НАВСТРЕЧУ ГИБЕЛИ


В конце зимы нарочный доставил в Орел царскую грамоту. Строгановы получили приказ не мешкая готовить под рать Волховского пятнадцать стругов со всем судовым запасом – парусами, веслами и якорями.

Царь Иван грозил купцам опалой, если государевы ратные люди потеряют время в ожидании судов или получат непригодные для далекого плавания струги.

Купцы знали крутой нрав царя и заблаговременно начали готовить судовую снасть, чинить старые лодки и готовить лес для новых.

Однако в это время в Москве произошло то, что неизбежно нарушило ход событий и помешало выполнению планов сибирской экспедиции.

19 марта 1584 года Иван Грозный умер в своем кремлевском дворце. В столице произошли волнения. Черкас Александров и прочие посланцы Ермака не только наблюдали за всем происшедшим, но, видимо, и сами участвовали в «градском смятении».

Царь Иван приказал Волховскому выступить в поход по весне. Московская смута неизбежно задержала его в столице. Об экспедиции на время забыли.

Известие о смерти давнего покровителя посеяло тревогу в доме Строгановых. Безмерно обогатившиеся в опричнине господа не знали, подтвердят ли новые власти пожалования прежнего государя.

Младшие Строгановы не проявляли прежнего рвения и заботились лишь об одном: выполнить распоряжения казны с наименьшими для себя издержками. С началом речной навигации владельцы торгового дома велели своим людям доставить в Пермь суда с Волги, Оки, Клязьмы, Москвы-реки.

Когда воевода Волховский прибыл на Каму с отрядом стрельцов, Строгановы предложили ему отобрать нужные ему ладьи.

Строгановские суда уступали казацким спайкам:-,- по своим мореходным качествам и прочности. Они были приспособлены для перевозки товаров, но не для боевых действий. Многие струги перевезли тысячи мешков соли и обветшали.

Следуя царскому наказу, Волховский погрузил запасы продовольствия, оружие и боеприпасы в струги и отплыл вверх по Чуеовой, дождавшись «полой воды». Ни воеводы, ни стрелецкие головы не были опытными навигаторами. А между тем даже Ермаку едва ли удалось бы благополучно проплыть по Чусовой в дни половодья.

Вода в реке поднялась на несколько метров. В теснинах ревущий поток разбивался о скалы, образуя водовороты. Река несла вывороченные с корнем деревья. Шум вешних вод разносился по всей округе.

Попытки провести суда до устья Серебрянки по большой воде сопровождались большими потерями. Обветшавшие суда не выдерживали напора воды и давали течь. Новые ладьи, попав на стремнину, теряли управление и терпели крушение на скалах.

Немногие из людей средневековой поры умели плавать. Поэтому при каждом крушении флотилия Волховского теряла не только запасы, но и людей.

Воевода добрался до Серебрянки с большим опозданием, когда вода в Чусовой стала спадать. «Вожи» указали стрельцам путь, по которому прошел Ермак. Но ратные люди изнемогли, когда подошли к перевалам.

«Свой груз никогда не тяжел»,- гласила народная пословица. К, казенному грузу отношение было совсем иным. Когда Волховский отдал приказ нести грузы через перевал, а следом за грузами перенести на руках струги, у стрельцов опустились руки. В пути ратники не раз останавливались подле тяжелых стругов, брошенных на склонах гор казаками Ермака. Теряя силы, они бросали казенные суда подле казацких.

Рать Волховского застряла сначала на Чусовой, а потом в горах. Много припасов покоилось на дне вместе со стругами. Остатки были проедены стрельцами в дни затянувшегося перехода.

Волховский шел навстречу гибели.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх