Загрузка...


  • 1942 год — год перелома
  • Вперед, на запад!
  • Битва над Германией
  • Роберт Джексон

    Война в воздухе. 1942–1945[233]

    1942 год — год перелома

    В середине февраля 1942 года наступательные операции русских войск на Северо-Западном фронте привели к окружению шести немецких дивизий 16-й армии — около 100 тысяч человек — в районе Демянска, южнее озера Ильмень. Собрав все имевшиеся транспортные самолеты «Юнкерс-52» и даже часть бомбардировщиков, немецкое командование организовало переброску окруженным дивизиям пополнения, боеприпасов и продовольствия. Несмотря на тяжелые потери, которые понесла немецкая авиация за три месяца действия этого воздушного моста (265 машин), немцы сумели перебросить по воздуху более 24 тысяч тонн боеприпасов и других видов снабжения. Боеприпасы и продовольствие доставлялись по воздуху также окруженному гарнизону города Холм. Успех этих операций в тяжелых условиях зимы убедил Германа Геринга, что люфтваффе в состоянии обеспечить снабжение крупных группировок немецких войск даже при сильном сопротивлении противника. Как показали последовавшие затем события в этом роковом 1942 году, это было опасное предположение.

    Новое летнее наступление немцев началось 8 мая 1942 года в Крыму, где захваченные врасплох русские войска потерпели поражение и были вынуждены оставить Керченский полуостров. Для защиты последнего бастиона — Севастополя у них в Крыму осталось всего 50 истребителей и бомбардировщиков. Хотя советские летчики оказали отчаянное сопротивление массированным воздушным атакам люфтваффе, после непрерывных ожесточенных боев, длившихся 25 дней, гарнизон советской крепости был эвакуирован.

    После неудачного наступления в мае советских войск Юго-Западного фронта на Харьков и последовавшего затем окружения нескольких советских соединений армии группы «Юг» генерал-фельдмаршала фон Бока составе 90 дивизий, включая 10 танковых, приготовились к массированной наступательной операции, которая должна была привести их к Волге и на Кавказ.

    В середине июля 6-я армия генерала Паулюса вышла в излучину Дона и захватила плацдарм на его восточном берегу. Началась битва за Сталинград. Позади отчаянно сопротивлявшихся русских лежал окутанный густыми клубами дыма город, ставший мишенью яростных ударов 4-го воздушного флота. Первый массированный налет люфтваффе, совпавший с прорывом немецкого авангарда к Волге севернее Сталинграда, произошел 23 августа. Последовательными волнами 200 немецких бомбардировщиков, прикрываемых 50 Ме-109, налетали на пылающий город. На подступах к городу их встретили советские истребители. В яростных воздушных схватках в этот день в небе над Сталинградом и на прилегающих участках фронта советские истребители и зенитчики сбили 90 немецких самолетов. Советские потери составили 30 самолетов. Особенно отличились в этих боях летчики 102-й авиадивизии, на которой лежала ответственность за воздушную оборону города. К моменту завершения Сталинградской битвы на счету дивизии будет значиться 336 сбитых вражеских самолетов, и в том числе 216 бомбардировщиков.

    В ходе воздушных схваток над Сталинградом многие советские летчики-истребители стали асами, уничтожив пять и более немецких самолетов. Одним из ведущих пилотов был Михаил Баранов, впоследствии одержавший 28 побед. В одном из боев он вместе с тремя товарищами смело атаковал группу из 25 «мессершмиттов» и лично сбил три самолета. Когда у него кончились боеприпасы, он искусным маневром зашел в хвост четвертого «мессера», сблизился с ним и винтом отрубил ему руль поворотов, успешно совершив затем вынужденную посадку. Другой летчик, лейтенант Кострицын, атаковал соединение из 30 «Юнкерс-88» и лично сбил три из них. Сержант Нагорный один в бою против четырех Ме-109 сбил два и обратил остальные в бегство.

    В середине сентября, когда бои велись уже в самом городе, эффективная воздушная поддержка на участках непосредственного соприкосновения противников стал практически невозможной — их подчас отделяла друг от друга полоска земли, равная броску ручной гранаты.

    На этой стадии сражения люфтваффе по-прежнему обладало господством в воздухе, и операции по снабжению оборонявшихся советских частей с воздуха велись в основном по ночам маленькими бипланами По-2.

    Эти же бипланы широко использовались на Сталинградском фронте как ночные бомбардировщики. Хотя немецкая пропаганда презрительно называла эти тихоходные машины «русс фанера», немецкие солдаты в своих воспоминаниях о боях на Восточном фронте сообщают о том, что ночные рейды этих самолетов держали уставшие от боев войска в постоянном нервном напряжении.

    Оснащенный этими ночными бомбардировщиками 588-й авиаполк был полностью укомплектован женщинами пилотами и штурманами. Во время боев под Сталинградом и на Северо-Кавказском фронте каждый бомбардировщик совершал до шести вылетов за ночь. В этот период женские экипажи полка за 194 вылета сбросили около 25 тонн бомб.

    Этот полк входил в состав 122-й авиадивизии, основу которой составлял женский летный персонал. В дивизию, получившую боевое крещение под Сталинградом, входили также 587-й бомбардировочный полк и 586-й истребительный авиаполк, который завершил свой боевой путь в Австрии. За это время летчицы полка совершили 4419 боевых вылетов, 125 раз вступали в бой и сбили 38 немецких самолетов. Одна из летчиц — Ольга Ямщикова — стала первой женщиной, сбившей вражеский самолет в ночном бою — «Юнкерс-88» — 24 сентября над Сталинградом.

    К середине ноября 1942 года русские сосредоточили под Сталинградом четвертую часть всей своей авиации. Авиаполки 8-й и 16-й воздушных армий начали получать к тому же новые самолеты. Первым из них был истребитель «Лавочкин-5» (Ла-5), созданный на базе стандартного фюзеляжа истребителя ЛаГГ, но с новым звездообразным мотором М-82Ф мощностью 1700 л. с. Во время летных испытаний в мае 1942 года этот истребитель, вооруженный двумя 20-мм пушками, развил скорость 648 км/час. Он был запущен в серийное производство, и первые партии самолетов в октябре 1942 года стали поступать на фронт. Ла-5 имел большую скорость, чем Ме-109Ф, а с форсированным двигателем М-82ФН по скорости и маневренности превосходил также и новейший немецкий истребитель «Фокке-Вульф-190».

    Другим истребителем, дебютировавшим на Сталинградском фронте, был Як-9 — дальнейшее развитие истребителя Як-1 авиаконструктора Яковлева. Ставший самым массовым советским истребителем, Як-9[234] выпускался в различных модификациях: Як-9, вооруженный 20-мм пушкой и одним-двумя пулеметами 12,7 мм и развивавший скорость 600 км/час, а также Як-9Т, имевший 37-мм пушку.

    В январе — феврале 1943 года на фронте стали появляться модифицированные двухместные штурмовики Ил-2, имевшие кабину стрелка с крупнокалиберным пулеметом УБТ, две более мощные 23-мм пушки, установленные в крыльях, восемь реактивных снарядов РС-82. Они развивали скорость до 417 км/час и несли бомбовую нагрузку в 400–600 килограммов.

    Начавшееся 19 и 20 ноября под оглушительный грохот канонады наступление советских армий Юго-Западного и Сталинградского фронтов стремительно развивалось, и 23 ноября танковые части генерала Родина захватили город Калач с его стратегическим мостом через Дон, а на следующий день окружение немецкой группировки в Сталинграде было успешно завершено.

    24 ноября транспортные авиачасти 4-го воздушного флота получили приказ Геринга ежедневно доставлять окруженной армии 300 тонн груза, включая 90 тонн боеприпасов. Для выполнения этой колоссальной задачи — Геринг заверил Гитлера, что она вполне по плечу люфтваффе, — немцы собрали на авиабазах в Тацинской и Морозовске 320 самолетов «Юнкерс-52» и «Юнкерс-86», а также бомбардировщики Хе-111. Однако этот воздушный мост явно не мог справиться с поставленной задачей. Полеты в «котел» в дневное время были исключительно опасны из-за действий русских истребителей, и все большее число «юнкерсов» и «хейнкелей» не возвращалось на базы.

    16 декабря советские армии перешли в наступление в районе среднего Дона и, разгромив 8-ю итальянскую армию, быстро двигались к району Тацинской и Морозовска.

    В канун рождества крупная база снабжения — Тацинская оказалась под ударом русских танков. Каким-то чудом в снежную бурю 125 немецким транспортным самолетам удалось взлететь под огнем, однако более 60 самолетов было уничтожено. За один день 4-й воздушный флот лишился трети своей транспортной авиации.

    Немецкая авиация оказалась вынужденной перебазироваться в Новочеркасск и Сальск. В начале января из Франции на авиабазу в Сталине были спешно переброшены 18 четырехмоторных бомбардировщиков «Атлантической береговой службы» «Фокке-Вульф-200» «Кондор». Однако через несколько дней один из них был сбит советскими истребителями, второй серьезно поврежден, а три вышли из строя по техническим причинам.

    Через два дня в Сталинград вылетели два гигантских четырехмоторных «Юнкерс-290». Первый погиб 10 января 1943 года, взлетев с аэродрома в Сталинграде, второй был перехвачен звеном Ла-5 и, тяжело поврежденный, с трудом вернулся на базу. Неудачей закончилась и попытка использовать 40 новейших бомбардировщиков «Хейнкель-177».

    10 января 1943 года советские войска начали наступление на окруженные в Сталинграде немецкие дивизии и захватили аэродром Питомник. Базировавшиеся на нем истребители Ме-109 и пикировщики Ю-87 сумели с трудом подняться в воздух, но разбились или получили повреждения при попытке сесть на усеянный воронками аэродром Гумрак. Теперь немецкие транспортные самолеты вообще лишились воздушного прикрытия. В довершение к этому аэродром, с которого теперь летали «Юнкерс-52», подвергся удару полка советских штурмовиков, которые в течение двадцатиминутного налета уничтожили и повредили 50 немецких самолетов.

    2 февраля 1943 года остатки окруженных в Сталинграде немецких войск капитулировали.

    Во время операции по снабжению своих окруженных войск немцы потеряли 500 самолетов — ив это число не входят бомбардировщики и истребители, уничтоженные в ходе боевых операций на всем фронте. Общие немецкие потери в битве за Сталинград составили 1249 самолетов, из которых 900 были сбиты истребителями и огнем зенитной артиллерии. Кроме того, 542 самолета различных типов, по большей части поврежденных, были захвачены советскими войсками на занятых в ходе наступления аэродромах. Советские ВВС во время блокады окруженных немецких войск совершили 45 325 вылетов сбросили 15 тысяч тонн бомб. Десять советских авиационных дивизий получили звание гвардейских. Люфтваффе потерпело серьезное поражение.

    Для немецкой армии Сталинград был самым сокрушительным поражением за всю ее историю. Советские Военно-Воздушные Силы в ходе Сталинградской битвы сделали первый шаг на пути к завоеванию господства в воздухе на Восточном фронте.

    Для советских ВВС вторая половина 1942 года оказалась важным этапом во многих отношениях. Началось переоснащение фронтовых авиачастей самолетами, которые не только не уступали, но и превосходили боевые машины, имевшиеся у немцев на Восточном фронте а кроме того, завершилась практическая организация структуры стратегической авиации, способной нанести удары по территории «третьего рейха».

    Авиация дальнего действия (АДД), с марта 1942 года подчинявшаяся непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования, в качестве своего ядра имела несколько десятков четырехмоторных бомбардировщиков Пе-8 (ТБ-7). Этот самолет, строившийся небольшой серией в 1940 году, имел максимальную скорость 450 км/час, потолок — 10 300 метров, дальность полета — 5800 километров. Он был вооружен двумя пушками и двумя 12,7-мм пулеметами и брал на борт 2 тысячи килограммов бомб.

    19 мая 1942 года Пе-8 под командованием известного полярного летчика Э. К. Пусэпа поднялся с подмосковного аэродрома и на большой высоте взял курс на запад. На его борту в качестве пассажира находился народный комиссар иностранных дел СССР В. М. Молотов. Ранним утром на следующий день самолет сел на английском военном аэродроме в Данди. После переговоров в Лондоне с У. Черчиллем В. М. Молотов этим же самолетом вылетел в Монреаль, а оттуда в Вашингтон. Затем этим же маршрутом Пе-8 вернулся в Москву. Это был самый дальний перелет, совершенный советским самолетом во время войны. Стратегические рейды АДД на Германию начались в июле 1942 года, когда 15 Пе-8 нанесли бомбовые удары по Кенигсбергу. В последующие недели эскадрильи бомбардировщиков Пе-8 и Ер-2[235] совершали налеты на Берлин, Штеттин, Данциг, Тильзит, Варшаву, а также нефтеперегонные заводы в Плоешти (Румыния). Эти налеты на глубокий тыл Германии, предпринятые в тяжелые для советского народа дни, имели огромное морально-политическое и пропагандистское значение. Они подчеркивали также, что стратегические бомбардировки «третьего рейха» не являются привилегией одних лишь англо-американских союзников.

    Весной 1943 года центр тяжести воздушных операций переместился на Кубань, где немцы предприняли отчаянную попытку вернуть утраченное ими в ходе Сталинградской битвы господство в воздухе. Развернувшиеся над кубанской землей крупные ожесточенные сражения с участием многих сотен самолетов, которые длились семь недель, действительно оказались поворотным пунктом войны в воздухе, но отнюдь не в пользу немцев. В ходе этих боев Александр Покрышкин, истребительный авиаполк которого входил в 4-ю воздушную армию, получил свою первую из трех Золотую Звезду Героя Советского Союза, и именно здесь разработанная им тактика воздушного боя помогла советским истребителям добиться господства в воздухе. В схематичном виде его формула победы сводилась к девизу: «Высота — скорость — маневр — огонь!»

    Используя эту тактику, Покрышкин лично в одном бою сбил четыре «мессершмитта». Его самолет с нарисованной на фюзеляже большой белой цифрой «100» был хорошо знаком противнику, и известно немало случаев, когда строй немецких самолетов нарушался и они разлетались в стороны, услышав по радио предупреждение: «Ахтунг! Покрышкин в воздухе в вашем секторе!» — еще до того, как пилоты люфтваффе замечали советский истребитель. Многие другие советские асы — и среди них Речкалов, Клубов, Голубев. Крюков, Глинка — также весомо увеличили свой личный счет сбитых самолетов.

    Выработанная в ходе боев над Кубанью тактика с участием Покрышкина и других ветеранов, применялась советскими ВВС до конца войны.

    С наступлением весенней распутицы крупные наземные операции по всей линии фронта прекратились. Как и год назад, обе стороны наращивали мощь своих войск, готовясь к летнему наступлению. Немецкое командование понимало, что все будет зависеть от исхода летне кампании 1943 года. Если вермахт вернет себе инициативу, то у него будет второй шанс захватить Москву, если нет, то путь русским армиям в Германию и Центральную Европу будет открыт.

    Для своего летнего наступления на Курской дуге немцы собрали 70 дивизий — почти миллион солдат офицеров, около 2700 танков и штурмовых орудий. Для поддержки наступления люфтваффе имело более 1700 самолетов. Многие эскадрильи были оснащены новыми противотанковыми двухмоторными штурмовиками «Хеншель-129» и новейшими истребителями «Фокке-Вульф 190А».

    Советское Верховное Главнокомандование, предвидя намерения немцев, заблаговременно приняло меры к созданию глубокоэшелонированной обороны на Курском выступе.

    Общевойсковые и танковые армии Центрального и Воронежского фронтов поддерживались 16-й воздушной армией генерала С. И. Руденко и 2-й воздушной армией генерала С. А. Красовского. Кроме того, в составе резервного Степного фронта имелась 5-я воздушная армия генерала С. К. Горюнова. Юго-Западный фронт прикрывала 17-я воздушная армия генерала В. А. Судеца.

    На рассвете 5 июля немецкие танки и пехота после ударов артиллерии и авиации перешли в наступление. В небе непрерывно шли напряженные воздушные бои. Немецкие «юнкерсы» и «хеншели» охотились за советскими танками, советские «ильюшины» бомбили и штурмовали наступающие танковые колонны немцев. Поскольку снаряды 23-мм авиационных пушек не пробивали толстую броню «тигров» и «пантер», в бой были брошены новые Ил-2 с 37-мм пушками и специальными противотанковыми кумулятивными бомбами. С применением этой новой техники потери немцев стали быстро расти. Так, при одной штурмовке «илы», вооруженные этим мощным оружием, прочесали 9-ю танковую дивизию и за 20 минут превратили 70 танков в пылающие обломки.

    На второй день ожесточенных воздушных сражении в небо были подняты мощные группы советских истребителей, и над огненной дугой закипели очаги воздушных боев — «собачьи свалки». В этот день открыл свой новый боевой счет летчик-истребитель Алексей Маресьев, который, потеряв 15 месяцев назад обе ноги, летал теперь с протезами на истребителе Ла-5. За два дня боев он сбил пять вражеских самолетов.

    Свой длинный боевой счет 5 июля открыл также другой знаменитый советский ас — Иван Кожедуб, впоследствии Трижды Герой Советского Союза, уничтоживший боях 62 вражеских самолета.

    Золотую Звезду Героя за свой подвиг получил гвардии старший лейтенант А. К. Горовец, который один атаковал группу из 20 «Юнкерс-87» и, мастерски владея своим Як-9, сумел в бою один сбить девять самолетов противника, прежде чем у него кончились боеприпасы. Русские жестоко сводили счеты с немцами за горькие летние недели 1941 года.

    На рассвете 12 июля русские нанесли контрудар по немецким танковым дивизиям в районе Прохоровки, где в завязавшемся встречном бою одновременно участвовало с обеих сторон 1200 танков и самоходных орудий. Потеряв 400 танков и 10 тысяч солдат, немцы отступили.

    В этот же день советские войска перешли в наступление на орловском направлении. Курская битва закончилась убедительной советской победой.

    Советское командование умело использовало этот успех. В августе 1943 года при поддержке ста авиационных дивизий — 10 тысяч самолетов — советские войска почти по всему фронту перешли в наступление и отбросили немцев за Днепр. Войска Западного фронта отбили у немцев Смоленск и вышли к Витебску.

    Во время летнего и осеннего наступления в воздушных боях заметного успеха добился один из истребительных авиаполков. Истребители этого полка помимо обычных красных звезд имели еще одну эмблему: белый Лотарингский крест на стабилизаторе и трехцветные — красные, белые и синие — полосы на коке винта. Авиаполк назывался «Нормандия», и большинство его летчиков были французы. Он начал формироваться в Сирии как эскадрилья, а в ноябре 1942 года французские добровольцы — 14 летчиков и 58 авиамехаников — прибыли в СССР, где эскадрилья была укомплектована истребителями Як-1, а затем Як-9. Ее первым командиром был майор Ж. Л. Тюлан. В марте эскадрилья прибыла на фронт и 5 апреля 1943 года начала боевые действия. 5 июля Эскадрилья была переформирована в 1-й истребительный авиационный полк «Нормандия», который принял участие в Курской битве. К концу битвы на счету у полка было 40 сбитых самолетов. Французские летчики участвовали также в воздушных боях над Смоленском, Ельней и Витебском. К концу 1943 года они уничтожили еще 77 немецких самолетов, потеряв 25 своих. Это было хорошим началом, но полк «Нормандия», как и все полки советских ВВС, ожидали другие напряженные битвы, ибо хотя русские добились несомненного превосходства воздухе, люфтваффе еще не было полностью уничтожено и во время отступления с советской территории в 1944 году немецкие вооруженные силы окажут отчаянное сопротивление.

    Вперед, на запад!

    В январе 1944 года Советское Верховное Главнокомандование нанесло в районе Ленинграда и Новгорода первый из своих сокрушительных ударов, которые должны были освободить русскую землю от немецких оккупантов. Развернувшееся затем в марте — апреле наступление на юге привело к изгнанию немцев с территории Украины и освобождению Крыма.

    В конце марта 1944 года, когда армии маршала Конева перешли советско-румынскую границу, командир 9-й гвардейской авиационной дивизии гвардии полковник, дважды Герой Советского Союза Александр Покрышкин оказался со своей дивизией на берегах реки Прут, на том же аэродроме, где он базировался в памятные июньские дни 1941 года. Колесо совершило полный оборот.

    В попытке выбить русских с территории Румынии немцы в конце мая нанесли сильный контрудар в районе города Яссы. Для обеспечения поддержки с воздуха немцы собрали лучшие истребительные эскадрильи люфтваффе.[236] Их соперниками были несколько гвардейских авиаполков, в которых служили такие советские асы, как Покрышкин, Кожедуб, Клубов, Речкалов: перечень имен летчиков обеих сторон читался как справочник «Кто есть кто», содержащий сведения о Героях Советского Союза и кавалерах рыцарского Железного креста. Естественно, что, когда они встретились в воздухе, сражение над Яссами по своей свирепости и напряженности напоминало бои на Курской дуге. С утра до вечера воздух стонал и гудел от рева моторов — немецкие бомбардировщики волна за волной под прикрытием «мессершмиттов» и «фокке-вульфов» налетали на позиции советских войск. Немцы применили тактическое построение, использовавшееся советской авиацией на Кубани, и первоначально советские истребители допускали ошибку, ввязываясь в бой с истребителями эскорта и позволяя тем самым немецким «юнкерсам» прорываться к целям. Покрышкин внес соответствующие тактические коррективы, и на второй день боев пилоты его авиаполка сбили 30 немецких самолетов, не потеряв ни одного своего.

    После нескольких дней жарких, затяжных боев сражение над Яссами закончилось поражением немцев. Это была последняя серьезная попытка люфтваффе добиться господства в воздухе над полем боя на Восточном фронте, и после Ясс немецкие эскадрильи были разбросаны поодиночно по всему фронту. Из советских летчиков, разбивших последние надежды люфтваффе над Яссами, особо отличился Клубов, сбивший за пять дней девять самолетов. Это были нелегкие победы, одержанные над опытным врагом, обладавшим высоким боевым и летным мастерством, пилотами, составлявшими элиту люфтваффе. К этому времени пилотов такого калибра у немцев осталось немного. Начиная с 1944 года качество летного состава люфтваффе начинает заметно ухудшаться, и эта тенденция сохранится до конца войны.

    23 июня русские начали гигантскую наступательную операцию в Белоруссии с целью уничтожения группировки немецких войск на центральном участке советско-германского фронта.

    К 13 июля Советское Верховное Главнокомандование достигло своей цели: немецкие армии группы «Центр» фактически прекратили свое существование. В августе советские войска вышли к границам Восточной Пруссии, вступили на территорию Польши и начали продвижение к Висле и к Варшаве. В ходе этого наступления 16-я воздушная армия пополнилась тремя недавно сформированными полками 1-й польской смешанной авиационной дивизии. Это были 1-й Варшавский истребительный полк; 2-й Краковский бомбардировочный полк и 3-й штурмовой авиационный полк. Эта дивизия составила ядро военно-воздушных сил Польши.

    1-й польский истребительный авиаполк был оснащен новейшими советскими истребителями Як-3, которые начали поступать в советские ВВС летом 1944 года. Этими же истребителями был перевооружен и полк «Нормандия», который участвовал в Белорусской операции. В ноябре за боевые заслуги и мужество при форсировании реки Неман приказом Верховного Главнокомандующего полку было присвоено почетное наименование «Нормандия — Неман».

    Другим иностранным авиасоединением, сражавшимся плечом к плечу с советскими частями во время летнего наступления 1944 года, был 1-й чехословацкий отдельный истребительный авиационный полк, укомплектованный истребителями Ла-5ФН. Полк прибыл на аэродром около Львова в июле 1944 года, а оттуда был переброшен на аэродром в Стубно рядом с линией фронта. В период Словацкого национального восстания против немецких оккупантов полк обеспечивал прикрытие советским транспортным самолетам Ли-2, доставлявшим оружие и боеприпасы повстанцам на аэродром «Три Дуба». 18 сентября, базируясь на чешский аэродром Зволен, восемь Ла-5 авиаполка на бреющем полете нанесли внезапный штурмовой удар по немецкой авиабазе в Пьештянах и уничтожили 30 из 50 находившихся там самолетов.

    В сентябре советские войска освободили Румынию и Болгарию, в октябре — Белград, вступили на территорию Венгрии и, ломая упорное сопротивление противника, окружили в декабре в Будапеште 180 тысяч немецких и венгерских солдат и офицеров.

    В октябре войска Карельского фронта овладели штурмом городом Петсамо (Печенга) и начали бои по уничтожению немецкого 19-го горнострелкового корпуса. 15 октября немцы пытались эвакуировать остатки своих войск морем, направив конвой из Бек-фьорда в количестве 26 судов, прикрытых семью истребителями. Во время воздушных атак на этот конвой экипаж одного из торпедоносцев — ДБ-7[237] показал образец того героизма, который был характерен для действий советских летчиков на протяжении всей Отечественной войны.

    Находившийся под постоянным наблюдением с воздуха на рассвете 15 октября конвой подвергся ряду последовательных ударов. Первый удар с пикирования нанесли двенадцать Ил-2, второй — через час — также двенадцать «илов», третий удар — десять торпедоносцев, прикрываемые пятнадцатью истребителями. Затем последовал четвертый, заключительный удар десятью торпедоносцами, которые вел в атаку командир авиаполка гвардии подполковник Борис Сыромятников. Пока прикрывавшие истребители вели бой с «мессершмиттами», торпедоносцы мчались к конвою сквозь плотный заградительный огонь. Еще на подходе к цели в левый мотор ведущего самолета попал снаряд. Самолет загорелся, но Сыромятников продолжал вести торпедоносцы к цели. Противник сосредоточил огонь всех зенитных орудий по ведущему самолету — новые попадания, пламя охватило оба крыла торпедоносца. Но Сыромятников продолжал вести самолет прямо на цель, пока не сбросил торпеды.

    Пораженный торпедами транспорт взорвался и затонул, а затем пылавший, как факел, ДБ-7 взмыл вверх и, прочертив огненный след, упал в море. Его экипаж погиб. За этот воинский подвиг все три члена экипажа были удостоены звания Героя Советского Союза.

    Немецкий конвой был разгромлен, все три транспорта вместе с семью кораблями охранения потоплены. Погибли восемь русских и шесть немецких самолетов.

    За три недели наступления войск Карельского фронта, поддерживаемого Северным флотом и ВВС, противник потерял 156 кораблей и 56 самолетов.

    «Третий рейх» вступал в свои последние 100 дней.

    Битва над Германией

    19 февраля летчик-истребитель Иван Кожедуб в паре с другим летчиком вел воздушную охоту невдалеке от линии фронта.

    Внизу под ним советские армии маршалов Жукова и Конева готовились к прорыву восьми линий немецкой обороны, преграждавшей путь к Берлину. Советские войска уже заняли плацдармы на западном берегу Одера. Эти плацдармы не давали немцам покоя. Сосредоточив в районе Берлина до двух тысяч боевых самолетов, они пытались наносить по плацдармам массированные удары с воздуха. Эти рейды проводились в основном «Фокке-Вульф-190», которые подкрадывались за облаками, резко снижались, сбрасывали бомбы и, круто взмыв, снова укрывались в облаках, прежде чем их могли перехватить советские истребители. За неделю до этого шестерка истребителей Кожедуба перехватила 30 «фокке-вульфов», приготовившихся к удару по советским войскам, и в стремительном бою сбила семь из них, потеряв один Ла-7.

    На этот раз Кожедуб после получасового полета внезапно заметил самолет, летевший вдоль Одера. Развернувшись, Кожедуб на максимальной скорости устремился к нему. Теперь самолет стал отчетливо виден, он напоминал летящую стрелу — узкий фюзеляж, стреловидные крылья и пара длинных, подвешенных под крыльями двигателей, оставлявших за собой длинный дымящийся след. Да это же реактивный самолет — «Мессершмитт-262»! Хотя английские и американские летчики уже встречались с этими самолетами в бою, Кожедуб встретился с этим реактивным истребителем первый раз.

    Удачно сманеврировав и сумев зайти в хвост Ме-262, Кожедуб, выжимая из своего «Лавочкина» предельную скорость, с расстояния 500 метров открыл огонь. Удача! Снаряды врезались в левое крыло Ме-262, длинный сноп пламени вырвался из двигателя. Новый залп — и реактивный истребитель падает, разваливаясь на части.

    Через несколько дней два других советских летчика-истребителя — генерал-лейтенант Е. Савицкий, сбивший 22 самолета, и майор Околелов также перехватили и сбили два Ме-262.

    На рассвете 16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов перешли в наступление. С воздуха их прикрывали и поддерживали четыре воздушные армии: 4, 16 и 2-я генералов К. А. Вершинина, С. И. Руденко и С. А. Красовского, а также 18-я маршала А. Е. Голованова — 7500 самолетов. После нескольких дней ожесточенных боев оборонительные рубежи немцев были прорваны, и советские танки и пехота устремились к Берлину. 21 апреля части 8-й гвардейской армии ворвались в пригороды города. Это был достойный триумф генерала Чуйкова, ветерана боев, выдержавшего немецкий натиск в развалинах Сталинграда. От города на Волге до столицы гитлеровского рейха пролег длинный и тяжелый путь.

    Советские авиационные части двигались вместе с наступавшими советскими дивизиями, используя в качестве летных полос широкие бетонные автострады. Взлетая с этих импровизированных аэродромов, советские истребители патрулировали над городом, прикрывая «илы» и «пешки», бомбившие и обстреливавшие немецкие очаги сопротивления, или искали уцелевшие немецкие самолеты, чтобы вступить с ними в бой. Все знаменитые советские асы участвовали в этой последней битве: Покрышкин, Кожедуб, Речкалов, Голубев, Сухов, Ворожейкин, Глинка — и увеличили свои личные счета уничтоженных и самолетов противника.

    Люфтваффе сражалось до последнего дня. Собрав остатки своих резервов, в ходе битвы за Берлин немцы делали ежедневно до 1000 боевых вылетов. Но это была капля в море. За один день в период решающего штурма фашистской столицы советские воздушные армии совершили 17 тысяч самолето-вылетов. В среднем в апреле каждый день было около 15 тысяч вылетов. 17 апреля в воздушной битве на подступах к Берлину Иван Кожедуб одержал две последние победы. Вместе с напарником Кожедуб атаковал 40 истребителей «фокке-вульф», в числе которых находились новейшие, обладавшие исключительно высокой скоростью, «длинноносые» «Фокке-Вульф Та-152». В стремительной схватке он в упор расстрелял один «Фокке-Вульф-190», а затем догнал и уничтожил второй — свой 62-й по счету сбитый самолет врага.

    25 апреля советские танковые армии встретились в Потсдаме, замкнув Берлин в кольцо из огня и стали. В тот же день русские и американские солдаты встретились на Эльбе. 30 апреля Гитлер покончил с собой, 2 мая остатки Берлинского гарнизона, ошеломленные обрушившимся на них шквалом огня, выползли из своих нор и сложили оружие.

    По иронии судьбы ни Кожедуб, ни Покрышкин не присутствовали при этой капитуляции Берлина. Кожедуб несколькими днями ранее вылетел в Москву, чтобы представлять 1-й Белорусский фронт на первомайском параде, а авиадивизия Покрышкина перебазировалась южнее на аэродром неподалеку от Праги. 9 мая, в день окончательной немецкой капитуляции, майор В. Голубев — один из летчиков Покрышкина, шестнадцатый по числу уничтоженных самолетов советский ас — сбил над Прагой «Мессершмитт-109». Это был последний самолет, сбитый в воздушном бою во второй мировой войне на европейском театре.[238]

    * * *

    1 мая 1945 года звено из трех Як-3 промчалось на бреющем полете над пригородом Берлина. На высоте 30 метров они с ревом пролетели вдоль Шпре, на широкой набережной которой стояли шеренги танков 1-й гвардейской армии. Сделав крутой разворот над разрушенным собором, они выровнялись и медленно прошли над рейхстагом. Из кабины ведущего истребителя что-то опустилось вниз, и, медленно колыхаясь на ветру, развернулось Красное знамя! Гвардейский истребительный авиационный полк, к которому принадлежал Як-3, возил это знамя три года, весь свой длинный боевой путь через Восточную Европу после разгрома немцев у ворот Москвы. На знамени золотыми буквами было вышито одно только слово: ПОБЕДА.


    Примечания:



    2

    Согласно условиям Версальского мирного договора 1919 года, Германии запрещалось содержать или строить как на правом, так и на левом берегу Рейна в зоне глубиной 50 километров восточнее реки военные сооружения, а также содержать в этой зоне воинские части. Демилитаризованный статус Рейнской зоны был подтвержден Локарнскими договорами 1925 года о гарантии западных границ Германии и арбитраже. Вводом войск в эту зону Гитлер нарушил как Версальский, так и Локарнские договоры, однако никаких санкций против Германии со стороны Англии и других западных государств принято не было. — Прим. перев.



    23

    Из выступления Гитлера 9 октября 1941 года в Берлине по случаю начала «кампании зимней помощи». См.: Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1985, с. 306–307. — Прим. перев.



    233

    Из книги Р. Джексона «Красные соколы».



    234

    За время войны было выпущено 16 769 этих истребителей. — Прим. перев.



    235

    На вооружении советской авиации находился также дальний ночной бомбардировщик Ер-2. Максимальная скорость этого бомбардировщика с двумя авиационными дизелями составляла 420 км/час. Нормальная бомбовая нагрузка — 1000 килограммов, дальность полета — тысяч километров. — Прим. перев.



    236

    Немецкое контрнаступление в районе города Яссы в мае — июне 1944 года поддерживали два авиакорпуса — VIII и I — более 750 самолетов (40 процентов военно-воздушных сил Германии на советско-германском фронте) (Hitler’s Luftwaffe., p. 82). — Прим. перев.



    237

    ДБ-7 — поставлявшийся по ленд-лизу американский двухмоторный бомбардировщик Дуглас-20 «Бостон». — Прим. перев.



    238

    Из более 100 тысяч самолетов, потерянных гитлеровской Германией за войну, 77 тысяч было уничтожено на советско-германском фронте. — Прим. перев.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх