Загрузка...


131. О Николасе епископе и берестениках

Однажды, когда Сверрир конунг находился в Сеймсфьорде, он был на струге, и они шли на веслах недалеко от берега. Посошники взошли на какую-то горку и кричали оттуда. Сигурд Ярлов Сын крикнул:

– Что Сверрир, мой кормилец, на корабле?

Льот сын Харальда откликнулся:

– Здесь Сверрир конунг, и верно, что никогда он не был кормильцем худшего человека, чем ты, и ты это теперь доказываешь.

Тогда Николас епископ сказал:

– Почему ты не сходишь на берег, Сверрир? Не хочешь ли сразиться, безбожник? Но ты больше любишь грабить и разбойничать! Я покажу тебе мою рясу, – и он поднял свой щит, – а митра и посох, которые я буду носить против тебя по велению папы, – это шлем и меч. Это оружие я буду носить до тех пор, пока ты не будешь, убит или изгнан из страны.

Берестеники перебивали его речь. Они говорили:

– Мы бы не замедлили сойти на берег, если бы там были только такие, как ты, предатель! А это оружие ты будешь носить до Страшного суда!

А некоторые говорили:

– Плохо ты будешь носить свое оружие, если будешь носить его, как раньше!

Конунг не велел своим людям переругиваться с ним. А епископ сказал:

– Берестеники всегда упрекают меня в недостатке мужества. Выходи один на берег, Сверрир, и я пойду против тебя, и тогда посмотрим, кто лучше поможет – мне апостол Петр и святой Халльвард или тебе гаутская ведьма,[256] которой ты веришь!

Тогда Сверрир конунг сказал, и его люди слышали его слова:

– Если я буду сражаться с Николасом один на один, то скажут, что это собачья драка и что у нас обоих нет мужества. Конунг велел своим людям плыть прочь.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх