ГЛАВА 20МИЛЛИОН. ИЛИ БОЛЬШЕ?

Мы все мечтали о скорой победе мировой революции. Главный маршал артиллерии Н.Н.Воронов.

(На службе военной. С. 27)
1

Шли годы, появлялись статьи и книги. Природу гвардейских чудес я постиг. А потом ушел. Уже в Британии достал «Советскую военную энциклопедию». Много в ней интересного, прежде всего — родословные самых знатных наших дивизий.

И природа гвардейских чудес подтвердилась.

Итак, Советский Союз к войне готовился. Только не к той войне.

На подготовку войны было истрачено умопомрачительное количество денег, времени, ресурсов, здоровья и молодых жизней. Сталин подготовил гигантское число парашютистов. Сколько точно, мне знать не дано. Но бесспорно — более одного миллиона человек. Миллион я назвал в «Ледоколе». Коммунистические историки эту цифру яростно отвергают, но другую не называют.

Между тем о миллионе парашютистов, подготовленных в СССР, писала газета «Правда» 18 августа 1940 года. А не врет ли «Правда»? Она правдивостью никогда не отличалась.

Может, и врет, но только в сторону занижения. Вот кое-что более определенное: «С апреля 1934 года по февраль 1936 года на Украине подготовлено 427 000 парашютистов». Это официальная история Киевского военного округа (Киевский краснознаменный. М., 1974. С. 122). Эти сведения подтверждаются ссылкой на Партийный архив Института истории партии ЦК КП Украины (Фонд 7. Опись 1. Дело 1330. Лист 32).

427 000 парашютистов — не миллион, но ведь не на одной же только Украине их готовили! Украина — вовсе не главный район их подготовки. Парашютистов готовили в основном в Москве и Московской области, в Ленинграде, Иванове, Горьком, Куйбышеве, на Урале, в Сибири, на Северном Кавказе, в Крыму, который в то время в состав Украины не входил.

427 000 парашютистов Украина подготовила за неполных два года, но ведь не прекратилась же их подготовка после февраля 1936 года. Наоборот, 1936 год — это самое начало. Это зарождение. Сколько же их было подготовлено только Украиной в 1937, 1938 годах? В 1939, 1940, 1941-м?

Для экономии средств парашютистов готовили вроде как любителей. Чтобы молодой энтузиаст вкалывал, а свободное время парашютному делу отдавал. Но готовились и десантные подразделения, части и даже соединения: «К концу 1933 года Красная Армия располагала одной воздушно-десантной бригадой, четырьмя авиамотоотрядами, 29 отдельными батальонами и несколькими ротами и взводами общей численностью около 10 тысяч человек (ВИЖ. 1982. N 10. С. 75).

«В 1938 году на базе имевшихся к тому времени авиадесантных частей и соединений формируется шесть воздушно-десантных бригад

— 201, 202, 204, 211, 212, 214-я» (Заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант К.Курочкин. ВИЖ. 1980. N8. С. 94.) Общая численность шести бригад — 18 000 человек (ВИЖ. 1975. N 9. С. 81).

Содержать больше боевых частей и соединений— обременительно. Через эти части и соединения — пропустить только некоторых. Остальные пусть вкалывают на полях и заводах. Если потребуются — их легко в любой момент призвать под знамена. Каждый из них уже подготовлен…

2

И вот этот момент наступил. Весной 1941 года в Красной Армии создаются пять воздушно-десантных корпусов. Каждый корпус включал в свой состав управление, штаб, подразделения обслуживания, три воздушно-десантные бригады, артиллерийский дивизион, отдельный танковый батальон (50 танков) и другие подразделения. Численность каждого корпуса — 10 419 человек.

Вот перечень воздушно-десантных бригад (вдбр) в составе воздушно-десантных корпусов (вдк) на конец мая 1941 года:

1-й вдк — генерал-майор М.А.Усенко — 1, 204, 211 вдбр, Киевский военный округ.

2-й вдк — генерал-майор Ф.М.Харитонов — 2, 3, 4 вдбр, Харьковский военный округ.

3-й вдк — генерал-майор В.А.Глазунов — 5, 6, 212 вдбр, Одесса.

4-й вдк — генерал-майор А.С.Жадов — 7, 8, 214 вдбр, Пуховичи.

5-й вдк — генерал-майор И.С.Безуглый — 9, 10, 201 вдбр, Даугавпилс.

Кроме того, 202-я воздушно-десантная бригада оставалась отдельной.

Читателей «Ледокола» я не хотел терзать этими номерами, думал, кто же против этого будет спорить? Но нашлись недоверчивые полковники и генералы. Усомнились.

А когда я номера предъявил, опять не верят: за номерами ничего не стояло — пустышки; корпуса, мол, неукомплектованы.

Я спорить не буду. Официальная история ВДВ за меня говорит: «Укомплектование корпусов личным составом к 1 июня 1941 года было закончено» (Советские воздушно-десантные. М.: Воениздат, 1986. С. 51).

А можно читать не сухую историю ВДВ, а свидетельства участников событий. Свидетельствует дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Александр Ильич Родимцев, который в мае 1941 года получил назначение на должность командира 5-й воздушно-десантной бригады 3-го воздушно-десантного корпуса. В то время Родимцев был полковником, имел боевой опыт, воевал в Испании, где получил свою первую Золотую звезду, а в те времена за здорово живешь геройскими звездами не бросались. Родимцев пишет: «Мне предстояло служить с отлично подготовленными бойцами, цветом нашей советской молодежи… В основном, офицерском, составе были опытные парашютисты: каждый из них имел на счету от пятидесяти до сотни прыжков. Бригада состояла из четырех отдельных парашютно-десантных батальонов, отдельного артиллерийского дивизиона, школы младшего комсостава, отдельной разведывательной роты, отдельной зенитно-пулеметной роты, отдельной роты связи. Вооружением, необходимой материальной частью и парашютами бригада была полностью обеспечена. Отличный офицерский коллектив, дисциплинированный и дружный… Позже я убедился — первое впечатление не было ошибочным: каждый из них в битвах за Родину проявил высокую самоотверженность и отвагу… Бригада планомерно и деловито развертывала учебу… Меня радовало трудолюбие моих парашютистов, их мужество и их волевой накал, который легко было почувствовать в окружении уверенной в себе молодежи… Все время было поглощено подготовкой к прыжкам, самими прыжками, задачей десантирования подразделений…»

Рядом с бригадой Родимцева готовится к боям «в условиях, наиболее приближенных к боевым» 212-я воздушно-десантная бригада, недавно тайно переброшенная с Дальнего Востока. Родимцев рассказывает и о ней: ее бойцы и командиры имели на счету по 100 и даже по 200 прыжков с парашютом, а командир, полковник И.И.Затевахин, совершил не менее 300 прыжков (Твои, отечество, сыновья. С. 16-21).

Еще свидетельство. Полковник И.Г.Старчак. книга называется «С неба — в бой» (М.: Воениздат. 1965). Рекомендую.

А генерал армии А.С.Жадов в 1941 году был генерал-майором, в начале июня получил назначение на должность командира 4-го воздушно-десантного корпуса. Вот его рассказ: «Все бригады и корпусные подразделения были укомплектованы хорошо подготовленным личным составом, материальной частью и вооружением» (Четыре года войны. М., 1978. С. 14).

Свидетельства того, что все пять корпусов находились в полной готовности к десантированию, неисчислимы.

3

От обычной боевой подготовки воздушно-десантные корпуса скоро перешли к подготовке весьма конкретной. После 13 июня 1941 года были отданы соответствующие распоряжения и выполнены самые-самые последние приготовления к выполнению боевых задач, например, десятки тысяч парашютов уже были сложены в районах аэродромов погрузки…

Но Гитлер нанес упреждающий удар, освобождение сорвалось, и выброска воздушных десантов в тыл противника не потребовалась. Для всех десантных корпусов сложилась ситуация: в оборонительной войне они не нужны. Начальник штаба Юго-Западного фронта генерал-лейтенант М.А.Пуркаев доходчиво объяснил полковнику А.И.Родимцеву: «Да сейчас такая обстановка, товарищ Родимцев, что и без прыжков очень легко можно оказаться в тылу противника. Некоторые наши части и даже соединения уже находятся в окружении. А вы собираетесь прыгать…» (Твои, отечество, сыновья. С. 29).

Да, в оборонительной войне прыгать никуда не надо. Надо вражеские танки останавливать. На эту работу и брошены все пять корпусов. Но к десантированию (теперь уже никому не нужному) все было подготовлено. И парашюты уже в районах аэродромов погрузки. И вот командир 4-го вдк генерал-майор Жадов вызывает к себе помощника начальника оперативного отдела штаба корпуса капитана А.Я.Горячева:

— Вы знаете, товарищ капитан, что такое золото?

Он был ошарашен таким неожиданным вопросом, но все же ответил:

— Представляю, но золота никогда не имел.

— Неправда, — говорю я ему, — за каждым красноармейцем и командиром был закреплен парашют. Вот это и есть наше государственное золото. А где лежат несколько тысяч парашютов? В лесу, в одном километре восточнее реки Березина. Организуйте вывоз этого ценного имущества в тыл» (Четыре года войны. С. 16).

До 22 июня парашюты вывезли в лес, а теперь их надо спасать. Генерал армии Жадов сообщает, что капитан Горячев задачу выполнил — достал где-то автомашины и под пулеметным огнем наступающего противника вывез парашюты в безопасное место, за что и был награжден орденом.

4

Разберем этот пример.

Товарищи десантники, сколько парашютов на одного человека положено? Правильно. А на воздушно-десантный корпус сколько? А учитывая грузовые? И все они до нападения Гитлера почему-то оказались в лесу. Зачем?

Ответят: да просто так. Взяли, вывезли в лес и там свалили.

Этот ответ не принимается. Если командир десантного батальона просто так со склада заберет парашюты и вывезет их в лес, то его спросят и вышестоящий командир, и подчиненные: ты это чего?

Парашют — штука деликатная. Десантник не любит, когда с его парашютом всякие эксперименты делают. Дождик в лесу, влажность, роса. Даже если и брезентами укрыть, все одно — конденсация и всякое прочее. Так вот, на командира такого батальона в тот же день поступит в особый отдел ровно столько доносов, сколько в батальоне народу. И командира такого батальона шлепнут за вредительство.

Тем более командиру бригады такого не простят. На командира бригады будет больше доносов, потому как в бригаде четыре батальона, артиллерийский дивизион, разведывательная рота и пр. и пр. И все донесут.

А вывезти парашюты всего воздушно-десантного корпуса в лес? Да никто вам этого не позволит без московского приказа. И если парашюты целого десантного корпуса до начала войны почему-то оказались в лесу, значит, на то была воля Москвы.

А и в Москве не все просто. Пусть самому большому десантному начальнику в голову ударило, и он командиру корпуса шифровку шарахнул: ну-ка, Харитонов (или Безуглый, или Жадов), отвези двадцать пять тысяч парашютов в лес, подержи их там, а потом на склад верни…

Так ведь не выйдет: дождиком парашюты прихватит — двадцать пять тысяч сушить и перекладывать… Это потеря боеготовности. За такое самого большого начальника — тоже к стеночке поставят. На такого начальника и командиры корпусов донесут куда следует, и прокуроры корпусов, и особисты, и стукачи, которых в десантных войсках полагается иметь больше общепринятых стандартов… Да и обыкновенные солдатики просигнализируют: вредительство налицо!

А если парашюты под небом полежат чуть больше положенного, то пропадут, — тут вышак окончательный, обжалованию не подлежащий.

Ну так это ведь, наверное, учения затевались! И вот перед учениями в пять воздушно-десантных корпусов и поступили приказы вывезти парашюты в леса в районы аэродромов погрузки!

И эта версия не идет. Самая, казалось бы, оборонительная мера — окопы отрыть, так нет же, советским войскам в приграничных районах этого делать не велели. Сейчас объясняют: чтобы Гитлера не спровоцировать. Ну и согласимся. Но выбросить на учениях прямо у германской границы целый корпус (или два, или все пять) — это разве не провокация! Учения учениями, а в немецких штабах паника поднимется: это к какой же войне русские готовятся? И если учения, отчего их в тех же самых Гороховецких лагерях у реки Волги не проводить? Гороховецкие лагеря или Звенигород, Тоцкие лагеря за Волгой — это традиционные места подготовки советских десантников, отчего бы там учений не проводить? Оно и от любопытных глаз далеко, и от районов, где проведение учений с десантированием целых корпусов будет самой что ни на есть провокацией. Проводить учения у германской и румынской границ — это было бы хуже любой провокации. Интересно, что кроме германской и румынской границы есть граница огромного протяжения на Дальнем Востоке, и там враг — Япония. Но там никаких десантных корпусов нет, и никаких учений там не затевается, и парашюты в тайгу не вывозят.

А может, десантники к оборонительной войне готовились? Если готовились к оборонительной войне, то зачем столь ценное имущество в мае 1941 года подвезли туда, откуда его под пулеметным огнем пришлось вывозить в первые дни войны? Да и некуда, как мы выяснили, в оборонительной войне прыгать.

А может, готовилось советское вторжение, но на 1942 год?

Очень мудро: летом 1941-го вывезти парашюты в леса, там подержать, дождиком подпортить, а потом на склады вернуть! Или без складов до 1942 года в лесу держать решили?

И дуростью не объяснишь. В других корпусах — та же картина. Десантный корпус — организация секретная. Не может знать генерал-майор Безуглый в Даугавпилсе о том, что происходит у Харитонова под Харьковом и у Глазунова под Одессой. И если все они дураки, то у всех дурость вдруг одновременно проявилась — после Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года.

Так вот она — готовность к войне. Готовность в самой последней стадии.

Одну страницу из книги генерала армии А.С.Жадова можно было бы вырвать и вклеить в учебник начинающего шпиона-аналитика: двадцать секунд прочитать текст, двадцать секунд — вникнуть, еще двадцать — выдать единственно возможный вывод. А он таков: летом 1941 года Советский Союз находился в самой последней стадии перед нанесением внезапного удара.

Это единственно возможное объяснение. Остальные прочие сразу отпадают.

Так что же, по одному корпусу делать вывод о всей Красной Армии?

Да. Именно так. 4-й вдк до 22 июня явно готовился к скорому и неизбежному десантированию, и не учебному, а боевому. Но можно ли один воздушно-десантный корпус бросить на Германию, а всю Красную Армию на месте оставить? Тем более что не один корпус изготовился к десантированию, а сразу все пять.

5

Пять корпусов — это 52 тысячи десантников. И одна отдельная бригада, ну 55 тысяч. А где же тот миллион?

Докладываю. Пять воздушно-десантных корпусов — это начало. Это первая волна, это для первого удара. Запланировано было пять корпусов развернуть весной 1941 года, их развернули, и еще пять — вторая волна — с французским и испанским уклоном. Их планировалось развернуть летом 1941 года.

Гитлер напал, десантные корпуса первой волны в оборонительной войне не нужны, но механизм был взведен, и десантные корпуса второй волны все равно развернули. Точно по плану — летом 1941-го.

Вот их состав в августе 1941 года:

6-й вдк — генерал-майор А.И.Пастревич — 11, 12, 13 вдбр, Московская область.

7-й вдк — генерал-майор И.И.Губаревич — 14,15,16 вдбр, Поволжье.

8-й вдк — генерал-майор В.А.Глазков — 17, 18, 19 вдбр, Московская область.

9-й вдк — генерал-майор М.И.Денисенко — 20, 21, 22 вдбр, Ивановская область.

10-й вдк — полковник Н.П.Иванов — 23, 24, 25 вдбр, Поволжье, возможно, Гороховецкие лагеря.

Кроме пяти корпусов были развернуты пять отдельных маневренных воздушно-десантных бригад: 1, 2, 3. 4, 5-я.

Корпуса первой волны пошли под танки. Второй волны — частично туда же. 6-й воздушно-десантный корпус, например, держал оборону под Наро-Фоминском в октябре 1941-го (Радио «Маяк». Москва. 22 декабря 1984 г. 15.50).

6

Ну, сто тысяч, скажете. Ну, сто пятьдесят, если учитывать отдельные бригады и запасные десантные полки. Где же миллион?

А миллион имеет бронь. Миллион вкалывает.

Десять воздушно-десантных корпусов были проходными дворами.

Механизм работал так: десятки и сотни тысяч людей в десантных корпусах готовили к десантированию. Но наступал новый кризис. Нужны резервы. Сталин приказывает изъять из корпусов определенное количество десантников, сформировать из них дивизии, бросить в бой, а их место мгновенно занимали новые, с которых снимали бронь и призывали в десантные корпуса. И снова все повторялось сначала.

Красная Армия все время пыталась наступать. Немцы это знали: «Постоянное стремление во что бы то ни стало наступать приводило к непрерывным повторениям захлебнувшихся атак и к большим потерям» (Э.Миддельдорф. Тактика в русской кампании. С. 357).

Это было на всех уровнях, включая и стратегический. Крымский фронт погиб, ибо готовился к наступлению, а не к обороне. Харьковская катастрофа — это наступление нескольких армий. Их отрезали ударом во фланг. 2-я ударная наступала — ее отрезали. 39-я наступала — ее отрезали. Разгром 1941 года имеет только одно объяснение — войска готовились к наступлению, а не к обороне.

И советские десантные войска готовили только к наступлению, к десантированию, к действиям в тылу противника. Но оттого, что Красная Армия все время бросалась наступать, она несла огромные потери. Требовались резервы, и Сталин снова отдавал приказ забрать тысячи, десятки и сотни тысяч из десантных войск, обратить их в пехоту и без всякой подготовки бросить под немецкие танки.

А десантные корпуса вновь пополняли резервистами, которых подготовили еще до войны.

Когда Гитлер летом 1942 года бросил 4-ю танковую армию на Кавказ, путь ему заслонили два гвардейских корпуса. О них официальная история говорит: «Героически сражались воины воздушно-десантных бригад, переброшенных на Кавказ летом 1942 года в состав Северокавказского фронта. Из воздушно-десантных войск были переброшены 1, 2, 3, 4 и 5-я маневренные воздушно-десантные бригады и 4-й запасной воздушно-десантный полк, которые были преобразованы в гвардейские стрелковые бригады и введены в состав 10-го и 11-го гвардейских стрелковых корпусов» (Советские воздушнодесантные. С. 180).

Вот она, разгадка чудесам. Вот откуда эти корпуса взялись — брали десантников, давали авансом гвардейское звание и ими затыкали дыры.

Генерал-лейтенант И.Рослый был генерал-майором, он принял под командование 11-й гвардейский стрелковый корпус с приказом остановить 4-ю танковую армию Клейста. Все хорошо: народ — золото. Только… только обороняться их никогда не учили, и тяжелого оружия десантникам не полагается. Воздушно-десантные войска — это легкое и предельно гибкое орудие войны. Плеть. А танковая армия — колун. Бросать десантников под танки с приказом их остановить — это попытки плетью обух перешибить. Но что делать, если других средств не осталось? Что делать, если войска есть, и в изобилии, только не для той войны они подготовлены?

Генерал-лейтенант И.Рослый вспоминал: «Не хватало артиллерии (зенитной не было вообще), отсутствовали танки, недоставало противотанковых средств… Я просил генерала И.И.Масленникова усилить корпус противотанковыми средствами, в том числе хотя бы одним танковым батальоном. К сожалению, моя просьба была отклонена. Воевать надо не числом, а умением, с некоторым раздражением ответил он и сел в машину. Я понял, что ему было просто нечего мне дать» (ВИЖ. 1972. N 12. С. 79).

Против танков — героизм. Против атак с воздуха — он же.

И под Сталинград пошли десять гвардейских стрелковых дивизий. Это — 130 000 десантников. И опять — обороне не обучены, без тяжелого оружия, но — герои… Эти не отходили.

А там же под Сталинградом — оставшиеся в живых десантники из корпусов первой волны. 3-й воздушно-десантный корпус давно превращен в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника Родимцева (а под Москвой создан новый 3-й воздушно-десантный корпус, в нею призвали уже новых десантников).

И вот 13-я гвардейская держит оборону, но мечтает о той работе, к которой ее готовили:

Каждый день, каждый час Крепнет мужество в нас, В бой идут молодцы-пехотинцы…

С черной свастикой гад Не вернется назад, Получив из винтовки гостинцы.

Если будет приказ, Все готово у нас — С неба смерть понесем оккупантам, Мы тряхнем стариной И порою ночной Обернемся воздушным десантом.

Мы с отвагой дружны, Потому и сильны.

Мы железною спайкой гордимся.

Нас ведет за собой Командир и герой Наш товарищ, полковник Родимцев.

Мечтам десантников не суждено было сбыться. Воздушным десантом им так и не удалось обернуться. Их бросали под танки, под танки, под танки.

7

О 7-м воздушно-десантном корпусе есть воспоминания генерал-лейтенанта Н.Демина (ВИЖ. 1978. N 2, С. 85-90). Невеселые воспоминания. Готовят корпус к десантированию, и вдруг в декабре 1942 года приказ выделить из состава корпуса соответствующее количество тысяч десантников, сформировать дивизию, авансом — гвардейское звание, и — вперед на Северо-Западный фронт. Задача — форсировать «Ломать и рвать многополосную немецкую оборону в печально знаменитом „Рамушевском коридоре“. Да не одну дивизию туда, а три: две другие из состава 8-го вдк (а корпус как резиновый, сколько хочешь его растягивай, сколько хочешь из него дивизий забирай, а их все не убывает).

В тех краях, под Старой Руссой, на Ловати, воевал мой отец в 1-м гвардейском стрелковом корпусе. Он видел десантников и рассказывал о том, как они оборону рвали. Но не будем предаваться семейным воспоминаниям. Попытаемся сами представить, что из этой затеи могло получиться. Прорыв обороны — это работа, для которой требуется тяжелый инструмент: гаубицы калибром покрупнее, тяжелые танки, много саперов со своей особой техникой — огнеметными танками и танковыми тралами. Прорыв обороны — это много минометов и установок залпового огня. Для прорыва обороны нужны классные артиллерийские корректировщики и много боеприпасов. Все это как раз то, чего у десантников нет. У десантников есть только храбрость. Их бросали в бой, как стахановцев на строительство московского метрополитена, вооружая энтузиазмом…

8

А бездонные корпуса вновь пополнялись самым лучшим человеческим материалом и готовились к десантированию. И снова приказ, снова — гвардейское звание авансом, и — рвать оборону или держать танки.

Любую на выбор сталинградскую стрелковую дивизию возьмем. Откуда они? 39-я гвардейская — из 5-го воздушно-десантного корпуса (Советские воздушно-десантные. М., 1986. С. 156). 41-я гвардейская — из 10-го вдк. 35-ю вы, надеюсь, запомнили. Много лет спустя в 35-й я впервые с гвардейскими чудесами разобраться пытался. 35-я, если помните, из бездонного 8-го вдк.

Товарищи критики, если недостаточно, я вас этими цифрами завалю.

И на Курской дуге под танки шли десантники-гвардейцы. Там монументы стоят с точным указанием, какие гвардейские десантные дивизии держали танковые клинья. (Понятно, держали вместе со штрафниками и другим фронтовым людом.) А вот о 4-й гвардейской армии: «4-я гвардейская была сформирована из полнокровных воздушно-десантных частей» (Генерал армии М.И.Казаков. Над картой былых сражений. М., 1971. С. 182).

Закроем глаза и прикинем, сколько надо этих самых полнокровных частей, чтобы укомплектовать одну гвардейскую армию. А потом ее пополнять. 4-я гвардейская — на направлении главного удара. На то она и гвардейская. Не зря товарищ Сталин авансом звание гвардейское давал. Ох, не зря. Знал товарищ Сталин: десантники кровью (на то они и полнокровные) аванс выплатят.

5-й гвардейской армией командовал уже известный нам А.С.Жадов. Тот, который в начале войны командовал 4-м воздушно-десантным корпусом и спасал парашюты на Березине. Только он теперь в звании поднят — генерал-лейтенант. В 5-й гвардейской армии были не только гвардейские стрелковые дивизии, переделанные из десантных (точнее, просто сменившие названия), но и чисто воздушно-десантные дивизии, даже названий не сменившие. И под танки их, под танки, и еще раз — туда же. Солидный источник — «Советская военная энциклопедия» (Т. 2. С. 489): «II июля 1943 года танковая дивизия „Адольф Гитлер“ 2-го танкового корпуса СС нанесла удар в стык 95-й гвардейской стрелковой и 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизий 33-го гвардейского стрелкового корпуса…» Это совсем другой участок Курской дуги, а история та же: немцы били с двух направлений, так вот, на другом направлении главного удара немцев встретила опять же она, мать — крылатая пехота.

А затем — встречное танковое сражение под Прохоровкой. С нашей стороны — 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова и 5-я гвардейская армия Жадова. Десантники…

9

А чего же их по прямому назначению?..

Оттого, что «успешное применение крупного десанта невозможно без полного господства в воздухе в полосе его пролета, в районе десантирования и последующих боевых действий» (Командующий ВДВ генерал-полковник Д.Сухоруков. ВИЖ. 1981. N 7. С. 71).

Это было известно и перед войной: для выброски крупного десанта надо иметь не просто превосходство в воздухе и даже не господство, а полное господство, и не только над районами пролета и десантирования, но и над районом боевых действий десантников. Другими словами, эти великолепные, но вооруженные очень легким оружием соединения могли применяться в особых условиях. Например. в войне, которую мы начинаем внезапным сокрушительным ударом. Вторая возможность (при том же сценарии): для захвата территорий, которые германской авиацией слабо контролировались — Румыния, Болгария, Югославия и т.д. Третья возможность: в условиях развала Германской империи для захвата огромных никем не контролируемых территорий Франции, Бельгии. Голландии и т.д. Четвертая возможность: захват никем не управляемых колоний разгромленных европейских метрополий и дружественной Британии.

Попытки же выбрасывать корпуса в ходе нормальной войны, когда идет многолетняя борьба на равных с переменным успехом, завершались катастрофами: выброска 4-го воздушно-десантного корпуса в феврале 1942 года под Вязьмой и Днепровский десант 1943 года. Без абсолютного господства в воздухе выброска крупных десантов обречена на провал.

С этой точки зрения вызывает удивление полная потеря бдительности советской цензурой, которая в мемуарах маршала Жукова пропустила такой пассаж: «Сам характер возможных боевых операций определил необходимость значительного увеличения воздушно-десантных войск. В апреле 1941 года начинается формирование пяти воздушно-десантных корпусов…» (Воспоминания и размышления. С. 211).

В феврале 1941 года Жуков стал начальником Генерального штаба, и началось совершенно беспримерное развертывание новых войсковых формирований. Помимо прочего, в апреле формируются пять корпусов первой волны. Как мы теперь знаем, это было только начало. Жукову нужно «значительно увеличить ВДВ, исходя из характера возможных боевых действий». Что же это за возможные боевые действия? «Полевой устав Красной Армии 1936 года» (ПУ-36) совершенно четко определял, что использование воздушно-десантных войск возможно только в ходе наступательных операций и только во взаимодействии с войсками, наступающими с фронта (статья 7). Но до этого можно додуматься и не заглядывая в устав. Так о каких же возможных боевых действиях говорит Жуков?

10

Если бы Сталин и Жуков нанесли внезапный удар по Германии, то с применением ВДВ не было бы проблем. Но Гитлер упредил, Гитлер рубанул первым, потому у Сталина и Жукова просто нет возможности всю нашу десантную мощь применить. Всю войну Сталин ждал момента, когда германская авиация будет окончательно задавлена, и он сможет бросать своих десантников для захвата неуправляемых территорий. Всю войну десантные корпуса получали лучших людей, которых еще до войны подобрали и подготовили к десантированию, но Гитлер огрызался, и приходилось десантниками снова затыкать дыры. Например, так: «36-я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована на базе 9-го воздушно-десантного корпуса по директиве Ставки от 31 июля 1942 года… 5 августа части начали погрузку в железнодорожные эшелоны, хотя формирование дивизии к этому времени еще не было завершено: отсутствовали артиллерийский полк, некоторые специальные подразделения…» (К.В.Акимов. От Волги до Альп. Боевой путь 36-й гвардейской стрелковой Верхнеднепровской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии. М.: Воениздат, 1987. С. 4-5).

Товарищ Сталин принимал решения по ночам. 31 июля — это вполне могло быть ближе к полуночи, а то — и за полночь, т.е. 1 августа. И от кабинета товарища Сталина директива должна была проскочить много инстанций, прежде чем попадала к командиру корпуса. И уже — погрузка… Без артиллерийского полка… Ничего. Перебьетесь.

Корпуса выделяли из своего состава гвардейские дивизии и снова пополнялись новыми людьми, готовили их к десантированию, и снова тревога, бегом, бегом, по вагонам! Вперед!

И все повторялось с самого начала… В 1944 году формируются три новых гвардейских воздушно-десантных корпуса:

37-й генерал-лейтенанта П.В.Миронова; 38-й генерал-лейтенанта А.И.Утвенко; 39-й генерал-лейтенанта М.Ф.Тихонова.

Это необычные корпуса. Они состоят не из бригад, а из дивизий — по три гвардейские десантные дивизии в каждом корпусе. В октябре 1944-го корпуса были сведены в Отдельную гвардейскую воздушно-десантную армию (Советские воздушно-десантные. С. 276).

Европа на пороге освобождения. Товарищ Сталин изготовился…

Но Гитлер под Балатоном нанес удар… И пришлось Отдельную гвардейскую воздушно-десантную армию переименовать в 9-ю гвардейскую армию, три ее корпуса и девять дивизий — в гвардейские стрелковые и сотворить последнее чудо войны… «9-я гвардейская армия была полностью укомплектована хорошо подготовленными кадрами офицерского, сержантского и рядового состава, который прошел курс обучения ведению боевых действий в тылу врага» (Там же. С. 277).

Вывод: самые лучшие бойцы Советского Союза численностью более миллиона человек готовились для операций особого рода, для действий в тылу противника. Вместо этого на протяжении всей войны их внезапно без всякой подготовки бросали на выполнение задач, для решения которых они не имели ни соответствующих навыков, ни вооружения.

ЛУЧШИЙ МИЛЛИОН ЗАГУБИЛИ ЗРЯ.

Однако в других условиях, а именно — при внезапном ударе наших войск по германским аэродромам, этот заранее отобранный и великолепно подготовленный миллион бойцов представлял собой лучший инструмент захватнической войны, когда-либо созданный человеком.

11

Но как выбросить миллион бойцов? Мои критики привели жуткую статистику: американцы в 1944 году высаживали своих десантников в Нормандии, для этого им потребовалось совершенно чудовищное количество самолетов и планеров.

Это так. Но не будем сравнивать. У нас другой подход к войне. Американцы форсировали Рейн, и им потребовалось совершенно невероятное количество десантно-переправочных средств. А Красная Армия форсировала Днепр «на подручных средствах»: утонул — значит, плохой солдат и в Красную Армию не годишься.

Можем ли мы представить американскую армию, которая форсирует Рейн вплавь на гимнастерках, надутых пузырем? А заградотряды НКВД пулеметными очередями в затылок подбадривают неумеющих плавать…

Мы жили в другом мире. Воздушный десант под Вязьмой в 1942 году — это 8, 9, 214-я вдбр 4-го вдк и 211-я вдбр 1-го вдк. За шесть ночей в тыл противника было выброшено 7000 десантников и 1500 мягких контейнеров с вооружением и боевыми грузами. Для десантирования такого количества десантников американцам потребовалось бы много самолетов. А нам хватило… 64 самолетов ПС-84 и ТБ-3 (ВИЖ. 1975. N 9. С. 82-83).

В ходе освободительной войны в Европе, Азии и т.д. не всех сразу десантников бросать собирались и вовсе не на одну Германию. Перед нами лежали огромные территории от Тихого океана до Индийского и от Индийского — до Атлантического. Гитлер сокрушил колониальные метрополии, и надо было только прибрать к рукам бесхозные колонии. Одну за другой. По очереди.

Задавить Германию — и после того вся наша авиация была бы брошена на обеспечение высадки десантов. Советские бомбардировщики ДБ-Зф перед войной специально модернизировали, чтобы кроме бомб могли возить десантников или грузы для них. То же относится и к огромному флоту бомбардировщиков СБ. А советские бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3 специально создавались для двойного использования: и как бомбардировщики, и как транспортно-десантные самолеты — 32 человека с парашютами или 50 — без. Перед германским нападением у Сталина было около тысячи ТБ-1 и ТБ-3. Тысяча ТБ — это 32 000-50 000 человек одним рейсом. Кроме того, были в Советском Союзе самолеты Р-5 и У-2. Брали они мало парашютистов, но было этих самолетов много. До начала войны Сталин получил из Америки лучший в мире транспортно-десантный «Дуглас ДС-З» и наладил производство этого самолета в СССР. Еще: после разгрома Германии (или только

— районов нефтедобычи в Плоешти) советская промышленность могла выпускать десятками тысяч планеры конструктора О.Антонова «Массовый-4» и самолеты ПС84 вместо истребителей Яковлева и штурмовиков Ильюшина.

x x x

Однажды товарищ Сталин поставил авиаконструктору А.Яковлеву боевую задачу — создать новый, лучший в мире истребитель. Срок — три месяца. Яковлев улыбнулся и вежливо объяснил непонимающему Сталину, что в Америке на создание такого самолета тратят два года. Товарищ Сталин страшно удивился: «А развы вы амырыканец?»

Великолепный истребитель был создан в установленный срок.

Тем, кто вспоминает, сколько десантных самолетов потребовалось американцам, отвечаю:

А развы мы амырыканцы?





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх