранее лично принадлежащие Гитлеру и Еве Браун вещи, для их исследования.

II.

1. Произвести судебно-медицинское перевскрытие трупов мужчины и женщины, обнаруженных в первых числах мая 1945 года в саду имперской канцелярии с целью восстановления возраста умерших, примет и причин смерти. Зафиксировать заслуживающие внимание изменения частей скелета и некоторых внутренних органов путем их фотографирования и рентгенографии.

2. Для этого эксгумировать трупы и перевезти их в специально отведенное помещение в госпитале БУХ.

III.

На основе результатов вышеперечисленных мероприятий и ранее собранных материалов провести следственные действия по отдельному плану.

ПОМ.НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА

ОПЕРУПРАВЛЕНИЯ ГУПВИ МВД СССР

Подполковник (Клаусен)

ИНСПЕКТОР ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ

ПРИ НАЧ. ГУМ МВД СССР

Полковник милиции (ОСИПОВ)

КОНСУЛЬТАНТ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ—ПРОФЕССОР

(Семеновский)

14 мая 1946 г.

СОГЛАСЕН: НАЧ. ОПЕР СЕКТОР А гор. БЕРЛИНА

Генерал-майор (С.А. СИДНЕЕ)

16 мая 1946 г.»

Далее следовали отчеты о выполнении задания. Об осмотре бункера был составлен такой протокол:

«ПРОТОКОЛ ОСМОТРА

1946 года, июня 18, г. Берлин.

По указанию Министра Внутренних Дел Союза ССР тов. КРУГЛОВА С.Н. мы, нижеподписавшиеся, Инспектор для особых поручений при Начальнике Главного Управления милиции Министерства Внутренних Дел Союза ССР — полковник милиции ОСИПОВ, Пом. Начальника отдела Оперативного управления Главного Управления по делам военнопленных МВД — подполковник КЛАУСЕН и консультант Московской Городской судебно-медицинской экспертизы Судмедэксперт профессор СЕМЕНОВСКИЙ произвели осмотр бомбоубежища (бункера) бывшего рейхсканцлера фашистской Германии ГИТЛЕРА в городе Берлине, по ул. Вильгельмштрассе, на территории сада Старой и Новой имперских канцелярий.

В процессе осмотра произведено фотографирование имперских канцелярий и бомбоубежища, а также составлен план их расположения. План и фотоснимки при этом прилагаются.

Бомбоубежище находится в восточной части сада, в 25 метрах от старой канцелярии и 78 метрах от новой.

Бомбоубежище имеет два выхода: один из здания старой канцелярии и второй — запасной — из сада.

Над входом в бомбоубежище со стороны сада построено железобетонное прикрытие треугольной формы, размером — 8 метр. 93 сант. х 7 метр. 37 сант. х 4 метр. 88 сант.

Непосредственно к входу из сада, с западной стороны, примыкает незаконченная наземная часть вентиляционного устройства, а с другой — противоположной — стороны в 5,5 метра располагается железобетонная наблюдательная башня, высотой около 5 метров, с тремя люками — бойницами, закрывающимися стальными щитами, не имеющими сообщения с бомбоубежищем. В нижней части этой башни, в стене, обращенной к зданию старой канцелярии, на высоте 1 метра 60 см. от земли имеется люк, железная лестница из которого ведет непосредственно в бомбоубежище. Этот люк закрывается глухим стальным щитом. Окружность башни равняется 15 метр. 10 см.

Рама входной двери, ведущей в бомбоубежище из сада, равняется 1 метру 90 —см., ширина — 91,5 см., дверь отсутствует.

В бомбоубежище ведет каменная лестница шириной 1 метр, состоящая из 36 ступенек, с 4-мя поворотами. Кроме того имеется одна ступенька, расположенная у входной двери. Таким образом всего имеется 37 ступенек; высота каждой ступеньки — 19 см., что составляет глубину бомбоубежища, исключая покрытие, 7 метров 3 см. Ширина лестничной клетки — 2 метра 15 см.

Расположение некоторых помещений убежища, их размеры и назначение указаны на прилагаемом плане.

В помещении убежища имеются следы пожара; часть мебели обуглена, стены и потолок некоторых комнат (приемная, передняя, квартира ГИТЛЕРА и др.) закопчены.

Пол каменный, плиточный, на нем сохранились следы затопления водой.

На мебели и на некоторых стенах отмечается плесень. Сохранившаяся мебель частично разрушена; со всей мягкой мебели кожаная и матерчатая обивка срезаны.

Квартира ГИТЛЕРА состояла из передней, рабочего кабинета, спальни, комнаты Евы БРАУН и двух туалетных комнат. Все комнаты сообщаются между собой и имеют плотно закрывающиеся деревянные двери.

В комнатах сохранились: в спальной ГИТЛЕРА — деревянный гардероб, взломанный несгораемый шкаф и ковер со следами мелких обрезов по краям; в рабочем кабинете — простой деревянный письменный стол и диван; в комнате Евы БРАУН — деревянная кровать, гардероб и буфетный шкаф; в туалетной комнате ГИТЛЕРА — небольшой деревянный столик.

Рабочий кабинет ГИТЛЕРА размером 3 м. 37 см. х 3 м. . 17 см. имеет три двери: в переднюю, спальню и туалетную комнату. Прямо против двери из передней, у стены, стоит диван, над которым на стене отчетливо выделяется след от висевшей картины, имеющей вид четырехугольника. Направо от входа из передней, вдоль стены, стоит простой деревянный письменный стол. На стене, над столом, отчетливо виден овальной формы след от висевшей картины; такой же след от небольшой картины сохранился и на стене, у двери, ведущей в спальню ГИТЛЕРА.

Упомянутый выше диван, мягкий, изготовлен из соснового дерева, был обит мебельной тканью белого цвета с голубыми и темно-синими цветами. Обивка с дивана срезана и сохранилась только с левой боковой стороны, примыкающей к стене между кабинетом и спальней ГИТЛЕРА.

Длина дивана — 1 м. 94 см.; ширина со спинкой — 79,5 см.; высота со спинкой — 80 см.; высота спинки от сиденья — 46 см.; ширина сиденья — 64 см.; длина ручек — 75 см.; ширина их — 5 см.; высота ручек от сиденья — 21 см.; высота ручек от пола — 64 см.; высота ножек — 14 см.; ширина их — 5,5 см.

Тщательным исследованием дивана установлено: на верхней поверхности правой ручки дивана, на протяжении 28,5 см., имеется несколько брызг темно-бурого и красно-бурого цвета и несколько пятен почти черно-бурого цвета. Брызги имеют круглую и овальную форму; диаметр круглых брызг — от 0,5 м/м. до 0,3 см.; размер овальных брызг колеблется от 0,2 см. х 0,1 см. до 0,4 см. х 0,1 см. Пятна имеют неправильные очертания; размер их — от 0,6 х 0,7 см. до 4 х 2,6 см. Кроме того, отмечается большое количество пятен серого цвета, разной формы и величины от разрастания плесневых грибков. На внутренней поверхности ручки, на протяжении 36 см., отчетливо выделяется 8 потеков бледного красновато-бурого цвета. Потеки эти захватывают почти всю высоту (5 см.) ручки; ширина их от 0,2 см. до 1,3 см. У нижнего края всех потеков отмечается более интенсивный цвет окраски от скопления стекавшего вещества. Кроме потеков выделяется несколько брызг овальной формы, размером от 0,1 см. до 0,5 см.

У верхнего края семи потеков имеются 2 неглубоких среза ножом, неправильных очертаний размером 7x3см. и 11 см. х2,7 — 4,5 см.

На наружной поверхности сохранившейся части обивочной материи, у нижнего края трех потеков, отмечается темно-красного цвета пятно, размером 1x6 см. Это пятно проникает через всю толщу материи и на внутренней поверхности ее выявляется тремя пятнами темно-красного цвета; два из них круглой формы, диаметром 1 см. каждое, третье пятно неправильных очертаний, размером 3x1 см.

На наружной поверхности ручки, на протяжении 27,5 см. имеется 12 потеков красноватого светло-бурого и красновато-бурого цвета со значительным скоплением стекавшего вещества у нижнего их края. Потеки эти занимают всю высоту (5 см.) ручки и расположены один против другого. Местами, в верхних своих частях, почти все потеки, за исключением, двух, расположенных ближе к спинке дивана, сливаются и наслаиваются друг на друга. Наибольшая ширина потеков — 8 см.; наименьшая — 0,3 см. На двух потеках заметны следы «от стирания» их, имеющие вид зигзагообразных полос со скоплениями между ними стекавшего вещества более интенсивной окраски, чем остальная поверхность потеков. На сохранившейся части обивочной материи, на планке, у нижнего края двух потеков, отмечается пятно красновато-бурого цвета, неправильных очертаний, размером 1,5 см. х 0,5 см.

У верхнего края потеков имеется неглубокий след от ножа в виде полосы, размером 25,5 см. х 1,1 см.

На Наружной поверхности правой поперечной перекладины рамы дивана отчетливо заметны около 20 больших и меньших размеров красновато-бурого цвета потеков и много мелких брызг такого же цвета. Потеки располагаются очень близко друг к другу, на протяжении 16,7 см., ближе к спинке дивана на остальной поверхности перекладины распределяются мелкие красновато-бурого цвета брызги.

Пять потеков захватывают всю высоту (6 см.) перекладины, ширина их от 1 до 2,9 см., остальные потеки значительно меньшей величины; размеры их колеблются от 0,2 см. хО,1 м/м. до 3 х 0,5 см. У нижнего края всех потеков отмечается более интенсивный цвет окраски от скопления стекавшего вещества; два больших потека переходят на нижнюю поверхность перекладины, где образуют два неправильно-округлых очертаний пятна, размером 1,9 х 1,1 см. и 3,4 х 1,4 см.; в центре этих пятен имеется разрастание плесневых грибков. На двух больших потеках отмечаются следы от «стирания» их, имеющие вид зигзагообразных полосок со скоплениями между ними стекавшего вещества более интенсивной окраски, чем остальная поверхность потеков.

Описанные потеки располагаются на одной линии с потеками на наружной поверхности правой ручки дивана.

Брызги распределяются преимущественно ближе к переднему краю перекладины. Некоторые брызги круглой формы, величиной с точку; остальные брызги имеют форму очень вытянутых овалов, заостренные концы их обращены вверх. В направлении их к спинке дивана или в сторону переднего конца перекладины. Размер брызг колеблется от 0,5 м/м. х 0,1 м/м. до 0,7 см. х 0,5 см.

На обеих поверхностях сохранившейся части материи, непосредственно у верхнегб края двух больших потеков, заметно бледное красновато-бурого цвета пятно, неправилъных очертаний, размером 7 х 1,7 см., покрытое плесенью. Соответственно этому пятну, на планке отмечается неправильных очертаний бледное красновато-бурого цвета пятно, размером 5,5 см. х 0,5—1,5 см., со следами плесени.

На нижней поверхности перекладины рамы, преимущественно у заднего ее конца, располагается большое количество брызг красновато-бурого цвета круглой и овальной формы. Диаметр круглых брызг колеблется от 0,1 м/м. до 0,15 см., размер овальной формы брызг — от 0,15 х 0,1 см. до 1,1 х 0,15 см. Острый конец некоторых брызг имеет направление сверху вниз, в сторону заднего конца перекладины; большинство брызг своим заостренным концом обращено несколько сверху вниз, в сторону переднего конца перекладины.

Вся передняя поверхность задней правой ножки усеяна многочисленными брызгами красновато-бурого цвета; на брызгах в средней и нижней трети ножки отчетливо отмечается разрастание плесневых грибков. Одни брызги имеют круглую форму, другие — форму вытянутого овала с заостренным концом, обращенным вверх в сторону двери, ведущей в спальню ГИТЛЕРА; некоторые брызги, сливаясь между собой, образуют фигуры неправильных очертаний, диаметр круглых брызг — от 0,2 м/м. до 0,2 см; размер брызг овальной формы колеблется от 0,1 см. х 0,2 м/м. до 0,3 х 0,1 см.; слившиеся брызги неправильных очертаний имеют размеры от 0,3 х 0,1 см. до 1,2 см. х 0,3 см.

Такого же цвета брызги, но в меньшем количестве, отмечаются по всей наружной поверхности той же ножки.

На брызгах, расположенных непосредственно у нижнего края ножки, на протяжении 3 см., заметно разрастание плесневых грибков. Большинство брызг имеет форму сильно вытянутого овала с заостренным концом, обращенным преимущественно вверх, в сторону стены, противоположной входной двери; очень небольшое количество брызг овальной формы располагается почти параллельно полу, острый конец их направлен в ту же сторону, как и описанных брызг; брызги круглой формы имеются в очень небольшом количестве; отмечается также несколько слившихся брызг неправильных очертаний. Размер брызг овальной формы колеблется от 0,2 см. х 0,2 м/м. до 0,6 см. х 0,5 м/м. — 0,1 см.; диаметр круглых брызг от 0,2 м/м. до 0,1 см.; слившиеся брызги имеют размеры от 0,2 х 0,5 см. до 1 х 0,2 см.

У верхнего края наружной поверхности передней продольной перекладины рамы дивана, на 36 см. от правой ножки, имеется красно-бурого цвета пятно, размером 6,7 х 1,4 см.; от нижнего края пятна отходят многочисленные потеки, длиной от 0,3 см. до 4 см. и наибольшею шириною от 0,2 м/м. до 0,4 см.

На сохранившемся у верхнего края перекладины обивочном матерчатом канте, над описанным пятном, отмечается красновато-бурого цвета пятно, размером 4 х 0,6 см.

На обивочной грубой материи на нижней поверхности дивана у задней правой ножки и правого края задней продольной перекладины рамы дивана на протяжении 43 см.х 22 см. отмечается большое количество брызг сероватого цвета и отчетливого красновато-бурого цвета; брызги имеют круглую и овальную форму; края некоторых брызг расплывчаты. Диаметр круглых брызг — от 0,2 мм. до 0,2 см.; размер овальных брызг колеблется от 0,2 хО,1 см. до 0,7 х 0,1 см. Исследованием других помещений обнаружено: При выходе из бомбоубежища, на левой стене дверного тамбура, непосредственно у двери, на высоте 1 м. 5 см. от пола, располагается в поперечном направлении красновато-бурого цвета пятно, имеющее вид мазка, размером 19 см. х 0,5 — 2 см. Мазок этот состоит из многочисленных параллельных линейной формы полосок.

На 4 см. прямо вверх от этого пятна, непосредственно у косяка двери, имеется такого же цвета и вида второй мазок, размером 5 см. х 0,3 — 0,6 см. Оба мазка продолжаются на косяк двери, где и заканчиваются; размер мазков: верхнего — 4,9 см. х 0,5 см., нижнего — 4,9 см. х 5 — 6 см.

На ребре дверного тамбура, у входа на лестницу, на высоте 87 см. от пола, располагается красновато-бурого цвета пятно неправильных очертаний, размером 2 х 2,2 см.

На стене первой от выхода лестницы, на уровне 8-й ступеньки снизу, на высоте 20 см. от нее, имеется косо расположенный красновато-бурого цвета мазок размером 10 х 1 см., состоящий из отдельных параллельных линейной формы полосок.

На стене лестницы, третьей от выхода, на уровне четвертой ступеньки снизу, на высоте 77 см. от нее, отмечается красновато-бурого цвета, неправильных очертаний, размером 17 х 0,5 — 3 см. мазок, состоящий из отдельных параллельных линейной формы полосок.

Каких-либо иных данных, имеющих значение для следствия, при осмотре бомбоубежища не установлено. Пятна и брызги на диване и мазки на стенах изъяты для исследования на присутствие в них крови.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании изложенного мы приходим к следующему заключению:

локализация, вид и характер распределения потеков и брызг крови на диване в бывшей рабочей комнате ГИТЛЕРА указывают, что потеки и брызги эти образовались в результате ранения человека.

Судя по очень большому количеству брызг и потеков крови на диване, следует признать, что ранение это сопровождалось обильным излиянием крови наружу и потому его должно отнести к разряду, по меньшей мере, опасных для жизни.

Потерпевший в момент ранения сидел в правом углу дивана, около ручки, о чем свидетельствует наличие потеков и брызг крови только у правого бокового края дивана (на правой ручке, на правой поперечной перекладине рамы, на правой задней ножке, на грубой матерчатой обивке нижней поверхности дивана, около правой поперечной перекладины рамы и на передней продольной перекладине рамы, на расстоянии 36 см. от правой передней ножки).

Такое расположение брызг и потеков крови на диване, а также характерный вид их говорят о том, что ранение локализовалось на голове, а не в области грудной клетки или живота, так как в последнем случае, при истечении крови наружу, не могли образоваться потеки и брызги на ручке, на правой поперечной перекладине и на ножке дивана, а могло быть только пропитывание кровью одежды раненого и обивки сиденья и спинки дивана.

Повреждение головы произошло от выстрела в голову, а не от удара по голове каким-либо тяжелым, твердым, тупогранным предметом, что доказывается отсутствием брызг крови на спинке, над диваном, и на раме спинки дивана.

После повреждения головы раненый потерял сознание и некоторое время оставался неподвижным с наклоненной в сторону правой ручки головой, чем и объясняется расположение по одной линии потеков крови на наружной поверхности правой ручки и на наружной поверхности правой поперечной перекладины рамы, а также наличие обильного количества брызг, особенно на нижней поверхности той же перекладины, на правой задней ножке и на грубой матерчатой обивке нижней поверхности дивана, образовавшейся от падения и стекания крови на лужу крови, которая скапливалась на полу.

Следы «от стирания» на двух потеках крови на наружной поверхности правой ручки дивана и на той же поверхности правой поперечной перекладины рамы произошли при снятии потерпевшего с дивана, от прикосновения к этим потекам или одежды одного из лиц, участвовавших при снятии раненого с дивана, или от руки потерпевшего, которая располагалась у наружной поверхности ручки и поперечной перекладины рамы.

Весьма вероятно, что при снятии потерпевшего с дивана образовался потек крови на передней продольной перекладине рамы дивана на расстоянии 36 см. от правой передней ножки дивана.

Потерпевший после снятия его с дивана был вынесен из рабочего кабинета, через проходные комнаты, по лестнице запасного выхода, на что указывают наличие мазков крови на стене тамбура, на стене около лестницы и пятно крови на косяке двери, которые образовались от прикосновения к стене двери запачканной кровью одежды потерпевшего или того предмета, в который он мог быть завернут.

ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ —

(ОСИПОВ)

ПОДПОЛКОВНИК —

(КЛАУСЕН)

ПРОФЕССОР — (СЕМЕНОВСКИЙ)».

Это был наиболее подробный документ. После него комиссия решила провести исследование пятен и потеков, обнаруженных в бункере. Профессор Семеновский выполнил эту часть работы и составил следующий акт:

«АКТ

1946 года, мая 18 дня, гор. Берлин.

Согласно предложению от 16-го мая 1946 года подполковника КЛАУСЕНА Ю.К. и полковника ОСИПОВА Н.Ф., я, нижеподписавшийся, произвел исследование пятен на доставленных объектах, не являются ли эти пятна кровяными.

Для исследования доставлены: часть ручки, перекладины, ножки, грубой матерчатой обивки на нижней поверхности дивана и соскобы пятен-мазков со стен. Перечисленные части дивана изъяты из бывшей рабочей комнаты Гитлера в бомбоубежище, а соскобы взяты со стен тамбура дверей и лестницы, ведущих к запасному выходу из бомбоубежища. Все объекты подробно описаны в протоколе от 14 мая 1946 года.

Микрохимическое исследование

С нескольких пятен, имеющих красновато-бурый оттенок, отделены корочки. Одна часть корочек была положена на предметные стекла, накрыта покровными стеклышками; под стекло было подведено несколько капель насыщенного раствора поваренной соли в ледяной уксусной кислоте, затем препараты были нагреты на слабом пламени спиртовой горелки до появления пузырьков. По охлаждении препараты исследовались под микроскопом при слабом и сильном увеличении. Во всех препаратах были видны многочисленные светло— и темно-коричневого цвета ромбические таблички и столбики (кристаллы Тейхмана). Другая часть корочек была помещена на предметные стекла, накрыта покровными стеклышками, обработана 33%-м раствором едкого калия и подогрета на слабом пламени спиртовой горелки. По охлаждении препараты были исследованы под микроскопом при слабом и сильном увеличениях. Во всех препаратах были видны крупные розового цвета шары гомохромогена.

Такими же способами были исследованы и соскобы со стен. При обработке соскоба 33% раствором едкого калия на некоторых препаратах образовались единичные мелкие бледно-розового цвета шары гомохромогена. Кристаллы Тейхмана при обработке соскоба насыщенным раствором поваренной соли в ледяной уксусной кислоте не получились, вероятно из-за примеси к пятнам извести и краски.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из изложенного следует, что пятна на доставленных частях дивана и пятна-мазки на стенах являются кровяными.

КОНСУЛЬТАНТ МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ — СУД. МЕД. ЭКСПЕРТ— ПРОФЕССОР— (СЕМЕНОВСКИЙ)».

Вслед за этим комиссия зафиксировала результаты своих расследований в саду рейхсканцелярии. Они оказались неожиданными:


«ПРОТОКОЛ 1946 года, мая 30 дня, гор. Берлин.

Согласно указанию Заместителя Министра Внутренних Дел Союза ССР товарища СЕРОВА И.А., мы, нижеподписавшиеся, Инспектор для особых поручений при Начальнике Главного Управления милиции Министерства Внутренних Дел Союза ССР — полковник милиции ОСИПОВ, пом. начальника Отдела Оперативного Управления Главного Управления по делам военнопленных МВД СССР — подполковник КЛАУСЕН и Консультант Московской Городской судебно-медицинской экспертизы— суд.-мед. эксперт профессор СЕМЕНОВСКИЙ произвели раскопку ямы около бомбоубежища в саду бывшей имперской канцелярии с целью возможного обнаружения каких-либо предметов, имеющих отношение к выяснению обстоятельств исчезновения ГИТЛЕРА.

По данным следствия, в этой яме были найдены обгоревшие трупы мужчины и женщины (предположительно ГИТЛЕРА и Евы БРАУН).

Яма, размером 4x5 метров, располагается приблизительно в 3 метрах от запасного выхода из бомбоубежища и представляет из себя воронку от взрыва авиабомбы или артснаряда. В яме находится большое количество разного рода железного лома. По удалении этого лома оказалось, что глубина ямы достигает, примерно, одного метра и дно ее представляет плотно слежавшуюся массу крупно— и мелкозернистого песка.

При разрытии дна ямы, почти на середине, на глубине около 50 — 60 см., были обнаружены на небольшом расстоянии друг от друга:

а) два частично обуглившихся куска костей черепа, на одном из которых отмечается выходное пулевое отверстие;

б) несколько небольших легко разрываемых частей темного цвета тонкой материи от одежды;

в) сильно обугленная подошвенная часть обуви с каблуком;

г) плетеный ошейник из пластмассы белого и темно-синего цвета с железной пряжкой, кольцом и куском узкого кожаного ремешка, по окружности которых имеются плотно приставшие клочья собачьей шерсти буроватого оттенка;

д) несколько небольших темного цвета костей конечностей мелкого животного;

е) стабилизатор от авиабомбы и два бидона для бензина с многочисленными дефектами от осколков снаряда.

Перечисленные предметы, за исключением костей животного, стабилизатора от авиабомбы и бидонов, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ — (ОСИПОВ)

ПОДПОЛКОВНИК — (КЛАУСЕН)

ПРОФЕССОР — (СЕМЕНОВСКИЙ)».

Найденные (и сфотографированные) обломки черепа следовало изучить более подробно, тем более что эта находка противоречила принятой ранее версии об отравлении Гитлера. Семеновский высказал свое авторитетное суждение, зафиксированное в следующем акте:


«АКТ

1946 года, мая 31-го дня, город Берлин.

Согласно предложению от 30-го мая 1946 года подполковника КЛАУСЕНА Ю.К. и полковника милиции ОСИПОВА Н.Ф. , я, нижеподписавшийся, произвел судебно-медицинское исследование двух частично обуглившихся кусков костей черепа, изъятых 30-го мая с. г. из ямы около бомбоубежища на территории сада бывшей имперской канцелярии, на предмет определения видовой принадлежности их и установления характера имеющихся на них повреждений.

А. Осмотр объекта

На наружной и внутренней поверхностях костей имеются многочисленные довольно плотно приставшие комочки земли.

На всем протяжении кусков костей отмечается резко выраженная дугообразная выпуклость их.

Один кусок кости представляет собой часть правой теменной кости и прилегающая к ней часть чешуи затылочной кости с ламбдовидным швом. Шов этот не зарощен. Сагиттальный шов теменной кости свободный, зубцы его хорошо выражены. Левая ветвь ламбдовидного шва свободная, с сохранившимися зубцами; правая ветвь — подвижная.

Размеры куска правой теменной кости: длина сагиттального края — 7,2 см.; бокового края — 8,6 см.; переднего края — 5,3 см. и затылочного края — 4,7 см. Толщина кости у сагиттального края — от 0,4 до 0,5 см.; у бокового края — 0,3 см.

Размеры части чешуи затылочной кости: длина по правой ветви ламбдовидного шва — 4,7 см.; по левой ветви — 4,2 см. и по заднему краю — 6,5 см. Толщина кости по левой ветви ламбдовидного шва — от 0,4 до 0,5 см.; по заднему краю — около 0,3 см.

Передний, боковой и задний края куска кости неровные, имеют вид крупно— и мелкозубчатой ломанной линии; они темно-бурого цвета, легко ломаются. Стреловидный и ламбдовидный швы сохранили на значительном своем протяжении присущие им вид и плотность. Наружная пластинка у переднего и бокового края отсутствует, обнажая средостение, которое имеет светло-бурый цвет, размер дефекта — 6,5 х 1,2 — 4,7 см. На наружной пластинке, у бокового и заднего края кости, а также у верхнего края описанного дефекта отмечается обугливание в виде полосы бурого и черного цвета, шириной от 1 см. до 1,8 см. На остальном протяжении наружной пластинки теменной и затылочной костей заметно отложение копоти, имеющее вид небольших пятен серо-черного цвета; на этом участке наружная пластинка очень плотная.

Внутренняя пластинка теменной и затылочной кости у переднего, бокового и заднего ее края бурого цвета, сухая, легко ломается; на остальном протяжении она имеет свойственный ей цвет и плотность.

На чешуе затылочной кости располагается продольная трещина длиной 1,7 см., верхний конец которой находится приблизительно у середины правой ветви ламбдовидного шва.

Другой кусок кости представляет собой часть левой теменной кости. Размеры его следующие: длина по сагиттальному краю — 7,4 см.; по боковому краю — 7,5 см. и по затылочному краю — 5,7 см. Трещина у сагиттального края —от 0,4 до 0,5 см.; у бокового края — от 0,2 до 0,3 см. и у затылочного края — 0,4 см.

Передний край кости неровный, крупнозубчатый, бурого цвета, легко ломается; боковой край неровный— мелкозубчатый; стреловидный шов почти на всем своем протяжении и затылочный край на протяжении 3,2 см. сохранили присущие им вид и плотность. По затылочному краю отмечается дефект полулунной формы; высота его — 1,5 см., основание — 2,5 см.

На всем протяжении переднего края наружная пластинка отсутствует, обнажая средостение; последнее имеет светло-бурый цвет, легко ломается. По всему верхнему краю этого дефекта отмечается на наружной пластинке обугливание, имеющее вид полосы бурого и черного цвета, шириной от 0,8 до 1,3 см. Непосредственно за обугленным участком, параллельно ему, располагается копоть в виде полосы, длиной 7,5 см. и шириной 0,5 ~ 1,2 см.

На наружной пластинке, у бокового края, ближе к затылочному краю, отмечается участок обугливания размером 4,5 х 0,5 — 1,2 см. На остальном протяжении кости наружная пластинка плотная.

Если соединить теменные кости по сагиттальному шву, то хорошо видно, что обгоревшие участки у переднего края этих костей образуют одну полосу обугливания.

Края внутренней пластинки, соответственно обгоревшим участком наружной пластинки, неровные, серо-желтоватого цвета, хрупкие; на остальном протяжении внутренняя пластинка плотная.

На внутренней пластинке на 3,6 см. от вершины ламбдо-видного шва и на 1 см. прямо влево от сагиттального шва располагается проникающий через всю толщу кости дефект, почти круглой формы, размером 0,5 х 0,6 см., со слегка скошенным наружу задним краем.

На наружной пластинке дефект этот имеет звездообразную форму; края дефекта резко скошены наружу; общий размер этого дефекта — 2 х 1,6 см. Толщина кости в области дефекта около 0,4 см. От краев дефекта на внутренней пластинке отходят две трещины; одна из них длиной 1,2 см. заканчивается у стреловидного шва, другая трещина длиной 2,3 см. направляется в сторону бокового края.

Почти посередине внутренней пластинки ближе к боковому краю и почти параллельно ему, на протяжении 6 х 1,3 — 2 см., располагается несколько плотно приставших к кости комочков земли, в которых имеется около 30 мелких костных отломков неправильных угловатых очертаний — размером от 0,1 х 0,1 см. до 1 х 0,6 см., отломки эти плотные, имеют свойственный кости цвет. На других изъятых отломках, размером 0,9 х 0,5 см. и 1 х 0,6 см., отчетливо видны, особенно с помощью лупы, наружная и внутренняя пластинки, толщина этих отломков — 0,1 см., 0,15 см. и 0,25 см.

Б. Заключение

На основании изложенного, в соответствии с поставленными мне вопросами, я прихожу к следующему заключению:

1. Два частично обуглившихся куска черепа, изъятых 30-го мая 1946 года из ямы около бомбоубежища, являются частями теменных костей и чешуи затылочной кости черепа взрослого человека, что доказывается наличием стреловидного и ламбдовидного швов, размерами кусков и резко выраженной дугообразной выпуклостью этих кусков на всем их протяжении.

Если соединить куски костей по стреловидному шву и левой ветви ламбдовидного шва, то ясно видно, что части теменных костей и часть чешуи затылочной кости происходят от черепа одного человека. Этот вывод подтверждается и совпадением участков обугливания, расположенных по одной линии у переднего края теменных костей.

2. Дефект на левой теменной кости, около стреловидного шва, имеет воронкообразную форму со скошенными наружу краями и более значительными размерами на наружной пластинке, чем на внутренней. Из этого следует, что дефект этот является выходным пулевым отверстием.

При решении вопроса о расположении входного пулевого отверстия необходимо в разбираемом случае учитывать не только локализацию выходного отверстия, форму и размеры его, но и толщину костных отломков, обнаруженных на внутренней пластинке левой теменной кости, которые образовались от разрушения кости по окружности входного отверстия.

Исследованием двух крупных костных отломков установлено, что на них отчетливо заметны наружная и внутренняя пластинки и что толщина отломков равняется 0,1 см., 0,15 см. и 0,25 см. Это обстоятельство, в связи с локализацией, формой и размерами выходного пулевого отверстия, дает право признать, что выстрел произведен или в рот или в височную область справа (кости черепа в этих областях имеют сравнительно небольшую трещину).

Таким образом, следует полагать, что выстрел произведен в направлении снизу вверх, справа налево, кзади.

3. На кусках костей обнаружены только две небольшие трещины у краев выходного отверстия. Кроме того, установлено, что толщина левой теменной кости в том месте, где располагается выходное отверстие, равняется около 0,4 см. Ввиду этого и принимая во внимание размер выходного пулевого отверстия, а также довольно значительную длину раневого канала в веществе головного мозга, можно сделать вывод, что выстрел, причинивший ранение головы, произведен из оружия среднего калибра, с обычным для этого типа оружия зарядом.

4. Из описания кусков свода черепа видно, что теменные кости разъединены по стреловидному шву, чешуя затылочной кости отделена от левой теменной кости по левой ветви ламбдовидного шва, а правая ветвь того же шва подвижная. Кроме того, на значительном протяжении внутренней пластинки левой теменной кости (т.е. на некотором расстоянии от раневого канала в веществе головного мозга) обнаружено довольно значительное количество мелких костных отломков. Эти данные свидетельствуют, что выстрел произведен на очень близком расстоянии, в пределах действия пороховых газов, т.е. в упор или почти в упор.

5. Обугливание костей черепа произошло от значительного воздействия пламени на голову трупа,

Более сильное разрушение и обугливание Правой теменной кости, чем левой теменной, а также наличие участков обугливания на чешуе затылочной кости справа указывают, что правая половина головы подвергалась большему воздействию пламени, чем левая половина. Воздействию пламени подвергались также лобнотеменная, левая височная и затылочная области, о чем можно судить по виду и характеру соответствующих участков теменных костей и чешуи затылочной кости.

6. Наличие двух обуглившихся костей черепа, обнаруженных в яме, из которой были раньше извлечены два сильно обугленных трупа, объясняется, всего вероятнее, неосторожными манипуляциями при закапывании в яму трупа или при извлечении его из ямы, вследствие чего могло произойти отделение от черепа обуглившихся теменных костей и затылочной кости; вероятно, от тех же неосторожных действий образовались и дефект по затылочному краю левой теменной кости, а также небольшая трещина на чешуе затылочной кости».

Конечно, Семеновский не мог сказать, принадлежат ли Гитлеру обломки (кстати, экспертиза возраста костных тканей обломков так и не была проведена). На этом комиссия практически закончила свои труды.

Что же означали все ее заключения? Да ничего!

Собственно говоря, и не могли ничего означать. Была абсурдной сама идея послать год спустя в Берлин следователей и свидетелей для того, чтобы доказать, что состоялось или не состоялось «якобы самоубийство» Адольфа Гитлера и каким образом произошло ею «исчезновение». Но ведь Круглову и Серову было сие не столь важно. Это были лишь кабинетные, в данном случае «анти-абакумовские», игры, и не вина Круглова, что его предшественник был куда ближе к истине, чем он.

Вероятно, поэтому работа комиссии «наказала» инициаторов всей затеи: если она что-либо дала, то свидетельство подлинного, а не мнимого выстрелав комнате, где Гитлер и Браун покончили с собой. Пятна на стене и на софе, точнейшим и неопровержимым образом зафиксированные комиссией, подтверждали, что Гитлер воспользовался оружием, что в 1945 году ставилось советским следствием под вопрос. В неменьшей мере в пользу этого говорили чудом (после года!) найденные в яме обломки черепа с выходным отверстием пули.

Но как же с центральным заданием — перепроверкой акта Шкаравского? Ведь Семеновский установил столько недостатков в нем, что его надо было обязательно перепроверить. Комиссия знала, как это сделать: надо провести эксгумацию трупов, закопанных в Магдебурге, в расположении отдела «СМЕРШ» 3-й ударной армии. По телефону из Берлина они передали срочную просьбу: нужно получить в Магдебурге «два ящика».

Здесь случилось непредвиденное: начальник управления «СМЕРШ» Группы советских оккупационных войск в Германии генерал-лейтенант Зеленин… отказался выдать ящики. Из другой записки явствует, что комиссия пыталась получить на это дополнительное указание от Серова, но тот был занят другими срочными делами и указания не последовало. Такова была месть Абакумова. Круглов нервничал. На одной из бумаг он наложил резолюцию: «Надо торопиться. Ведь трупы разлагаются». Начальник советского госпиталя в Бухе, предместье Берлина, получил служебную записку генерала Сиднева:

«В связи с необходимостью проведения медицинских мероприятий, связанных с выполнением специального задания, прошу во вверенном Вам госпитале выделить для оперативного сектора Берлина СВА одну комнату, необходимые хирургические инструменты и закрепить одного-двух санитаров за профессором Семеновским».

Однако армейские власти отдавать тела не торопились. 30 мая подполковник Клаусен, возглавлявший следственную бригаду, был вынужден звонить в Москву. В телефонограмме сказано:

«Необходимо, чтобы тов. Абакумов дал распоряжение выдать для осмотра два ящика с трупами».

Абакумов распоряжения, разумеется, не дал — ведь ему вся затея была не по душе. Комиссия уехала, не солоно хлебавши. Что оставалось делать? В результате комиссия пришла к соломонову решению (в июле 1946 г.):

«Несмотря на то, что [все данные] свидетельствуют в пользу показаний Линге и других лиц о том, что Гитлер совершил самоубийство… комиссия не считает возможным сделать окончательные выводы по этому вопросу».

Что и требовалось доказать: мол, ищите Гитлера дальше. Впрочем, нет свидетельств о том, что заключение было направлено Сталину. Среди донесений Круглова Сталину оно не числится. «Миф» остался мифом и неплохим названием для всей истории, о которой я повествую.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх