ГЛАВА 23

ПРО 38-ТОННЫЕ ТАНКИ

Как ни странно, несмотря на сокрушительное поражение, в ФРГ меньше поносят гитлеровское руководство и фашистскую армию, чем в нашей стране свою армию-победительницу.

(Генерал армии М.Гареев «Мужество». 1991. N5. С. 276)
1

Когда у моих противников иссякают аргументы, они выдвигают последний и решающий: ты же не профессиональный историк, у тебя нет степеней, званий и премий, а посмотри на нас…

Откровенно говоря, есть на что посмотреть. Смотрю — завидую: ордена, сверкающие погоны, генеральские полосатые штаны… Открою тайну: мне бы тоже хотелось орденов, званий и полосатых штанов.

Утешаю себя тем, что полосатые штаны — не самое главное в науке. Утешаю себя тем, что для миллионов читателей вопрос о штанах, которые носит автор, не самый главный. Утешаю себя тем, что полосатые штаны еще не гарантия того, что их носитель проявляет достаточно рвения, вгрызаясь в гранит военных наук. Пример: генерал армии Махмут Ахметович Гареев, бывший заместитель начальника Генерального штаба по научной работе, доктор военных наук, профессор, действительный член Академии естественных наук РФ, президент Академии военных наук. Генерал армии М.А.Гареев окончил Военную академию им. Фрунзе с золотой медалью и Военную академию Генерального штаба — с золотой медалью, а на генеральской шее — огромная звезда из золота и платины, обсыпанная бриллиантами. Генерал армии Гареев был высшим руководителем нашей военной науки и ее олицетворением. Он внес весомый личный вклад в ее развитие. В основном генерал армии Гареев занимался вопросами военной истории и, в частности, — начальным периодом советско-германской войны.

Обратимся же к его трудам.

2

В качестве примера — работа М.Гареева «1941 год — начало войны» в сборнике «Мужество», N 5 за 1991 год.

Генерал армии Гареев по своему положению имел доступ ко всем военным секретам. Положение, которое он занимал в нашей военной иерархии и военной науке, титулы, которые он носит, позволяли надеяться, что генерал армии выдаст нечто совершенно необычное.

И он выдал.

Не будем обращать внимание на мелочи: генерал армии Гареев пишет термин «Союз Советских Социалистических Республик» в женском роде: «…выступить против СССР тогда, когда она будет ослаблена в германо-советской войне». Это может быть просто опиской или опечаткой. Жаль, что в генеральской работе такие описки и опечатки — в изобилии и с перебором.

Но нельзя считать опиской упоминание о 28 дивизиях Второго стратегического эшелона (с. 241). которые под прикрытием Сообщения ТАСС начали тайное выдвижение к западным границам. Десятилетиями сведения о 28 дивизиях плавали из одного издания в другое. Официальные историки просто переписывали цифру друг у друга до тех пор, пока она не превратилась в абсолютную, непререкаемую истину. Никто просто не удосужился сам эти дивизии посчитать. По тому же пути пошел и генерал армии Гареев. В «Ледоколе» я доказал, что дивизий во Втором стратегическом эшелоне было не 28, а 77. Теперь бросаю вызов на бой. Но не принимают генералы боя. Уклоняются.

Генерал армии Гареев крупно ошибся с дивизиями. Он пропустил 49 из 77. 49 — это в три раза больше, чем в американской армии в самый пик «холодной войны». Но простим генералу дивизии. Одна дивизия — 10-15 тысяч солдат. Пропустил 49 дивизий— не будем мелочиться. Простим. Но генерал не удосужился посчитать даже и корпусов. Простим и это.

Но он не считал и армии. Он их просто путает. Они для него однолики: оговорившись или по ошибке написав другой номер, он этого не замечает. Путать 16-ю армию с 10-й — это то же самое, что путать Ленина с Гитлером: согласен, было много общего, но были же и некоторые различия!

На странице 255 генерал армии Гареев сообщает, что 16-я армия находилась в Белостокском выступе… Каждый, кто интересуется историей, знает, что 16-я никогда в Белостокском выступе не воевала. 16-я — это знаменитая штрафная армия. Первым ее командующим был генерал-лейтенант Михаил Федорович Лукин. Эта армия была тайно сформирована в 1940 году. В мае 1941 года в обстановке строжайшей секретности армию погрузили в эшелоны и двинули на Украину, в район Шепетовки. Упреждающий германский удар застал 16-ю армию, как и многие другие армии, корпуса и дивизии, в железнодорожных эшелонах…

На 240-й странице генерал сообщает, что в составе Второго стратегического эшелона было четыре армии: 16, 19, 21 и 22-я. Получается, что 16-я оказалась одновременно и в Первом стратегическом эшелоне в Белостокском выступе, и во Втором стратегическом эшелоне. Назвав четыре армии во Втором стратегическом эшелоне, генерал по какой-то причине пропустил 20-ю армию. Совсем не надо быть заместителем начальника Генерального штаба и иметь доступ к совершенно секретным архивам, чтобы завести карточку на каждую армию и вносить туда любые о ней упоминания. Можно даже не опускаться на уровень генеральских мемуаров, можно парить на высотах маршальских мемуаров: там про каждую армию материалов в достатке. Отсылаю профессора Гареева к воспоминаниям маршала артиллерии В.И.Казакова, который в 1941 году был генерал-майором артиллерии, начальником артиллерии 7-го мехкорпуса. Маршал артиллерии В.И.Казаков в составе управления своего корпуса 26 июня 1941 года прибыл в Смоленск: «В Смоленске нас встретили командующий 20-й армией генерал-лейтенант Ф.Н.Ремизов, начальник штаба генерал-майор Т.Ф.Корнеев и начальник артиллерии генерал-майор артиллерии В.С.Бодров. Штаб этой армии был сформирован на базе бывшего Орловского военного округа и прибыл в Смоленск незадолго до нас» (С. 7).

Правда, интересно? До Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года существовал Орловский военный округ, которым командовал генерал-лейтенант Ремизов, начальником штаба был генерал-майор Корнеев, а начальником артиллерии округа генерал-майор артиллерии Бодров. Но вот прозвучало странное Сообщение ТАСС о том, что мы на Германию нападать не собираемся, и вдруг внезапно возникла 20-я армия, которой раньше не было, весь руководящий состав округа перешел в состав этой армии, бросив Орловский военный округ без руководства. Гитлер только напал, а 20-я армия уже тайно сформирована, погружена в эшелоны, переброшена под Смоленск и разгружается. В других военных округах происходили столь же удивительные вещи. Не меньшее удивление вызывает то, что заместитель начальника Генерального штаба генерал армии М.Гареев пишет научную работу о «неготовности» Сталина к войне, но в своем описании пропускает не только десятки корпусов и дивизий, а целые армии. Охотно верю, что генерал армии М.Гареев генеральских мемуаров не читал. Но хотя бы мемуары маршалов вы, Махмут Ахметович, читали? Верю в то, что вы не заводили не только папочек, но даже и карточек на бригады, дивизии и корпуса, но на армии вы должны же были завести! Так ведь не одну же армию вы пропустили в своем описании.

Вы по какой-то причине пропустили 24-ю армию генерал-лейтенанта Калинина и 28-ю армию генерал-лейтенанта Качалова.

Вы забыли объяснить, как на румынской границе вдруг появилась 18-я армия генерал-лейтенанта Смирнова. Армии там до Сообщения ТАСС не было, и генерал-лейтенант Смирнов командовал внутренним военным округом — Харьковским.

Более удивительно вот что: пишет о войне генерал-полковник Д.А.Волкегонов и тоже пропускает дивизии десятками, пропускает корпуса и целые армии. Причем пропускает те же самые армии: статья Волкогонова в газете «Известия» 16 января 1993 г. — названы 16, 19, 21 и 22-я армии, а 20, 24 и 28-я пропущены. Дмитрий Антонович, как это вы три армии умудрились потерять? И кто у кого ошибки .передирал: вы у Махмута Ахметовича или он у вас?

А вот появляется в Москве «независимый исследователь» Габриэль Городецкий и пишет разоблачительную книгу против меня. Присмотримся же к его трудам. Рассуждения ужасно интересные, но вот он доходит до цифири и сообщает, что во Втором стратегическом… Дальше сами догадаетесь: Городецкий дивизии пропускает десятками, пропускает корпуса и армии. Четыре армии назвал, три пропустил (С. 287). И пропустил именно те самые: 20, 24 и 28-ю.

«Независимый исследователь» один к одному переписывал у Гареева или Волкогонова.

Так, может быть, и не было вовсе 20, 24 и 28-й армий в начале войны во Втором стратегическом эшелоне Красной Армии? Как моему читателю это узнать? Может быть, я три армии придумал, а у Гареева — Городецкого — Волкогонова все названо правильно?

Да в том и дело, что были такие армии во Втором стратегическом эшелоне, и 20-я там была, и 24-я, и 28-я. Хотите убедиться? Для этого надо открыть книги тех же авторов! Когда для наглядности они текст дополняют картами, то на картах — все правильно. Случилось вот что: кто-то когда-то неправильно посчитал армии, кто-то когда-то пропустил три армии, и пошли эксперты повторять. А кто-то другой рисовал карту и нарисовал правильно. И пошли те же эксперты правильную карту копировать; Читаем наших светочей исторической науки, и у каждого — четыре армии во Втором стратегическом эшелоне: 16, 19, 21 и 22-я. А если ученый муж текст сопровождает картой, так на карте всегда добавляются еще 20, 24 и 28-я армии.

И у «независимого исследователя» именно так и получилось. По тексту на с. 287 — четыре армии, а на карте (с. 296) — семь армий. Надо признать, карта мастерски выполнена. (Кем-то.) И на той карте 20-я армия — в районах Рогачева и Жлобина. Молодец, Габриэль! Правильно указал место сосредоточения 20-й армии. Вот и 24-я. В районе Брянска. Так оно и было. А 28-я — в районе Вязьмы.

Только в тексте об этом ни слова.

Габриэль, мы с тобой на страницах журналов с 1985 года грыземся. Я тебе — кормилец. Не будь меня, кто бы тебя в Кремле номенклатурным харчем кормил? Признайся, будь другом, почему у тебя на карте все правильно, а в тексте — чепуха? Причем точно такая же чепуха, как и в книгах Анфилова, Мерцалова, Волкогонова, Гареева…

3

Так у нас и было заведено: пишет Волкогонов книгу, армии теряет, а на картах — все правильно. Он никогда свой текст с картами не сверял. И Гареев тоже. А за ними — и «первооткрыватель».

Вот, господа, цена коллективному творчеству. Вот уровень нашей официальной научной мысли. И когда мне говорят, что Волкогонов с Гареевым пользуются совершенно секретными архивами, а мне к тем архивам доступа нет, тут я соглашаюсь полностью. И по-хорошему им завидую. Будет время, и меня Россия в свои архивы пустит. Никуда нам от этого не уйти. А пока я вынужден обходиться тем, что на поверхности лежит. Но есть и у меня преимущество перед профессионалами. Я разработал для себя систему и готов перед телевизионной камерой, перед миллионами зрителей отвечать на вопросы типа: ну-ка, кто был правее 3-го стрелкового батальона 142-го стрелкового полка 5-й Витебской Краснознаменной имени Чехословацкого пролетариата стрелковой дивизии 16-го стрелкового корпуса 11-й армии?

Немного подумав, постараюсь ответить: правее был 3-й стрелковый батальон 328-го стрелкового полка 48-й имени Калинина стрелковой дивизии 11-го стрелкового корпуса 8-й армии.

И если имеющие доступ к секретным архивам профессионалы, которые пропускают и путают не только дивизии и корпуса, но и целые армии, когда-нибудь решатся со мной сразиться перед телекамерой, то я готов: позвоните любому издателю моих книг, а миллионы телезрителей — нам секундантами. Разоблачите меня, товарищи профессионалы.

4

На странице 161 профессионал генерал армии Гареев цитирует Маршала Советского Союза Б.М.Шапошникова: «Мобилизация — опиум войны».

Эх, Махмут Ахметович, все бы вам анаша да героин!

Вы читали книгу Маршала Советского Союза Шапошникова «Мозг армии», но читали не очень внимательно. Борис Михайлович Шапошников ничего про опиум не писал. Последняя глава книги «Мозг армии» называется «Мобилизация — одиум войны». Во всех известных мне изданиях книги Шапошникова название главы написано большими жирными буквами, кроме того, во всех изданиях редакторы сочли необходимым поставить над мудреным латинским термином цифирьку и тут же в сноске объяснить значение этого слова. Вы, Махмут Ахметович, не поняли смысла книги Шапошникова, не вникли в содержание, не уяснили терминов и объяснения смысла этих терминов прочитать не удосужились. Это простительно — там мелкими буковками написано…

Вы путаете опиум с мобилизацией, понимаете ли вы разницу между кокаином и стратегическим развертыванием?

Не стал бы действительного члена позорить, но уж если он и его соавторы завели разговор о профессионализме, то я вынужден огрызаться. Это вам, Махмут Ахметович, и вашему соавтору Андрею Николаевичу Мерцалову вроде контрудара от меня. Примите на память.

Не буду утомлять читателя множеством диких примеров из научных трудов академика Гареева, каждый из которых достоин публичного осмеяния, остановимся только на одном. На странице 229 своего научного труда генерал армии Гареев упоминает германские 35-тонные танки.

В нашей исторической литературе вот уже пятьдесят лет ученые мужи то тут, то там поминают 35— и 38-тонные германские танки.

Понятно, что 35— и 38-тонные танки по своим характеристикам превосходили наши танки БТ — эту точку зрения высказывали наши военные эксперты на протяжении многих десятилетий. Последний раз — генерал-полковник Г.Ф.Кривошеее, который сменил генерала армии М.Гареева на должности заместителя начальника Генерального штаба по научной работе. Генерал-полковник Кривошеев сообщил, что эти танки превосходили наши БТ-7 (ВИЖ. 1991. N 4. С. 36).

Действительно, простое сравнение веса в пользу немецких танков: БТ-7 весил 13,8 тонны, мог ли он успешно воевать против германских 35-тонных, тем более — против 38-тонных танков?

Наши историки и генералы отнесли 35— и 38-тонные танки к разряду средних. Некоторые их считают тяжелыми.

Совершенно естественно, кремлевские эксперты хвалят германские 35-тонные и 38-тонные танки и считают, что если они и не были равны по характеристикам нашим Т-34 и KB, то все остальные советские танки явно превосходили. Такова официальная точка зрения. Она господствует уже пятьдесят лет. Даже как-то и неудобно сравнивать.

Понятно, официальные историки эти характеристики и не сравнивают. Все ясно и без сравнения.

5

Я тоже не сомневался в том, что 35-тонные и 38-тонные танки лучше наших БТ. До 13 лет.

А потом случилось вот что. Прочитал, что у немцев в конце войны появились противотанковые управляемые ракеты, например, «Роткэпхен» — «Красная шапочка». Удивило такое название — нежное и ласковое. Какое-то невоенное. Немцы вообще на красивые названия горазды. Но почему некоторым своим танкам они не придумали названий? Что это за 35-тонный танк? Или 38-тонный? Разве нет у этих танков индексов? Мы же не говорим: 150-килограммовый генерал. Мы же не говорим: 180-килограммовый маршал. У многих генералов и у некоторых маршалов есть свое имя, отчество, а иногда — и фамилия.

Но и у каждого образца вооружения есть индекс, а иногда и несколько индексов, кроме того — название. А уж романтичные немцы любили своему оружию звучные имена давать. Особенно бронетанковой технике: «Соболь», «Носорог», «Лев», «Слон», «Куница», «Шмель», «Оса», «Шаровая молния». Я уж не говорю про «Пантер» и «Тигров».

Но что такое 35-тонный танк? Или 38-тонный? Ухо режет. Что-то тут не так. Оставить два типа танков без индексов и названий? На немцев это не похоже. Да и мы бы так не сделали. И ни одна армия мира не имела ни одного образца вооружения без индекса или названия.

Учился я тогда в Воронежском суворовском военном училище (пять лет — в Воронежском, два — в Калининском). Пошел в библиотеку. Собрал все, что было про немецкие танки, и обнаружил, что действительно в Германии были танки, которые назывались 35(t) и 38(t).

Только по виду они никак на 35 или 38 тонн не тянули: дохленькие какие-то. Тощие. И непонятно, почему буква «t» — в скобках? Может, это вовсе и не тонны?

Решил разобраться с системой индексов германской бронетанковой техники. Разобрался. Вот в германском Вермахте танк Т-34(r). Что сие означает? Это наш родной Т-34 захвачен в боях и поставлен на службу Германии. Только они к нашему индексу приписали зачем-то маленькую латинскую буковку «r».

Или вот германские танки БТ-7(r), КВ-1(r), КВ-2(r), Т-26(r). Все это наши русские танки и всем им немцы, ставя себе на службу, приписывали в скобках малую латинскую буковку «r». Что-то эта буковка у них означала.

Были у них на службе и французские трофейные танки, например S-35. Этот танк в германской армии получил название S-35(f). И любой французский танк на немецкой службе сохранял свой индекс, только немцы добавляли в скобках букву «f». Вообще они брали на службу все, что в боях удалось добыть, и добавляли к индексам американских трофейных танков букву «а», польских «р». И совсем не надо быть великим стратегом, чтобы уловить логику: к индексам трофейных танков добавляется одна буква, которая означает страну-изготовителя. Если попадали на германскую службу итальянские танки, то к индексу добавлялась буква «i», голландские — буква «h», британские — «е» (english). А буквой «t» означали чешские трофейные танки — tschechisch. Так что буква «t» — это вовсе не тонны, а страна, в которой танки построены.

В Чехословакии был танк, разработанный в 1935 году, и еще один — в 1938 году. Германия захватила Чехословакию, а чешские танки были приняты на вооружение Вермахта. Танки получили индексы 35(t) и 38(t) — что означало «чешский танк 1935 года» и «чешский танк 1938 года».

6

Разбираюсь дальше, и выясняется: «35-тонный танк» весил 10,5 тонны, а «38-тонный» весил меньше «35-тонного» — 9,5 тонны.

Танки эти — воплощение технической отсталости в наихудшем виде. Видно это невооруженным глазом: броня на них не сварная, броневые листы соединены заклепками. Это тот же допотопный уровень, что и в Америке.

Сравнивать «35-тонные» и «38-тонные» танки с нашими БТ просто нельзя.

Но сравним, раз уж генерал-полковник Кривошеев объявил на весь мир, что мы к войне были вовсе не готовы, а умные немцы были готовы, что чешские танки на вооружении Вермахта превосходили наши БТ. Сообщаю генерал-полковнику Кривошееву и его прямым начальникам — начальнику Генерального штаба и Министру обороны, сообщаю профессиональным историкам из «Военно-исторического журнала», которые публикуют сочинения генерала армии Гареева и генерал-полковника Кривошеева, что «35-тонные» танки имели бензиновые двигатели мощностью 120, а «38-тонные» — 140 лошадиных сил. Рекомендую Генеральному штабу сравнить это с нашими дизелями В-2 мощностью 500 л.с., которые стояли на БТ-7М. Даже наши самые худшие, самые старые БТ-2 имели 400 л.с.

«35-тонные» танки имели скорость 35 км/час (Encyclopedia of German Tanks of World War Two. London: «Arms and Armor Press», 1978. P. 41-47). А наш БТ-7М даже официально имел 86 км/час, на самом деле — больше.

«35-тонный» танк имел запас хода 190 км, а БТ-7М — 900 (И.П.Шмелев. Танки БТ. С. 24). Чешские танки были вооружены 37-мм пушками, а БТ — 45-мм, некоторые (БТ-7А) имели 76-мм пушку.

БТ превосходили чешские танки по качеству брони, имели рациональную компоновку, несравненно лучшую форму корпуса и, понятно, броневые листы на танках БТ сваривали, а не клепали.

«35-тонные» и «38-тонные» танки были так слабы, что зимой за ночь примерзали к земле и сами от нее оторваться не могли. Потому любая фотография этих танков зимой: танк стоит на бревнышках или на досках. А то ведь примерзнет. Как его потом от земли отдирать?

За неимением лучшего, германская армия была вынуждена использовать даже такие танки. В войне во Франции, когда не было сопротивления, эти танки показали себя неплохо. Качество британских и французских танков того времени известно. Против них с успехом можно было применять все, что угодно. Даже «35-тонные» танки. А в России с такими танками делать было нечего. И их в конце 1941 года все списали. И подарили союзникам.

Но и там от них толку было мало. Любые воспоминания об этих танках — матерные. Их чрезвычайная капризность вошла в анекдоты и шутки.

7

А вот работы самого главного эксперта по начальному периоду войны академика, доктора и пр. и пр. В.А.Анфилова. Он много написал книг, но во всех повторял одно и то же. Откроем, например, с. 72 в книге «Провал „Блицкрига“. Анфилов пишет: „Из войск были изъяты… все 35-тонные танки, минимальный вес танка — T-III стал равняться 38 тоннам“.

Тут перепутано все. Анфилов путает немецкие танки с трофейными чешскими, он понятия не имеет о характеристиках ни германских, ни чешских танков. Германские танки T-IIIJ, выпуск которых начался в марте 1941 года, весили 21,5 тонны (Encyclopedia of German Tanks of World War Two. P. 58-67). Все предыдущие модификации весили меньше.

Анфилов перепутал немецкий танк T-III с чешским «38-тонным», который, как мы теперь знаем, весил 9,5 тонны.

Каждое упоминание в нашей прессе о «35-тонных» и «38-тонных» танках — наш национальный позор. Как это еще назвать? Вторая мировая война в Советском Союзе изучалась весьма странно. Группы академиков делали вид, что изучают войну. Результат налицо. Германский блицкриг — это танковая война. Чтобы понять 1941 год, надо начинать с изучения германских танков. Летом 1941 года на вооружении Вермахта состояли четыре типа германских танков от T-I до T-IV, а также иностранные трофейные танки, среди которых и чешские, так называемые «35-тонные» и «38-тонные» танки. Но главный эксперт по блицкригу, который пишет книгу и в название выносит это слово, не имеет о предмете исследования ни малейшего понятия.

Изучение блицкрига — главная работа Анфилова. Этому Анфилов посвятил жизнь. Под Москвой, в Кубинке, находится самый богатый танковый музей мира. Хорош в Британии Бовингтон, но с Кубинкой не сравнится. В Кубинке собраны великолепные коллекции бронетанковой техники. Для кого? Для чего? Наверное, для тех, кто эти самые танки профессионально изучает. Для тех, кто книги пишет про танковый блицкриг. Для товарища Анфилова. Для народа все это было закрыто. Народ туда не пускали, потому как для экспертов зарезервировано. Так неужто главный эксперт по этим самым танкам не нашел в своей жизни одного дня для того, чтобы посетить этот самый богатый, специально для него построенный музей?

И вовсе не надо все осматривать: только четыре немецких танка и два чешских. Только и делов —уяснить, что были четыре немецких типа, а кроме того — трофейные; что построенные в Германии танки отличались от трофейных; что трофейные на 35, тем более — на 38 тонн даже по виду не тянут.

А потом музей в Кубинке открыли для всех. Вот бы смотаться на денек. Если служебного времени на это не выделили, так хоть туда любителем любопытствующим сходить. На один часок. Да десяти минут бы хватило: всю жизнь писал про блицкриг и немецкие танки — дай поинтересуюсь, что же это такое.

Но нет. Не интересно Анфилову. Всю жизнь молол чепуху, как Ленин с броневика, т.е. с «38-тонного» танка, и никогда не интересовался, что же это за постамент у него под ногами.

И заместитель начальника Генерального штаба по научной работе (один и другой и их предшественники) понятия не имеет о том, что за танки были на вооружении Германии.

Именно за исследование вопросов начального периода войны генерал армии Гареев вознесся так высоко. Именно начальный период войны — его конек, область его особого интереса.

Вопрос: а как же он ухитрился окончить две военные академии, да еще и с золотыми медалями? Что это: стандартный уровень выпускников Военной академии имени Фрунзе и Военной академии Генерального штаба? Или, может, генерал армии Махмут Гареев просто купил дипломы, медали, ученые степени и звания, воинские звания и высокие должности?

8

Гареев неустанно повторяет, что наши танки были легкими и устаревшими. Но генерал не удосужился сравнить наши «легкие и устаревшие» с танками Германии.

Удивительное — рядом: сам генерал армии Гареев в своей работе говорит о том, что в Германии вылито меньше грязи на Гитлера и его армию, чем в нашей стране на нашу армию. Генерал армии Гареев говорит это с фальшивым возмущением, говорит так, словно сам он чист, словно он сам грязи на свою страну и армию не лил. Есть, мол, какие-то темные силы, которые нашу историю грязью мажут. Махмут Ахметович, а разве не вы лично эти самые силы возглавляете? Не вы ли их направляете?

И не понятна позиция некоторых моих критиков. Я выступил с книгой, суть которой в том, что мы не глупее других. На мою книгу обрушился камнепад критики. А наши официальные историки, во главе которых был и Махмут Гареев, восхваляют гитлеровскую армию, которая якобы имела на вооружении 35-тонные и 38-тонные танки, и против этого никто не протестует.

Товарищи дорогие, на чью мельницу воду льете?

9

И вот выступает полковник Мерцалов Андрей Николаевич, доктор исторических наук, профессор, автор многочисленных… и пр. и пр.

Андрей Николаевич уличает меня в том, что я не являюсь носителем высоких званий и звучных титулов. Себя он приводит в пример: доктор исторических наук, профессор, и дочка — доктор исторических наук и тоже профессор, а пишет профессор Мерцалов в соавторстве с самим Махмутом Гареевым…

Андрей Николаевич, вам вопрос: а почему вы не протестовали, когда ваш соавтор М.Гареев писал про 35-тонные танки? Вы боялись или… тоже никогда военной историей не интересовались? Почему вы молчали, когда профессор Гареев военные термины путал? Не следовало публично нападать, но можно было бы по-дружески подсказать: Махмут Ахметович, тут что-то не совсем так…

Простительно кому-то чего-то не знать. Но простительно ли доктору математических наук не знать таблицы умножения? Простительно ли вам, Андрей Николаевич, профессору и доктору исторических наук, эксперту в области начального периода войны, не знать, что за танки были у немцев в этом самом начальном периоде? Вы бахвалитесь доступом к архивам, но зачем вам архивы, если вы не научились работать даже с открытой литературой? Если вы не удосужились в танковый музей за всю свою жизнь заглянуть?

Советский Союз выпускал больше всего в мире инженеров, врачей, учителей. И вот однажды в Узбекистане был проведен внезапный экзамен среди студентов-экономистов выпускного курса. Была поставлена одна, но очень сложная задача: от двух третьих отнять одну вторую. Понятно, задача трудная, но согласимся: экономисту в его работе надо владеть не только марксистско-ленинской методологией. Понимая, что задача представляет сложность, экзаменаторы время на решение не ограничивали: кому-то потребуется всего один час, а кому-то и целый день — тут не вопрос времени, главное — решили бы. Хоть через день, хоть через два. Правильный ответ дали 23% опрошенных. Можно бы и радоваться такому результату. Беда в том, что остальные ответа правильного не дали.

Что же делать с такими экономистами? Ответ простой: выпустить, выдать дипломы, кому — с золотой медалью, кому без оной. А был ли другой выход? Раньше таких же выпускали. И позже. Чем эти хуже? Только тем, что их сейчас проверили. А предшественников не проверяли. И дипломы выдали. И пошли экономисты в большой мир с путевкой в жизнь. И если с нашей экономикой не все ладно, так за это надо благодарить тех самых экономистов…

Не провожу параллелей, но, Андрей Николаевич Мерцалов, не кажется ли вам, что специалист по начальному периоду войны, который никогда сам не считал дивизий и корпусов, который пропускает целые армии, который понятия не имеет о том; что за танки были на вооружении противоборствующих сторон, похож на экономиста, не усвоившего элементарной арифметики. Наша официальная историческая наука находится в том же положении, что и экономика. Историкам перестали верить. За семьдесят лет упорных трудов мы дошли до того, что нет учебника истории для обыкновенной школы, которому можно было верить хотя бы на одну четверть. Не ваша ли персональная в том заслуга? Не вы ли в соавторстве с Гареевыми, Анфиловыми, Волкогоновыми и Кривошеевыми довели науку до состояния полного идиотизма? Вы — профессиональный историк, но стоит ли этим гордиться на фоне достижений нашей исторической науки? Вам кажется подозрительным уровень моих познаний в военной истории. Андрей Николаевич, я знаю очень мало. Вам кажется, что я знаю много, но это только на фоне знаний начальника Генерального штаба и его заместителя по научной работе. Удивляться приходится их уровню. Его следует считать подозрительным.

И если вы считаете, что любители ни на что не способны, то я вам постараюсь доказать обратное. В 1993 году в Москве издательство «Хоббикнига» (одно название чего стоит!) выпустило великолепную книгу Игоря Павловича Шмелева о советских танках серии ВТ. В книге много нового и интересного, например, впервые сообщаются цифры производства танков БТ. чего в «Военно-историческом журнале» не найдешь. Автор провел сравнительный анализ танков БТ с другими иностранными танками, в частности, с танками 35(t) и 38(t) — чешскими танками, которые состояли на вооружении Вермахта. Автор текста правильно назвал танки, точно описал и добросовестно сравнил технические характеристики. Автор текста не генерал, не профессор, не доктор наук. У него перед вами только одно преимущество: он предметом своего исследования заинтересован.

Вот бы кому ученые звания и степени присваивать.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх