ГЛАВА 12

КТО ПРОИГРАЛ ВОЙНУ В ФИНЛЯНДИИ?

Это была наша военная катастрофа, после которой нашу армию долго не воспринимали всерьез даже наши будущие союзники, в чем признавался сам Черчилль.

(«Вечерняя Москва». 15 ноября 1994 г.)
1

Еще возражение: «Линию Мапнергейма» прорвали, но какой ценой?

А любой!

Разве нас интересовала когда-либо цена? У нас была великая ЦЕЛЬ.

Ради достижения этой цели товарищи Ленин и Троцкий считали возможным пожертвовать всем народом России и всеми ее богатствами. Так и делали. И Сталин цену не спрашивал.

Но у Сталина хватило ума после того, как «Линия Маннергейма» была прорвана, когда Финляндия лишилась своего оборонительного барьера и стала беззащитна, «освободительный поход» остановить и в длительную партизанскую войну не ввязываться.

С точки зрения большой политики, бои в Финляндии были поражением Советского Союза: цели войны были объявлены слишком откровенно и отчетливо, теперь пришлось объявить, что мы воевали не за включение новой республики в состав СССР, а за «безопасность города Ленина». «Правительство» Куусинена и «народно-освободительную армию Финляндии» пришлось без шума разогнать, вроде не было никогда такого «правительства» и такой «армии».

Однако с точки зрения чисто военной это была блистательная победа, равной которой во всей предшествующей и во всей последующей истории нет ничего. Любая армия мира, если бы ей удалось такое совершить, записала бы такую победу золотыми буквами в свою историю.

Боевые действия в Финляндии завершились 13 марта 1940 года, а уже летом три государства Балтии: Эстония, Литва и Латвия сдались Сталину без боя и превратились в «республики» Советского Союза.

Правительства и военное командование этих стран внимательно следили за боевыми действиями в Финляндии и сделали из того, что увидели, страшный, но правильный вывод: Красная Армия способна выполнять невыполнимые приказы, она не остановится ни перед какими жертвами. Если Сталин решил, то Красная Армия уничтожит кого угодно, сама при этом понесет любые потери, но сталинский приказ выполнит. И три государства сдались без единого выстрела. Понимая, что сопротивление бесполезно.

В это же время Сталин предъявил ультиматум правительству Румынии: верните Бессарабию. Помня опыт Финляндии, правительство Румынии даже не стало затевать длительных переговоров: вот вам Бессарабия, а заодно и Буковина.

Вывод: потери Красной Армии в Финляндии надо делить сразу на пять стран: Финляндию, Эстонию, Литву, Латвию и Румынию. Красная Армия продемонстрировала такую мощь в Финляндии, что после этого другие страны сдавались без боя, понимая, чем может кончится сопротивление сталинской воле.

2

Так кто же проиграл войну в Финляндии?

Ответ: войну в Финляндии проиграл Гитлер.

Красная Армия провела в Финляндии уникальную, беспримерную операцию. Красная Армия действовала так, как не действовал никто и никогда, а Гитлеру почему-то показалось, что Красная Армия действует плохо. Германские генералы видели перед собою чудо, но не понимали его значения. Германские генералы не сумели оценить того, что видели. И окружавшие Гитлера люди делали странные выводы о неготовности Сталина к войне. Дневник Геббельса тех дней исписан такими замечаниями: «Русская армия никакой ценности не представляет. Армией плохо управляют, а еще хуже она вооружена…» Геббельс записывал не только свое мнение, но и мнение Гитлера: «Он вновь констатирует катастрофическое состояние русской армии. Ее едва ли можно использовать для боевых действий…»

Самая страшная ошибка на войне: недооценить противника. Вообще в жизни каждого из нас нет ничего хуже, чем считать противника дурнее себя. Некоторых такое заблуждение приводит к преждевременной смерти. Именно к смерти привела Гитлера роковая недооценка мощи Красной Армии.

Гитлеру надо было не зубоскалить, а отправить в Финляндию одну немецкую пехотную роту. Не особую, не элитную, а самую обыкновенную и дать германским солдатикам практику. Пусть попробуют наступать. Пусть попробуют уничтожить железобетонную огневую точку, которую никак в слепящем снегу не разглядеть. Пусть попробуют атаковать, когда снег — по самые уши. Если не получается, пусть найдут другое место и попробуют атаковать там, где снег не по шею, а только по грудь. Или даже по пояс. Пусть попробуют найти в снегу хоть одну мину. Пусть переспят одну ночь на полярном морозе. Пусть погрызут хлебную корочку железобетонной прочности.

Вот с этими-то солдатиками и следовало побеседовать. Следовало потрогать их черные ушки, которые отламываются от головы с хрустом, боли не причиняя. Следовало осмотреть их ноги, покрытые пузырями обморожения. Вот этих-то солдатиков Гитлеру надо было пригласить к себе в гости и с ними не спеша, у теплой печки обсудить боевые качества Красной Армии.

Гитлеру следовало послать в Финляндию человек пять своих генералов: пусть опыта наберутся, путь попробуют организовать снабжение хотя бы одного пехотного взвода, и если удастся протолкнуть одну машину через снега, то пусть попробуют водочки мороженой. Вот у этих генералов следовало Гитлеру впечатления узнать. И смеяться над Красной Армией до упаду.

Но Адольф Гитлер почему-то так не поступил. Он наблюдал советско-финскую войну из уютного далека. Из роскошного кабинета Имперской канцелярии. А замечено: сытый голодного не разумеет. Гитлер был сыт, и ему было тепло. И вокруг него стояли люди, которые сладко выспались в чистых спальнях, приняли горячую ванну, их гладко выбрили, постригли и надушили, на завтрак им подавали грейпфрутовый сок, жареный бекон с яичницей, горячие душистые булки с маслом… И вот после завтрака, еще окутанные кофейным ароматом, они глядят на глобус и оценивают обстановку: огромный Советский Союз и маленькая Финляндия!

И ничем они не умнее нас: они оценивают обстановку именно так, как ее несколько дней назад в высоких кремлевских кабинетах оценивали товарищи Сталин, Молотов, Берия, Ворошилов: чего с ней возиться? какие могут быть проблемы!?

3

Сталину казалось — стоит только цыкнуть… Вот и Гитлеру так кажется. И Черчиллю в туманном Лондоне непонятно, что это там Красная Армия тычется, тычется. Всем им в кабинетах не понять, что есть минус 32. Им не понять разницы между минус 35 и минус 38. Да простит меня гостеприимная, приютившая меня Британия, не в укор ей будет сказано: тут при минус 3 объявляется национальное бедствие, останавливаются поезда, замерзают старики в квартирах, лопаются трубы водопровода и канализации. Когда выпадает снег глубиной два дюйма, жизнь в прекрасной Британии замирает. Тот, кто видел Британию под легким снежком, не даст соврать: все кюветы завалены машинами вверх колесами.

Но сидишь у полыхающего камина в старинном замке, не спеша что-нибудь шотландское потребляешь со льдом и содовой, кутаешься в сладкий дым гаванской сигары и понять стараешься: что это там русские возятся? Может, командиры у них глупые? Или, может, солдат ленив? Или оружие у них устаревшее?

4

Норвежцы, канадцы, шведы, эскимосы, финны знают, что такое минус сорок. Но спросите у британца, у немца, у француза, чувствовал ли он однажды своей шкурой эти самые минус 40? Способен ли нормальный человек в кирзовых сапогах, т.е. в брезентовых, прорезиненных, выжить неделю?

Красная Армия выжила. Мало того, задачу выполнила. И этого мало: она еще и училась, Училась поразительно быстро. Читайте шведские газеты за февраль 1940 года! Так вот там, в тех газетах — не поверите — там восхищение моей армией. Люди, которые понимают, что есть настоящая зима, в феврале 1940 года видели перед собою совсем другую армию, совсем не ту, которая два месяца назад вступила на землю Финляндии. Изменилось решительно все — от рациона бойца и его экипировки до организации тылового обеспечения корпусов и армий, от тактики стрелкового отделения до системы стратегического управления на театре боевых действий…

Гитлер этих изменений не разглядел. Гитлер не уловил поразительной способности наших бойцов и командиров приспосабливаться к чему угодно, в том числе и к убийственным условиям Зимней войны.

Интересно, сам Гитлер считал, что в лесах возможна оборона и ведение партизанских действий, а наступление крупными войсковыми соединениями невозможно («Застольные разговоры». 8 сентября 1941 г.). Гитлер не имел в виду Финляндию, ее леса и ее климат. Гитлер говорил о лесах Западной Европы: вести бои невозможно. Но когда Красная Армия продиралась через карельские чащобы целыми дивизиями, корпусами, а затем — и армиями, Гитлер не вспомнил о том, что наступать в лесах невозможно…

Для Красной Армии война в Финляндии была прививкой от зазнайства, от шапкозакидательских настроений, от недооценки противника.

Война в Финляндии многому научила Красную Армию: под Москвой в 1941-м и под Сталинградом в 1942-м германские войска встретили армию, которая умеет воевать зимой. А вот германскую армию война в Финляндии не научила ничему.

С Гитлером эта война сыграла злую шутку. Не поняв этой войны, не оценив ее трудностей, Гитлер сделал катастрофически неправильные выводы. Он вдруг почему-то решил, что Красная Армия к войне не готова, что Красная Армия ни на что не способна.

Гитлер просчитался. Он просто не знал, что в моей стране законы логики не действуют. Гитлер просто не понял, что моя страна живет логике вопреки. Если Красная Армия не дошла до Хельсинки, то из этого вообще ничего не следует. Наоборот, из этого следует, что до Берлина она способна дойти при любых условиях. При самых худших из всех теоретически возможных! И она это потом доказала.

5

Многие германские генералы осознали, что Красная Армия по результатам боев в Финляндии оценена неправильно. Осознали быстро. Уже в 1941 году. Уже в первых боях было установлено, что Красная Армия имеет лучшие в мире танки, лучшие в мире пушки и гаубицы, лучшие в мире самолеты для агрессивной войны. Красная Армия имеет такие системы вооружения, которых не имеет ни одна армия мира. Было установлено, что советский солдат способен воевать. Одним словом, было понято, что германское командование и германская разведка жестоко просчитались.

Ошибку в тесном кругу признал и сам Гитлер. Это случилось 12 апреля 1942 года. Гитлер сказал следующее: «Вся война с Финляндией в 1940 году — равно как и вступление русских в Польшу с устаревшими танками и вооружением и одетыми не по форме солдатами — это не что иное, как грандиозная кампания дезинформации, поскольку Россия в свое время располагала вооружениями, которые делали ее наряду с Германией и Японией мировой державой» (Г.Пикер. Застольные разговоры Гитлера. С. 205). И еще: «У себя в России они создали невероятно мощную военную промышленность… и чем больше мы узнаем о том, что происходит в России, тем больше радуемся тому, что вовремя нанесли решительный удар… Вооружение Красной Армии — наилучшее доказательство того, что… удалось добиться необычайно больших успехов…» (22 июля 1942 г.) Заговорил!

Во время боев в Финляндии: они ни на что не способны. Теперь выяснилось — способны…

Понятно, Гитлер не мог признаться, что жестоко просчитался, что совершил роковую ошибку, потому он говорит о кампании дезинформации: Сталин, мол, обманул… Даже если это так, даже если Сталин просто преднамеренно демонстрировал в Финляндии слабость, а Гитлер этому поверил, то и этот факт — в пользу Сталина. Тысячи лет назад величайший теоретик войны Сунь-цзы наставлял полководцев: «Война — это путь обмана. Если твоя армия близко, покажи врагу, что далеко. Если она далеко, покажи, что близко. Если ты слаб, покажи силу. Если силен — покажи слабость. Горе тому, кто обманулся».

Никто Гитлера не обманывал в Финляндии. Он и его генералы сами себя обманули. За что и поплатились.

x x x

Даже Гитлер понял: боевые действия в Финляндии НЕЛЬЗЯ расценивать как проявление слабости Красной Армии.

Прошли десятилетия. Миллионы наших умных людей изучали войну в Финляндии, но вновь почему-то делали вывод: бои в Финляндии — свидетельство слабости Красной Армии и ее полной неготовности.

Товарищи дорогие, так мыслил Адольф Гитлер.

Он о-шиб-ся.

И оказался в дураках.

Вы повторяете его ошибку.

Но Гитлеру хватило ума признать ошибку. А нашим людям почему-то ума не хватает.

Соотечественники, неужто мы с вами глупее бесноватого фюрера?





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх