НА МОРЕ СТУДЕНОМ


В средние века горы разделяли народы, тогда как моря и реки при отсутствии сколь-нибудь сносных сухопутных дорог служили лучшими путями сообщения. История присоединения Сибири неотделима от истории освоения отважными мореплавателями северных морей.

Великие географические открытия XV-XVI веков позволили Испании и Португалии прочно овладеть морскими путями, связывавшими Европу с Индией и Китаем на востоке и с Новым Светом на западе. Оттесненные с южных морен, англичане пытались отыскать сначала северо-западные, а позже северо-восточные пути в Китай и Индию. Их корабли появились на северных морях. В случае успеха английские мореходы имели шанс добраться до Сибири и обосноваться там уже в середине XVI века. Появление английских кораблей создало бы новую ситуацию на востоке.

С образованием Сибирского ханства Россия утратила свои владения в Зауралье и Сибири. Пути, которые вели на восток, в глубины неведомого Азиатского материка, оказались перекрытыми. Тогда-то русские обратили взоры к северным морям.

Жители Двины, Мезени, Печоры издавна занимались морским промыслом. Многих «забрало» море, многие никогда не вернулись к домашнему очагу. Но на смену погибшим шли новые поколения смельчаков. Поморские кочи уходили все дальше на восток. Со временем отважные мореходы открыли Новую Землю, потом основали свои зимовья в устье Оби.

Первой английской экспедиции на северо-восток не удалось пройти морскими путями русских поморов, и потому ее исход был трагическим. В 1553 году адмирал Хью Уиллоуби, следуя на восток, достиг неизвестной земли, но не смог высадиться на берег из-за мелководья и большого скопления льдов. На ооратном пути его корабли вмерзли в лед у берегов Кольского полуострова. Жизнь на борту теплилась, пока морякам удавалось пополнять запасы топлива. Но тьма полярной ночи и усилившиеся морозы отняли надежду у людей.

Прошел год, прежде чем местные жители – лопари заметили неподвижно стоявшие на море огромные корабли. Они долго разглядывали высокие мачты, порванные снасти и жерла пушек. Когда же поднялись на борт, увидели в трюмах мертвых моряков.

Адмирал Унллоуби начал плавание, имея три корабля. Один из кораблей под командой капитана Ченслера после бури потерял эскадру и продолжал плавание самостоятельно. Ченслер, следуя вдоль берега, провел судно в Белое море и бросил якорь в устье Северной Двины. Так было положено начало регулярному мореплаванию между Англией и Россией.

Вторая морская экспедиция, отправленная из Лондона на восток, была более удачной, поскольку английские навигаторы вышли на морскую дорогу, давно освоенную русскими мореходами, и смогли использовать их помощь.

Избегая затрат, Лондонское общество купцов и искателей неведомых стран в 1556 году послало в северные моря небольшой корабль с характерным названием «Ищи наживы». Возглавил новую полярную экспедицию храбрый капитан Стивен Берро, служивший штурманом у Ченслера.

Прибыв в Кольскую бухту, Стивен Берро присоединился к флотилии поморов, отправлявшихся на промыслы в устье Печоры. Возле большого морского корабля русские коми выглядели как утлые скорлупки. Но кормчие на юрких ладьях знали морские пути на восток как свои пять пальцев.

Однажды капитан Берро пригласил к себе на борт кормчего Гаврилу из Колы. Гаврила объяснил ему, что при попутном ветре до Печоры можно добраться за семь-восемь дней. Кормчий обещал, что предупредит англичан о всех встречных мелях.*// это он действительно исполнил»,- отметил в своих записках Берро.

Английскому судну трудно было поспеть за подвижными русскими ночами. «Плывя по ветру,- записал англичанин,- все русские ладьи опережали нас. Согласно своему обещанию, кормчий Гаврила и его друг часто приспускали паруса и поджидали нас».

Русские мореходы не только указывали путь англичанам, но и неоднократно оказывали им помощь в критических ситуациях.

Совместное плавание с русскими завершилось на Печоре. Дальше Стивен Берро отправился один. На второй день плавания моряки увидели землю, но тут же убедились в том, что это чудовищная глыба льда. Прошло полчаса, и льды неожиданно окружили корабль со всех сторон.

«-Это было ужасное зрелище,- записал англичанин в дневник,- в течение шести часов мы только и делали, что уходили от одной льдины, в то же время стараясь держаться подальше от другой».

Вскоре Берро вновь встретил русские суда из состава флотилии, с которой он следовал на Печору. Англичане выслали навстречу им шлюпку и, когда шлюпка сблизилась с одной из лодей, запросили сведения о своем местонахождении. К великому удивлению, Берро узнал, что они уже миновали «дорогу, которая ведет на Обь», и попали в район Новой Земли.

Берро не раз приглашал к себе на корабль кормчих русских ночей, и те охотно делились с «немцами» сведениями о пути на Обь.

Поблизости от Вайгача Берро повстречал коч кормчего по прозвищу Лошак. Тот рассказал капитану немало интересного, а под конец пригласил посетить святилище самоедов. Высадившись на остров, он повел его в капище, где стояло несколько сот идолов. Некоторые из них выглядели как старые колья с двумя-тремя нарезками. Другие отдаленно напоминали грубо сделанное подобие мужчин, женщин и детей. У многих идолов глаза и рот были вымазаны красным. Подле стояли жертвенные плахи, густо политые кровью.

Лошак не раз промышлял зверя в Обской губе, и теперь он решил плыть туда, чтобы провести англичан в Сибирь. Но разыгралась буря со снегом и градом, и Берро потерял из виду русские кочи. Счастливо избежав гибели, англичане осенью вернулись на Белое море.

Экспедиция Берро была самой удачной из всех английских экспедиций на восток, потому что в течение всего плавания англичане пользовались дружеской помощью русских моряков.

В конце Ливонской войны Англия направила на восток последнюю морскую экспедицию. Ее возглавили Артур Пет и Чарльз Джекман – владельцы двух маленьких барков. В их подчинении находилось всего четырнадцать матросов и двое юнг. Компания рекомендовала Пету не пользоваться русскими пристанями и полагаться всецело на свои силы. Перезимовав в устье Оби, англичане должны были добраться до столицы Сибирского ханства, перезимовать там и отправляться дальше.

30 мая 1580 года эскадра Пета снялась с якоря и отплыла на восток. Задержанные противными ветрами в северных морях, корабли лишь во второй половине августа добрались до острова Вайгач. В Карском море английские моряки столкнулись с большим скоплением льдов.

Обогнув остров Колгуев с юга, английские корабли легли на обратный курс: Вскоре они потеряли друг друга из виду. В конце декабря Пет благополучно добрался до родных берегов. Капитан Джекман зазимовал у норвежских берегов.

Экспедиции в Северные моря вызвали огромный интерес в Англии. Поэт Уильям Уокер посвятил им целую песнь.

Нет, нелегко плыть на Обь, и путь туда далек, Но смелый Берро там бывал, трудами пренебрег, Черен холодные моря в Лапландию проплыл, Весьма опасный путь на Обь для Англии открыл.

Сколь много Берро повидал чудес в стране Вайгат!

Как подвиг Чснслера, велик его упорны» труд.

Как Пот и Джекман, он страдал в снегах суровых тут.

Уокер допустил небольшое преувеличение. Английским путешественникам так и не удалось проложить пути в Сибирь. А между тем эти пути были давно освоены русскими людьми.

Пермские солепромышленники Строгановы были удачливее английских купцов. Используя услуги поморов, они не раз посылали своих приказчиков в устье Оби, и те вели прибыльный торг с «самоядью», В обмен на колокольчики, куски цветной ткани, ножи, соль туземцы охотно отдавали шкурки редчайших соболей и черно-бурых лисиц. Московская торговля приносила Строгановым большие барыши.

Однажды Яков Строганов проведал в Холмогорах о хнемце» Оливере Брюнеле, томившемся в местной тюрьме. Бельгийский купец был оклеветан англичанами, не желавшими терпеть конкурентов на русском Севере. Строгановы купили тюремного сидельца и увезли в Пермь. Став слугой Якова, бельгиец дважды ездил с его людьми на Обь. Один раз он поехал туда через страну самоедов по суше, а другой раз – из устья реки Печоры по морю.

Строгановы держали в строгой тайне все, что касалось их торговых операций в Сибири. Но;‹нелща»-холопа они посвятили в свои дела. Наняв артель искусных плотников – двинских мужиков,- Строгановы основали верфь в устье Двины. Два морских корабля были вскоре же готовы и спущены на воду, Оливер Брюнель не жалел красок, описывая искусство своих соотечественников в навигацких науках. Послушав его совета, Строгановы отправили «.немца-» в Антверпен с поручением нанять и привезти в Россию опытных мореходов.

Брюнель не выполнил поручения хозяев и присвоил их деньги. Жадность ослепила его. Бельгиец решил снарядить собственную экспедицию в Сибирь.

Люди, знавшие Брюнеля, называли его человеком, не слишком сведущим в космографии. Бельгиец сам не скрывал от окружающих того, что все свои надежды он возлагает на русских лоцманов, которых рассчитывает нанять на Двине. Лоцманы, по его словам, постоянно ездят на Обь и хорошо знают путь.

Прошло долгих четыре года, прежде чем Брюнель отправился в плавание по Студеному морю. После многих приключений его корабль достиг острова Вайгач. Льды помешали экспедиции пройти дальше на восток, в Карское море. На обратном пути судно село на мель в небольшой бухте неподалеку от Печоры. Незадачливый навигатор с трудом спасся.

Волжский атаман Ермак не раз нес службу в строгановских городках и сталкивался с приказчиками, ездившими по морю и по суше в устье Оби. Он охотно слушал их диковинные рассказы о Сибири. Но, привычные к полуденному солнцу России, волжские казаки не помышляли о том, чтобы направить свои подвижные струги на Север, в бескрайние просторы океана -Студеного

Путь через бурные арктические моря оказался слишком опасным и ненадежным, чтобы обеспечить русским прочные связи с Сибирью. Сухопутные дороги были надежнее морских, но русские окончательно утвердились в устье Оби лишь после того, как Ермак проник за Камень и разгромил царство Кучума.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх